Исторические и теоретические предпосылки формирования культуры социального страхования



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Исторические и теоретические предпосылки формирования культуры социального страхования



Теоретические и институциональные основы социального страхования сформировались под влиянием социально-философских доктрин естественного, позитивного и публично­го права, солидарности, правового государства, гражданского общества, субсидиарное, социальных установок церкви и по­зиций международных специализированных организаций в сфере социальной защиты (социального обеспечения).

Теоретические положения концепции естественных (при­рожденных, неотчуждаемых, неотменяемых) прав были разра­ботаны английским ученым Д. Локком и развиты философами французской и немецкой школ - Вольтером, Монтескье, Руссо, Дидро, Кантом, Фихте и Гегелем. В ее основе лежат представ­ления о необходимости содействия в улучшении условий жиз­ни на началах социальной справедливости, равенства и законодательных гарантий свободы.

Сильная сторона положений естественного права состоит в том, что они опираются на морально-этические и религиозно-философские ценности, способствуют интеграции знаний об отдельных сторонах жизнедеятельности людей в универсаль­ные конструкции организации общественной жизни, позволяют избегать чрезмерной дифференциации и авторизации научных школ и теорий.

В соответствии с естественным правом неотъемлемые пра­ва человека на жизнь, свободу, личную безопасность, собствен­ность считаются принадлежащими ему изначально и безусловно. Каждый из людей уже фактом своего рождения наделён этими правами. И никто не вправе посягать на них, отнимать их у не­го - ни другие сограждане, ни общество, ни государство. По­стулаты естественного права таким образом несут в своей осно­ве защитную функцию по отношению к личности, призваны ог­радить «правовое поле личности» с помощью юридических прав и свобод, в которое никто не должен вторгаться, а помимо этого предусматривают наложение на другие субъекты права (и преж­де всего на государство) правовых ограничений, не позволяю­щих им чрезмерно вмешиваться в жизнь человека.

В нормативно-ценностных координатах естествен­ного права личность и общность людей представляют собой равновеликие и равноценные субъекты. Человек здесь выступает не «винтиком» социального механизма, а авто­номным субъектом, обладающим суверенной волей, позво­ляющей ему свободно и по своему усмотрению принимать решения и тем самым быть в полной мере ответственным за последствия своих предпочтений.

Идеи гармонично организованной социальной жизни тре­буют своего воплощения на основе принципов социальной справедливости, нахождения соответствия между ролью тех или иных индивидов, социальных групп в жизни общества и их социальным положением; между их правами и обязанностями; трудом и вознаграждением, общественным признанием. Несо­ответствие в этих отношениях оценивается как социальная не­справедливость.

Принцип социальной справедливости реализуется в фор­мах организации и распределения труда, его результатов, регу­лировании трудовых и социальных процессов. При этом, соци­альная справедливость рассматривается не с позиции уравни­тельности, хотя зачастую признается, что она содержит в себе компонент материального обеспечения социальных гарантий, а с точки зрения создания возможностей равного доступа к бла­гам, необходимым для развития способностей человека и его достойного существования.

Концепция социальной справедливости сочетает в себе, с одной стороны, аргументы по обеспечению условий для развития человеческой личности, а с другой опирается на положения, раскрывающие естественную связь между мерой участия в производственном процессе и мерой распределения результатов труда.

Доктрина естественного права сформировалась во многом под влиянием опыта особого рода - негативного опыта человеческой истории по устройству социальной жизни, для которой характерными чертами всегда были (и зачастую остаются в настоящее время) унижение, беспра­вие, насилие, подневольный труд, т.е. то состояние, в кото­ром не должен пребывать человек (нищеты, голода, различ­ных форм тирании).

В этой связи исходный смысл концепции прав человека, с позиций социальной защиты, заключается в реализации за­щитных функций государства и структур гражданского обще­ства по обеспечению достойных условий существования граж­дан. Задача заключается не в достижении несбыточных прогрессистских целей по построению «рая на земле», а обеспечения возможных, в соответствии со структурами и ре­сурсами каждого государства, таких материальных и социаль­ных условий жизнедеятельности, чтобы человек не был вынужден прибегать, в качестве последнего средства, к восстанию против тирании и насилия32.

Установки права на свободу, равенство и собственность обосновали, что совместный (коллективный) труд порождает право совместной собственности трудящихся на продукт своего труда, распределение которого должно быть урегулировано, что, в свою очередь, означает право на социальное обеспечение, в том числе на такую его право­вую форму как социальное страхование. В дальнейшем эти базовые социальные права нашли отражение в позитивном и публичном, прежде всего, в конституционном праве, в которых получили обоснование и законодательное закрепление реальные масштабы обеспечения прав личности при наступлении социальных рисков материальной необеспечен­ности в случае старости, инвалидности, потери кормильца.

Родоначальниками теории современного правового пози­тивизма считаются английские ученые Гоббс и Бентам. Есте­ственные законы Гоббс рассматривал с позиции моральных норм, которые могут выступать лишь в качестве ориентиров по организации общественного устройства на принципах справедливости и согласия. Они становятся действительно за­конами лишь по установлению государства, ибо тогда они - приказания последнего, а потому также и гражданские законы, в силу того что верховная власть обязывает людей повино­ваться им [8, с. 207].

Бентам в теорию правового позитивизма внес понимание важности усиления роли государства и гражданского общества в реализации позитивного закона. Он считал необходимым на­деление государства многими социальными полномочиями, от­сутствующими или только начавшими складываться в Англии первой трети XIX в.: помощь бедным, забота о воспитании и образовании низших слоев общества, контроль над торговлей и промышленностью. Выступая поборником законодательной деятельности в целях улучшения жизни общества, он создал повод для многих реформ, которые были осуществлены в Анг­лии в период между 1830-1850 гг. Можно отметить, что идеи Гоббса и Бентама во многом использовал Беверидж в 40-50-х годах XX столетия, когда разрабатывал концепцию всеобще­го социального страхования для Англии.

 

(32 Организация Объединенных Наций во Всеобщей декларации прав человека, принятой в 1948 г., в статье 22 признала, что «каждый че­ловек, как член общества, имеет право на социальное обеспечение», а в статье 25 провозглашает: «Каждый человек имеет право на такой жиз­ненный уровень, включая пищу, одежду, жилище, медицинский уход и необходимое социальное обслуживание, который необходим для поддер­жания здоровья и благосостояния его самого и его семьи, и право на обеспечение на случай безработицы, болезни, инвалидности, вдовства, наступления старости или иного случая утраты средств к существованию по не зависящим от него обстоятельствам».)

Последующее развитие понимания места прав и свобод граждан получило в концепции правового государства. Ее ис­токи уходят в просветительские и либеральные идеи XVIII и XIX веков, особенно в социальную философию Канта и Гегеля. Основы теории правового государства разработаны Р. Иерингом, Г. Еллинеком, М. Вебером.

Общая идея, одухотворяющая учение о правовом госу­дарстве,- это идея равенства всех граждан перед зако­ном, что позволяет достигать гармонических обществен­ных отношений и, прежде всего, отношений личности и го­сударства на основе сочетания принципов индивидуализма (свободы) и равенства.

Концепция правового государства оказала сильное влия­ние на развитие института социального страхования. Она по­ставила и помогла решить ряд организационных, правовых и экономических задач по определению роли государства, основ­ных социальных субъектов (работодателей и работников) и их профессиональных групп по обеспечению социальной защиты трудозанятого населения. По международным нормам3 государство, помимо принятия законодательных актов, несет об­щую ответственность за руководство системой социального обеспечения.

(3 В их число входят в первую очередь документы ООН и междуна­родных специализированных организаций • Международной организации труда (МОТ), Международной ассоциации социального обеспечения (МАСО) и Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ).)

Фундаментальной («материково-почвенной») основой, из которой произросли многие идеи и механизмы социально­го страхования, явилась доктрина и реальная практика становления гражданского обществав странах Европы. Несущими, структурообразующими элементами зарожде­ния и развития структур гражданского общества были:

свободное развитие личности- личная безопас­ность и свобода от посягательств на свободу человека с чьей-либо стороны; право на частную собственность и ча­стную жизнь; свободно-договорные отношения между инди­видами, индивидами и различными сообществами, признание индивидуальных различий и уважение к другому человеку;

свободное развитие различных групп, структур и объединений людей-с помощью механизмов самоорганиза­ции общества на принципах самоуправления, взаимопомощи, солидарности, справедливости, профессиональной и групповой чести.

Практическим воплощением принципов солидарности и взаимопомощи были кассы взаимопомощи цехов и гильдий, которые в средневековой Европе служили одним из основных институтов социальной защиты в случае болезни, инвалидно­сти или смерти. Каждый участник данных корпоративных ор­ганизаций обязан был вносить членские взносы в данные кассы, целевое предназначение которых состояло в оказании помощи своим пострадавшим членам из-за несчастных случаев (в слу­чае смерти помощь оказывалась семье погибшего) и болезни.

Во многом на процессы становления структур граждан­ского общества, которые появились в странах Европы в XI веке, благоприятно повлиял комплекс причин:

опыт организации общественной жизни в античных го­родах-полисах и городах-республиках; наследие римского права с его краеугольным понятием частной собственности; идеи христианства о свободе человека, как высшей ценности, кото­рую на протяжении многих столетий провозглашала католиче­ская церковь, а впоследствии и движения протестантов в Гер­мании, Англии пытались воплотить в жизнь с помощью общин верующих, городских коммун и гильдий;

философско-правовые концепции Канта и Гегеля о пра­вовом порядке и правовом государстве.

Наложение этих культурных традиций друг на друга по­зволило возникнуть и получить свое развитие в реальной жизни различным формам общежития - гильдий, различного рода цехов (профессионально-трудовые аспекты взаимопомощи, са­моуправления и групповые формы солидарной поддержки), го­родов-государств (социальная помощь, самоуправление, опре­деленные правовые гарантии гражданам). При том следует от­метить диалектическое единство и положительное взаимовлияние на развитие личности и группы (как формы, под защитой которой происходила социализация личности).

Морально-этические социальные нормы церкви по ор­ганизации человеческого общежития служили основой раз­личных религиозных форм социальной помощи обездоленным слоям населения. Понятие солидарности в ее христианской семантике коренилось в представлениях о любви к ближне­му, об общем божественном происхождении всех людей, ра­венства всех людей перед их Творцом, а значит, неотъемле­мости человеческого достоинства и обязанности всех гра­ждан его защищать.

В этом религиозном толковании солидарность трак­туется как сочувствие к ближнему, личной и общественной ответственности за его судьбу. Солидарные формы соци­альной помощи, организуемые церковными общинами, нахо­дили практическое воплощение в благотворительности, приемных домах для одиноких больных и престарелых.

Влияние морально-этических религиозных представлений на необходимость солидарной помощи нуждающимся имеет много проявлений и примеров в истории различных народов.

Одним из таких примеров может служить религиозное движе­ние протестантского характера в Англии под названием индепендентов, вызвавшего выход общеизвестного 43-го указа Ели­заветы I в 1601 г. (его еще часто называют законом о бедности)4. Данный указ послужил первой законодательной основой для создания общественно организованной и систематической по­мощи бедным - «организации общественного призрения»5. Его нормы предписывали каждому городу и церковному при­ходу заботиться о нетрудоспособных и престарелых нуждаю­щихся гражданах. Если добровольные пожертвования оказыва­лись недостаточными для этой цели, то судьи (а впоследствии церковные старшины) имели законное право налагать «контри­буцию» на всех жителей города и членов церковного прихода, которые отказывались жертвовать сообразно со своими средст­вами. При этом организация социальной помощи на уровне церковных приходов позволяла легко выявлять категории нуж­дающихся и оказывать им адресную помощь.

Данная мера послужила мощным правовым, экономиче­ским и социальным механизмом не только по искоренению во­пиющих форм нищеты, но и толчком к развитию производи­тельных сил Англии.

Но при этом многочисленные факты «отказа жертвовать сообразно со своими средствами» поставили сложные методо­логические вопросы при организации социальной защиты:

насколько далеко должна простираться такая соли­дарная ответственность?

• с помощью каких критериев следует определять круг лиц, кто имеет право на получение такой солидарной помощи?

4 Следует отметить, что во многих странах континентальной Евро­пы, в том числе в России, а позднее и в других странах социальное зако­нодательство воспроизводило многие положения этого законодательного акта на протяжении длительного времени.

5 Призрение - понятие, которое появилось в XVII в. и имеет сле­дующие смысловые значения: видение; благосклонное внимание, отно­шение, покровительство; присмотр, забота, попечение. В активной про­фессиональной лексике XIX столетия употребляется в виде словосочета­ния «общественное призрение», что означает территориальную систему помощи: призрение сирот, инвалидов и больных.

в каких правовых формах целесообразно определить ответственность субъектов, на которых возложена такая ответственность?

Следует отметить, что это «вечные вопросы» в системе социальной защиты, ответы на которые каждая общественная формация и каждая страна должна давать с учетом своей спе­цифики.

С развитием капиталистических отношений, кардиналь­ной трансформации образа жизни, связанного с урбанизацией и сокращением размера семьи, основные формы организации со­циальной защиты стали претерпевать существенные изменения: Утрачивают свою значимость и роль сельская община, цеха в городах и религиозные общины. На смену принципов благо­творительности, общинной и цеховой помощи идеология ново­го класса (буржуазия) выдвигает новые принципы - самоответственность и личную предусмотрительность.

Понимание того факта, что в рыночных условиях самоза­щита для подавляющего числа наемного труда объективно эко­номически невозможна, приходит постепенно. Массовое обни­щание населения, неудачи в ходе экспериментов с принуди­тельным характером в трудовых (приютных) домах Англии и общественными работами во Франции, неэффективность госу­дарственного вспомоществования, нарастание социального протеста приводят к созреванию понимания о необходимости применения форм организованной самопомощи и солидарности как единого целого. Приходит осознание, что принципы самоответственности и предусмотрительности должны рассматри­ваться одновременно с принципами солидарной помощи.

Так, Лейбниц выдвигает при организации социальной по­мощи принцип обязательного взаимного вспомоществования, который, по его мнению, будет служить инструментом спра­ведливости и позволит ограждать людей от рисков материаль­ной необеспеченности [9, с. 336-341].

Особый вклад в формирование теоретических основ соци­ального страхования был сделан Клавьером, который в 1788 году опубликовал «Проспект относительно введения по­жизненного страхования», ставший подлинным программным манифестом для организации обществ социального страхования. В нем он отмечал отличительные черты страхования: «Пожиз­ненное страхование приходит на помощь тому драгоценному чувству, которое связывает индивида с другими индивидами и позволяет ему выжить. Подобное страхование означает безопас­ность относительно несчастливых обстоятельств, и при этом оно не может повредить ни промышленности, ни индивидуальной активности» [10, с, 128].

По мнению Клавьера, страхование сближает людей, явля­ясь, по сути, общественным квазидоговором, из чего вытекает и концептуальное положение его создания - «по установле­нию правительства и под его опекой и надзором».

Клавьер удивительно точно предвидел социально-экономическую природу социального страхования и его от­личие от других институтов защиты, когда в своей работе утверждал, что действие механизмов пожизненного стра­хования позволит совершенно по-иному подойти к проблеме бедности, устранив неустойчивость человеческого бытия, которая порождает несчастья. «Достижением данного общественного установления станет неизбежно сокраще­ние масштабов нищенства. Вот почему оно должно заин­тересовать всех тех людей, которые усматривают в ни­щенстве самое печальное из бедствий цивилизации. Именно доктрина пожизненного страхования позволяет мобилизо­вать достаточные ресурсы и является наиболее надежным средством для того, чтобы уменьшить масштабы этого бедствия и не допустить его разрастания в будущем» [10, с. 134-135].

Однако применение принципов организации социального страхования было востребовано практической жизни и нашло свое воплощение только через 100 лет в законах, принятых в Германии в 80-х годах XIX века, известных под именем их инициатора О. Бисмарка. Аналогичные законы об обязательном социальном страховании в конце XIX- начале XX вв. были приняты в большинстве стран Европы, а в 30-х годах XX века в США и Канаде (см. табл. 9). В разное время после второй ми­ровой войны социальное страхование было введено во многих странах Африки, Азии и Карибского бассейна.

Таблица 9

Годы принятия законов о социальном страховании и обеспечении в зарубежных странах [18, с. 69-70]

Страны Страхование от несчаст­ных случаев на произ­водстве Медицинское страхование Пенсионное страхование Страхование по безработице Семейные пособия
Германия
Велико­британия
Франция
Италия 1898 -
Швеция
Канада
США   -

 

Существуют различия между той или иной национальной системой данного института защиты, однако общими для большинства из них являются следующие характеристики:

социальное страхование финансируется за счет стра­ховых взносов, которые обычно солидарно уплачивают рабо­тодатели и работники, при возможном участии государства в форме дополнительных взносов или дотаций за счет общих на­логов (см. табл. 10);

обязательное участие (по закону) работников и рабо­тодателей с некоторыми исключениями;

страховые взносы аккумулируются в специальных це­левых фондах, за счет которых выплачиваются пособия и пен­сии, оплачиваются услуги по лечению и реабилитации;

• личные права застрахованных на пособия гарантиру­ются наличием учета страховых взносов без какой-либо про­верки доходов или нуждаемости;

размер страховых взносов, как правило, увязан с вели­чиной заработной платы застрахованного: ставки страховых взносов устанавливаются в процентах от всего фонда зара­ботной платы, либо от фонда заработной платы с некоторой корректировкой (установление пределов заработной платы);

страхование от трудового увечья обычно полностью финансируется за счет взносов работодателя;

взносы на социальное страхование во всех странах включаются в издержки производства.

Таблица 10

Удельный вес отдельных источников в финансировании социальной защиты в отдельных странах в 1988 г., в % (19, с. 36,37)

Страна Социальное страхо­вание Средства госбюджета на социальную по­мощь или на дота­ции по социальному страхованию Доходы от капитала и другие поступления
    Взносы работ­ников Взносы рабо­тода­телей всего        
Австрия 27,7 42,3 70,0 27,5 2,5
Бельгия 25,7 47,1 72,8 25,5 1,7
Канада 10,1 15,8 25,9 63,3 10,8
Швейцария 41,3 28,1 69,4 11,2 19,4
Германия 27,5 36,7 64,2 33,7 1,9
Испания 51,7 23,1 74,8 24,4 0,5
Финляндия 8,0 43,1 51,1 43,2 5,7
Франция 26,6 52,6 79,2 18,1 •2,7
Великобритания 17,3 29,2 46,5 41,3 12,3
Греция 30,8 32,7 63,5 30,5 6,0
Италия 16,7 13,0 29,7 '58,0 12,3
Япония 26,4 30.0 56,4 28,4 15,3
Индия 25,4 56,4 81,8 1,2 16,8
Швеция 72,6 72,6 18,1 9,3
США 30,6 35,5 66,1 31,0 2,9

 

В 1991 г. общая сумма взносов работодателя и работника в западноевропейских странах изменялась от 7 % (от фонда за­работной платы) в Великобритании до 58,6 % в Италии. При этом для работодателей эта величина колебалась от 5 % до 50 %, а для работника от 0%до 18,6 % (см. табл. 11).

В 1995 г. по сравнению с 1991 г. совокупные ставки стра­ховых взносов увеличились для работодателей в 8 странах, для работников - в 11 странах, уменьшились в 7 странах и в 1 стране, остались неизменными соответственно в 2 и 3 странах. Средняя ставка страховых взносов по 17 странам Европы со­ставила в 1995 г. для работодателей 22,2 %, а для работни­ков - 10,8%.

Таблица 11

Совокупные ставки страховых тарифов по обязательному социальному страхованию в различных странах, в % к размеру оплаты труда [20, с. 26]

Страны Работодатели Работники Всего
    1991 г. 1995 г. 1991 г. 1995 г. 1991 г. 1995 г.
Австрия 16,2 24,7 14,8 18,2 31,0 42,9
Бельгия 34,4 42,6 12,6 13,6 47,0 56,2
Швейцария 4,5 4,5 5,1 9,0 10,2
Германия 18,6 20,0 18,6 20,0 37,2 40,0
Испания 35,0 32,0 6,0 6,4 41,0 38,4
Финляндия 24,3 29,2 3,5. 8,3 27,8 37,5
Франция 40,3 36,8 18,5 18,7 58,8 55,5
Великобритания 5,0 3,6 2,0 1 2,0 7,0 5,6
Греция 22,9 29,0 14,5 17,5 37,4 46,5
Италия 50,0 50,0 8,6 8,6 58,6 Г~55МГ
Среднее по Западной Ев­ропе 21,6 22,2 9,0 10,8 30,6 33,0
Россия   41,0   1,0   42,0

 

Вывод из европейской истории при этом состоит в том, что эффективные механизмы групповой солидарности и взаимопо­мощи могут созреть при наличии различных взаимодополняющих структур гражданского общества (гильдии, цехи, городское самоуправление, церковные общины, профессиональные союзы и ассоциации по интересам, научные школы).

Социально-философская доктрина субсидиарности (от слова субсидии), или как еще ее называют оптимальной под­держки,тесно связана с доктринами естественных прав челове­ка и правового государства, а предметом ее рассмотрения слу­жит распределение компетенции и властных полномочий между органами государственной власти и структурами гражданского общества. Истоки зарождения и формирования данной доктри­ны связывают с философией персонализма (Н. Бердяев, Л. Шестов, Б. Боун, Дж. Ройс и др.), концепциями универсали­стского государства и гражданского общества. В середине XIX века идеи субсидиарности были использованы фон Кеттелером в практическом плане, когда определялись основы уст­ройства европейских государств - Германии и Швейцарии.

В конце XIX - начале XX вв. идеи субсидиарности были развиты учеными-католиками в триаде индивидуум-общество-государство, в которой высшей ценностью и самодостаточно­стью обладает индивидуум. Общество и государство, по их мнению, существует только благодаря человеку и для человека. Права и свободы личности при этом являются источником всех прав и обязанностей государства и гражданского общества.

Исходя из данного постулата в рамках доктрины субсиди­арности ставится и решается ряд взаимосвязанных вопросов по организации оптимальной поддержкичленовобщества,по­зволяющие находить ответы на вопросы:

• каковы допустимые рамки вмешательства общества и государства в личную жизнь индивидуума;

• каков оптимальный объем опеки государства по отно­шению к общественным структурам, к семье и личности;

• каковы механизмы обеспечения права на самоответст­венность личности и общественных структур, касающихся воз­можности самостоятельно выполнять задачи и функции жизне­обеспечения.

Еще одной доктриной, оказавшей существенное влия­ние на формирование института социального страхования, является теория солидарности (солидаризма),к числу ос­новоположников которой относят О. Конта, Л. Дюги, Л. Буржуа и Э. Дюркгейма. Согласно их теоретических разработок эволюционный процесс по мере его развития характеризовался преобладанием в становлении человече­ского сообщества интегрирующего начала, усилением по­требности во взаимопомощи индивидов, к формированию на этой основе коллектива, солидарных групп взаимоподержки.

Социализация общества протекает в русле усиления природно-обусловленных социальных качеств человека (сострадание, сопереживание, сопричастность) как антитеза асоциальным его характеристикам (обособлению, агрессивности, враж­дебности).

При этом солидарность в обществе в значительной степени определяется взаимосвязью различных этапов человеческо­го труда (О. Конт), а также разделением и кооперацией труда (Э. Дюркгейм), которые влекут для членов социальной группы, I в силу общественных потребностей и интересов, моральные! обязательства не только не вредить другим, но и оказывать им содействие.

В одной из основных своих работ «О разделении общественного труда» Э. Дюркгейм ставит цель: доказать, что, вопреки некоторым теориям, разделение общественного труда обеспечивает социальную солидарность или, другими словами, вы­полняет интегрирующую функцию с помощью социализации и объединения обществ. Для обоснования этого положения Э. Дюркгейм в своих теоретических построениях увязывает в единое целое: формы организации труда, типы обществ и свя­зующие их виды солидарности [11].

Общество, в котором каждый индивид выполняет специ­альную функцию в соответствии с разделением общественного труда, напоминает живой организм, и Дюркгейм называет новый тип связей между индивидами, создаваемый разделением труда, органической солидарностью. Чувство органической связи с обществом возникает из сознания взаимной зависимо­сти профессиональных функций индивидов.

При этом, если в архаических («сегментарных») общест­вах социальная солидарность основана на полном растворении индивидуальных сознаний в «коллективном сознании» («меха­ническая солидарность»), то в развитых («организованных») социальных системах она основана на автономии индивидов, разделении функций, «функциональной взаимозависимости и взаимообмене («органическая солидарность»). При этом в по­следнем случае «коллективное сознание» не исчезает, но ста­новится более общим, неопределенным и действует в более ог­раниченной сфере [11, с. 182-206].

Одной из возможных организационных форм, которая по­зволяет наиболее удобно смягчать антагонистические противо­речия труда и капитала, Э. Дюркгейм считает профессиональ­ные корпорации, которые по его мнению, являются прообразом новых органов общественной солидарности [11, с. 119-149].

Привнесение идеи солидарности в проблематику обсуж­дения природы публичной власти, публичного и частного права привело Л. Дюги к выводам о взаимной социальной зависи­мости людей и вытекающей из нее социальной норме (всякий социальный акт, нарушающий социальную общежительную норму, обязательно вызывает протестную социальную реак­цию), которая способствует объединению людей в общности и структуры гражданского общества [12].

Движение к свободе (новой системы прав коллективов и индивидов) согласно Л. Буржуа может быть обеспечено при ус­ловии расширения и конституционного закрепления понятий справедливости и равенства.

Современные ученые (Джон Роулс, Артур Рих) относят к солидарным принципам устройства социальной жизни - соци­альную справедливость, следование альтруистским установкам и гуманным нормам христианской помощи, ближним. В своих теоретических разработках они убедительно аргументируют вы­сокую значимость для общественного развития моральных ценностей. Так, в «Теории справедливости» Джон Роулс выдвигает два основополагающих принципа, на которых зиждется соци­альная справедливость: первый - все граждане должны обла­дать равными свободами; второй - экономическое неравенство оправдано только в том случае, если улучшается положение наиболее обездоленных слоев населения [16; 17].

Одной из базовых ценностей этого комплекса солидарных взаимоотношений в обществе является доверие, которое по I представлению Ф. Фукуямы выступает в качестве ключевого I понятия («trust») и условий возможного сотрудничества между § гражданами, социальными институтами и государством.

Экономические и социальные успехи стран с «высоким уровнем доверия» (Японии, Германии, США и ряда других), по мнению Ф. Фукуямы, были достигнуты в условиях, когда действия государства лишь дополняли и координировали развитие структур гражданского общества, основывав­шихся на принципах доверия, например, обществ взаимного страхования, кооперации и т.д. (15). Для стран с низким уровнем доверия, к которым многие отечественные и зару­бежные исследователи относят и Россию (Н. Карамзин, И. Ильин, Ф. Фукуяма) характерными являются внутренняя «десоциализация общества» - неуважение к жизни и лич­ности человека, недостаток ответственности на всех уровнях, эгоистическая клановость и корпоративизм с кри­минальным оттенком. Преодолеть, изжить деконструк-тивные черты и свойства характера «закрытого общест­ва» (выражаясь словами К. Поппера) можно с помощью взращивания элементов сотрудничества и взаимодействия, например, применяя технологии социального страхования.

Это связано с тем, что в арсенале средств и механизмов со­циального страхования имеются наиболее простые и понятные формы социальной коммуникации на уровне личностных взаи­моотношений (работник - работодатель - страховая организация), которые призваны защитить человека от рисков, сопря­женных с рыночной экономикой и адаптировать его к данным условиям организации хозяйственной жизни. Данные качества социального страхования позволяют достаточно быстро пройти путь самоиндетификации, осознать и оформить социальные и экономические интересы наемному персоналу и выступают для него «подготовительными классами» школы общения в сфере современных форм труда.

По мере усвоения и развития культуры социального стра­хования (самоответственности и солидарной взаимопомощи) достигаются и цели более высокого уровня: снижение давления материальной нужды, повышение качества трудовой жизни, трансформация рутинной трудовой жизни на содержательные, творческие и социально защищенные ее формы.

Доктрины прав человека, правового государства и со­лидарности получили свое методологическое и практиче­ское применение и развитие в концепции социального обеспечения (социальной защиты) Международной орга­низации труда (МОТ).

В своих базовых документах - уставе, декларациях, кон­венциях, рекомендациях - МОТ развила в стройную систему рекомендации по организации национальных систем социаль­ной защиты. В их число входят:

определение целей и принципов социальной защиты;

• ролевые функции государства и социальных субъектов;

определение уровней социальных гарантий;

• организационные, финансовые и правовые механизмы.

В круг важнейших целей социального обеспечения и, в частности, социального страхования, МОТ относит:

гарантированную и адекватную замену утраченного дохода, реализацию права на осуществление своего матери­ального благосостояния и духовного развития в условиях свободы и достоинства, экономическую устойчивость и равные возможности6;

• гарантированный и широкий доступ к службам меди­цинского обслуживания;

• наличие гарантированных основных финансовых ресурсов.

Позиция МОТ по системе социального страхования со­стоит в том, что по сравнению с другими методами коллектив­ного социального обеспечения (например, социальной помо­щью или фирменными системами) данный институт защиты имеет такие важные преимущества, как:

вовлечение трудящихся (от которых требуется внесе­ние взносов) материально и морально в процесс защиты их здоровья и трудоспособности;

создание специализированных (а потому и высокоэф­фективных) страховых учреждений, занимающихся исключи­тельно организацией профилактики, медицинским обслужива­нием и денежными выплатами, которые обеспечиваются од­ной и той же организацией;

гарантия определенных прав, а тем самым сохранение самоуважения делающих взносы, что защищает от произволь­ных решений органа, отвечающего за выплату пособий;

• гарантия выплат путем выделения определенных ре­сурсов и распределением расходов в течение длительного пе­риода в соответствии со страховыми расчетами.

Высокий и надежный уровень социальной защиты, который достигается в социальном страховании, обеспечивается га­рантиями основных финансовых ресурсов. Это подразумевает наличие усилий основных социальных субъектов (работодате­лей и работников) по повседневному проведению в жизнь ком­плекса мер, которые включают обязательное сочетание меха­низмов обеспечения минимального уровня пособий и механиз­мов возмещения утраченного заработка.

Филадельфийская Декларация МОТ (1944 г.). Рекомендации об 1 обеспечении дохода (1944г.) МОТ, №67; Конвенции МОТ-102 103 ,121, 128, 130(6).

Рекомендации о медицинском обслуживании (1944 г.), МОТ № 69.



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-26; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.173.35.159 (0.017 с.)