Место и обстановка совершения преступлений



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Место и обстановка совершения преступлений



Место совершения преступления, являясь одним из элементов криминалистической характеристики, содержит значительный объем информации, относящейся к способу совершения преступ­ления, характеристике следов в широком и узком смысле слова, характеристике личности преступника. Во всех случаях данные осмотра места происшествия, а по преступлениям, при совершении которых в криминалистическом понимании места происшествия нет, а существует только место события, место преступления сохра­няет целую систему взаимосвязанных признаков, отражающих происшедшее событие. В этом плане прочтение данных с места события, их правильная интерпретация позволяют выяснить харак­тер преступления и наметить пути его расследования. Это обстоя­тельство правильно подчеркивает И.Ф. Герасимов, когда отмечает, что «необходимо изучить и понять весь механизм системы, где совершено преступление» 2.

Герасимов И.Ф. Криминалистическая классификация и особенности рассле­дования преступлений в зависимости от места совершения преступных действий / В межвуз. сб. науч. тр.: Особенности расследования отдельных видов и групп преступлений. Свердловск, 1980. С. 9.

Применительно к такому преступлению, как убийство, место его совершения имеет особое значение, поскольку является источни­ком многочисленных следов, отражающих механизм преступно­го действия, взаимоотношения преступника и жертвы, данные об орудии убийства, о личности преступника и его психофизиологи­ческих признаках, в отдельных случаях об одежде и способах мас­кировки.

Вместе с тем, при расследовании убийств место совершения пре­ступления и место происшествия не всегда составляют единый ком­плекс. Место преступления одно — это место совершения убийства, а мест происшествия, связанных с этим событием, может быть не­сколько: место транспортировки трупа, место его обнаружения, в случаях отравления — место возможных остановок жертвы перед смертью и т.п.

Кроме того, место события преступления связано с местом его подготовки, а также с местом сокрытия следов происшедшего, ору­дий преступления, наконец, трупа. Поэтому глубокое изучение всего комплекса информации, обнаруженной на месте преступления, прослеживание логики связей между отдельными следами, как и установление противоречий в их действительной или мысленной схеме, позволяют обнаружить нити, ведущие к расследованию пре­ступного события. Исследователи справедливо отмечают, что мес­то происшествия является фундаментом для построения всего здания расследования.

Обнаруженные на месте происшествия (на месте события) сле­ды при умелом их прочтении играют важную роль в построении мысленной модели преступления.

Предшествует такому построению анализ следов, который пре­дусматривает следующее:

а) изучение деталей следов в целях получения полного пред­ставления о характере и особенностях предмета (объекта), оставив­шего следы;

б) изучение следов в их причинной связи с окружающими пред­метами (расположение, направление, расстояние) в целях установ­ления таких обстоятельств, как ориентация преступника на месте происшествия, движение его, иногда мотивы совершения преступ­ления (поиск ценных вещей, компрометирующей информации);

в) изучение следов в их совокупности для выводов и предполо­жений о числе преступников, путях проникновения на место пре­ступления, путях ухода, маскировки истинных целей события.

Анализ и установление причинных связей всего, что удалось обнаружить даже на первоначальном этапе, становится необходи­мым для его оценки, которая является логической предпосылкой для построения различного рода версий, как частных, относящихся к причинам появления отдельных следов или вещественных до­казательств, так и общих, свидетельствующих о характере события преступления и лицах, его совершивших.

Надо отметить, что и в процессе анализа, и в оценке собираемой информации могут быть допущены ошибки, влекущие за собой неправильные предположения и выводы. Поэтому на всех этапах построения мысленной модели события преступления следует со­относить ее с реально существующими следами и вещественными доказательствами, которые в формирующейся модели играют роль фрагментов события. Как правильно отмечает М.И. Еникеев, «об­щая модель преступления является ориентировочной основой для продвижения следственно-познавательного поиска к цели рассле­дования, она дает направление для выработки планов действия и поиска необходимых средств их реализации» 1.

1 Еникеев М.И. Основы общей и юридической психологии. М.: Юристъ, 1996. С. 383.

Обстановка

В систему элементов криминалистической характеристики входит обстановка совершения преступления. Она представляет собой своего рода поле деятельности (действий) преступника, ко­торое тот избирает заранее, либо оказывается в нем случайно. В каждом из случаев обстановка играет разную роль: в одних — будучи подготовленной, способствует совершению и сокрытию преступления, в других — может иметь как позитивное, так и не­гативное значение, в зависимости от того, насколько она помогает осуществлению преступных намерений (женщина возвращается домой поздним вечером через парк одна) или препятствует их реализации (при совершении убийства внезапно появляется не­сколько человек). При этом понятие обстановки дополняется по­нятием совершения преступления в условиях очевидности и в условиях неочевидности, где первое указывает на наличие лиц, в присутствии которых совершалось преступление, а второе — на их отсутствие.

Понятие «обстановка» соотносится с понятием события преступ­ления и места происшествия, которые всегда оставляют следы на объектах и предметах обстановки. В этом плане в реальных ситуа­циях они взаимосвязаны, так как одно не существует без другого. Однако при восприятии обстановки не следует забывать, что отдель­ные ее фрагменты, как и она в целом, могут быть инсценированы. Вот почему, оценивая обстановку, нужно соотносить действия пре­ступника и оставленные следы с типовыми и нетиповыми ситуаци­ями. Нельзя не согласиться с рассуждениями М.И. Еникеева: «Следообразование преступления идет от способа поведения преступника к фиксации его признаков в материальной среде. Отражение же преступления в криминалистическом познании — от следов в ма­териальной среде к поведенческой системе преступника. Следова­тель решает сложные познавательные задачи по моделированию определенных действий преступника и всего преступления в целом по отдельным признакам способа его поведения во внешней сре­де... При этом существенно знание типичных схем генезиса пре­ступного поведения, взаимосвязей допреступного, преступного и послепреступного поведения» 1.

1 Еникеев М.И. Указ. соч. С. 385.

К интересным и впервые представленным в криминалистичес­кой и судебно-психологической литературе данным об особеннос­тях поведения преступника, проявляющихся во внешней среде, автор относит признаки:

— ценностных ориентации, динамики целеобразования (пред­варительная обдуманность или спонтанность, импульсивность), признаки ситуативной обусловленности поведения, избирательной направленности его сознания на определенные группы объектов;

— индивидуального стиля деятельности, последовательность действий и промежуточных операций, их системность и асистем-ность, что из внешних обстоятельств тщательно учитывается, чем пренебрегает преступник, признаки поправочных действий и их особенности;

— уровня общего жизненного и криминального опыта, владе­ния профессиональными приемами и навыками, предпочитаемые орудия действия, динамические особенности действий;

— способности к волевым напряжениям, устойчивости целедо-стижения, эмоциональной устойчивости — неустойчивости, плас­тичности или ригидности (привязанности к намеченным планам, неспособности изменять их в новых обстоятельствах), адекватно­сти отражения объективной обстановки;

— отношения преступника к основному достигнутому резуль­тату, побочным результатам, особенности использования результа­тов в дальнейшем целеобразовании 2.

2 Там же. С. 384.

Приведенные позиции достаточно широко освещают крими­нально-психологические аспекты взаимодействия преступника с обстановкой, в которой происходит содеянное, и возможными ва­риантами отражения в ней данных о подозреваемом.

Названные признаки поведения преступника, отражающиеся во внешней среде, при их правильном анализе, интерпретации и оценке являются основаниями для выдвижения версий, а следовательно, и для эффективного раскрытия преступления.

В этой связи нельзя не упомянуть достаточно давно высказан­ное замечание Р.С. Белкина, о том, что «обстановка места преступ­ления является частью обстановки преступления, которая вклю­чает, кроме материальной обстановки, поведение участников события, психологические отношения между ними и др.» 1. Это за­мечание еще раз подтверждает то обстоятельство, что обстановка является важным элементом криминалистической характеристи­ки преступлений еще и потому, что отражает зависимости между ее отдельными элементами.

1 Белкин Р.С. Собрание, исследование и оценка доказательств. М., 1966. С. 139—140.

Личность потерпевшего

Личность потерпевшего — весьма сложная в криминалистичес­ком отношении фигура. Она меняет свое положение в зависимос­ти от категории преступления, вида преступного посягательства, на­личия либо отсутствия связи между потерпевшим и преступником, психологических особенностей потерпевшего, его ролевых функ­ций до и во время совершения преступления.

Будучи одним из элементов криминалистической характерис­тики преступлений, личность потерпевшего может занимать раз­личное место в ее системе, в одних случаях определяя при рассле­довании отдельных видов преступлений жесткие зависимости (закономерные связи) между элементами, в других — выполняя бо­лее скромную роль.

Особое место отводится личности потерпевшего в криминали­стической характеристике убийств. Здесь особенно четко просле­живается зависимость между элементами характеристики убийств, как и ее отсутствием в случаях импульсивных убийств, случайных, совершаемых в оборонительных целях, либо при крайней необхо­димости. Различные позиции отношений между потерпевшим и преступником определяют уровень связей между элементами кри­миналистической характеристики и их значение для расследова­ния как в плане выдвижения следственных версий, так и получе­ния данных о личности преступника.

Здесь особенно важно отметить, что в действиях преступника наблюдается определенная избирательность, показывающая взаи­мосвязь между особенностями личности потерпевшего и преступ­ника. Более того, наличие и характер связей и отношений между жертвой и преступником влияют на цель, мотив, место, время, спо­собы совершения и сокрытия преступлений, обусловливая их спе­цифику. В случаях убийств зависимость между преступником и потерпевшим определяется данными о последнем, точнее его личностными качествами, поведением, в ряде случаев положением в обществе, служебными, личными отношениями с преступником. Причем изменения в этих позициях существенно корректируют намерения преступника, избрание места и способа совершения пре­ступления. Иными словами, в этом виде преступлений ведущим является потерпевший, преступник же — ведомый, который следу­ет в своих намерениях и действиях за намеченной жертвой, изме­няя тактику преступления в соответствии с ее действиями. Такая зависимость существует почти во всех случаях преступного собы­тия, связанного с убийством.

Система признаков, относящихся к личности потерпевшего, имеет сложную структуру. Она включает общие демографические сведения (пол, возраст, место жительства, учебы, работы и т.п.), дан­ные об образе жизни, чертах характера, привычках и наклонностях, связях (личных, родственных, служебных, бытовых и др.) и отно­шениях (враждебных, неприязненных, дружественных и т.п.). Все эти обстоятельства — каждое в отдельности и все во взаимосвя­зи — позволяют представить картину события и прийти к опреде­ленным выводам.

Особое значение имеют такие признаки в тех случаях, когда информация о преступлении крайне ограниченна. Такие обстоя­тельства отмечаются при расследовании убийств, связанных с ис­чезновением лица либо убийств с расчленением трупа, либо с ины­ми случаями сокрытия преступления. Данные о личности потер­певшего, его связях и отношениях важны при расследовании всех видов преступлений против жизни и здоровья человека, и поэтому они включаются в криминалистические характеристики всех так называемых «микрометодик» расследования убийств (имеется в виду их традиционное деление: убийство «без трупа», с расчлене­нием трупа и связанное с инсценированием преступления). Кро­ме названных микрометодик, к ним примыкают новые, возникшие в связи с убийствами по заказу, убийствами, совершенными орга­низованными преступными группами. Каждая из названных ме­тодик обладает своей спецификой характеристики потерпевшего, обусловленной видом преступления и теми отношениями с преступ­ником, изучение которых позволяет планировать расследование в каждом отдельном случае.

Следует обратить внимание на характер связей между преступ­ником и потерпевшим в различных видах убийств и ситуациях преступления. В одних случаях они носят непосредственный ха­рактер и вполне очевидны. Это относится, главным образом, к конфликтным столкновениям лиц, находившихся прежде в дру­жеских, родственных, служебных отношениях. В других случаях, связи между преступником и жертвой (потерпевшим) носят опосредованный характер. Чаще всего это относится к таким видам убийств, как убийства по заказу, убийства, совершаемые организо­ванными группами. В указанных преступлениях лицо, совершаю­щее убийство, как правило, не знакомо с потерпевшим, не вступает с ним в конфликт, а выполняет приказ руководителя преступной группы либо действует по соглашению с заказчиком. Именно по­этому в названных видах преступлений зависимости между пре­ступником и потерпевшим, которые мы наблюдаем в обычных слу­чаях, прерываются, не носят традиционный характер и поэтому не могут выполнять своих функций, позволяющих формировать след­ственные версии о личности преступника. Подобные случаи зат­рудняют расследование, делают бесперспективными первоначаль­ные следственные и оперативно-разыскные действия, направленные на установление личности преступника, и только по прошествии времени при тщательном изучении личности потерпевшего, его положения в обществе, политического или финансового престижа могут быть выдвинуты версии о характере убийства и личности преступника.

Что же касается других видов убийств — преступлений, совер­шаемых на сексуальной почве, либо серийных убийств маньяками, то характер отношений между преступником и жертвой не про­сматривается. В криминалистической характеристике таких пре­ступлений личность потерпевшего не играет той определяющей роли, которая ей присуща в случаях, когда преступник и жертва знакомы. Непредсказуемость избрания жертвы при анализе каж­дого случая не позволяет выйти на типичную взаимосвязь преступ­ника и жертвы, оставляя типичные признаки преимущественно для способа совершения преступления. Это же относится и к так на­зываемым «импульсивным» убийствам, где преступление соверша­ется внезапно по отношению к незнакомому лицу.

В проблеме взаимосвязи таких элементов криминалистической характеристики как личность потерпевшего и личность преступ­ника (убийцы) особое место принадлежит виктимному поведению потерпевшего, системе его поведенческой направленности. Послед­няя может иметь несколько уровней, определяемых с одной сторо­ны, качествами личности потерпевшего, его характером и темпе­раментом, с другой — обстановкой, в которой может произойти и происходит преступное событие, с третьей — внезапностью ситуа­ции, которая стимулирует как поведение потерпевшего, так и по­ведение преступника.

Понятие виктимности нашло широкое отражение в кримино­логической и криминалистической литературе. Наиболее полно оно было представлено в монографии Л.В. Франка, первым обратив­шимся к исследованию этой проблемы, аспекты которой имели

уголовно-правовое и криминалистическое значение. Первые отра­жали уголовно-правовую оценку и квалификацию преступления, вторые — методику расследования тех преступных проявлений, в которых виктимное поведение играло существенную роль.

В криминологии понятие виктимности определяется как по­вышенная способность человека в силу ряда духовных и физичес­ких свойств, а также социальной роли или статуса, оказываться при определенных обстоятельствах жертвой преступления .

1 Франк Л.В. Виктимология и виктимность. Душанбе, 1972. С.33—37.

Существует определенная классификация виктимности, позво­ляющая разделить ее на несколько групп:

1) совокупность социально-психологических свойств личности, связанных с особенностями ее социализации (виктимогенная де­формация личности);

2) «безличное» свойство, обусловленное выполнением некото­рых профессиональных функций (профессиональная виктимность);

3) биологическое свойство (возрастная виктимность);

4) следствие патологического состояния личности (виктим­ность — «патология» — психическое заболевание, физический не­дуг, слепота, глухота и иные тяжкие соматические расстройства) 2.

Рыбальская В.А. Виктимологические исследования в системе криминалис­тической разработки проблем профилактики преступлений несовершеннолетних// Вопросы борьбы с преступностью. М., 1980. Вып. 33. С. 33.

Названные позиции, существующие изолированно и во взаимо­связи, вызывают такое поведение личности, которое не может быть безразличным окружающим людям, близким и посторонним. Они создают все предпосылки поведения, которое по своей структуре и формам проявления становится провоцирующим, вызывающим негативную реакцию, которая может быть различной, в том числе и преступной. Если рассмотреть отдельные позиции классифика­ции виктимности, то можно обнаружить в них специфику, свой­ственную каждой. Так, первая из них, именуемая виктимогенной деформацией, характеризует личность как способную в любых ус­ловиях, при наличии внешних малейших раздражителей или внут­реннего состояния (плохое настроение) свое поведение проявлять как виктимное. Такие люди обычно провоцируют скандалы, кон­фликтные ситуации, имеющие в свой основе малозначительный повод либо вообще его не имеющие. Внешне эти лица всегда недо­вольны, ищут и находят недостатки во всем, реагируют на них бурно, эффективно, создавая обстановку, раздражающую окружающих. При этом рассматривают свою персону как превосходящую всех и ведут себя вызывающе, унижая достоинство других людей как в личном общении, так и находясь в обществе.

Вторая позиция, именуемая «профессиональная виктимность», представляет особый интерес, так как лица, обладающие определен­ной профессией, не обнаруживают в своем поведении провоциру­ющих проявлений. Вместе с тем, сам статус таких людей — их принадлежность к той или иной профессии, обладание властными правовыми полномочиями, позволяющими проверить документы у лиц, вызывающих подозрение, вмешаться в любую конфликтную ситуацию и прекратить ее, предупредить лиц о возможной ответ­ственности, в том числе и уголовной, вызывают у определенной категории людей (закононепослушных) стремление вступить в конфликт с такими лицами, а иногда и стремление убить их, как субъектов, противоречащих их представлениям о «свободной жиз­ни». Такие профессии, как следственно-прокурорская, милицейс­кая, а также принадлежность к спецформированиям ОМОН, «Бер­кут» и другие у лиц определенных категорий и направленности вызывают страх и стремление избавиться от придуманного ими психологического воздействия.

Третья позиция классификации, именуемая «возрастная вик­тимность», в значительной мере связана с детской и юношеской психологией, возрастными особенностями несовершеннолетних, уровнем развития их личностных особенностей и среды, в кото­рой они воспитываются и в которой общаются с другими. В случа­ях возрастной виктимности значительную роль в становлении характера и законопослушности играет семья, в том числе имею­щая некоторые негативные стороны (алкоголизм, конфликты, не­полная семья). Наряду с этим на формировании виктимности ска­зывается темперамент несовершеннолетнего, его представления о своей личности, складывающиеся черты характера, возрастной не­гативизм как пренебрежение к положительным канонам и за­претам общества, а также наличие референтной группы или рефе­рента с отрицательной направленностью личности.

Четвертая позиция — «виктимность — патология», в которую включаются психические заболевания, внешне проявляющиеся в виде беспричинной злобы, стремлении снять напряжение создани­ем конфликтной ситуации. Сюда же можно условно отнести фи­зические недуги людей (слепота, глухота, хромота и др.), нередко вызывающие у них раздражение своей ущербностью и иногда от­сутствием сочувствия у других, что влечет за собой состояние ис­терии, конфликтности. В эту категорию можно включить и повы­шенную агрессивность у отдельных лиц, вызванную плохим состоянием здоровья, болевыми ощущениями, действительными и мнимыми обидами, неудачами, служебными и семейными конфлик­тами, вызывающими нетерпимость к окружающим, стремление «отомстить» за себя.

Следует отметить и такую позицию виктимного поведения, влекущего за собой убийства на сексуальной почве, как манера выбирать одежду, открывающую тело, подчеркивающую наиболее соблазнительные места. Чрезмерная оголенность, соединенная с поведением, создающим впечатление сексуальной доступности, несомненно, для некоторой категории лиц рассматривается как провоцирующее их к активным действиям. Сопротивление, ока­зываемое лицом в ответ на посягательство, влечет за собой неред­ко весьма тяжелые последствия, вплоть до лишения человека жизни.

Следственной практике известны многочисленные случаи, когда даже ложное впечатление о сексуальной доступности создавало прямую угрозу для жизни лица, вызывающего такое впечатление. Приведенные характеристики различных сторон личности потер­певшего свидетельствуют о большом значении ее анализа, а так­же поведения жертвы для расследования преступления и установ­ления преступника.

Личность преступника.



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-26; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.51.151 (0.016 с.)