Отличие Крещения христианского от «крещения Иоаннова»



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Отличие Крещения христианского от «крещения Иоаннова»



Крещение – это Таинство, в котором крещаемый, при троекратном погружении его в воду и при призывании крестящим Имени Пресвятой Троицы, Отца и Сына и Святого Духа, умирает для жизни плотской, греховной и возрождается Духом Святым в жизнь духовную и свя­тую. Тем самым крещаемый вводится в Церковь и стано­вится ее членом [1].

Крещение Иоанново имело своей целью прощение грехов: «крещение покаяния для прощения грехов» (Мк. 1, 4; Лк. 3, 3), но сам Иоанн прощения не давал. Крещением Иоанновым запечатлевалось покаяние, оно сопровождалось исповеданием грехов, и было средством подготовки народа к принятию обетованного Спасителя (Он говорил, что Идущий за ним сильнее его и будет крестить Духом Святым и огнем (Мф. 3,11)). Прощение грехов было делом Мессии. Иоанн к пришествию Мессии готовил народ покаянием.

Как видно уже из слов самого Иоанна Крести­теля, главное отличие состоит в том, что креще­ние Иоанново не приобщало крещаемого к Духу Святому, как Крещение Христово. Ведь св. Иоанн был лишь Предтечею, провозвестником благода­ти, которую должен был дать людям Христос. Предтеча Господень стоял на грани между Ветхим и Новым Заветами, между законом и благодатию, был как бы посредником между ними. Воспитан­ный на ветхозаветной праведности, он был и проповедником ожидаемой благодати Христовой. За­кон же Моисеев не давал благодати: «закон Мои­сеев дан бысть, благодать же и истина Иисусом Христом бысть» Ин. 1, 17).

Зачем же нужно было крещение Иоанново, ес­ли оно не сообщало благодать? Оно имело значе­ние подготовительное, подготовляло к принятию Крещения Христова. Такое подготовительное значение имел и вообще весь ветхозаветный за­кон Моисеев, как говорит апостол, «закон был для нас детоводителем ко Христу, дабы нам оп­равдаться верою» (Гал. 3, 24). Все в законе было образом, тенью грядущего Христа (Евр. 10, 1).

Закон говорил со всею ясностью, что должен человек делать для угождения Богу, для спасения души, и через это всякое отступление от закона делало человека более виновным (Рим. 7, 5-13) пред Богом, так как сознательное нарушение за­кона подлежит большему взысканию, чем несо­знаваемое (Лк. 12, 47-48). Ясно сознавая требо­вания закона, человек с еще большею напряжен­ностью ощущал свое бессилие исполнить закон, от которого, влекомый страстями, отступал на каждом шагу.

Как весь закон имел подготовительное значе­ние, так и Крещение Иоанново. Оно было как бы завершением тех омовений, которые так много­численны были в Ветхом Завете, и от внешней чистоты вели к взысканию внутренней чистоты сердца (Пс. 50, 12), не очищая сами по себе серд­це и совесть (Евр. 9, 9-14), лишь приуготовляли верою в грядущего Христа. Многократны и мно­гообразны (Евр. 1, 1) были ступени подготовления человечества к величайшему событию – явле­нию Бога во плоти. Крещение Иоанново было как бы последнею подготовительной, переходной ступенью к Крещению Христову, которое должно было сделаться дверью в Царствие Христово.

Крещение Христово было не тенью и образом. Оно на деле сообщало Духа Святого, утраченного человеком через падение, как и Христос при Кре­щении исполнился Духа Святого «не в меру» (Ин. 1, 32; 3, 34). Вода осталась и здесь, как в крещении Иоанновом, ради того, что тело требовало уврачевания вместе с духом, но это вода не плоть лишь омывающая, а вода жизни (Ин. 4, 10).

До Христа человек, в крещении Иоанновом, не мог воспринимать Духа Святого по причине поврежденности грехом. Теперь Христос сообщает крещаемым и Духа Святого, возрождая через Крещение самую природу человека, делая ее спо­собною к восприятию Духа: «Не вливают вина молодого в мехи ветхие, а иначе прорываются ме­хи, и вино вытекает, и мехи пропадают; но вино молодое вливают в новые мехи и сберегается то и другое» (Мф. 9, 17). Так нельзя было вливать «но­вое вино», Божественную благодать Духа Свято­го, в мехи ветхие падшей природы человеческой, поврежденной, расслабленной долговременным служением греховным застарелым навыкам, об­ратившейся в «ветхого человека» (Еф. 4, 22). Но когда природа падшего человека была обновлена Христом, возрождена Его благодатию, сообщае­мою в Крещении, то она сделалась новыми меха­ми, способными безвредно воспринимать «новое вино», Христом даруемое.

Восстановление поврежденной падением при­роды человеческой Христос совершил через свои страдания, смерть и воскресение, через которые дал нам силу распять ветхого нашего человека (Рим. 6, 6), умереть греху (ст. 2), чтобы спогребшись Христу Крещением, «ходить в обновленной жизни» (Рим. 6, 4). Поэтому лишь после страда­ний и воскресения Своего Христос дал повеле­ние апостолам: «идите, научите вся языцы, крестяще их во имя Отца и Сына и Святаго Духа» (Мф. 28, 19) [2].

Апостол Павел говорит, что в крещении мы со­единяемся со Христом подобием смерти и воскре­сения. Погружение в воду – это знак смерти, смер­ти человека в его полном порабощении материи, греху, эгоизму, страстям. Возведение из воды – это знак воскресения и оживления, начала новой жиз­ни в единстве со Христом. Христос – по вере Церк­ви – воскрес из мертвых, и смерть, по слову апос­тола Павла, им уже больше не обладает. И вот, Свою воскресшую и бессмертную жизнь, Свою любовь, силу Своей победы Он дарует в крещении нам. От­сюда та удивительная радость, которая окружает крещение в ранней Церкви, отсюда вера в него как в духовное, но реальное соединение со Христом. «Мы спогреблись с Ним крещением в смерть, что­бы, как и Он, ходить в обновленной жизни», – пи­шет апостол Павел [3].

Предтеча Господень говорил, что Христос «бу­дет крестить Духом Святым и огнем» (Мф. 3, 11). И так как он, подготовляя людей к этому Креще­нию, неизменно требовал покаяния, то и пред­сказал, что крещение Христово будет водное, слезное, покаянное и огненное. Первоначально преподает Христос Крещение «водою и Духом». Через это водное Крещение человек возрождается в новую жизнь, духовную, и получает прощение грехов даром, без предварительных трудов и под­вигов. Конечно, Крещение сохраняет всю спаси­тельную силу для тех, кто хранит благодать его со всею тщательностью, как бы сосуд с многоценной жидкостью, которую, легко утратить, разбив со­суд. Блаженны те, которые сохранили благодать Крещения. Их прегреше­ния – легкие отступления от путей Христовых, скоро исправляемые покаянием, не отнимающие благодати Крещения.

Не таковы обычные люди грешники. У них бла­годать Крещения омрачилась, замерла, совсем утратилась, будто они и не были крещены. Они со­всем забыли о разных событиях малосознательно­го детства. В христианское сознание с возрастом не приходили, жили по влечению житейских страстей, свойственных людям мира сего, язычни­кам (Мф. 6, 32; Лк. 12, 30). Для них необходимо иное крещение, не водное, которое «едино» (Еф. 4, 5), а слезное покаяние, таинственное разреше­ние от грехов данной на то Христом служителям Церкви Его власти (Мф. 18, 18; Ин. 20, 22-23).

Через Таинство Покаяния обновляется в чело­веке благодать Крещения. Снова облекается он в одежду праведности Христовой, полученную в Крещении, а через Причащение Святых Тайн вос­полняет происшедшее от жизни греховной оску­дение жизни «по духу» во Христе, воспринимая эту жизнь от Христа как ветвь от Лозы (Ин. 15, 1). Так Покаяние делается для человека вторым Кре­щением. Не повторением Крещения, а обновле­нием благодати Крещения, которая не покидает даже великих грешников и отступников, до тех пор, пока не утратили они способность к обновле­нию Покаянием. Только без покаяния благодать Крещения в таковых остается бездейственной, как бы мертвой.

Горе тем, кто постоянной нераскаянностью ожесточил свое сердце, сделал его неспособным к Покаянию! Для таковых остается только креще­ние огнем (Мф. 3, 11).

Крещение огнем соединяется с крещением во­дным слезным, поскольку Дух Святый в крещаемом водою попаляет скверну греха, воспламеняет огонь любви к Богу, огонь мук совести в покая­нии. Крещение огнем спасительно для человека и тогда, когда возжженный Богом огонь жизненных страданий очищает дух человека, как золото в горниле (Мф. 20, 22-23; Лк. 12, 49-53). Но для грешника, в сердце которого перестал гореть огонь любви Божественной, совсем утратилось покаяние, самая способность к нему, прикосно­вение огня Божественного становится болезнен­ным, мучительным, как для демонов. Бог для них становится Огнем поедающим (Евр. 12, 29); Втор. 4, 24). Это крещение огнем «конечным», како­вым крестит Христос лишь нераскаянных греш­ников, окончательное отделение пшеницы от плевел, которые обречены на сожжение «огнем неугасимым» (Мф. 36 12).

Как должны мы хранить благодать Крещения водного! Кто тщательнее будет хранить ее, тому менее горьки будут слезы покаяния, избежит он терзаний совести, подобных терзаниям в геенне огненной. Кто не утратил еще способность омы­ваться слезами покаяния, тому менее нужды очи­щаться огнем страданий, Крестится огнем бед жизни земной. Слезами покаяния угашается и пламя геенны, ожидающей грешника. Спускаясь через жизнь во грехе все ближе к погибельной пропасти, пусть человек всячески хранит послед­нюю преграду, еще задерживающую его падение, – способность к покаянию. Пусть с ужасом бежит от ожесточенной нераскаянности, которая устра­няет последнюю спасительную преграду. И тогда остается для человека лишь падение в бездну огня вечного [2].

Литература: 1. Митр. Владимир (Сабодан) т.6, стр. 204; 2. Свщмч. Фаддей (Успенский) стр. 286; 3. Прот. А. Шмеман «Воскресные беседы», стр. 113.

2 вариант: Божественное установление таинства Крещения несомненно. Для подтверждения этой истины не станем указывать на крещение Иоанново, хотя и оно было с небеси (Мк. 11, 30): потому что Иоанново крещение служило только прообразом крещения Христова (Мф. 3, 11; Мк. 1, 8; Лк. 3, 16), только приготовляло, и притом одних Иудеев, к принятию Мессии и Его царства (Мф. 3, 1. 2; Лк. 1, 16; 3, 3); было только крещением покаяния (Мк. 1, 4; Деян. 19, 4), и не возраждало благодатью Св. Духа, так что крестившиеся Иоанновым крещением должны были впоследствии креститься еще крещением Христовым (Деян. 19, 2-6). «Апостол Павел говорит: Иоанн убо крести крещением покаяния, не сказано – отпущения, да во грядущего по нем веруют (Деян. 19, 4). Да каким бы образом могло быть отпущение грехов, когда еще ни жертва не была при­несена, ни Дух Святый не сходил, ни грехи не были заглаждены, ни вражда не пресеклась, ни проклятие не уничтожилось?.. Смотри, с какой точностью Евангелист излагает сие, – ибо, сказав, что Иоанн прииде проповедуя крещение покаяния в пустыни иудейстей, присовокупил – во отпущение; как бы сказал: он убеждал их к сознанию и покаянию в грехах, не для наказания их, но дабы они удобнее получили отпущение, имевшее быть после. Ибо если бы они не осудили самих себя, то не стали бы просить и милости; а не ища ее, не удо­стоились бы и оставления грехов. Итак, крещение Иоанново пролагало путь к другому» (Св. Златоуст, на Мф. бесед. X, n. 1. 2, т. 1, стр. 177. 179; Снес. примеч. 195).

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-19; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.229.137.68 (0.007 с.)