ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Реактивные состояния (психозы, неврозы)



 

К реактивным состояниям относятся реактивные психозы и неврозы, а также заболевания, возникающие непосредственно после психических травм, к которым относятся аффекты страха и гнева, чувство обиды и оскорбления, и другие виды отрицательно окрашенных эмоциональных переживаний. Для детского возраста травмирующими моментами могут быть помещение ребенка в детский сад или интернат, изменение привычного образа жизни, уход отца из семьи, смерть близких, все, что вызывает перенапряжение функциональных систем.

Переживание является одной из непременных и постоянных сторон психической деятельности человека. Следовательно, когда речь идет о патогенной роли тех или иных эмоций, необходимо всегда учитывать сложившуюся ситуацию, реакцией на которую эти эмоции являются, а также общее состояние человека, предшествовавшее психотравме, т. е. преморбидное («морбус» – болезнь) состояния человека.

Для понимания механизмов реактивного состояния необходимо учитывать некоторые разделы из учения И.П. Павлова о типах высшей нервной деятельности. И.П. Павлов и А.А. Ухтомский указывали, что на человека постоянно падает большое количество раздражителей различной силы из внутренних органов и внешней среды, обуславливающих психическое напряжение, мобилизацию всех аппаратов психической деятельности в состоянии боевой готовности, т. е. к наиболее оптимальному уровню работоспособности. Таковы условия восприятия раздражителей в нормальных условиях.

Для возникновения реактивного состояния необходимо два условия:

• ослабление деятельности коры головного мозга, происходящие под влиянием различных заболеваний: инфекции, интоксикации, травмы черепа, недосыпания, физического истощения, возрастного фактора;

• сверхсильный раздражитель для данного человека.

В этих условиях, раздражитель, дошедший до коры головного мозга, не задерживается в одной точке, а растекается по коре. Возникает разлитое возбуждение, которое не может быть сдержано ослабленным тормозным процессом, происходит сшибка нервных процессов. Возбуждение охватывает всю кору и достигает подкорки, концентрируясь там. На месте возбуждения в коре формируется разлитое охранительное торможение. В зависимости от силы раздражителя и типа нервной деятельности развиваются различные психогении: реактивные психозы и неврозы.

Однако, как отмечает Г.Е. Сухарева, деление реактивных состояний на психозы и неврозы очень условно, так как граница между ними нередко стертая, не резко выраженная. Наблюдаются случаи, когда заболевание начинается с невротических реакций и переходит в психотические. Отсюда и возникновение такого обобщенного термина, как «психоневроз» (С.С. Ляпидевский), для обозначения подобных состояний, патофизиологический механизм которых также является общим (перенапряжение нейродинамических процессов в мозге, нарушение взаимодействия между основными процессами возбуждения и торможения).

 

Реактивные психозы

 

Реактивные состояния в детском и подростковом возрасте. Реактивные состояния могут наблюдаться как в детском, так и подростковом возрасте. Ряд авторов (Ю.С. Шевченко, Г.И. Бобылева, Е.И. Морозова, 1989) наблюдали реактивные состояния у детей в возрасте от 1 года до 5 лет, посещавших специализированные круглосуточные ясли для детей с пограничной нервно‑психической патологией. Отрыв от привычной домашней обстановки и родителей был для детей сверхсильным раздражителем, на который они давали тяжелую реакцию в виде реактивной депрессии, протекавшей длительное время.

Реактивная депрессия развивалась в связи с затрудненной адаптацией к детскому учреждению, которое дети продолжали посещать весь период динамического изучения. Дети не были подготовлены к длительному отрыву от семьи. Авторы условно выделили пять этапов динамики затяжной реактивной депрессии у детей раннего возраста.

Первый этап – этап острых аффективно‑шоковых реакций характеризовался сопротивлением ребенка пребыванию в новых условиях в отрыве от родителей. Это состояние проявлялось в форме психомоторного возбуждения с выраженным вегетативным компонентом (покраснением лица, учащенным сердцебиением, повышением температуры тела), бурной реакцией протеста, криком, слезами. Дети долго не могли успокоиться, звали мать, стояли у окна или у двери, отказывались от еды, прогулок, дневного сна, не выполняли инструкции воспитателя. В процессе наблюдений выявлялся отказ от речевого общения, контакта с другими детьми. При появлении родителей дети давали агрессивную реакцию: били и ругали родителей, не слушали их.

Второй этап – этап подострой реактивной депрессии характеризовался подчиняемостью ребенка, подавленностью новыми условиями жизни. Ведущими психопатологическими симптомами являлись тоскливо‑апатический аффект и регрессивное поведение (возвращение к поведенческим реакциям более раннего возраста). Обращало на себя внимание грустное или отрешенное выражение лица, заторможенность и бедность движений, пассивность и безучастность при выполнении заданий, отказ от игровой деятельности и экспрессивных проявлений недовольства свидетельствовало о наличии тяжелого депрессивного состояния. К соматовегетативным проявлениям психогенной депрессии относились снижение реакции на дискомфорт, голод, мокрую одежду, дневной энурез, падение веса и снижение аппетита, ослабление сопротивления вирусным инфекциям и другим соматогенным вредностям.

Третий этап – этап затяжного полиморфного депрессивно‑невротического состояния характеризовался невротическими и поведенческими расстройствами. Протяженность этого этапа от нескольких месяцев до 1 года и более. На этом этапе депрессивные симптомы сглаживались: общая подавленность сменялась адекватной эмоциональной заинтересованностью музыкальными занятиями, во время индивидуальной игры со взрослыми. Свободная игра осуществлялась в одиночестве и, как правило, нестойкая, кратковременная. В то же время любое изменение окружающей обстановки, повышение тона при обращении к ребенку вызывало у него тревожно‑паническую реакцию: дети уходили в сторону, садились на стул и долго раскачивались, тряся ногами или руками, перебирая пальцами.

Невротические реакции нарастали и характеризовались полиморфизмом. Обращал на себя внимание феномен тождества, придающий поведению ребенка ритуальный характер. Дети стремились сохранить неизменность маршрута из дома в ясли, не хотели расстаться с любимой игрушкой.

К патологически привычным действиям и системным нарушениям (энурез, энкопрез, мутизм) присоединялись страхи темноты, одиночества, машин, сказочных персонажей. Полиморфизм клинических проявлений этого этапа расширялся за счет присоединения тормозных черт характера, выражавшихся в нарастании боязливости, тревожности, ранимости, пассивной подчиняемости и задержки психоречевого развития.

Четвертый этап – этап обратного развития болезни, компенсация состояния. Клинически характеризовался постепенным (в течение многих месяцев, иногда до окончания ясельного периода) процессом выхода из болезненного состояния, что выражалось в ослаблении аффективных и невротических расстройств и выравнивания темпа психического развития.

Пониженный уровень настроения постепенно сменялся более адекватным окружающей обстановке: дети активно начинали играть с игрушками, смеялись, появлялась избирательная привязанность к детям и взрослым, поведение становилось более адекватным. Несмотря на улучшение общего состояния у детей сохранялись невротические элементы: тревожность, тормозимость, соматовегетативные симптомы.

Пятый этап – этап постреактивного состояния, характеризующий исход психогении. Наблюдение за детьми в течение длительного времени после окончания реактивного периода показало два варианта исхода:

• выздоровление с остаточными симптомами;

• постреактивное формирование личности.

Для первого варианта характерно достаточно полное завершение периода реактивного состояния. Сохранившиеся некоторые невротические и соматовегетативные нарушения обусловлены основным неврологическим расстройством (речевые и моторные), по поводу которого ребенок находился в специализированных яслях.

Для второго варианта характерно сохранение невротических расстройств: страхи, ритуалы, патологически привычные действия, остаточные проявления мутизма, склонность к застыванию в эмоциональных ситуациях, нарушение сна, аппетита, вегетативная лабильность. Но даже при отсутствии указанных нарушений такие черты характера, как тормозимость, робость, боязливость, тревожность, стеснительность, обидчивость, плаксивость, в значительной степени затрудняли социальную адаптацию, что проявлялось при переходе в дошкольное или школьное учреждение. Невротические реакции отражали психомоторный уровень нервно‑психического реагирования (тики, элективный мутизм, навязчивые движения). Эти наблюдения указывали на постреактивное формирование личности.

Приведенные данные показали, что дети с различной органической неврологической симптоматикой по‑разному реагируют на помещение в специализированные учреждения, нуждаются в постоянном наблюдении, внимании, подготовленности к пребыванию в закрытом учреждении. Подобные реакции могут наблюдаться у различных детей младшего и среднего возраста при направлении в интернат или больницу. В этих случаях большая роль в помощи детям принадлежит воспитателю и педагогу‑дефектологу.

Реактивные состояния в условиях чрезвычайных ситуаций. Военные конфликты, террористические акты, катастрофы, стихийные бедствия – чрезвычайные ситуации, влияющие на психику взрослых и детей, вовлеченных в них. Острые реактивные состояния по срокам возникновения и течения подразделяются на несколько групп:

• острые аффективные реакции, возникающие сразу после психотравмы со сроком течения 1–2 часа; помощь пострадавшим оказывается на месте, и больные не госпитализируются;

• кратковременные острые реактивные состояния, возникающие сразу после психотравмы, со сроком течения от нескольких часов до 5–7 суток; больные могут быть помещены в больницы общесоматического профиля, где они должны получить психотерапевтическую и медицинскую помощь;

• острые реактивные состояния средней тяжести со сроками течения до 15–20 суток (пострадавших направляют в дневные стационары психоневрологической или психиатрической больницы);

• психотические и затяжные формы реактивных состояний со сроками течения свыше 2–3 недель (нуждаются в специализированной медицинской помощи и лечения в психиатрической клинике).

Дети дают более затяжные формы реактивных состояний и с большим трудом выходят из них. Требуется длительная психотерапевтическая и психологическая работа специалистов, чтобы вывести детей из реактивных состояний.

Реактивные психозы у взрослых. Тяжелые психотравмы (смерть близких, пожар, землетрясение и т. д.) могут приводить к психогенным (реактивным) психозам. Чаще они развиваются у людей, ослабленных инфекционными или соматическими заболеваниями, у психопатов или акцентуированных личностей, после перенесенной черепно‑мозговой травмы или длительной бессонницы. Реактивные психозы можно разделить на три группы: острые, подострые и затяжные.

Острые психогенные психозы (аффективно‑шоковые реакции). В опасных для жизни обстоятельствах у человека может внезапно развиться сумеречное расстройство сознания с двигательным ступором («реакция мнимой смерти») либо с хаотичной, неупорядоченной и неадекватной деятельной активностью («реакция двигательной бури»). Такие состояния обычно продолжаются от нескольких минут до нескольких часов.

Подострые психогенные психозы (реактивно‑истерические). В различных психотравмирующих ситуациях, особенно при затяжном, томительном ожидании (например, вынесение приговора суда), на фоне сумеречного состояния сознания у больного могут появиться следующие психопатологические расстройства:

• острая речевая спутанность – бессвязность речи и мышления больного с невозможностью установления с ним продуктивного контакта;

• пуэрилизм – детское поведение, когда речь, мимика, поступки больного напоминают утрированные формы поведения ребенка раннего возраста;

• синдром псевдодеменции – больной внезапно начинает вести себя как слабоумный человек, давая неправильные ответы на простейшие вопросы;

• синдром архаической психики – больной ведет себя как дикое животное: речью не пользуется, бегает на четвереньках, лает, воет, кусает окружающих, хватает ртом пищу с пола и т. д. Продолжительность таких психотических состояний от нескольких дней до 2–3 недель.

Затяжные психогенные психозы продолжаются 2–3 месяца и более. Они бывают двух видов: реактивная депрессия и реактивный параноид.

Реактивная депрессия значительно глубже невротической депрессии. Больные перестают заботиться о себе, не следят за своим внешним видом, не выходят на улицу, не едят, не адекватно обвиняют себя и других в происшедшем несчастном случае и не считают себя больными. Они пытаются реализовать свои суицидальные замыслы, считая положение безнадежным. Соматовегетативные компоненты депрессии выражены резко.

Реактивный параноид. У больных формируются бредовые идеи, своей фабулой связанные с психотравмирующими обстоятельствами. Иногда искаженная бредовая логика звучит настолько убедительно для родственников, что они тоже начинают разделять и поддерживать ложные умозаключения больного (так называемые индуцированные психозы). В силу бредовых идей такие люди опасны для себя и для других, поэтому нуждаются в госпитализации.

В случаях реактивного психоза у взрослых наблюдаются расстройства психической деятельности, характеризующиеся галлюцинациями и бредом. В специальной литературе приводится выписка из истории болезни одной женщины, которая приехала после длительного перерыва в больницу проведать своего ребенка и узнала, что ребенок умер и похоронен. О родителях в больнице не было достаточно сведений. Получив известие о смерти ребенка, у матери развилось острое реактивное психотическое состояние, она все время говорила, что «ребенка закопали живым так, как она слышит его голос из земли, ребенок ее зовет». Мать требовала эксгумации и не могла успокоиться. Наличие в этом случае галлюцинаций и бредовых высказываний дает основание предполагать реактивный психоз. Таким образом, реактивный психоз является следствием психогенной травмы и проявляется бредом и галлюцинациями.

Психогенные психозы обычно носят обратимый характер и заканчиваются выздоровлением. Однако, когда ситуация складывается неблагоприятно и в течение длительного времени возникают дополнительные психотравмы сходного сюжета, то, несмотря на прекращение психоза, у больных формируется патологическое развитие личности (особенно часто – паранойяльное развитие).

 

Неврозы

 

Неврозы – это психогенно обусловленные функциональные расстройства нервной системы, при которых, в отличие от реактивных психозов, сохраняется критическое отношение к болезни и не утрачивается способность руководить своим поведением. Это определение, предложенное В.В. Ковалевым (1979), подчеркивает сущность неврозов: обратимость симптоматики, динамичность клинической картины, отсутствие органических симптомов поражения.

Учение о неврозах имеет свою историю. В медицине XVII–XVIII вв. были известны органические поражения нервной системы (травмы, опухоли, кровоизлияния) и психические заболевания (расстройства сознания, бред, галлюцинации). Все, что при предъявлении жалоб больными не укладывалось в картину органических и психических расстройств, получило название «пограничные состояния», а в дальнейшем – «неврозы».

Термин «неврозы» ввел в 1776 г. шотландский врач У. Келлен, обозначавший им расстройства движений и ощущений, которые не сопровождаются лихорадкой и не зависят от поражения какого‑либо определенного органа, и обусловлены общим страданием. Из формулировки Келлена возникло и упрочилось представление о неврозах, как о пограничных состояниях между неврологическими и психическими заболеваниями, т. е. расстройствах нервной системы без выраженных симптомов. Это положение допускало в группу неврозов различные, не резко выраженные формы неврологических и психических расстройств с невыясненной этиологией. Не ясны были не только клинические проявления неврозов, но и их этиология и патогенез. По мере уточнения диагностики многие симптомы, входившие в понятие «неврозов», соединились со своим основным заболеванием. Остался термин «неврозы» без определенной клинической картины. Только благодаря работам И.П. Павлова и его школы можно было доказать этиологию, патогенез и проявления данного заболевания. Термином «неврозы» были объединены три заболевания: «неврастения», «невроз навязчивых состояний» и «истерия», которые ранее считались самостоятельными, имели свою историю изучения и клиническую картину заболевания. Объединить их в одну клиническую форму помогли работы И.П. Павлова, который экспериментальным путем доказал, что срыв высшей нервной деятельности может быть обусловлен перенапряжением:

• возбудительного процесса;

• тормозного процесса;

• подвижности нервных процессов.

М.К. Петрова, ученица и коллега И.П. Павлова, на экспериментальном материале показала, что невроз ограничивается не только нарушением функции ВНД, но и отражается на всех органах и тканях организма. К.М. Быков (1947) в работе «Кора и внутренние органы» доказал огромную роль коры головного мозга в регуляции деятельности внутренних органов и возможные изменения в них при нарушении функции мозга.

Клинические проявления невроза были описаны американским врачом Д. Бирдом (1860) под названием «Болезни большого города». Он обратил внимание на то, что рабочие, работавшие на данном производстве, часто жаловались на сонливость, утомляемость, головные боли, боли в области сердца, желудка, неприятные ощущения во внутренних органах, беспокойный сон и устрашающие сны. Опросив больных, Бирд выяснил, что многие рабочие живут далеко от производства и в тяжелых условиях, ночью спят тревожно, боясь опоздать на работу, плохо питаются, волнуются в связи с возможной потерей работы. На производстве монотонный труд и труд у конвейера, требующий быстрого темпа деятельности, что приводило к напряжению и утомлению, а с ними и сонливости. Обследуя больных, Бирд не находил какого‑либо заболевания со стороны внутренних органов, и связывал высказываемые жалобы с постоянными волнениями и напряжением нервной системы. Он давал соответствующие рекомендации: медикаментозные и психотерапевтические. В последующем симптомы, описанные Бирдом, вошли в клинику «неврастения».

В Европе проблемами невроза занимался 3. Фрейд (1895), который разрабатывал теорию психоанализа. По теории 3. Фрейда возникновение невроза обусловлено неудовлетворением влечения и инстинктов в детском возрасте. 3. Фрейд отрицал значение внешних факторов для возникновения неврозов, центр тяжести переносил на «сферу подсознательного», в бесконтрольное царство примитивных инстинктов и влечений. По мнению 3. Фрейда, большинство людей, страдающих неврозами, рождаются больными, а не становятся ими. Последователем 3. Фрейда в Германии был А. Кречмер, являвшийся представителем конституционально генетической теории в психиатрии, также отрицал патогенетическое значение внешних вредностей, считал, что все расстройства нервно‑психической сферы обусловлены врожденными механизмами.

Во Франции во второй половине XIX в. большое значение в понимании клиники неврозов сыграли работы Ж. Шарко и П. Жане, разрабатывавшие методы лечебного воздействия при неврозе навязчивых состояний и истерии.

В отечественной литературе теория 3. Фрейда, А. Кречмера и их последователей не получила достаточного распространения. Базируясь на работах И.П. Павлова и его школы, проблема неврозов рассматривалась как срыв высшей нервной деятельности вследствие воздействия социальных факторов на подготовленную биологическую почву.

В 1974 г. канадский эндокринолог Г. Селье выдвинул теорию стресса – эмоционального перенапряжения, лежащего в основе возникновения неврозов. По мнению Г. Селье, эмоциональное перенапряжение обусловлено нарастающим темпом жизни, урбанизацией (городская жизнь), информационными перегрузками, адинамией, которая является одной из ведущих причин все возрастающих невротических и сердечно‑сосудистых заболеваний современного человека.

Для понимания механизма неврозов большое значение сыграли работы П.К. Анохина, «о функциональных системах». П.К. Анохин – физиолог, ученик и последователь работ И.П. Павлова, считал, что функциональные системы представляют собой динамические, саморегулирующиеся организации, все составные компоненты которых взаимодействуют с целью достижения полезных для организма приспособительных реакций. В отличие от теории стресса Г. Селье, согласно которой стресс любого происхождения вызывается внешним стимулом, специальным стрессором, теория функциональных систем П.К. Анохина доказывает, что эмоциональный стресс развивается лишь в тех случаях, когда та или иная доминирующая поведенческая функциональная система не может обеспечить жизненно важного для организма приспособительного результата.

Согласно теории П.К. Анохина, эмоции как субъект переживания, возникли в ходе эволюции как средство быстрой оценки возникающих у животных потребностей, их удовлетворения, а также оценки биологического значения действия внешних факторов. В эволюционном плане эти механизмы оказались очень важными в деле адаптации (приспособления). У человека эмоции играют определенную роль в оценке не только биологических, но и социальных потребностей, а также их удовлетворения. Даже биологические потребности человека приобрели социально‑эмоциональную окраску.

Клиническая картина невроза рассматривается как психогенное (конфликтное) нервно‑психическое расстройство, которое возникает в результате нарушения особо значимых жизненных отношений человека и проявляется в специфических клинических феноменах при отсутствии психотических (бреда и галлюцинаций) явлений. Различают три формы неврозов: неврастению, невроз навязчивых состояний, истерию.

 

Неврастения

Термин «неврастения» подчеркивает быструю истощаемость, ослабление нервной деятельности, слезливость, головные боли. Эти состояния наблюдаются у лиц с уравновешенными сигнальными системами вследствие перенапряжения основных нервных процессов. Отмечается преобладание возбудительного процесса над тормозным. Клинические проявления характеризуются повышенной возбудимостью, раздражительностью, несдержанностью, слезливостью.

Предрасполагающие причины: инфекции, интоксикации, чрезмерное физическое и умственное перенапряжение, недостаточное питание, хроническое недосыпание, эндокринные расстройства.

Вызывающие причины: конфликтная ситуация на работе, в семье, в школе, в детском коллективе, различные переживания, потери близких и другие. Вызывающие причины могут быть одноразовые, сильные или не сильные, но многократно повторяющиеся, оказывающие влияние на человека.

Родители часто «воспитывают» ребенка, собираясь вместе за обеденным столом или за ужином. Причинами «воспитательных» моментов являются неудовлетворительные оценки ученика или записи учителя в дневнике о плохом поведении в школе, жалобы воспитателя на трудности поведения ребенка в детском саду. Как реакция на постоянные замечания и обидные разговоры родителей у ребенка появляется икота, рвота, отказ от еды, боли в животе, ощущение удушья и другие симптомы проявления невротической реакции.

 

Невроз навязчивых состояний

Невроз навязчивых состояний развивается у людей с тревожно‑мнительными чертами характера. Развитию этой формы невроза способствуют переутомление, инфекции, интоксикации, постоянные волнения и переживания. Навязчивые состояния могут быть и у здорового человека, но они не подчиняют себе его поведение, они кратковременны и легко преодолимы.

Навязчивые состояния, свойственные неврозу, несмотря на понимание бессмысленности и необоснованности насильственно входит в процесс мышления, подчиняет себе и меняет поведение, приводит к нарушению трудоспособности. Навязчивые состояния характеризуются аффективной насыщенностью и проявляются в виде навязчивых страхов (фобии), навязчивых воспоминаний, навязчивых мыслей. У больных постепенно появляются ритуалы – навязчивые действия, носящие защитный характер, как бы предохраняющий человека от грозящей ему опасности или облегчающее ему речевое высказывание (например, заикающиеся).

Динамика клинических проявлений разнообразна. В хронических случаях болезнь протекает длительно. Появляются навязчивые сомнения, нерешительность, склонность к умственной жвачке, навязчивым воспоминаниям имен, дат, событий, образный их характер сменяется отвлеченным. Большое значение имеет возрастной аспект. Школьник по дороге в школу навязчиво вспоминает, взял ли он с собой нужные тетради или книги; во время урока в школе все время думает, вызовут ли его или нет, сможет ли правильно ответить урок, не покраснеет ли, не будут ли над ним смеяться и т. д., что составляет характерную основу «умственной жвачки». Встречаются навязчивые страхи высоты, открытых площадей, закрытого пространства, одиночества и т. п. Все эти переживания делают школьника нерешительным, дают основание ощущать себя неполноценным. Несмотря на то, что подросток понимает необоснованность своих мыслей, относится к ним критически, но справиться со своим состоянием не может. Навязчивость может перейти в сверхценную идею.

Необходимо отметить, что вегетативные и аффективные компоненты невроза навязчивых состояний со временем ослабляются. Постепенно склонность к «умственной жвачке», тревожность и мнительность становятся чертами характера и начинают определять невротическое развитие личности. В этих случаях широко используется лечебная и психолого‑педагогическая помощь: внушение, психотерапия, аутогенная тренировка.

 

Истерия

Истерия – это одно из наиболее древних заболеваний, нашедших свое отражение в литературе. Еще в Древней Греции врач Платон описал заболевание, наблюдавшееся только у женщин. Он связывал данное заболевание с нарушением функции внутренних органов, в частности миграцией или возбуждением матки, что и явилось определяющим термином («гистера» – матка). В XVII в. появились работы, указывающие на возможность истерических расстройств и у мужчин. Но только в XIX в. прочно сформировался взгляд на истерию как болезнь нервной системы, развивающуюся под влиянием психической травмы (Ж. Шарко, Я. Бабинский, П. Жане).

За период изучения истерии создавались различные теории ее происхождения. Одни авторы объясняли симптомы нарушения повышенной аффективностью, внушаемостью, инфантильными чертами личности. Другие (А. Кречмер и его последователи) считали, что истерические приступы представляют собой результат высвобождения филогенетически более древних механизмов, причем утрачивается тормозящее влияние более поздних уровней психики. По 3. Фрейду, истерия возникает как результат подавления больным напряженности аффекта и символически заменяет собой действие, которое из‑за подавленности аффекта не реализуется в поведении.

И.П. Павлов обосновал и ввел свою концепцию в теорию изучения истерии. Он считал, что в основе возникновения истерии лежат два основных момента:

• слабость второй сигнальной системы и превалирующей оказывается первая сигнальная система (поэтому истерия чаще возникает у людей художественного типа);

• относительная слабость коры головного мозга, обусловливающая внешнюю тормозимость соответствующих индивидуумов.

В отношении «соматических» компонентов, встречающихся у больных по истерии, большое значение играет механизм внушения и самовнушения. И.П. Павлов писал, что остающиеся симптомы страха и временная безопасность жизни благодаря этим компонентам, совпадают во времени и должны будут по закону условных рефлексов ассоциироваться, связываться. Отсюда ощущение различных «соматических» симптомов и представление о них получают положительную эмоциональную окраску и, естественно, повторно воспроизводятся.

Клинические проявления при истерии разнообразны и изменчивы. Г.К. Ушаков (1973) приводит несколько примеров из литературных источников, в которых указывается, что истерия – это «протей», который принимает на себя бесконечное множество различных видов, что это – «хамелеон», который беспрестанно меняет свои цвета. Ж. Шарко писал, что при истерии симптомы проявления могут напоминать любое заболевание и называл ее «великой симулянткой». Это понимание истерии, как симуляции болезни, длительное время существовало в клинике, и только работы И.П. Павлова доказали, что истерия – это своеобразное функциональное заболевание нервной системы и является следствием психотравмы.

В клинической картине истерии выделяют несколько состояний: истерические вегетативные и сенсомоторные расстройства; истерический припадок; истерическое изменение личности. При всем многообразии проявлений они отличаются психогенным происхождением, наличием элемента условной приятности и желательности, а также соответствием возникшего симптома представлениям о болезни (элемент самовнушения).

К вегетативным расстройствам относятся: спазмы в горле и потеря голоса при волнении (истерический ком), спазмы в желудке, отрыжка, тошнота и рвота, икота, сердцебиение, чувство жара, отеки и гиперемия, покашливание, затруднение дыхания (стеснение в груди) – все симптомы, возникающие в определенных психотравмирующих ситуациях.

К сенсомоторным расстройствам относятся: чувство онемения и покалывания в руках, истерические гипостезии или анестезии (снижение или потеря чувствительности), слепота, сужение полей зрения, глухота, параличи, контрактуры, мутизм и сурдомутизм, афония, астазия, абазия (невозможность ходить при отсутствии параличей). В отличие от органических параличей и парезов истерические параличи не соответствуют локализации поражения в нервной системе, их симптоматике, но отражают представление больного. При истерии больные жалуются на потерю чувствительности в руках по типу «перчаток» и на ногах по типу «носок», что не соответствует выпадению чувствительности при поражении определенного нерва.

Истерический приступ всегда обусловлен психогенной конфликтной обстановкой (отказ в получении желаемого), происходит сшибка нервных процессов (возбуждения и торможения), в результате которой человек жалуется на боли в области сердца, со словами «мне плохо, умираю» присаживается или падает, сознание сужено или отсутствует. Такое состояние сопровождается бурными двигательными реакциями, рыданиями, мимика и движения соответствуют переживаниям. В клинической и педагогической практике нередко приходится дифференцировать истерический и эпилептический приступ.

Существует дифференциальная диагностика между истерическим и эпилептическим приступом, которую необходимо знать психологам и педагогам для оказания необходимой помощи (табл. 4).

 

Таблица 4

 





Последнее изменение этой страницы: 2016-04-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.239.40.250 (0.015 с.)