Глава 11. Транзактный анализ: Берн



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава 11. Транзактный анализ: Берн



 

Эрик Леннард Берн (1910-1970) родился в Монреале, Канада (его настоящее имя Эрик Леннард Бернстайн). Он получил степень доктора медицины в университете Мак-Гилл в 1935 г. и прошел резидентуру по психиатрии в Йельском университете с 1936 по 1941 г. Проработав два года клиническим ассистентом по психиатрии в больнице Маунт Цион в Нью-Йорке, он поступил на военную службу. Как и многие другие психиатры и психологи, работавшие с военными, Берн открыл для себя групповую терапию и стал развивать собственный подход. Оставив службу в 1946 г., он обосновался в Кармеле, Калифорния, и вернулся к изучению психоанализа с Эриком Эриксоном в Психоаналитическом институте Сан-Франциско. Впервые Берн занялся психоанализом в 1941 г. в Нью-Йоркском психоаналитическом институте, его аналитиком был Пол Федерн. Его учителями также были Юджин Кан и Вайлдер Пенфилд. Сильное влияние, по собственному признанию Берна, на него оказали Натан Аккерман, Мартин Гротьян и Бенджамин Вейнингер.

В начале 1950-х гг. идеи Берна были уже далеки от психоанализа, и в 1956 г. ему было отказано в принятии в Психоаналитический институт Сан-Франциско. Его представления о трансактном анализе, которые получили развитие и практическое воплощение в этот период, были впервые обнародованы в обращении к собранию западного отделения Американской групповой психотерапевтической ассоциации в 1957 г. Под названием «Трансактный анализ: новый и эффективный метод группового лечения» статья была опубликована в журнале American Journal of Psychotherapy в 1958 г. В выпуске того же журнала за 1957 г. вышла статья «Я-состояния в психотерапии».

Первая книга Берна «Разум в действии» (The Mind in Action,1947) была повторно издана под заголовком Layman's Guide to Psychiatry and Psychoanalysis (1968). Вслед за книгой «Трансактный анализ в психотерапии» (Transactional Analysis in Psychotherapy, 1961) вышла «Структура и динамика организаций и групп» (Structure and Dynamics of Organizations and Groups,1963b) и «Принципы группового лечения» (Principles of Group Treatment,1966). Вместе с тем его книга «Игры, в которые играют люди: психология человеческих взаимоотношений» (Games People Play: The Psychology of Human Relationships,1964) спустя короткое время и к удивлению самого Берна стала бестселлером и способствовала популярности трансактного анализа. К моменту смерти Берна были готовы к публикации две рукописи: «Секс в человеческой любви» (Sex in Human Loving,1970) и «Что вы говорите после того, как поздоровались?» (What Do You Say After You Say Hello?,1972). Избранные произведения Берна были подготовлены и опубликованы Клодом Стейнером и Кармен Керр под названием «За пределами игр и сценариев» (Claude Steiner & Carmen Kerr, Beyond Games and Scripts,1976).

Помимо частной практики Берн выполнял и ряд других обязанностей, в том числе консультанта по психиатрии при главном враче армии США; психиатра в клинике психической гигиены Администрации ветеранов в Сан-Франциско; преподавателя групповой терапии в Нейропсихиатрическом институте Лэнгли Поттера; приглашенного преподавателя групповой терапии в психиатрической клинике Стенфорд-Пало Альто; внештатным психиатром в госпитале Маунт Цион.

В 1962 г. Берн учредил бюллетень «Transactional Analysis Bulletin» и стал его редактором, впоследствии в 1971 г. это издание переросло в журнал «Transactional Analysis Journal»,который стал выходить под эгидой Международной ассоциации трансактного анализа (International Transactional Analysis Association, ITAA).Ассоциация была создана в 1964 г. на базе семинаров по социальной психиатрии в Сан-Франциско (San Francisco Social Psychiatry Seminars), которые Берн проводил с 1958 г. Впоследствии эти семинары стали отделение ITAA под названием San Francisco Transactional Analysis Seminar (см. James, 1977).

Недавно вышла книга, посвященная жизни Берна, его вкладу в теорию и практику и его влиянию на развитие психотерапии (Ian Stewart, 1992).

 

 

Становление и развитие

 

Как уже отмечалось, Берн получил подготовку в области психоанализа. По-видимому, он бы неудовлетворен пассивностью и большой продолжительностью психоаналитического лечения: он пишет о своей «десятилетней практике пассивной, построенной на интерпретации "психоаналитической групповой терапии", после чего последовали два года экзистенциальной групповой терапии», а затем в течение восьми лет он занимался «активным трансактным групповым лечением» (1963b, р. 73). Вместе с тем он не отвергал психоанализ, чувствуя, что «во многих случаях наиболее подходящим лечением является формальный традиционный психоанализ» или модифицированная психоаналитическая психотерапия; однако такое вмешательство не подходит к групповой ситуации (Berne, 1966). Трансактный анализ как широкий общий подход может служить подготовкой к психоанализу или другим конкретным подходам.

Идеи Берна были сформулированы и опробованы на семинаре в Кармеле (the Carmel Seminar)в начале 1950-х гг. По сообщению Берна, он начал использовать эти идеи «с некоторой регулярностью» осенью 1954 г., а к 1956 г. «потребность в трансактном и игровом анализе и их принципах встала со всей остротой, возникла необходимость более систематической, непрерывной терапевтической программы» (1961, р. 244).

Большинство произведений Берна, а также его опыт работы непосредственно связаны с групповой терапией, или, как он предпочитал говорить, групповым лечением. Это было основной причиной, по которой трансактный анализ Берна не был включен в первое издание данной книги. Чрезмерное упрощение в целях популяризации стало дополнительной причиной его отсутствия во втором издании. В настоящем издании трансактный анализ представлен в соответствии с оригинальными работами Берна, написанными для серьезного изучения. Берн работал также с индивидуальными клиентами, поэтому его основная книга, вышедшая в 1961 г. с подзаголовком «Систематическая индивидуальная и социальная психиатрия» (Systematic Individual and Social Psychiatry),посвящена индивидуальной и групповой терапии. Индивидуальная терапия может оказаться полезной при подготовке человека к групповому лечению, проводиться параллельно ему или после него.

Хотя книга Берна «Игры, в которые играют люди» разошлась огромными тиражами, Томас Харрис (Thomas Harris, 1969), психиатр по основному роду занятий, внес свою лепту в литературу по трансактному анализу, опубликовав собственную книгу «Я о'кей — вы о'кей» (I'm OK — You're OK).Два года спустя была предпринята очередная попытка популяризации трансактного анализа Мариэлом Джеймсом и Дороти Джонгеворд — «Рожденный побеждать: трансактный анализ с гештальт-экспериментами» (Born to Win: Transactional Analysis with Gestalt Experiments, Muriel James & Dorothy Jongeward, 1971).

 

 

Философия и концепции

 

«Трансактная теория личности является одновременно теорией жизни». Каждый человек появляется на свет, «обладая способностью развивать свои потенциальные возможности во благо себя и общества, продуктивно, творчески работать и радоваться жизни, быть свободным от психологических проблем» (Berne, 1966, р. 259). Однако начиная с самых первых дней жизни, ребенок может столкнуться с трудностями. Эти трудности и последующие препятствия могут помешать наиболее полной реализации потенциальных возможностей индивида.

 

Личностное развитие

 

Человеческий организм отличается потребностью в различных формах контакта с окружающими людьми и получением реакции от них в процессе взаимодействия. Эта потребность получила название стимульного голода.Первая форма проявления этой потребности у маленького ребенка является тактильный голод,то есть потребность в физической близости. Отсутствие адекватного физического контакта повышает восприимчивость к заболеваниям и даже приводит к смерти; такое состояние, как госпитализм,было впервые выявлено Рене Шпицем (Rene Spitz, 1945) у детей, проживавших в приютах.

Потребность в тесном физическом контакте сохраняется на протяжении всей жизни, поэтому индивид постоянно стремится к физической близости с другими людьми. Вместе с тем довольно рано люди усваивают простую истину: нельзя получить все, что пожелаешь, поэтому начинается поиск компромиссов, принятие других форм контакта. Тактильный голод преобразуется в голод признания(recognition hunger),то есть простое подтверждение своего существования другими людьми, «словесное прикосновение». Факты такого узнавания получили название поглаживанийпо аналогии с физическими поглаживаниями детей как проявлением ласки. Поглаживание представляет собой основную единицу социального взаимодействия; обмен поглаживаниями составляет трансакцию.

Третьей формой стимульного голода является структурный голод,или потребность организовывать и заполнять время, чтобы избежать скуки. «Вопрос заключается в том, что дальше? Говоря бытовым языком, что могут делать люди после обмена приветствиями?» (Berne, 1964, р. 16). Или, выражаясь языком одной из книг Берна «Что вы говорите после того, как поздоровались?» (Berne, 1972), «Извечной проблемой человека является структурирование часов бодрствования. В экзистенциальном смысле функция всей социальной жизни — заручиться взаимной поддержкой в реализации этого проекта» (Berne, 1964, р. 16). (Способы, которыми люди заполняют время, будут обсуждаться ниже в разделе, посвященном социальному взаимодействию.) Голод возбуждения— это желание или предпочтение структурировать время интересными и волнующими способами. Разновидностью структурного голода является голод лидерства.Лидеры организуют деятельность и программы, благодаря которым люди могут заполнить и структурировать свое время.

 

Структура личности

 

Структура личности состоит из трех частей. Три состояния «Я» представляет Родитель, Взрослый и Ребенок. (Заглавные буквы используются для обозначения Я-состояния в отличие от реальных людей.) «Термин "Я-состояние" предназначен для обозначения состояний ума и соответствующих им стереотипов поведения, как они происходят в природе» (Berne, 1961, р. 30). Каждый индивид включает в себя все три Я-состояния, что проявляется в разных, часто противоречивых, наборах поведенческих стереотипов. Эти наборы поведенческих стереотипов обозначаются как Родитель, Взрослый и Ребенок.

Я-состояние Родителя.Я-состояние Родителя ведет свое начало от экстеропсихе,предполагающей деятельность по идентификации. Все взрослые люди имели реальных родителей (или тех, кто их заменял), которые влияли на их поведение через экстеропсихическое функционирование. Такие виды поведения обозначают как «Родительское поведение», указывая, что индивиды пребывают в состоянии ума, которое было присуще одному из родителей в прошлом, реагируя на внешние раздражители сходным образом, например той же позой, жестом, высказываниями, чувствами и т. д. Выражаясь языком трансактного анализа, «каждый носит в себе своих родителей».

Родитель Берна не похож на фрейдовское Суперэго, хотя Суперэго представляет один из аспектов Родителя, родительское влияние. Родительское влияние — понятие не абстрактное; оно является результатом прямых, настоящих трансакций с родителями. Родительское влияние состоит не только в запретах, но и в разрешениях, поощрении, опеке и командах. Родительское влияние приводит к тому, что индивиды реагируют на окружающую действительность так, как желали бы того их родители; таким образом, реакции Родителя соответствуют действительным реакциям родителей. Основная функция Родителя такая же, как и у реального родителя детей. Кроме того, Родитель выполняет множество вещей автоматически, освобождая Взрослого от принятия маловажных решений.

Я-состояние Взрослого.«Каждый человек с достаточным функционированием мозга потенциально способен к адекватному тестированию реальности» (Berne, 1961, р. 35). Я-состояние Взрослого отражает неопсихическоефункционирование. Я-состояние Взрослого фокусируется на обработке данных и оценке вероятностей. Образно говоря, «В каждом человеке есть Взрослый». Взрослый необходим для выживания в этом мире. Кроме того, это состояние регулирует деятельность Родителя и Ребенка, служит посредником между ними.

Я-состояние Ребенка.Каждый Взрослый когда-то был ребенком, отголоски детства проявляются в более поздней жизни как Я-состояние Ребенка, археопсихическоеЯ-состояние. Ребенок находится под тормозящим, разрешающим или провоцирующим влиянием Родителя. Он отделен от Родителя, является самостоятельной личностью, не совмещается с Родителем, но не обязательно ему противостоит. Фигурально выражаясь, «в каждом из нас живет маленький мальчик или маленькая девочка».

Ребенок не соответствует фрейдовскому Ид, однако находится под его влиянием. В частности, Ребенок хорошо организован в отличие от хаотичного состояния фрейдовского Ид. Поведение Ребенка не есть незрелая Детскость, скорее это Ребячливость.Ребенку свойственны три формы проявления: естественныйРебенок обладает очарованием и интуицией, спонтанностью и креативностью; поведение адаптированногоРебенка модифицируется или тормозится Родительским влиянием; бунтующий Ребенок противостоит Родительскому контролю.

Эти три Я-состояния можно изобразить в виде трех не перекрывающихся, но соприкасающихся кругов, расположенных по вертикали, что отражает их отличие друг от друга и обычную несовместимость. Родитель располагается вверху, его функция — этическое руководство; Взрослый осуществляет взаимодействие с реальностью; Ребенок представляет собой вместилище, а иногда и буйство архаических тенденций. Эти три ипостаси формируют моральную иерархию. Родитель — наиболее слабое ее звено, а Ребенок — наиболее сильное. Это соотношение хорошо заметно при алкоголизации: первым отключается Родитель, вскоре бразды правления переходят к Ребенку, который удерживает их достаточно долго и уходит последним. Та же последовательность наблюдается при засыпании: Родитель уходит в дремотное состояние, в то время как Ребенок проявляет себя в сновидениях. Однако это не топографические части индивида, как часто воспринимаются Суперэго, Ид и Эго, это также и не концепции, подобные фрейдистским терминам; они проще, экономичнее, это «эмпирические и поведенческие реальности» (Berne, 1966, р. 216).

Родитель, Взрослый и Ребенок обладают равными правами, каждое из этих проявлений занимает свое место в нормальной жизни. Необходимость в анализе и перестройке возникает лишь при нарушении здорового равновесия.

 

Функции личности

 

Три вышеупомянутые системы личности по-разному реагируют на раздражители. Родитель (экстеропсихе) пытается подкрепить внешние («заимствованные») стандарты. Взрослый (неопсихе) занимается переработкой и хранением полученной от раздражителей информации. Ребенок (археопсихе) более импульсивно реагирует на слабодифференцированные раздражители. Каждый из них воспринимает раздражители по-разному и реагирует в соответствии со своим восприятием. Эти три системы друг с другом взаимодействуют, причем Родитель и Ребенок воспроизводят отношения индивида с родителями.

Психическая энергия, или катексис,перетекает из одного Я-состояния в другое; состояние, активированное в данный момент, обладает исполнительной властью;иначе говоря, оно определяет поведение индивида. Говорят, что активное состояние питается несвязанной энергией;неактивное состояние питается связанной энергией.Существует также свободный катексис,переходящий от одного Я-состояния к другому; чувство Самости пребывает в состоянии, заряженном свободным катексисом. Исполнительное, или активное, состояние, как правило, характеризуется несвязанным катексисом в сочетании со свободным.

Каждое Я-состояние имеет границы, отделяющие его от двух других, что отражает их представление в виде непересекающихся кругов. Изменения в Я-состояниях зависят от проницаемости их границ, от катектических характеристик каждого состояния, а также от действующих на каждое из них сил. Терапия должна учитывать все эти факторы при стимулировании изменений в Я-состояниях.

 

Четыре жизненные позиции

 

Ребенок сталкивается, как отмечалось выше, с необходимостью приходить к компромиссу в удовлетворении своих потребностей, или стимульного голода. В период от 4 до 7 лет ребенок находит компромиссы, которые влияют на его последующие взаимоотношения. Ребенок принимает конкретные решения — совершенно определенные решения, которые можно зафиксировать во времени и пространстве — а затем, исходя из этих решений, занимает позицию в отношении себя и других, отстаивая эту позицию от внешних угроз и сомнений. Жизненная позиция является основным детерминантом жизненного сценария (см. ниже). (В действительности представляется, что позиция и сценарий вытекают из одних и тех же ранних переживаний, а вовсе не друг из друга.)

Четыре позиции основываются на двух противоположностях: «Я-другие» и «о'кей-не о'кей». В результате возможны следующие варианты:

1. Я о'кей; вы о'кей.

2. Я о'кей; вы не о'кей.

3. Я не о'кей; вы о'кей.

4. Я не о'кей; вы не о'кей.

«Я» может распространяться на группу — «мы». «Вы» может распространяться на «они» или на определенные группы, например мужчин или женщин. «О'кей» может означать любое конкретное благо, «не о'кей» может означать любое конкретное зло.

Первая жизненная позиция — это хорошая, или здоровая, успешная позиция (Healthy success).Вторая — позиция высокомерия, присущая преобразователям, например, миссионерам, окружным прокурорам, другим «добродетелям». Иносказательно такая позиция называется «избавлением от людей». Менее здоровых индивидов она может привести к параноидным состояниям и убийствам. Позиция третья, депрессивная, также ведет к самоизоляции индивида от окружающих, в частности за счет попадания в закрытые учреждения или самоубийства. Образно говоря, это «уход от человечества». Четвертая позиция — бесплодная и шизоидная. Она неизбежно ведет к язвительности или эстетическому суициду. По мнению Берна, подобные суициды являются результатом нехватки поглаживаний в детстве, приводя к депрессии и отчаянию. Это еще можно назвать «сбиванием себя с ног» (knocking yourself off),а рассуждения таких пациентов называются «купонами» (trading stamps) [Марки, которые прилагаются к товару и могут быть обменены на товар. — Примеч. перев.](см. ниже).

 

Социальное взаимодействие

Социальное взаимодействие предоставляет возможность удовлетворения структурного голода, или структурирования времени, а также удовлетворения стимульного голода, или получения признания, поглаживаний от окружающих. Единицей социального взаимодействия служит трансакция. Она включает в себя трансактный стимулот человека, который инициирует трансакцию, каким-либо способом затрагивая другого человека, и трансактные реакции.Трансакции анализируются с точки зрения источников стимулов и реакций, то есть от кого они исходят, от Родителя, Взрослого или Ребенка. Простейшими являются трансакции Взрослый-Взрослый, то есть от Взрослого одного индивида к Взрослому другого и обратно. Далее по сложности идет трансакция Ребенок—Родитель, обычно в форме просьбы.

Трансакции могут быть дополнительными или пересекающимися.Дополнительные трансакции происходят в естественном русле здоровых взаимоотношений. Они бывают разных типов: трансакции Взрослый—Взрослый, Родитель—Родитель и Ребенок-Ребенок являются дополнительными; к ним также можно отнести трансакции Родитель—Ребенок и Ребенок—Родитель. Дополнительные трансакции лежат в основе гладко протекающего взаимодействия.

Пересекающиеся трансакции приводят к разрывам коммуникации. Наиболее распространенной и наиболее неблагоприятной в плане продолжения коммуникации является ситуация, когда Взрослый одного обращается к Взрослому другого, а этот другой реагирует в лице своего Ребенка на Родителя инициатора взаимодействия. Реакция Родителя на Ребенка другого относится ко второму типу пересекающихся трансакций. В первом случае ответ на вопрос: «Ты не знаешь, где мои запонки?» будет звучать так: «Ты всегда меня во всем обвиняешь». Реакция второго типа будет следующей: «Почему ты сам не следишь за своими вещами? Ты ведь уже не ребенок». Существует семьдесят две разновидности пересекающихся и всего девять типов дополнительных трансакций. Трансакции можно также подразделить на простые и скрытые (включающие два Я-состояния и затрагивающие как социальные, так и психологические аспекты), последние могут быть угловыми (36 типов) или двойными (6480 типов). Подробное обсуждение этих вопросов здесь опущено. В ходе обычного социального взаимодействия имеет место около 15 типов трансакций.

Трансакции происходят сериями. Они могут включать материальное программирование, социальное программированиеи индивидуальное программирование.Материальное программирование структурирует время через деятельностьили процедурыи имеет дело с материальной внешней реальностью. Процедурами называют простые дополнительные Взрослые трансакции. Они представляют интерес лишь постольку, поскольку дают возможность признания и более сложных форм социального взаимодействия. Социальное программирование включает ритуалыи времяпрепровождение.Деятельность, ритуалы и времяпрепровождение — три из четырех основных способов структурирования времени. Четвертый способ — игры,которые являются результатом индивидуального программирования (то есть индивидуальных стереотипов и поведенческих последовательностей, «предписанных негласными нормами и правилами»; Berne, 1964, р. 17). Существуют и два других крайних варианта социального поведения: с одной стороны, отстраненность, а с другой — близость.

Ритуалы.Ритуалы относятся к социально предписанным формам поведения в стандартных социальных ситуациях. Это дополнительные родительские трансакции. Они удовлетворяют потребность в признании и поглаживании. Вероятно, наиболее общепринятым ритуалом является поведенческая последовательность «Здравствуйте — До свидания». Лишение символов признания составляет суть грубости. Известны различные степени и типы признания. Письма от поклонников — деперсонифицированная форма признания; более личной формой являются живые аплодисменты или подаренный букет цветов после представления. В словесном выражении признание варьирует от обычного «здравствуйте» до «как поживаете?». Возможны варианты от простого признания присутствия человека, через признание чувств, ощущений и личности, до проявления личного интереса. «Одного признания, однако, недостаточно, поскольку после выполнения ритуалов возникает напряжение и появляется тревога. Настоящая проблема социального взаимодействия состоит в том, что происходит после ритуалов» (Berne, 1961, р. 85).

Времяпрепровождение.Процедуры и ритуалы стереотипны и, следовательно, предсказуемы. Варианты времяпрепровождения более разнообразны. Они могут начинаться и заканчиваться ритуалами и занимают больше времени по сравнению с ритуалами. Времяпрепровождение часто заполняет время, пока человек ожидает начала встречи или какой-либо деятельности либо на вечеринке. Времяпрепровождение может способствовать процессу социального отбора, поскольку они сводят вместе людей со сходными интересами или интересом друг к другу, часто приводя к более сложным взаимоотношениям (играм) или началу дружбы. Варианты времяпрепровождения чрезвычайно разнообразны и имеют свои названия, например «Мужской разговор», «Дамский разговор», «Знаете ли вы» и т. д. Они могут быть классифицированы различными способами. Времяпрепровождения относятся к дополнительным трансакциям. Помимо других преимуществ, уже упомянутых выше, времяпрепровождение может подтвердить роль индивида и укрепить его позицию (см. перечень из четырех позиций). Времяпрепровождение может приносить удовольствие само по себе или же, особенно для невротических личностей, быть просто способом проведения времени. Вместе с тем они не сопряжены с особым волнением.

Игры.Времяпрепровождение и игры относятся к занятиям(engagements);они располагаются между деятельностьюи ритуалами,с одной стороны, и близостьюс другой. Если времяпрепровождение является прямой трансакцией, то игры можно отнести к скрытой. Трансакции в играх являются дополнительными и предполагают вознаграждение. «Процедуры могут быть успешными, ритуалы — эффективными, времяпрепровождения — выгодными, но все они по определению искренни; они могут включать соревнование, но не конфликт, их конец может быть сенсационным, но не драматичным. В то же время каждая игра, с одной стороны, в основе своей нечестная, а, с другой — результат ее драматичен, а не просто волнующ» (Berne, 1964, р. 48). Игры не имеют ничего общего с «развлечениями»; они угрюмо серьезны, как карточные игры. Продажи предполагают наличие игры, их так и называют: «страховая игра», «игра в продажу недвижимости» и т. д. вплоть до «мошеннической игры»; война — это тоже игра.

Игры имеют свои названия: сотня их перечислена и описана в книге «Игры, в которые играют люди» (Berne, 1964), от A (Addict,«Пристрастие») до Y (You've Got to Listen,«Ты должен слушать»). Множество других игр были выявлены позднее. Излюбленная игра супругов называется «Если бы не ты» с ее социальным вариантом «Если бы не он». Жена извлекает из этой игры целый ряд выгод, в том числе избавление от непосильного или пугающего дела, манипулирование мужем, получение информации для структурирования и заполнения социальных взаимоотношений с другими женщинами.

Наиболее распространенная игра в коллективах «Почему бы вам не... — Да, но...», в которую может играть любое количество участников. Игрок, обозначаемый «он», возражает «Да, но...»: «Хороший игрок может противостоять остальной группе как угодно долго, пока окружающим не надоест, тогда "он" выигрывает» (Berne, 1961, р. 104). Эта игра ведется отнюдь не под предлогом получения помощи или информации, а со скрытой целью увещевания и потакания Ребенку, который огорчает Родителя.

Игры выполняют целый ряд функций; они заполняют большую часть социальной жизни. С целью избежать скуки времяпрепровождения и не подвергать себя при этом опасностям близости, люди прибегают к играм для возбуждения и социального подкрепления, или поглаживания. Как и в случае времяпрепровождения, люди, играющие в одни и те же игры, держатся вместе.

Игры относятся к двойным трансакциям и предполагают два уровня, социальный и психологический, причем последний бывает скрыт. Выгода находится на психологическом уровне, в форме чувств, хороших или плохих. Повторение игры ведет к коллекционированию определенных чувств, «купонов»,что превращается в «рэкет».Некоторым людям необходимы определенные игрыдля поддержания психического здоровья. «Их динамическая функция состоит в сохранении психического равновесия, а их фрустрация ведет к взрыву гнева или состоянию, которое в трансактном анализе называется отчаянием»(Berne, 1961, р. 108), это состояние скорее сходно с экзистенциальным отчаянием, чем с депрессией.

Выгодами от некоторых игр являются чувства вины, неадекватности, обиды, страха, боли и гнева, это и есть «продажа купонов». Самооправдание этих чувств составляет рэкет. Игры предназначены для манипулирования окружающими, поэтому игроку полагается проявлять эти чувства и предпринимать значимые действия, связанные с собственным жизненным сценарием, без чувства вины. Игры, подобно процедурам, ритуалам и времяпрепровождениям, осваиваются в семье. Если последние три прямо преподаются родителями, то игры обычно осваиваются косвенно или путем подражания. Они передаются в поколениях.

Близость.«Времяпрепровождение и игры заменяют реальную жизнь истинной близости» (Berne, 1961, р. 86). Близость предполагает интенсивное глубоко индивидуальное программирование, разрушающее ограничения социальных стереотипов и скрытых ограничений. «Общество не терпит искренности, за исключением личных отношений» (Berne, 1964, р. 172); близость — это личное дело. Близость затрагивает естественного Ребенка. Она свободна от игры. «К счастью, вознаграждения от близости, которая является или должна быть наиболее совершенной формой человеческой жизни, столь велики, что даже самые сыгранные партнеры беспрепятственно и с радостью оставляют игру, если находится подходящий человек для формирования близких отношений» (Berne, 1964, р. 62).

Чтобы иметь возможность подняться над игрой и вступить в близость, человек должен обладать достаточной сознательностью и спонтанностью, чтобы избавиться от навязчивого стремления играть в игры и, следовательно, свободно выбирать и выражать чувства, исходящие от Родителя, Взрослого или Ребенка. Для выхода из игры требуется свобода от влияния семьи и родителей, благодаря которым игра была освоена.

Сценарии.Игры организованы в сценарии. «В операционном смысле сценарий представляет собой сложный набор трансакций, по природе своей повторяющихся, что в действительности проявляется не всегда, поскольку полный цикл может потребовать всей жизни» (Berne, 1961, р. 116). Это бессознательный жизненный план, в основе которого лежит решение, принятое в раннем детстве. Наиболее ранний опыт формирования сценария получил название протокола,он ведет свое начало из опыта общения с родителями и их влияния; позднее он подвергается воздействию мифов и сказок, с которыми знакомят ребенка. В последующие годы он несколько подавляется, однако вновь проявляется в предсознании как изменяемая часть сценария(script proper).Изменяемая часть сценария модифицируется в соответствии с реальностью и проявляется в адаптации,которая отыгрывается в жизни и в групповом лечении. Все три формы включены в термин сценарий.Другие разновидности включают оперативный сценарий,который вытекает из адаптации, а также вторичный адаптированный сценарий,который служит постановочным сценариемжизни. Кроме того, обычно существует антисценарий,или контрсценарий,который является более безопасным и конструктивным планом, чем волнующий, но часто деструктивный сценарий,и который перемежается со сценарием. Контрсценарий может также определять стиль жизни, в то время как сценарий ответственен за неизбежную судьбу, которая для сторонних наблюдателей может показаться полной неожиданностью.

Хотя сценарий как жизненный план рассчитан на всю жизнь, он может воспроизводиться в укороченных версиях каждый год или даже неделю, иногда по несколько раз на протяжении одной групповой сессии или в течение нескольких секунд. Сценарии могут быть конструктивными или трагическими. Распространенный трагический сценарий проистекает из усвоенного в детстве убеждения в существовании доброго Санта Клауса, который в нужный момент подарит успех и счастье. Когда человек отчаивается ждать, он может обратиться за помощью к психотерапевту. Сценарии тесно связаны с жизненными позициями, в частности сценарий с Санта Клаусом имеет отношение к позиции «Я не о'кей; вы о'кей» и может привести к результатам, о которых шла речь выше при обсуждении четырех позиций.

Сценарии оказывают доминирующее влияние в социальных взаимодействиях, которые, таким образом, испытывают воздействие заложенных в сценарий ранних переживаний. Игры избираются в соответствии со сценарием, трансакции отбираются в соответствии с играми. Окружение отбирается по его участию в трансакциях; для более устойчивых отношений отбор производится по готовности участвовать в играх; для более близких взаимоотношений люди отбираются по их способности играть роли в сценарии. В жизненном сценарии человека всегда присутствует элемент судьбы. Человек является пленником своего сценария, если ему не удастся как-то преодолеть эту зависимость. Таким образом, принятое в детстве решение определяет всю жизнь человека и то, как он встретит смерть.

 

Психопатология

 

Общая патология психических расстройств подразделяется на структурную и функциональную. Структурная патологиявключает аномалии психической структуры Родителя, Взрослого и Ребенка. Имеются два распространенных типа — исключение и заражение.

При исключенииодно из Я-состояний в целях самозащиты исключает другие и начинает определять поведение. В случаях «компенсированной» шизофрении Родитель исключает археопсихе Ребенка. У расчетливого ученого преобладающим Я-состоянием является Взрослый. У нарциссических, импульсивных личностей Ребенок исключает Родителя и Взрослого. Если два Я-состояния исключаются, говорят, что они списываются(decommissioned).При зараженииодно из Я-состояний вторгается во Взрослого. Заражение Взрослого Родителем ведет к известной предвзятости. Вторжение Ребенка во Взрослого наблюдается при бреде. Двойное заражение включает одновременное вторжение во Взрослого Родителя и Ребенка.

Вторым типом психопатологии является функциональный.При функциональной патологии границы «Я» проницаемы, что ведет к лабильности (флуктуации) катексиса от одного Я-состояния к другому. Вместе с тем подвижность катексиса может наблюдаться и при отсутствии дефектов в границах «Я». Застой катексиса возникает при слишком медленном его движении. Границы «Я» могут быть жесткими или практически непроницаемыми; это является необходимым условием исключения. Развитие психопатологии начинается с травмирования Я-состояний в детстве; чем раньше произошла травма, тем более серьезные возможны последствия.

«Симптомы являются проявлением единичного определенного Я-состояния, активного или исключенного, хотя они могут быть результатом конфликтов, взаимодействий или заражений между различными Я-состояниями. Первое симптоматическое задание в структурном анализе, таким образом, состоит в выявлении Я-состояния, ответственного за проявление симптома» (Berne, 1961, р. 61)

Галлюцинации обычно исходят от Родителя. Бред, как правило, наблюдается в результате заражения (контаминации) Ребенком Взрослого, поэтому бред часто воспринимается как Я-синтонный со Взрослым, как переживания Взрослого. После прекращения заражения бред может сохраниться, однако человек сознает, что эти переживания не имеют под собой реальной основы; они становятся Я-дистонными. «Пограничные симптомы» (дереализация, деперсонализация, отчуждение, чувства нереальности, уже пережитого и так далее) вытекают из «нарушений границы между Взрослым и Ребенком» (Berne, 1961, р. 63). Все эти симптомы шизоидные по своей природе.

«При гипомании наблюдается исключение Родителя Ребенком при участии зараженного Взрослого, поэтому преобладают неопсихические (Взрослый), хотя и нарушенные, суждения. Если мания прогрессирует, Взрослый и Родитель терпят поражение от заряженного психической энергией Ребенка, который получает широкие возможности для своей бурной деятельности» (Berne, 1961, р. 66).

Симптоматика конверсионной истерии проистекает от Ребенка, который исключается Взрослым через подавление. В целом, однако, при неврозе Родитель является врагом. Расстройства характера и психопатии также являются проявлениями Ребенка в сотрудничестве со Взрослым; импульсивный невроз также коренится в Ребенке, но уже без участия Взрослого или Родителя.

Функциональные психозы включают все состояния, обычно диагностируемые как маниакально-депрессивные и шизофренические, однако взамен обычной нозологической классификации в терминах структурных состояний они подразделяются на активныеи латентные.«Активным считается психоз, при котором исполнительная власть находится у Ребенка и который переживается как "истинное «Я»", в то время как Взрослый списан» (Berne, 1961, р. 139). При др



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.172.203.87 (0.018 с.)