Часть III. Когнитивные подходы



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Часть III. Когнитивные подходы



 

 

Предисловие к части III

 

Когнитивными подходами в психотерапии считаются те, в которых делается преимущественный акцент на логическом, интеллектуальном подходек процессу и/или разрешению проблем или затруднений клиента. Эти подходы могут быть сравнительно эклектичными; иначе говоря, в них используется целый ряд разнообразных техник. При этом исходят из представлений, что различные проблемы и различные клиенты требуют различных методов или техник; выбор техник обычно осуществляется на основании практических соображений или собственного опыта.

Более ранние издания этой книги включали в качестве когнитивного подхода так называемую миннесотскую точку зрения Уильямсона. Кроме того, в предыдущее издание входила глава, посвященная Рейми и его гипотезе ложных когнитивных представлений (cognitive misconception hypothesis).Читателей, интересующихся этими теориями, мы отсылаем к предыдущим изданиям.

Эллис первым разработал рациональную психотерапию. Прошло больше десятилетия, прежде чем другие, в частности Бек и Мейхенбаум, разработали собственные подходы в когнитивной психотерапии. Подходы Эллиса, Бека и Мейхенбаума описаны в соответствующих главах данного раздела. Эти подходы имеют много общего, как сможет убедиться читатель. Психотерапевт предстает в роли учителя, который пытается привить клиенту навыки использования информации, логики или рассуждений с целью коррекции ложных толкований и иррациональных мыслей, считающихся основой эмоциональных расстройств.

Природа американского общества делает его восприимчивым к когнитивным психотерапевтическим подходам, поскольку они основаны на научных фактах. На это указывает Франк (Frank, 1961), обращая внимание на возможные слабые стороны такого подхода в психотерапии. По его словам, научный идеал

«ценит объективность и интеллектуальное постижение, однако эти особенности не всегда применимы к психотерапии. В результате неизбежна завышенная оценка значимости когнитивных аспектов. С позиции пациента «инсайт» в смысле способности облечь понимание в слова может быть ошибочно принят за истинное изменение установок. С позиции психотерапевта научный подход может привести к ненужному акценту на красотах и изяществе интерпретаций, а также к избеганию открыто возбуждающих эмоции техник... несмотря на всеобщее согласие с тем, что для успеха психотерапии непременно должны быть затронуты эмоции пациента» (pp. 219-220).

 

 

Глава 7. Рационально-эмотивная психотерапия: Эллис

 

Вероятно, одной из наиболее известных и ранних попыток привнести в психотерапию логику и рассуждение является подход Альберта Эллиса, впервые изложенный в нескольких журнальных статьях. Первоначально названный рациональной психотерапией,он с 1962 г. получил наименование рационально-эмотивной терапии(РЭТ) (rational-emotive therapy, RET).

Альберт Эллис (род. в 1913 г.) получил степень бакалавра в 1934 г. в Сити колледже в Нью-Йорке; звание магистра и доктора философии ему было присвоено соответственно в 1943 г. и 1947 г. в Колумбийском университете. Эллис начал частную практику в сфере брачного, семейного и сексуального консультирования в 1943 г. В связи со своим интересом к психоанализу Эллис прошел психоаналитическое обучение и трехгодичный личный анализ. Он какое-то время работал клиническим психологом в клинике психической гигиены в государственном диагностическом центре, главным психологом Департамента учреждений и агентств штата Нью-Джерси, а также инструктором в Рутжеровском и Нью-Йоркском университетах. Основная часть его профессиональной деятельности, однако, была посвящена частной практике. Несмотря на это, он занимался активной лекторской работой и проводил семинары по терапии РЭТ по всему миру и сейчас продолжает это делать. В 1958 г. он основал Институт рациональной жизни (Institute for Rational Living),а в 1968 г. — Институт усовершенствования в области рациональной психотерапии (Institute for Advanced Study in Rational Psychotherapy),исполнительным директором которого он в настоящее время является. Кроме обучения РЭТ Институт предлагает уроки в Школе жизни (Living School),где нормальных детей обучают принципам рационально-эмотивной психологии.

Эллис получил множество наград, в частности «За выдающийся профессиональный вклад в развитие знаний» от Американской психологической ассоциации (см. American Psychologist,1986, 41,pp. 381-397), звание «Гуманист года» от Американской гуманистической ассоциации и награду за личное развитие от Американской консультативной ассоциации.

Эллис, дипломант в области клинической психологии Американского комитета профессиональной психологии, опубликовал множество своих трудов. Он является автором многочисленных популярных и научных книг по вопросам секса и сексуальности. Эллис был одним из трех психотерапевтов в серии фильмов под общим названием «Три подхода к психотерапии» продюсера Эверетта Л. Шострома. Он распространил рационально-эмотивный подход на групповую психотерапию и группы встреч. Эллис опубликовал принципы своего подхода в ряде книг и статей. Биография Эллиса подготовлена Вайнером (Wiener, 1988).

 

 

Становление и развитие

 

На заре своей практики в области консультирования супругов Эллис уделял внимание предоставлению авторитетной информации. Вместе с тем он стал осознавать, что проблемы, с которыми обращаются к нему клиенты, часто обусловлены отсутствием необходимой информации или знаний; его клиенты также страдали психологическими или эмоциональными расстройствами. Он обратился за помощью к психоанализу и, пройдя обучение и личный анализ, начал заниматься традиционным психоанализом. Несмотря на свои значительные успехи как психоаналитика (по его словам, заметное улучшение наступало у 50% всех его пациентов и 70% пациентов-невротиков), он не был удовлетворен этими результатами и, что более важно, теорией и техниками психоанализа. Эллис ощущал, что пассивность и бездеятельность ортодоксального психоанализа идут вразрез с его собственной личностью и темпераментом.

«Если мне кажется, что я отлично знаю причины проблем пациента, почему я должен пассивно ожидать, иногда в течение нескольких недель и даже месяцев, пока он, по собственной инициативе, покажет мне, что полностью «готов» принять мои толкования? Почему, когда пациентам с трудом даются свободные ассоциации, когда они за всю сессию могут вымолвить всего несколько слов, я не должен помочь им наводящими вопросами или замечаниями?» (Ellis, 1962, р. 7.)

В результате своей неудовлетворенности Эллис внес изменения в неофрейдистский подход, а впоследствии и в психоаналитическую терапию, активизировав процесс. Несмотря на явное повышение эффективности (значительного улучшения достигали 63% всех пациентов и 70% пациентов-невротиков), причем это отнимало меньше времени и усилий, Эллис по-прежнему был недоволен. Хотя его пациенты достигали инсайта относительно собственного поведения и его причин, они не всегда менялись в лучшую сторону.

Эллис заинтересовался теорией научения (то есть обусловливания) и попытался применить ее для разрушения условных рефлексов у своих пациентов путем привлечения их к подходящим терапевтическим видам деятельности. И вновь ему показалось, что эта направленная на деятельность эклектическая терапия более эффективна, но неудовлетворенность не оставляла Эллиса. Его рациональный подход начал развиваться именно в этот момент (в 1954 г.). Эллис убедился, что иррациональные, невротические ранние навыки обладают значительной стойкостью, поскольку индивиды упорствовали в переобучении себя этим навыкам, оказывая сопротивление терапии и достижению инсайтов. Тогда Эллис принялся обучать своих пациентов изменять мышление и принимать рациональный подход к проблемам. Он видел, что до 90% людей после применения этого метода в течение 10 и более сессий достигали заметного и даже значительного улучшения.

Принципы терапии РЭТ были сформулированы в ряде статей, выходивших начиная с 1955 г. (Ellis, 1955a, 1955b, 1956, 1957a, 1957b, 1958, 1959), а наиболее полно они были изложены в книге «Разум и эмоции в психотерапии» (Reason and Emotion in Psychotherapy,Ellis, 1962). Последние работы Эллиса (Ellis, 1987a, 1988b, 1989; Ellis & Dryden, 1987; Ellis & Grieger, 1977a; Ellis & Whiteley, 1979) дополнили и развили уже сформулированную теорию.

 

 

Философия и концепции

 

Дав своему подходу название «рациональная терапия», Эллис впоследствии отказался от него, поскольку возникала путаница с другими «рациональными» подходами и классической рационалистической философией, от которой он хотел отмежеваться. Вместе с тем он сочувственно относится к современному рационализму или неорационализму, который вносит в науку и поиск истины логику и разум в отличие от сверхъестественных тенденций, мистицизма и догматизма. Кроме того, Эллис разделяет цели жизни современных экзистенциалистов и приемлет следующие принципы (Braaten, 1961).

«1) Человек, ты свободен, самоопределяйся; 2) культивируй собственную индивидуальность; 3) живи в согласии со своим ближним; 4) высшим мерилом являются твои собственные переживания; 5) целиком пребывай в текущем моменте; 6) истина заключается в действии; 7) ты можешь скачком выйти за пределы своих возможностей; 8) творчески используй свои возможности; 9) делая свой выбор, выбирай в пользу человека и 10) тебе следует принять ограниченность своих возможностей.»

Эллис утверждает, что концепции, составляющие его систему, не являются оригинальными. Хотя многие из них он открыл на собственном опыте, он признает, что некоторые из них были ранее сформулированы древними и современными философами, психологами, психотерапевтами и социологами (Ellis, 1979c, 1987а).

 

Допущения

 

Рационально-эмотивная терапия (РЭТ) основывается на ряде допущений о человеческой природе и происхождении человеческих несчастий, или эмоциональных нарушений (Ellis, 1988b, 1989, 1993). Вот некоторые из этих допущений.

1. Люди сочетают в себе рациональное и иррациональное. Когда они мыслят и действуют рационально, более вероятно, что они будут эффективны, счастливы и компетентны.

2. Эмоциональное или психологическое нарушение — невротическое поведение — является результатом иррационального и нелогичного мышления. Мысли и эмоции неразделимы. Эмоции сопровождают мышление, а мышление, как правило, предвзято, субъективно и иррационально.

3. Люди по своей биологической природе предрасположены к иррациональному мышлению, строят в соответствии с этим окружающие условия и переживания. Индивиды с серьезными нарушениями (психотики) отличаются более выраженной склонностью к расстройствам мышления.

4. Люди — это говорящие животные, мышление у них происходит обычно с использованием символов или языка. Поскольку мышление устойчиво, если устойчивы эмоциональные нарушения, иррациональное мышление обязательно устойчиво при устойчивых эмоциональных нарушениях. Характеризует индивидов с выраженными нарушениями то, что они поддерживают свои нарушения и сохраняют нелогичное поведение за счет внутренней вербализации своих иррациональных идей и мыслей. «Для практических целей фразы и предложения, которые мы часто себе повторяем, являются или становятся нашими мыслями и эмоциями» (Ellis, 1962, р. 50). Постоянная стимуляция служит причиной стойкости расстройств поведения и эмоций, а простое понимание корней нарушения в процессе психоанализа не является достаточным условием устранения нарушения.

5. Продолжительность состояний эмоциональных нарушений, которые являются результатом внутренней вербализации, определены, таким образом, не внешними событиями или обстоятельствами, а восприятием и установками в отношении этих событий, которые включены в интернализованные высказывания о них. Эллис обнаруживает истоки этой концепции у Эпиктета, который писал: «Люди расстраиваются не столько из-за вещей, сколько из-за своих взглядов на них». Он также цитирует сходную фразу из «Гамлета»: «Нет ни хорошего, ни плохого, все делает таким или другим наш разум» (Ellis, 1962, р. 54).

6. Негативные и направленные во вред себе мысли и эмоции должны быть устранены путем перестройки восприятия и мышления, чтобы мышление стало логическим и рациональным, перестав быть нелогичным и иррациональным. Задача психотерапевта в процессе психотерапии — продемонстрировать клиентам, что их внутренние вербализации являются источником их же эмоциональных нарушений, доказать нелогичность и иррациональность этих вербализаций, скорректировать их мышление так, чтобы их внутренние вербализации стали более логичными и эффективными и были бы отделены от негативных эмоций и саморазрушающего поведения (см. также Dryden, 1989; Ellis & Dryden, 1987).

 

Иррациональные идеи

 

Эллис выявил одиннадцать идей, или ценностей, которые иррациональны, полны суеверия или «бессмысленны», но которые получили широкое распространение в западном обществе и, по-видимому, «с неизбежностью ведут к неврозу» (Ellis, 1962, р. 61).

1. Существенно, чтобы человека любили или одобряли практически все представители его окружения. Эта идея явно иррациональна, поскольку цель эта недостижима, пытаясь ее достичь, человек становится менее самостоятельным, более неуверенным и в результате — более саморазрушающим. Желательно быть любимым; однако разумный человек не станет приносить в жертву собственные интересы и устремления в попытке достичь этой цели.

2. Человек обязан быть абсолютно компетентным, адекватным и успешным, чтобы быть достойным уважения. И такое вряд ли возможно, а настойчивое стремление к этому может привести к психосоматическому заболеванию, появлению чувства неполноценности, неспособности жить собственной жизнью, постоянному чувству страха перед неудачей. Разумный индивид стремится делать добро ради самого себя, а не быть лучше других, получать удовольствие от деятельности, а не занимается ею исключительно ради результатов, учиться, а не пытаться быть совершенным.

3. Некоторые люди плохие, порочные или подлые и, следовательно, заслуживают наказания и обвинения. Эта идея иррациональна, поскольку не существует абсолютных стандартов истины, а свобода воли незначительна. «Неправильные» или «аморальные» поступки являются результатом глупости, невежества или эмоциональных нарушений. Все люди подвержены ошибкам и совершают их. Обвинение и наказание, как правило, не приводят к улучшению поведения, поскольку не способствуют уменьшению глупости, приобретению ума или улучшению эмоционального состояния; в действительности наказание зачастую ведет к ухудшению поведения и усугублению эмоционального расстройства. Разумные индивиды не винят себя или других. Подвергаясь обвинениям со стороны окружающих, они пытаются исправить или скорректировать свое поведение, если были не правы; если же они считают себя правыми, то осознают, что такое обвинение — показатель нарушений у других. В случае ошибок окружающих разумные люди пытаются понять и, если это возможно, предотвратить их повторение; в случае невозможности это сделать, они стараются не позволять, чтобы чужое поведение выводило их из душевного равновесия. Допустив ошибку, разумный человек понимает и принимает свое поведение, а не разрешает ей превратиться в катастрофу или привести к ощущению никчемности.

4. Просто ужасно, когда дела идут не так, как нам бы хотелось. Это признак иррационального мышления, поскольку разочарование — вполне нормальное чувство, однако, длительно и сильно расстраиваться не стоит, ведь нет оснований полагать, что дела должны быть не такими, как они есть на самом деле, расстройство крайне редко изменяет ситуацию, а обычно делает ее хуже; если невозможно исправить ситуацию, единственным разумным выходом будет принять ее, разочарование не приведет к эмоциональному нарушению, если только мы не поставим свое удовлетворение или счастье в зависимость от исполнения своих желаний. Разумный человек избегает преувеличивать значимость неприятных ситуаций и работает над их улучшением или же принимает их, если невозможно улучшить. Неприятные ситуации могут причинять беспокойство, но ни одна из них не является ужасной или катастрофической, если только мы сами ее так не определяем.

5. Причиной несчастий служат внешние обстоятельства, не во власти человека контролировать этот процесс. В действительности внешние силы и события, даже сопряженные с физической угрозой, обычно психологичны по своей природе и не могут причинить вреда, если только мы не позволим им это (за счет своих установок и реакций). Люди причиняют себе беспокойство, размышляя о том, как ужасно, когда кто-то — недобрый, отвергающий, раздражающий и т. д человек. Если мы поймем, что причиной беспокойства являются наши собственные представления, оценки и усвоенные вербализации, то беспокойством можно будет управлять или заменить его. Достаточно разумные люди понимают, что основной источник несчастий находится в них самих; даже будучи раздражены внешними событиями, они осознают, что можно изменить свою реакцию, изменив определение и вербализацию события.

6. Опасные или пугающие события являются основанием для сильной тревоги, об их возможности надлежит постоянно помнить. Это иррациональная идея, поскольку беспокойство или тревога мешают объективной оценке вероятности опасного события и часто мешают эффективному совладанию с ним, если оно случается; тревога может даже повысить вероятность опасного события, ведет к увеличению возможности его наступления, не может предотвратить неизбежных событий, а многие неприятные ситуации вследствие тревоги представляются хуже, чем на самом деле. Люди с рациональным мышлением сознают, что потенциальные опасности далеко не такие катастрофические, как может показаться; они также сознают, что тревога не предотвращает пугающих событий и даже может повысить их вероятность, сама по себе тревога может причинить больше вреда, чем вызвавшая ее причина. Рациональный человек также сознает, что необходимо делать то, чего боишься, чтобы убедиться в отсутствии реальной опасности.

7. Проще избежать определенных трудностей и обязанностей, чем с ними справиться. Это иррациональная идея, поскольку избежать выполнения задачи труднее и болезненнее, чем ее выполнить; кроме того, избегание влечет за собой новые проблемы и неудовлетворенность, включая потерю веры в свои силы. Вместе с тем легкая жизнь не обязательно счастливая. Разумные люди выполняют все, что необходимо, искусно избегая при этом ненужных неприятных заданий. При нежелании выполнять необходимые обязанности, они анализируют причины этой ситуации, заставляют себя сделать то, что нужно, а затем осознают, что сопряженная с выполнением обязанностей и решением проблем жизнь приносит удовольствие.

8. Человек должен зависеть от других и должен иметь кого-то более сильного, на кого можно положиться. Все мы в той или иной степени зависимы друг от друга, однако, нет причин усиливать эту зависимость; это ведет к потере независимости, индивидуальности и самовыражения. Зависимость приводит еще к большей зависимости, неспособности учиться, ощущению небезопасности, поскольку мы отдаем себя на милость тем, от кого зависим. Разумный человек борется за свою независимость и право нести ответственность, но в случае необходимости не отказывается от помощи. Разумный человек сознает, что риск может привести к неудаче, однако рисковать все же стоит, а неудача сама по себе не является катастрофой.

9. Прошлые переживания и события являются определяющими для настоящего поведения; от влияния прошлого невозможно избавиться. Напротив, то, что было необходимым поведением при определенных обстоятельствах, не обязательно является необходимым сейчас; прошлые решения проблем в настоящее время могут не подойти. Предполагаемое влияние прошлого может использоваться в качестве оправдания нежелания изменить поведение. Несмотря на трудности, связанные с преодолением прошлых привычек, нет ничего невозможного. Люди с рациональным мышлением, отдавая прошлому должное, также сознают, что можно внести изменения в настоящее с помощью анализа влияний прошлого, ставя под сомнение те убеждения, которые в настоящее время являются вредными, и заставляя себя поступать по-новому.

10. Человек должен сильно расстраиваться по поводу проблем и тревог других людей. Это представление ошибочно, поскольку зачастую чужие проблемы и есть не более чем чужие. Проблемы других людей могут не иметь ничего общего с нами. Даже когда поведение других людей нас задевает, расстраиваемся мы в действительности из-за собственного определения этого поведения. Разумно мыслящий человек определяет, стоит ли ему расстраиваться из-за поведения окружающих, и если да, то пытается помочь им измениться. Если ничего нельзя сделать, остается принять происходящее и не унывать.

11. Всегда существует правильное или идеальное решение каждой проблемы и его надо найти, иначе не избежать катастрофы. Это иррациональное убеждение, поскольку идеального решения не существует, воображаемые результаты неудачных поисков идеального решения нереалистичны и могут вызвать тревогу или панику, и такой перфекционизм ведет к принятию не самого лучшего из возможных решений. Разумно мыслящий человек пытается отыскать разные возможные решения проблемы и принимает лучшее или наиболее подходящее из них, сознавая, что идеального ответа не существует.

Эти ложные идеи чрезвычайно распространены в нашем обществе; принимаемые и подкрепленные постоянным самовнушением, они могут привести к эмоциональным нарушениям или неврозу, поскольку их невозможно осуществить.

«Если человек верит в бессмыслицу, заключенную в этих утверждениях, он неизбежно будет иметь тенденцию стать подавленным, враждебно настроенным, настороженным, виноватым, неспособным, инертным, несчастным, неэффективным. С другой стороны, избавившись от этих основных видов иррационального мышления, чрезвычайно трудно сильно расстроиться или, по крайней мере, находиться в этом состоянии продолжительное время» (Ellis, 1962, р. 89).

Если сторонники Фрейда правы в том, что переживания раннего детства оказывают влияние на эмоциональные нарушения, эти эффекты вторичны; они продолжают оказывать свое действие лишь постольку, поскольку индивид усвоил некоторые из перечисленных выше основных алогичных идей. Не сами ранние переживания являются причиной нарушения, а установки и мысли индивида о них (Ellis, 1989).

Хотя перечисленные выше одиннадцать идей показывают некоторые из разнообразных направлений иррационального мышления, Эллис также попытался сократить этот список, чтобы выделить несколько основных иррациональных убеждений, составляющих суть этих одиннадцати. Вот какие идеи выделил Эллис (Ellis, 1979b).

«Я ДОЛЖЕН быть компетентным, адекватным и успешным, я также ДОЛЖЕН получить одобрение абсолютно всех значимых людей в моей жизни. Ужасно, когда этого не происходит. Я не перенесу поражения в этих важнейших направлениях. Я никчемный человек, когда я не делаю то, что я должен сделать, чтобы быть компетентным и снискать всеобщее одобрение... Другие ДОЛЖНЫ обращаться со мной доброжелательно, справедливо, подобающим образом, когда мне этого хочется. Ужасно,когда они этого не делают. Я не могу выносить их оскорбительное обращение со мной. Они недостойные, порочные люди, когда они не делают того, что ДОЛЖНЫ, чтобы обращаться со мной удовлетворительно... Я ДОЛЖЕН получить то, что хочу. Условия моего проживания и мир вокруг меня ДОЛЖНЫ быть упорядочены, хороши, определенны, таковы, какими я хочу их видеть. Я ДОЛЖЕН удовлетворять свои желания легко и без промедления, не встречая слишком много препон и трудностей. Невыносимо,когда дела обстоят иначе. Я не терплю дискомфорта, разочарования, когда что-то не соответствует идеалу. Мир — никчемное место, и жизнь не стоит того, чтобы жить, когда дела идут не так, как должны в этом смысле» (pp. 3-4).

Эти основные иррациональные убеждения, в действительности являющиеся разнообразными комбинациями одиннадцати идей и сведенные к трем, отражают еще один ключевой момент РЭТ: использование выражений типа «следовало бы», «надо» и «должен» в нашем мышлении. Согласно Эллису (Ellis, 1988b, 1993), именно категоричное мышление («Я ДОЛЖЕН...», «МНЕ СЛЕДУЕТ...», «МНЕ НАДО...») заводит людей в беду. Категоричные утверждения такого типа отражают иррациональность и могут вызывать или усугубить эмоциональное нарушение; лучше всего бороться с ними с помощью рационального спора (например, бороться со своим категоричным мышлением с помощью рационального анализа). Действительно, все эти «долженствования» являются отличительными особенностями иррациональных или алогичных убеждений в системе РЭТ.

 

Модель A-B-C терапии РЭТ

 

Несмотря на то что рационально-эмотивная терапия признает влияние на человека внешних причинных факторов, люди не зависят от них полностью. Напротив, считается, что человек способен преодолеть собственные биологические и социальные ограничения, как это ни трудно, и действовать в направлении изменения и контроля своего будущего (Ellis, 1976, 1979d). Такое признание способности людей определять в значительной мере собственное поведение и эмоциональные переживания выражено в теории поведения и личностных нарушений A-B-C (Ellis, 1989).

В модели A-B-C A (activating)соответствует активирующему событию или переживанию; B (beliefs)— системе убеждений индивида; C (consequences)— последствиям. Скажем, вы едете по шоссе и у вас спускает колесо; это A (активирующее событие). В ответ на это событие вы можете подумать: «Этого НЕ ДОЛЖНО было случиться. Это УЖАСНО. Я этого не вынесуне справлюсь».Эти мысли соответствуют части B (система убеждений) модели. Следовательно, учитывая свои мысли, вы можете встревожиться, разгневаться; эти чувства соответствуют части C (последствия) вашего проблемного мышления. Таким образом, A не является непосредственной причиной C, в чем вы убедились. Вместо этого последствия являются результатом системы убеждений, среднего компонента модели A-B-C.

Система убеждений может быть рациональной или иррациональной. В случае рациональной, разумной, или реалистичной, системы убеждений (рВ) последствия также будут рациональными или разумными (рС). Если система убеждений иррациональна, неразумна, или нереалистична (иВ), тогда последствия также будут иррациональными или неразумными (иС). Признание взаимоотношений A-B-C дает возможность изменения и контроля установок и поведения в ответ на обстоятельства.

 

 

Терапевтический процесс

 

Цели терапии

 

Одной из задач терапии является помощь клиентам в устранении или ослаблении иррациональных последствий (иС), или эмоциональных нарушений. Другой задачей является уменьшение тревоги (самообвинения), враждебности и гнева (обвинения других или обстоятельств). Другая задача — снабдить клиентов методом разумного анализа их собственных нарушений, с помощью которого они смогут поддерживать состояние минимальной тревожности и враждебности (Ellis & Harper, 1975).

Другие задачи, касающиеся психического здоровья, в рационально-эмотивной психотерапии подразумеваются, если и не выражаются явно. Они включают, хотя и не ограничиваются этим, пробуждение интереса к себе (с признанием прав других); социальный интерес, стремление к независимости, самостоятельности и ответственности; терпимое отношение к несовершенству человеческой природы; принятие неопределенности; гибкость и открытость изменениям; научное мышление; приверженность чему-либо вне себя; готовность рисковать или желание попробовать что-то новое; принятие себя; реализм (осознание нереальности утопий) (Ellis, 1979c). Эти цели разделяют многие философы и психотерапевты (Ellis, 1967, 1979с).

 

Шаги терапии РЭТ

 

В свете вышеупомянутых философии и концепций о природе эмоциональных нарушений можно утверждать, что психотерапия, согласно Эллису, представляет собой лечение неразумности здравым смыслом. Несмотря на существование других способов контролирования эмоций — за счет электрических и химических процессов, использования сенсомоторных техник или каких-либо действий, продиктованных любовью и уважением к другому человеку,— психотерапия делает все это за счет использования церебральных процессов. Люди, как существа мыслящие, способны избегать большинства эмоциональных нарушения или несчастий, научившись мыслить разумно.

Задача психотерапевта — помочь клиентам избавиться от алогичных, иррациональных идей и установок, заменить их логичными, рациональными идеями и установками (Ellis, 1989). Первый шаг в этом процессе — показать клиентам, что эти идеи и установки алогичны, разъяснить, почему это так, продемонстрировать (с помощью модели A-B-C) взаимосвязь между иррациональными идеями, с одной стороны, и несчастьями и эмоциональными нарушениями, с другой. Эллис полагает, что это делается в большинстве психотерапевтических подходов; однако это делается пассивно, косвенно и дальше этого не идет.

Вторым шагом в рационально-эмотивной терапии является помощь клиентам в осознании того, что их эмоциональное нарушение поддерживается за счет алогического мышления; иначе говоря, их собственное иррациональное мышление в настоящем, а вовсе не сохраняющееся влияние ранних событий обусловливает их состояние.

Третий шаг терапевтического процесса — помочь клиентам изменить их мышление и отказаться от иррациональных идей. Если при некоторых подходах предполагается, что клиенты сделают все это самостоятельно, сторонники рационально-эмотивной терапии сознают, что алогическое мышление может быть настолько сильно, что клиенты не могут достичь изменений без помощи извне. Таким образом, терапия преимущественно состоит из оспаривания иррациональных убеждений (disputing, D).Предполагается, что в процессе оспаривания возникают желаемые когнитивные эффекты (cognitive effects, cE),эмоциональные эффекты (emotional effects, eE)и поведенческие эффекты (behavioral effects, bE).

Четвертый и заключительный шаг предполагает выход за обсуждение конкретных алогичных идей клиентов; рассматриваются иррациональные идеи в целом (такие как упомянутые выше одиннадцать) наряду с более рациональной философией жизни. В результате этого процесса клиенты усваивают рациональную философию жизни; иррациональные установки и убеждения заменяются рациональными. Таким образом, удается избавиться от негативных эмоций, а также саморазрушающего поведения (Ellis, 1962).

Кроме того, рационально-эмотивная терапия занимается проблемой самообесценивания, или низкой самооценки и ощущения собственной никчемности. Проблема человеческого достоинства возникает, когда люди оценивают себя на основании своих поступков, поведения или функционирования, которые обнаруживают их неадекватность, ошибки и неудачи. Обычный подход к этой проблеме заключается в том, чтобы помочь клиентам поверить в то, что они достойные люди просто в силу своего существования, независимо от своего поведения или мнения окружающих. Если клиенты усваивают это убеждение, имеет смысл убедить их также в отсутствии необходимости давать себе какую бы то ни было оценку (Ellis, 1988а). Не занимаясь самооценкой, клиенты осознают себя живущими и могут по своему выбору продолжать жить и наслаждаться жизнью. Клиенты прекращают задаваться вопросами типа «кто я такой?», «достойный ли я человек?». Отныне их больше интересуют другие вопросы: «какие у меня особенности характера?», «что мне нравится и не нравится делать?», «могу ли я улучшить какие-то свои черты, приобрести новый опыт, чтобы получать от жизни максимальное удовлетворение?» Они могут оценивать свои особенности, при этом не требуется оценивать себя как хороших или плохих (Ellis, 1973, 1993).

 

 

Применение: техники терапии

 

Эллис утверждал, что «все эффективные психотерапевты, независимо от степени осознания своих действий, учат или вынуждают своих пациентов переосмысливать события и философию своей жизни, меняя тем самым свои нереалистичные и алогичные мысли, эмоции и поведение» (Ellis, 1962, pp. 36-37). Но далее он добавляет, что другие психотерапевты используют для этого сравнительно неэффективные и непрямые техники. Такие техники, как абреакция, катарсис, анализ сновидений, свободные ассоциации, интерпретация сопротивления и анализ переноса могут быть вполне успешными, во всяком случае они помогают клиентам увидеть нелогичность своего мышления. Однако Эллис (Ellis, 1979a) считает, что даже при максимальной эффективности все эти методы себя не оправдывают. Сами по себе взаимоотношения и экспрессивно-эмоциональные, поддерживающие, инсайт-ориентированные методы, которые используются в том числе в рационально-эмотивной терапии, это лишь предварительные техники для установления раппорта, предоставления клиентам возможности для самовыражения, демонстрации уважения к ним. Психотерапевт обеспечивает как безоценочное принятие, так и безусловное позитивное отношение к клиенту как человеку, демонстрируя, что индивид достоин уважения независимо от своего поведения.

«В связи с тем, что приходящий на терапию пациент в высшей степени расстроен, с ним необходимо обращаться предупредительно, терпимо, тепло, оказывать ему поддержку, время от времени позволяя высказывать свои чувства с помощью техник свободных ассоциаций, абреакции, ролевой игры и других экспрессивных техник, которые могут быть неотъемлемой частью эффективной терапии. Вместе с тем рациональный психотерапевт не тешит себя иллюзиями, что эти методы построения отношений и выражения эмоций реально позволяют добраться до истоков алогического мышления пациента и побудить его мыслить более рационально» (Ellis, 1962, р. 95).

Иногда этого достаточно, но чаще всего нет.

Важной техникой рационально-эмотивной терапии является обучение. После начального этапа психотерапевт проводит активное переобучение клиента. Психотерапевт показывает, что нарушения клиента коренятся в отсутствии логики, а их поддержанию способствуют алогичные внутренние вербализации.

«Пациентам следует показать, что их интернализованные высказывания в определенном смысле нелогичны и нереалистичны... Эффективный психотерапевт обязан постепенно развенчивать прошлое и в особенности настоящее алогическое мышление своего пациента, его самоуничижающие вербализации с помощью: а) привлечения к ним внимания пациента; б) демонстрации их роли в происхождении и поддержании его нарушений и несчастий; в) конкретной демонстрации признаков отсутствия логики в интернализованных фразах пациента; г) обучение пациента переосмысливанию, оспариванию и противодействию этих (и других сходных) фраз, с тем чтобы мысли стали более логичными и эффективными» (Ellis, 1962, pp. 58-59).

«Рационально-эмотивная психотерапия противодействует иррациональным представлениям человека двумя основными способами. 1) Психотерапевт выступает в роли контрпропагандиста, прямо противостоящего и отрицающего саморазрушающую пропаганду и суеверия, которые пациент изначально выучил и которые он продолжает себе внушать сейчас. 2) Психотерапевт поощряет, убеждает и даже настаивает на том, чтобы пациент предпринял те или иные действия (например, сделал что-либо, чего он боится), что само по себе служит хорошим контраргументом против ошибочных убеждений» (Ellis, 1962, pp. 94-95).

Таким образом, рационально-эмотивный психотерапевт использует логику и рассуждение, обучение, убеждение, конфронтацию, разубеждение и предписание поведения с целью показать клиенту иррациональность его философии, продемонстрировать ее связь с эмоциональными нарушениями, изменить мышление клиента, а следовательно, и его эмоции, заместив иррациональные представления рациональными, логичными (Ellis, 1989). Кроме того, как было упомянуто ранее, психотерапевт иде



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.238.95.208 (0.025 с.)