Элементы аналитической психотерапии



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Элементы аналитической психотерапии



 

Цели терапии

 

Несмотря на существование общих целей терапии, их выбор также определяется уникальностью и индивидуальными особенностями каждого пациента. «Фундаментальным правилом для психотерапевта является отношение к каждому случаю как к новому и уникальному. Это, вероятно, кратчайший путь к истине» (Jung, 1934/1970, р. 168).

Цель терапии заключается в том, чтобы по возможности «позволить чистым переживаниям определить терапевтические цели. Это может показаться странным, поскольку принято считать, что у психотерапевта всегда есть цель. Однако, по моему мнению, в психотерапии целесообразно не слишком фиксироваться на конкретной цели» (Jung, 1931/1966, р. 41).

По утверждению Юнга,

«непосредственной задачей анализа бессознательного... является достижение состояния, при котором бессознательное содержание прекращает быть бессознательным и больше не проявляет себя косвенно, как феномен анимус и анима; иначе говоря, в этом состоянии анимус и анима выполняют функцию связи с бессознательным. Пока этого не произошло, они являются автономными комплексами, возмущающими факторами, нарушают сознательный контроль и выступают в роли настоящих «возмутителей спокойствия»» (Jung, 1956, р. 244).

Кроме того, «моя цель — вызвать психическое состояние, в котором мой пациент начинает экспериментировать с собственной природой, — состояние текучести, изменения, роста, в котором нет ничего фиксированного, безнадежно застывшего» (Jung, 1931/1966, р. 46). Таким образом, бессознательное осознается, а процесс индивидуации ускоряется.

Безусловно, цели терапии зависят от возраста пациента, психотерапевт обязан это учитывать при проведении анализа:

«мне представляется, что возраст пациента является важнейшим признаком. Я полагаю, что основные особенности души претерпевают значительные изменения в течение жизни, настолько сильные, что мы имеем право говорить о психологии утра жизни (у более молодых пациентов) и послеполуденной психологии (у более старших пациентов).» (Jung, 1931/1966, р. 39).

Что касается пациентов старшего возраста, заметное влияние на терапию оказывает кризис середины жизни (вероятно, обусловленный архетипически).

«Как правило, жизнь молодого человека характеризуется общей экспансией и стремлением достичь конкретных целей; невроз в этом случае будет в основном обусловлен сомнениями или отступлением от этой необходимости. Вместе с тем жизнь человека старшего возраста характеризуется ограничением сил, закреплением уже достигнутого, приостановкой дальнейшего роста. Корни невроза в этом случае лежат в юношеских установках, которые уже не соответствует возрасту» (Jung, 1931/1966, р. 39).

 

Терапевтический процесс

 

Разнообразие и диалектика.Все пациенты разные и требуют разнообразных, гибких подходов к вмешательству: «метод вмешательства определяется преимущественно природой случая... Жесткое применение отдельной теории или метода следует считать в корне ошибочным» (Jung, 1926/1954, р. 113). Например, некоторым пациентам вполне подходят «здравый смысл и добрый совет», «глубокая исповедь, или "абреакция"», «редукционный анализ... в духе Фрейда или... Адлера» (Jung, 1935/1966a, р. 19).

«Если же терапия становится монотонной, вы начинаете повторяться и интуиция подсказывает, что достигнут некий предел, или возникают мифологические или архетипические проявления, значит, настало время отказаться от (фрейдистского или адлерианского) аналитико-редукционного метода и перейти к анализу символов по аналогии или комплексно, что равнозначно (юнгианской) диалектической процедуре и пути к индивидуации» (Jung, 1935/1966a, р. 20).

В этих конкретных ситуациях юнгианский анализ наиболее показан.

Терапия — это диалектический процесс, обсуждение или диалог между психоаналитиком и пациентом, при котором обе стороны взаимно влияют друг на друга.

«(Диалектика) — это не столько разработка и усовершенствование предшествующих теорий и практик, сколько полный отказ от них в пользу максимально непредвзятой установки. Другими словами, терапевт более не организатор терапии, а равноправный участник процесса индивидуального развития» (Jung, 1935/1966а, р. 8).

Характеристики психотерапевта.Терапевт — это человек, гуманный участник терапевтического процесса, уважающий пациентов и их взгляды: «Врач обязан в принципе передать бразды правления природе, а самому сделать все возможное, чтобы избежать влияния на пациента со стороны своих собственных философских, социальных и политических склонностей» (Jung, 1935/1966b, p. 26). Кроме того, важнейшим качеством терапевта является заботливое, внимательное отношение к пациенту.

«Эти качества врача... я... называю его человеческим интересом и личной симпатией. Они не являются атрибутами какого-либо метода и сами не могут стать методом; это моральные качества, которые чрезвычайно важны во всех методах психотерапии» (Jung, 1921/ 1966, р. 132).

В аналитической терапии подчеркивается большое значение личных качеств психоаналитика для успеха вмешательства.

Этапы.Вмешательство можно разделить на четыре этапа, которые не обязательно следуют один за другим или исключают друг друга (Adler, 1967): исповедь (катарсис), толкование (достижение понимания или инсайта), обучение (переучивание) и трансформация (на пути к целостности и индивидуации). «Первооснова аналитической терапии... обнаруживается в ее прототипе, исповеди» (Jung, 1929/ 1966, р. 55).

«Поговорка "отдай что имеешь и обретешь" (является) девизом первого этапа психотерапевтического вмешательства» (там же, р. 59). «Исповедь» чрезвычайно важна, поскольку «складывается впечатление, что общественное сознание сурово наказывает всякого, кто хотя бы иногда... не признается в своих прегрешениях и человеческих слабостях. Пока он этого не сделает, непреодолимая преграда отделяет его от ощущения своей причастности к человечеству» (там же, pp. 58-59).

Вместе с тем

«вмешательство врача абсолютно необходимо. Нетрудно заметить, какое влияние на пациента оказывает возможность поделиться своими переживаниями с понимающим и сочувствующим врачом. Сознательный разум пациента находит во враче моральную поддержку в борьбе с неуправляемым влиянием травматического комплекса. Индивид больше не одинок в борьбе с этими стихийными силами, ему протягивает руку помощи заслуживающий доверия человек, наделяя моральной силой для противодействия тирании бесконтрольных эмоций. Благодаря этому подкрепляются объединяющие усилия сознательного разума пациента, пока он не обретает власть над мятежными эмоциями» (Jung, 1921/1966, р. 132).

Абреакция, катарсис, исповедь, таким образом, выполняют функцию поддержки пациента в его борьбе с сильными эмоциями.

В рамках второго этапа, толкования, проявляются регрессия и перенос. Что касается регрессии, в какой мере (в идеале) позволительно ее присутствие в терапии?

«Терапия должна поддерживать регрессию,вплоть до достижения «пренатального» этапа. Следует помнить, что «мать» в действительности — это имаго, просто психический образ, имеющий различное, но всегда важное бессознательное содержание. «Мать» представляет собой первую инкарнацию архетипа анимы и на самом деле отражает бессознательное в целом. Поэтому регрессия только внешне приводит к матери; в действительности это ворота в бессознательное, в «царство Матерей». Каждый, кто вступает в это царство, подвергает свою сознательную Эго-личность контролирующему влиянию бессознательного;если человек вовремя заметит свою ошибку или решит, что с ним сыграли злую шутку, он станет отчаянно защищаться, хотя это сопротивление к добру не приведет. Что касается регрессии, если ее не остановить, она продолжается дальше за «мать» и приводит в пренатальное царство «Извечной женственности», в древний мир архетипических возможностей, в котором «окруженное образами всего сущего» дремлет «божественное дитя», терпеливо ожидающее своей сознательной реализации. Это зародыш целостности, о чем можно судить по его специфическим символам» (Jung, 1912/1967, pp. 329-330).

За счет такой регрессии в терапии появляется возможность роста.

Перенос,перенесение прошлых неразрешенных переживаний (особенно в отношении собственных родителей) на терапевта может быть важной частью терапии. «Практически все случаи, в которых требуется длительная терапия, вращаются вокруг явления переноса, и... успех или неудача вмешательства тесно с ним связаны» (Jung, 1946/1966, р. 164). Для разрешения аспектов переноса требуется предпринять четыре шага: 1) «помочь пациенту осознать субъективную значимость личных и безличных содержательных элементов переноса»; 2) «установление различия между личными и безличными содержательными элементам»;3) «разграничить личное отношение к психоаналитику от безличных факторов» и 4) «объективизация безличных образов» (Jung, 1968b, pp. 173-186). Во время вмешательства может проявиться еще одна форма переноса — архетипический перенос (то есть перенесение архетипических, древних элементов на психоаналитика), который также требует дальнейшего анализа.

После толкования мы переходим к третьему этапу, обучению.Это период переучивания, подобного просветительскому методу Адлера.

«Не следует забывать, что извилистые тропки невроза ведут ко множеству стойких привычек, которые не поддаются инсайту, а исчезают только при замещении их другими привычками. Привычки можно победить только с помощью упражнений, и адекватное обучение является единственным средством для достижения этой цели» (Jung, 1929/1966, р. 68).

Однако, как указывал Райхлак (Rychlak, 1973): «Юнг не предложил готовых рецептов тренировки на этом этапе» (р. 177). В связи с тем, что Юнг, по-видимому, связывал обучение с Альфредом Адлером, он пользовался его техниками (см. главу 3), которые подходили для этого этапа вмешательства.

Последним идет этап трансформации.Это нечто большее, чем исповедь, толкование или обучение. Трансформация — процесс более высокого уровня, это самореализация, движение по пути индивидуации. Этот этап — целиком и полностью заслуга Юнга, здесь проявились его уникальные идеи и мысли о личности и терапии (Adler, 1967). Работа на этом этапе строится на предшествующих терапевтических усилиях. Терапевты продолжают применять некоторые, если не все, из ранее использованных техник (например, катарсис, работа со сновидениями).

Хотя в процессе вмешательства можно выделить четыре этапа, этапы эти не обязательно идут один за другим, они могут проходить одновременно.

«Три этапа аналитической психологии (исповедь, толкование, обучение) таковы, что последний не может заменить первый или второй. Все три этапа могут проходить одновременно и являются важными аспектами одной и той же проблемы; они сосуществуют, подобно исповеди и отпущению грехов. То же самое можно сказать и о четвертом этапе трансформации: он не претендует на исключительность и истину. Его задача устранить недостатки, оставшиеся после предыдущих этапов; он призван удовлетворить дополнительные и все еще не удовлетворенные потребности» (Jung, 1933, р. 47).

 

Техники терапии

 

«Ход вмешательства... подобен беседе с бессознательным» (Jung, 1956, р. 122). Однако, как говорит Дегинг (Dehing, 1992): «к сожалению, К. Г. Юнг редко высказывался о своей аналитической практике; он всегда отказывался изложить технические правила, и мало что известно о проведенных им психотерапевтических вмешательствах» (р. 31).

Анализ переноса.Частично об этом шла речь выше, при описании второго этапа терапевтического процесса, толкования. Анализ переноса, наряду с другими возможностями, включает 1) осознание и интеграцию комплексов и 2) осознание и ассимиляцию собственной тени (Mattoon, 1986).

Анализ сновидений. Психотерапевт занимается анализом сновидений, поскольку «сновидение есть выражение бессознательного» (Jung, 1934/1966, р. 147), «сновидение описывает внутреннее состояние спящего» (там же, р. 142), «сновидения дают информацию о скрытой внутренней жизни, показывают пациенту те компоненты его личности, которые... проявляются в виде невротических симптомов» (там же, р. 151). Действительно, анализ сновидений служит «наиболее важным методом проникновения в патогенетические конфликты» (Jung, 1956, р. 30). «Поскольку... бессознательное имеет этиологическую значимость, а сновидения являются прямым проявлением бессознательной психической активности, попытка анализировать и интерпретировать сновидения теоретически оправдана» (Jung, 1934/1966, р. 140).

Далее Юнг заявляет: «У меня нет теории сновидений. Я не знаю, как сновидения возникают. Я даже не уверен в том, что мой подход к анализу сновидений заслуживает названия "метода"» (Jung, 1934/1966, р. 42). Вместе с тем психотерапевты-юнгианцы, по-видимому, владеют неким методом или стратегией анализа сновидений. Согласно Хендерсону (Henderson, 1980), имеется четыре подхода к анализу сновидений: свободные ассоциации (пациенты произвольно подбирают ассоциации к собственным сновидениям); прямые ассоциации (пациенты подбирают ассоциации к определенным аспектам своих сновидений); амплификация пациентом (разработка и прояснение содержания сновидений); амплификация психотерапевтом. При использовании амплификации пациентам предлагают подобрать множественные ассоциации к определенному аспекту сновидений. «Амплификация обогащает образ сновидения значением этого образа или мотива в мифах, религии, сказках, искусстве и литературе» (Whitmont, 1978, р. 55). Юнг был склонен проводить серийный анализ сновидений (то есть анализировал серию сновидений своих пациентов), а не фокусировался на одном из них. Хотя методом свободных ассоциаций при анализе сновидений пользуются многие последователи Юнга, сам он (Jung, 1934/1966) высказывался против этого метода; для тех юнгианцев, которые используют свободные ассоциации, «дальнейшее использование (этого метода) не рекомендуется» (Henderson, 1980, р. 369), и, по общему мнению, метод прямых ассоциаций предпочтительнее.)

Что касается валидности интерпретации сновидений, Юнг отмечал: «Я позволяю себе использовать единственный критерий результативности своих усилий: работает ли (интерпретация)?» (Jung, 1931/1966, р. 43). Интерпретация работает, согласно Маттуну (Mattoon, 1978), если можно утвердительно ответить на один из следующих вопросов (р. 178).

1. Находит ли интерпретация отклик у пациента?

2. Представляется ли интерпретация сновидения самому пациенту осмысленной?

3. Подтверждается (или опровергается) ли интерпретация последующими сновидениями?

4. Происходят ли в реальной жизни индивида события, предвосхищенные интерпретацией?

Интерпретация. Таким образом, интерпретация играет ключевую роль в анализе сновидений. Она также используется при работе с переносом и архетипическими феноменами, например в случае архетипической интерпретации.

«Интерпретация состоит из той части бессознательного, которая была проработана и обдумана психоаналитиком. Результат доводится до пациента в такой форме, чтобы придать смысл материалу пациента. Для этого интерпретация должна иметь четкую структуру и содержать глагол. Она может быть краткой или длинной, забавной, красивой, поэтичной, меняя тон голоса, ее даже можно сделать музыкальной» (Fordham, 1991, р. 169; см. также Fordham, 1978).

Независимо от музыкальности необходимо помнить следующее: «интерпретация несет основную нагрузку [юнгианского] аналитического процесса» (Kaufman, 1989, р. 135).

Активное воображение. Техника активного воображения может применяться к сновидениям более широко, к фантастическим переживаниям в целом.

«Этот процесс может... происходить спонтанно или вызываться искусственно. В последнем случае вы выбираете сновидение или какой-либо фантастический образ, концентрируетесь на нем, удерживая его перед мысленным взором. Можно в качестве отправной точки избрать дурное настроение и попытаться выяснить, с каким фантастическим образом оно связано, какой образ его выражает. Затем вы фиксируете этот образ в уме, концентрируя на нем свое внимание» (Jung, 1970, р. 495).

После сосредоточения внимания на образе он часто претерпевает те или иные изменения. Прослеживая и отражая эти изменения, можно индуцировать диалог между бессознательным и Эго (Singer, 1973).

Экспрессивные методы.Существуют и другие способы подхода к бессознательному.

«Зачем я предлагаю пациентам, которые достигают определенного этапа в своем развитии, выразить себя с помощью кисточки, карандаша или ручки? ... Прежде всего он выплескивает на бумагу то, что видел, превращая это в произвольный акт. Он не только говорит об этом, он это реально делает» (Jung, 1931/1966, р. 48).

Эти методы могут быть использованы в сочетании с активным воображением.

Другие техники.В статье, опубликованной в журнале Journal of Analytical Psychology,Дегинг (Dehing, 1992) приводит критический разбор вмешательств, используемых психоаналитиками-юнгианцами. Сюда относятся молчание, расспрос, прояснение, конфронтация, поддержка, самораскрытие.

 

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.238.135.174 (0.011 с.)