Некоторые основные концепции



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Некоторые основные концепции



 

Прежде чем излагать теоретические идеи Фэйрберна, Винникота и Гантрипа, обратимся к некоторым их концепциям. Эти определения в основном позаимствованы из двух источников: A Critical Dictionary of Psychoanalysis (Rycroft, 1973) и Self and Others: Object Relations Theory in Practice (Hamilton, 1988) (ср. Dorpat, 1981).

Объект.«В психоаналитической литературе объекты — это почти всегда люди, части людей или символы того или другого. Эта терминология часто ставит в тупик читателя, привыкшего к пониманию "объекта" как "вещи", то есть чего-то неодушевленного» (Rycroft, 1973, р. 100). Объекты могут быть внутренними или внешними, хорошими или плохими. «Внешний объект представляет собой [действительно существующего]... человека, место или вещь, наделяемые эмоциональной энергией [например, то, что мы видим или может потрогать]. Внутренним объектом является идея, фантазия или воспоминание, относящиеся к человеку, месту или вещи» (Hamilton, 1988, р. 7).

Репрезентация объекта.«Мысленное представление объекта» (Rycroft, 1973, р. 101).

«Я». «Сознательные и бессознательные мысленные репрезентации, относящиеся к собственной персоне. ...Внутренний образ» (Hamilton, 1988, р. 12).

Я-репрезентация.Поскольку ««Я» определяется как "мысленная репрезентация", определение Я-репрезентации такое же, а именно, это мысленное представление себя».

Я-объект.«В чем состоит различие между «Я» и объектом... неясно, поэтому все это называется Я-объектом» (Hamilton, 1988, р. 20). Здесь речь идет об отсутствии границ, когда смешиваются понятия собственного «Я» и объекта. Примером тому может служить сплавление, объединение переживаний.

Частичный объект.«Объект, являющийся частью человека, например пенис или грудь. Различия между целостным [определение дано ниже] и частичным объектом заключаются... [соответственно] в том, что целостный объект воспринимается как человек, чувства и потребности которого не менее важны, чем собственные чувства и потребности индивида, в то время как частичный объект воспринимается исключительно как нечто, служащее для удовлетворения собственных потребностей индивида» (Rycroft, 1973, р. 101).

Целостный объект.«Объект, который признается субъектом как имеющий с ним сходные права, чувства, потребности и т. д. (Rycroft, 1973, р. 102). Это означает способность реагировать на окружающих, как на чувствующих, дышащих людей со своими надеждами, опасениями, сильными и слабыми сторонами. Осознание частичного объекта, однако, даже не приближается к этому уровню.

Объектные отношения.Речь идет о «структурных и динамических взаимоотношениях между Я-репрезентациями и репрезентациями объекта...» (Horner, 1984, р. 4). Хорнер (Horner, 1991) указывает, что эти «репрезентации» представляют собой «сложные когнитивные схемы, устойчивую организацию психических элементов...» (р. 7). Следующая цитата проясняет важность этих вопросов.

«Функция внутренних объектных отношений является своеобразным шаблоном, который определяет чувства, убеждения, ожидания, страхи, желания и эмоции индивида по поводу важных межличностных взаимоотношений. Важно помнить о том, что эти интрапсихические образы не являются точными копиями раннего опыта, а сконструированы маленьким ребенком с его ограниченными познавательными возможностями и примитивными механизмами мышления. Таким образом, внутренний мир представляет собой сплав реального опыта и восприятия с мысленными репрезентациями, которые эволюционируют с ранних лет в соответствии с развитием когнитивных способностей ребенка и его актуальными переживаниями.» (Horner, 1991, р. 8)

(Хотелось бы отметить, что упоминание о схемах и утверждение, что образы «сконструированы маленьким ребенком с его ограниченными познавательными возможностями и примитивными механизмами мышления» весьма напоминают взгляды Адлера; см. главу 3; то же самое отметил и Сперри (Sperry, 1992).)

Постоянство объекта.«Способность поддерживать устойчивые взаимоотношения со специфическим, единичным объектом; или, наоборот, склонность отвергать замещения знакомого объекта, например, ребенок, проявляющий постоянство объекта, отвергает материнские ухаживания всех, кроме собственной матери, тоскует в ее отсутствие» (Rycroft, 1973, р. 100). Маргарет Малер, внесшая заметный вклад в наше понимание развития объектных отношений, рассматривала постоянство объекта таким образом: «способность распознавать и выдерживать любовные и враждебные чувства в отношении одного и того же объекта; способность концентрировать чувства на конкретном объекте; способность ценить объект за те его качества, которые не связаны с его функцией удовлетворения потребностей» (Mahler, Pine, & Bergman, 1975, p. 328). Если процесс развития объектных отношений идет в нужном направлении, достигается постоянство объекта; кроме того, наблюдается укрепление идентичности.

Выводы.Вот некоторые базисные концепции, характерные для теории объектных отношений в целом, и для работ Фэйрберна, Винникота и Гантрипа, в частности. Таким образом, мы видим, что под термином объектподразумевается мысленная репрезентация человека или части человека (например, материнской груди), что объекты могут быть целостными или частичными, что они могут представляться в «хорошем» или «плохом» качестве (хорошее равносильно дающему удовлетворение, а плохое — не дающему удовлетворения), и что объектные отношения есть наши представления о своем «Я» и объектных схемах, а также о взаимодействиях между ними.

Теоретики объектных отношений проявляли особый интерес к ранним годам жизни, поскольку наши «образы «Я» и образы объекта строятся из бесчисленных повседневных аффективных переживаний, которые сопровождают индивида с первого дня жизни или даже с более раннего периода» (Blanck & Blanck, 1986, p. 50). Кроме того, много внимания уделяется отношениям младенца с человеком, осуществляющим за ним основной уход, обычно матерью. «Независимо от генетических особенностей младенца способность или неспособность матери налаживать отношения с ним является необходимым условиям психического здоровья ребенка. Хороший родитель, находящийся рядом с ребенком с первых дней жизни, является залогом психического здоровья» (Guntrip, 1975, р. 156). В литературе описан ряд примеров гармоничных и негармоничных пар мать—ребенок, причем взаимодействие каждой из них влияет на типы объектных отношений, которые со временем разовьются у ребенка (например, Blanck & Blanck, 1986, pp. 51-52).

 

Фэйрберн

 

Биографический очерк.Уильям Рональд Додж Фэйрберн родился в Эдинбурге, Шотландия, в 1889 г. Он получил образование в школе Merchiston Castle School, затем в Эдинбургском университете, его дипломная работа была посвящена богословию и древнегреческому языку. Он принимал участие в Первой мировой войне, позднее получил медицинскую степень и в течение года работал в психиатрической клинике, затем занялся частной практикой (до самой своей смерти в 1964 г.). Он занимал следующие должности: лектор по психологии в Эдинбургском университете, психиатр в Университетской психологической клинике для детей, приглашенный психиатр больницы Carstairs Hospital,психиатр-консультант Министерства пенсий и пособий.

Наряду с многочисленными отличиями, Фэйрберн был членом Британского психоаналитического общества, ему был посвящен специальный выпуск журнала British Journal of Medical Psychology.Его работы публиковались в таких журналах, как International Journal of Psychoanalysis (например, Fairbairn, 1941, 1958, 1963) и British Journal of Medical Psychology (Fairbairn, 1952b, 1954, 1955). Многие из его статей вошли в сборник Psychoanalytical Studies of the Personality (1952a), который был выпущен в Англии. Эта же книга была опубликована в Америке под названием An Object-Relations Theory of the Personality в 1954 г.

Фэйрберн был женат, имел дочь и двух сыновей. Его жена умерла в 1952 г. Он повторно женился семь лет спустя. Умер он в 1964 г. в возрасте 76 лет. (Источник биографической информации: Sutherland, 1965.)

Отличия от Фрейда.Взгляды Фэйрберна имеют много общего с фрейдистской теорией либидо. Основное, наиболее важное различие между ними заключается в одном фундаментальном допущении: либидо, по мнению Фэйрберна, было направлено на поиск объекта (поиск других) в противовес поиску удовольствия.

«Несмотря на то что просматривается прямая аналогия между моими теперешними взглядами и теорией Фрейда, развитие моих взглядов идет совершенно иным путем, который постепенно отклоняется от исторического развития теории Фрейда. Расхождение наших путей допускает лишь одно объяснение — различие определенных теоретических принципов. Главные различия нетрудно выявить. Их всего два. Прежде всего, несмотря на то что система взглядов Фрейда была посвящена объектным отношениям, он придерживался принципа, что либидо преимущественно пребывает в поиске удовольствия, то есть не имеет направленности. Напротив, я полагаю, что либидо преимущественно нацелено на поиск объекта, то есть имеет направленность... Во-вторых, Фрейд считает импульс (психическую энергию) теоретически отличным от структуры, в то время как я не разделяю этой точки зрения и придерживаюсь принципа динамической структуры» (Fairbairn, 1954, р. 126).

Впоследствии взгляды Фэйрберна стали принципиально отличаться от теории Фрейда: он утверждал, что не только либидо нацелено на поиск объекта, но и энергия и структура неотделимы друг от друга. По мнению Фэйрберна, представления Фрейда об импульсе и структуре претерпели сильное влияние «научной атмосферы девятнадцатого века..., [в которой] доминировали концепции Гельмгольца о физической вселенной, состоящей из смеси инертных, неизменных и неделимых частиц, приводимых в движение определенным количеством существующей независимо от них энергии» (там же, pp. 126-127). Однако, независимо от причин формирования взглядов Фрейда, Фэйрберн их не разделял.

Еще одно различие между Фрейдом и Фэйрберном обнаруживается в следующем: «Чистая личность ребенка состоит из единого динамического Эго» (Fairbairn, 1954, р. 107). Вот как Гантрип (1973, pp. 92-93), проводник идей Фэйрберна (см. также Гантрип, 1961), это сформулировал:

«Ребенок вступает в жизнь как целостная психическая самость, пусть примитивная, неразвитая и недифференцированная... Фэйрберн полагал, что нам следует осознавать фундаментальную динамическую целостность человека, наиболее важную его естественную характеристику... Он видел человека не состоящим из слоев, подобно кирпичной стене, а как психосоматическое целое.»

Кроме того, Фэйрберн не был согласен с представлениями Фрейда об эрогенных зонах (в частности, оральной, анальной, фаллической). Концепция эрогенных зон была пересмотрена; они стали средством объектных отношений; именно с их помощью происходил поиск объекта.

«Концепция фундаментальных эрогенных зон представляет весьма шаткую основу для всякой теории либидинального развития, поскольку не учитывает того, что функция либидинального удовольствия заключается в указании объекта. Согласно [фрейдовской] концепции эрогенных зон объект считается указанием на либидинальное удовольствие; таким образом, телега ставится впереди лошади» (Fairbairn, 1954, р. 33).

Развитие личности. Фэйрберн (Fairbairn, 1954) описал последовательность этапов или схему развития объектных отношений. В его представлении, отличительной особенностью было то, что схема эта «исходила из природы объектных отношений, а либидинальная установка [была] отодвинута на второе место» (р. 39). Его схема включала три стадии.

«I. Стадия инфантильной зависимости, которая преимущественно характеризуется установкой на то, чтобы брать.

1. Ранняя оральная стадия — инкорпорация — сосание или кусание (до-амбивалентная).

2. Поздняя оральная стадия — инкорпорация — сосание или кусание (амбивалентная).

II. Стадия перехода от инфантильной зависимости к зрелой зависимости, или стадия квазизависимости — дихотомия и экстериоризация инкорпорированного объекта.

III. Стадия зрелой зависимости, которая преимущественно характеризуется установкой на то, чтобы отдавать — принимаемые и отвергаемые экстериоризованные объекты» (Fairbairn, 1954, р. 39).

«Норма развития объектных отношений соответствует данной... схеме» (там же, р. 38).

Стадии I соответствует ранний этап развития ребенка, грудное вскармливание, способность брать с помощью рта. Это время формирования первых объектных отношений. «Младенец полностью зависит от своего объекта, не только в плане существования и физического благополучия, но и для удовлетворения психологических потребностей» (там же, р. 47).

Фэйрберн указывал, что разные объекты привлекают внимание на разных этапах развития; по его мнению, материнская грудь — частичный объект — соответствует ранней оральной стадии I, в то время как «мать с грудью — целостный объект, к которому относятся как к частичному объекту» (там же, р. 41), соответствует поздней оральной стадии I.

На стадии II фокус смещается к целостным объектным отношениям более высокого порядка. «Между... инфантильной и зрелой зависимостью лежит переходный этап, который характеризуется усиливающейся тенденцией к отказу от установки на инфантильную зависимость и к принятию установки на зрелую зависимость» (там же, р. 35). Предполагается, что соответствующие стадии II объекты — это «целостные объекты, к которым относятся с учетом их содержания» (там же, р. 41).

На этом этапе обретают важность две концепции — дихотомия объекта и защитные техники. Значение первой обусловлено тем, что «переходный период только начинается, в то время как двойственность поздней оральной стадии [I] уже породила установку, основанную на дихотомии объекта» (там же, р. 35). Дихотомия объекта может быть «определена как процесс, когда исходный объект, на который одновременно направлены любовь и ненависть, замещается двумя объектами — принимаемым объектом,на который направлена любовь, и отвергаемым объектом, на который направлена ненависть» (там же, р. 35).

Такое раздвоение открывает возможности для использования четырех техник — навязчивых действий, параноидной, истерической и фобической — которые «являются четырьмя альтернативными методами работы с проблемами переходного периода» (там же, р. 146). Эти защитные техники также называются техниками отвержения, хотя они не обязательно по природе своей связаны с отвержением. Раздвоение с помощью этих техник происходит следующим образом (там же, р. 46).

 

Техника Принимаемый объект Отвергаемый объект
Навязчивые действия Интернализован Интернализован
Параноидная Интернализован Экстернализован
Истерическая Экстернализован Интернализован
Фобическая Экстернализован Экстернализован

 

(Фэйрберн позднее говорил, что отвергаемый объект должен звучать во множественном числе, объекты,поскольку здесь идет речь о «возбуждающих» и «отклоняющих» элементах или объектах; см. приложение к главе 4 в книге 1954 года издания.) Таким образом, каждая техника может считаться средством преодоления ключевого, неразрешенного конфликта переходного периода, причем конфликт состоит в «противоречии между а) стремлением к развитию и достижению установки зрелой зависимости от объекта и б) регрессивным нежеланием отказаться от установки инфантильной зависимости от объекта» (там же, р. 38). В результате всего этого возникает «отделение от объекта — ситуация, одновременно желаемая и пугающая» (там же, р. 46).

На стадии III, зрелой зависимости, фокус перемещается на дифференциацию собственного «Я» и развитие способности отдавать, а не только брать. Объекты, соответствующие этой стадии, определяются как «целостные объекты с половыми органами» (там же, р. 41). Почему же этот этап по-прежнему считается этапом «зависимости»? «Заключительный этап наиболее точно описывается как... "зрелая зависимость", а не "независимость", поскольку способность к поддержанию отношений неизбежно предполагает зависимость того или иного рода» (там же, р. 145).

Вместе с тем следует понимать, что объектные отношения индивида на стадии III сравнительно лучше развиты и качественно продвинуты. Стадия III «характеризуется способностью со стороны дифференцированного индивида к взаимоотношениям сотрудничества с дифференцированными объектами... Эти взаимоотношения в равной мере включают процессы "брать/давать" между двумя дифференцированными индивидами...» (там же, р. 145). Таким образом, на подходах к стадии III «наблюдается постепенное расширение и развитие взаимоотношений с объектами, начиная с практически исключительных и чрезвычайно зависимых взаимоотношений с матерью и продвигаясь к чрезвычайно сложной системе социальных взаимоотношений всех степеней близости» (там же, р. 144).

Структура личности.Согласно разработанной Фэйрберном теории эндопсихической структуры, существует пять структурных факторов, два динамических фактора и три уровня сознания. Три уровня сознания это бессознательное, предсознательное и сознание. Эти уровни в основном соответствуют уровням, которые были предложены Фрейдом (см. главу 1). Выделяются следующие пять структурных факторов.

1. Центральное Эго.

2. Либидинальное Эго.

3. Внутренний преследователь.

4. Отвергающий объект.

5. Возбуждающий объект.

Центральное Эгопредставляет собой источник психической жизни и пронизывает сознание, предсознательное и бессознательное, оно

«понимается не как возникающее из чего-либо еще («Ид»), а также не представляет собой пассивное образование, функционирование которого зависит от импульсов с породившей его матрицы... Напротив, «центральное Эго» — это первичная динамическая структура, из которой... происходят другие психические образования» (Fairbairn, 1954, р. 106).

Либидинальное Эгоотчасти напоминает «Ид» Фрейда; «вместе с тем, по теории Фрейда, "Эго" является производным "Ид", а в моем представлении "либидинальное Эго" —... это производная от "центрального Эго" (которое соответствует Эго Фрейда)... динамическая структура» (там же, р. 106). По сравнению с центральным Эго, однако, либидинальное Эго описывается как «более инфантильное», «с меньшей степенью организации», «хуже приспособленное к реальности» и «более привязанное к интернализованным объектам» (там же, р. 106).

Внутренний преследователь(internal saboteur)описывается как агрессивное, склонное к преследованиям Эго. Вместе с тем Фэйрберн (Fairbairn, 1954) указывает, что внутренний преследователь, который «весьма похож по своим функциям на фрейдовское Суперэго» (р. 108), не идентичен ему; преследователь является «целостной Эго-структурой» (р. 106). Внутренний преследователь позднее получит название антилибидинального Эго.

Интернализованный плохой объект, то есть не приносящие удовлетворения аспекты материнского объекта, разделяется на два: отвергающий объект и возбуждающий объект. Это делается с целью контролировать не дающий удовлетворения объект. Отвергающий объектразочаровывает; возбуждающий объектпрельщает. «Не дающий удовлетворения объект имеет... две грани. С одной стороны, он вызывает разочарование; с другой, искушает и прельщает. В действительности его "плохость" заключается именно в сочетании разочарования с искушением» (там же, р. 111).

Двумя динамическими факторами являются либидо и агрессия. Либидо есть «ориентация на и потребность в отношениях с другими, а не особая форма энергии или чувственности» (Greenberg & Mitchell, 1983, p. 158). Агрессия отлична от либидо, однако подчинена ему. «В то время как я считаю агрессию первичным динамическим фактором, поскольку она не способна разрешиться в либидо... я считаю ее полностью подчиненной либидо, причем не только метафизически, но и метапсихологически» (Fairbairn, 1954, р. 109).

По мнению Фэйрберна, как и следовало ожидать, его теория психической структуры превосходит фрейдовскую.

«Таким образом, благодаря взаимодействию пяти структурных и двух динамических факторов, моя теория позволяет гораздо большее число перестановок и комбинаций по сравнению с теорией Фрейда... Моя теория обладает всеми качествами объяснительной системы, позволяющей описать психопатологические и характерологические явления любого вида в терминах стереотипов сложных взаимоотношений между разнообразными структурами. Она также дает возможность объяснить психопатологическую симптоматику непосредственно в терминах структурных форм, таким образом, оказывается, что симптомы отнюдь не независимые явления, а служат лишь выражением личности в целом» (Fairbairn, 1954, р. 129).

Психопатология.Истоки психопатологии можно найти в проблемах, возникших либо на этапе инфантильной зависимости, либо в переходном периоде развития. Проблемы на этапе инфантильной зависимости могут привести к возникновению шизофрении и депрессии.

«Шизофрения и депрессия этиологически связаны с нарушениями развития на этапе инфантильной зависимости — шизофрения возникает из трудностей объектных отношений, связанных с сосанием (любовью), а депрессия возникает из трудностей объектных отношений, связанных с кусанием (ненавистью)» (Fairbairn, 1954, р. 163).

Таким образом, эти расстройства отражают фиксацию на инфантильной зависимости или регрессию к ней (Guntrip, 1961).

Проблемы во время переходного периода могут привести к невротическим расстройствам.

«Этиологическая роль симптомов навязчивых состояний, параноидных, истерических и фобических проявлений объясняется тем фактом, что они отражают действие специфических техник, которые использует Эго для преодоления трудностей в объектных отношениях во время переходного периода... Эти четыре переходные техники выполняют защитные функции против возникновения шизоидных и депрессивных тенденций, корни которых лежат в первой стадии Эго-развития» (Fairbairn, 1954, р. 163).

Характерным аффектом для депрессивного состояния является, естественно, депрессия, в то время как для шизоидного состояния мышления — бесплодность.

Выводы.Теория Фэйрберна заметно отличается от взглядов Фрейда — в том, что либидо направлено на поиск объекта, а не удовольствия. Фэйрберн (Fairbairn, 1963) разработал психическую структуру, в которой отсутствует Ид, поскольку все исходит от Эго, которое имеется с рождения. Ранние отношения, в частности с матерью, считаются решающими и критическими для развития объектных отношений. Психопатология имеет свои корни в этих ранних годах жизни и, преимущественно, в ранних взаимоотношениях с лицом, осуществляющим основной уход за ребенком. Вклад Фэйрберна трудно переоценить, его идеи продолжают привлекать значительный интерес (например, Grotstein & Rinsley, 1993). В связи с этим весьма актуальны слова Гантрипа (Guntrip, 1973), сказанные им более 20 лет назад: «Мы должны отдать Фэйрберну должное, признав его единственным психоаналитиком, который... недвусмысленно подчеркнул значимость опыта объектных отношений как решающего фактора, важнейшей предпосылки развития Эго» (р. 101).

 

Винникот

 

Биографический очерк.Дональд Вудс Винникот родился в 1896 г. в Плимуте, Англия. Его мать была домохозяйкой, отец торговал галантерейными товарами. У Дональда было две старшие сестры, Вайолет и Кэтлин.

Винникот учился в Кембридже, в школе Leys School и колледже Jesus College, служил на военном флоте, после чего вернулся в Лондон для завершения медицинского образования (в больнице Bartholomew's Hospital).Он начал специализироваться в педиатрии в 1920 г. Винникот занимал следующие посты: консультанта по детской терапии в больнице Paddington Green Children's Hospital и Queen's Hospital, консультанта по психиатрии в Системе правительственной эвакуации (Government Evacuation Scheme).Кроме того, он занимался частной практикой. Ему были присвоены почетные звания члена Королевского колледжа врачей и Британского психологического общества, он был в течение двух сроков президентом Британского психоаналитического общества и получил медаль Джеймса Спенса в области педиатрии. В этот период сам он проходил психоанализ у Джеймса Стрейчи, а позднее у Джоан Ривьере.

Винникот был плодовитым писателем. Его перу принадлежат такие книги, как Clinical Notes on Disorders of Childhood (1931), The Child and the Family: First Relationships (1957), Collected Papers: Through Paediatrics to Psycho-Analysis (1958, 1975, 1992), The Maturational Processes and the Facilitating Environment: Studies in the Theory of Emotional Development (1965b), Playing and Reality (1971), Home is Where We Start From: Essays by a Psychoanalyst (1987), а также Human Nature (1988). Его книга Holding and Interpretation: Fragment of an Analysis (1986) включает «фрагмент анализа», в котором он выступил в роли психоаналитика. Изданы его избранные письма (Rodman, 1987). Фонд Squiggle Foundation ежегодно публикует в Лондоне журнал под названием Winnicott Studies: The Journal of the Squiggle Foundation;цель этого издания заключается в изучении и практическом применении высказанных Винникотом идей.

Первый раз Винникот женился в 1923 г. Он развелся спустя 26 лет и вновь женился в 1951 г. Умер он в 1971 г. (Источник биографической информации: Phillips, 1988; ср. Khan, 1971; Tizard, 1971; С. Winnicott, 1978.)

Теоретическая основа.Винникот считал свою работу продолжением усилий Фрейда и Мелани Кляйн; во всяком случае, именно их идеи послужили для него теоретической первоосновой. Вместе с тем Винникот двигался в собственном направлении, отличном от Фрейда или Кляйн. Их различия проявляются, например, в следующем утверждении: «В основе Эго нет Ид» (Winnicott, 1965b, p. 56). Вместе с тем, в отличие от Фэйрберна, Винникот признавал наличие эдиповой и доэдиповой патологии.

Взаимоотношения мать—ребенок.Как педиатр, Винникот имел широкие возможности наблюдать взаимодействие матерей со своими детьми. Винникот считал само это взаимодействие и его развитие во времени критическим фактором роста и развития (или их отсутствия) у ребенка. Предполагалось, что ребенок появляется на свет с унаследованным потенциалом, в частности «с тенденцией к росту и развитию» (Winnicott, 1965a, р. 43). Вместе с тем следует иметь в виду одно важнейшее соображение: «унаследованный потенциал ребенка не может быть реализован в отсутствие материнской заботы»(там же, р. 43).

Удовлетворительная родительская забота проходит «три перекрывающих друг друга этапа.

1. Удерживание (holding).

2. Проживание матери вместе с ребенком. На этом этапе ребенку ничего не известно о функции отца (по созданию условий для матери).

3. Отец, мать и ребенок живут все втроем» (р. 43).

Удерживание, или «холдинг», важное понятие, подразумевает действительное физическое удерживание, а также «уход» за ребенком. Таким образом, удерживание является одновременно физическим и психологическим. На стадии удерживания происходят многочисленные изменения, связанные с развитием (например, качественные сдвиги в способности индивида к объектным отношениям). Вместе с тем «без достаточно хорошего удерживания этого... не происходит, или уже достигнутые изменения не закрепляются» (р. 45).

Ребенок движется от абсолютной зависимости через относительную к независимости. Благодаря «удерживанию» и заботе со стороны матери, формируется непрерывность бытия. Для описания ухода за ребенком используются такие термины, как достаточно хороший уход (good enough care),достаточно хорошее окружение(good enough environment),среднее ожидаемое окружение (average expectable environment),а также фасилитирующее окружение.Эти определения вовсе не означают, что окружение должно быть совершенным, способным удовлетворить абсолютно все потребности ребенка; это невозможно. Напротив, «достаточно хорошее окружение» способно обеспечить постоянный, стабильный, надежный, уход — «достаточно хороший уход». Гантрип (Guntrip, 1973) сформулировал это так: «Винникот имеет в виду постоянно поддерживающее, вскармливающее окружение, принимающее незрелую зависимость ребенка и поддерживающее его робкие попытки обрести независимость, индивидуальность, построить собственную жизнь в процессе и через личные взаимоотношения» (там же, р. 113).

Это удерживание/материнский уход «приводит к установлению первых объектных отношений ребенка и его первым переживаниям удовлетворения инстинктов, включает их и с ними сосуществует» (Winnicott, 1965b, p. 49). Именно материнский уход в силу своей природы является основой психического здоровья (или его отсутствия) ребенка в будущем.

«Психическое здоровье индивида в смысле отсутствия психоза или предрасположенности к нему (шизофрения) закладывается этим материнским уходом... Это влияние окружения... обеспечивает... жизненно важную Эго-поддержку. Таким образом, шизофрения, инфантильный психоз или склонность к нему на более поздних этапах связаны с недостаточной поддержкой со стороны окружения.» (Winnicott, 1965b, pp. 49-50).

К другим видам патологии, которые Винникот связывает с «ущербной Эго-поддержкой со стороны матери», относятся ложная самозащита и шизоидная личность (там же, pp. 58-59). Следовательно, эти виды патологии «могут быть увязаны... с разнообразными типами и степенями нарушений удержания, обращения с ребенком и объект-презентации на самой ранней стадии» (там же, р. 59).

Другие важные термины. Некоторые другие понятия, использованные в теории Винникота, включают истинное «Я» (true self),ложное «Я» (false self),переходные (transitional)объекты и переходные явления. Истинное «Я» относится к той части ребенка, которая ощущает себя «творческой», «спонтанной» и «реальной» (там же, р. 148). Ложное «Я» относится к части ребенка, «основанной на послушании... [имеющей] защитную функцию, то есть стоящей на защите истинного «Я» (там же, р. 133). При условии «достаточно хорошего» ухода создается возможность для возникновения истинного «Я», а при его отсутствии развивается ложное «Я» (там же, р. 145). Переходные объекты, о которых идет речь в статье Винникота (Winnicott, 1953) «Переходные объекты и переходные феномены» (Transitional Objects and Transitional Phenomena)— это первые принадлежащие ребенку и отличные от него предметы, например, одеяло или кукла. Они осязаемы — их можно взять в руки, обнять; они ослабляют стресс, связанный с отделением, и успокаивают ребенка. «Переходные феномены» — это виды поведения (например, повторяющиеся действия, такие как раскачивание) или фантазии, которые, подобно осязаемому объекту, ослабляют стресс, связанный с отделением, и успокаивают ребенка.

Выводы.Благодаря своей работе педиатром и психоаналитиком Винникот дает ценные сведения о взаимоотношениях матери и ребенка, а также их фасилитирующих и не фасилитирующих аспектах. Как отметил Филлипс (Phillips, 1988): «Работа Винникота была посвящена выявлению и описанию хорошей матери, а также использованию взаимоотношений мать—ребенок в качестве модели психоаналитического вмешательства» (р. 3). Принято считать, что, благодаря наблюдениям за детьми, теория объектных отношений получила «сильнейший толчок к развитию» (Pine, 1985, р. 59).

Предложенные Винникотом термины фасилитирующее окружение, удержание, достаточно хорошая мать, среднее ожидаемое окружение, переходные объекты и переходные феноменызаняли достойное место в современной теории объектных отношений. В 1981 г. Тутманн подвел итоги работы Винникота.

«Несмотря на то что он не переосмыслил метапсихологические направления и не реконструировал теорию [в отличие от Фэйрберна], ему удалось разработать важные концепции объектных отношений, а психоаналитическая техника получила стимул к развитию благодаря... [его] загадочному, парадоксальному стилю, точным наблюдениям и вдохновляющей креативности» (Tuttmann, 1981, р. 36)

 

Гантрип

 

Биографический очерк.Генри (или Гарри) Джеймс Самуэль Гантрип родился 9 мая 1901 г. в Лондоне. Его отец был служащим, а мать домохозяйкой. Он окончил Лондонский университет, получил степень бакалавра в 1926 г., магистра в 1928 г., а в 1952 г. стал доктором философии.

Гантрип занимал пост министра с 1928 по 1946 г. В 1946 г. он стал работать психотерапевтом и лектором на факультете психиатрии Университета Лидса. С этой должности он не уходил на протяжении всей своей карьеры. Гантрип был членом Британского психологического общества.

Он опубликовал ряд работ. Его перу принадлежат следующие книги: Psychology for Ministers and Social Workers (1949), Psychotherapy and Religion (1957), Personality Structure and Human Interaction: The Developing Synthesis of Psycho-dynamic Theory (1961), Clinical Studies of the Schizoid Personality (1966), Schizoid Phenomena, Object-Relations, and the Self (1969), а также Psychoanalytic Theory, Therapy and the Self (1973). Его книги переведены на многие языки, включая норвежский, шведский, японский, итальянский и испанский. Некоторые из работ Гантрипа недавно были отобраны для специального сборника под названием «Терапия личных отношений» (Personal Relations Therapy,(Hazell, 1994)).

Гантрип женился в 1928 г. на Берте Кайнд, у них была одна дочь Гуэнда. Гарри Гантрип умер 18 февраля 1975 г.

Теоретическая основа.Гантрип в значительной мере был последователем Фэйрберна. Вместе с тем он ощущал потребность в некоторых изменениях или дополнениях его теории.

Регрессия Эго.«Собственным вкладом Гантрипа в теорию и практику является развитие им концепции "регрессировавшего Эго"» (Greenberg & Mitchell, 1983, p. 211). Речь идет о «части инфантильного либидинального Эго, в котором ребенок находит мир столь невыносимым, что его чувствительное сердце уходит в себя» (Guntrip, 1973, р. 152). Или, говоря другими словами:

«Регрессировавшее Эго означает не генерализованную реакцию «страха/бегства», а глубочайшую структурно самостоятельную часть сложной личности, существующую в устойчивом состоянии страха, слабости, отстраненности и полной зависимости не в активном постанатальном инфантильном смысле, а в пассивном антенатальном смысле. Такое Эго представляет наиболее глубоко травмированную часть личности, являясь скрытой причиной всех регрессивных явлений» (Guntrip, 1969, р. 77).

Гантрип (Guntrip, 1961) полагал, что созданная им концепция регрессировавшего Эго связана не только с теорией Фэйрберна, но отчасти и с некоторыми концепциями Винникота. Фэйрберн отмечал, что концепция Гантрипа представляет собой «оригинальный вклад, позволяющий объяснить многие явления» (см. Guntrip, 1969, р. 77). Что касается Винникота, Гантрип (Guntrip, 1961) утверждал: «Я пришел к выводу, что феномен регрессии проистекает из специфического, структурно обособленного регрессировавшего либидинального Эго. Это напоминает представления Винникота о "истинном «Я»" и "терапевтической регрессии"» (р. 433).

Для Гантрипа регрессировавшее Эго служит основой для возникновения психопатологии. С учетом этого основным объектом вмешательства является именно регрессировавшее Эго.

Гантрип (Guntrip, 1969) уделял много внимания теории и терапии шизоидной личности. Здесь он явился продолжателем работы Фэйрберна. Эмоциональная дилемма шизоида воспринимается следующим образом.

«Он ощущает глубокий страх от вступления в реальные личные взаимоотношения, при которых возникает искреннее чувство; его потребность в объекте любви чрезвычайно велика, а он способен поддерживать глубокие эмоциональные взаимоотношения только на основе инфантильной и абсолютной зависимости... Вас постоянно вынуждают вступать в отношения ваши потребности, а вынуждает выходить — страх потерять объект своей любви в связи с чрезмерными к нему требованиями или утратить собственную индивидуальность вследствие чрезмерной зависимости и отождествления с ним. Это чередование «в и из» является типичным шизоидным поведением, а выход из ситуации путем отстраненности и утраты чувств является типичным шизоидным состоянием.» (Guntrip, 1969, р. 48).

Шизоидная проблема является следствием плохих отношений на ранних этапах — в первых объектных отношениях индивида.

«Шизоидное ядро развивается в ребенке, который «оставлен без адекватных объектных отношений», один, в психическом вакууме, в котором он может развивать лишь «неконтактность», что впоследствии приводит к неспособности к налаживанию связей с другими людьми, потому что он не был связан с ними раньше» (см. комментарии Гантрипа в книге Mendez & Fine, 1976, p. 375).

Шизоидная личность из-за страха перед личными взаимоотношениями и «чувствами» особенно трудно по



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.206.76.226 (0.022 с.)