Становление русской журналистики



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Становление русской журналистики



 

 

История русской культуры непременно обращает внимание на то, что XIX век вырвался из медлительного и постепенного темпа жизни, — настолько он насыщен различными событиями. И хотя количество различных исторических деталей было примерно равным сравнительно с другими периодами истории, именно XIX веку пришлось стать средоточием тех проблем, которые зрели веками. Это обстоятельство отразилось не только в общественно-политической жизни общества, не только в искусстве, но и в такой сфере, которая соединяет в себе и то, и другое — в развитии отечественной журналистики.

Этот процесс начался в конце прошлого века с выхода журналов Новикова “Трутень” и “Живописец”, за которыми придирчиво наблюдала Екатерина II. Уже тогда они с поразительной смелостью обрушились на общественные пороки. Эпиграф, взятый из сатиры Сумарокова “Жуки и пчелы”: “Они работают, а вы их труд ядите”,— явственно определял пристрастия главного редактора. В журнале беспощадно высмеивались всевозможные персонажи с “говорящими” фамилиями, например, Стозмеев, Себелюбов, Недоумов, Безсмыслов, Злорадов, ярко демонстрировавшими, какие именно качества вельмож делают их настоящими трутнями. “Все они полагают, что “крестьяне суть не человеки”, и забывают, что в барине и слуге, помещике и крестьянине одна и та же плоть и кровь... Новиков смело ополчался на “худых помещиков”, которые “Едва ли достойны быть рабами у рабов своих” [121, т. 5, с. 380]. Журналы Новикова закрывали, они снова возрождались, их поддерживали или против них ополчались, но начала журнальной полемике были положены, тематика определена, а события нового века доставили новую пищу для российской журналистики.

На рубеже веков журналы Н. М. Карамзина “Московский журнал” и “Вестник Европы” изменили самый облик русской журналистики, придав ей идеологическую направленность. В журналах появились постоянные рубрики, именно в них выступали известные критики, в том числе и художественные, публиковались философские и политические статьи. Журналисты стремились поддерживать интерес читателя, публикуя и наиболее значительные, а главное, новейшие произведения писателей. Каждому образованному человеку известно, какую роль сыграли в жизни столпов русской литературы и русской критической мысли журналы “Современник”, “Телескоп”, “Московский телеграф”. Они “создавали традицию непрерывного чтения, культивировали постоянство художественных и интеллектуальных интересов” общества [там же, т. 6, с. 285]. Герцен считал, что ни в одной стране не было так велико значение журналов, которые в России стали единственным способом распространять просвещение.

С развитием журналистики связано и становление русского литературного языка, начатое еще Карамзиным. Необходимость создания нового русского языка, который наиболее полно мог бы выражать мысль, понимал Пушкин, об этом писали Белинский и Герцен.

Сущность разногласий по вопросу о русском языке, который, по мнению многих передовых умов России, должен был стать богатым, гибким, точным, позволяющим передать не только любую мысль, но и любое чувство, была связана с разногласиями славянофилов и западников. Карамзин был сторонником прихода в русский язык “нового” слога, отличающегося от “старого”, идущего от книжной старославянской традиции. Карамзин видел в русском языке богатые стилевые возможности, он подымал речевую культуру на более высокий уровень свободы, позволяющей смело соединять народную речь с тем речевым потоком, который так или иначе поглощал и ассимилировал в себе лексику западноевропейскую, преимущественно французскую, “европеизировал” русскую речь. Естественно, что эта тенденция была более близка литераторам западнической ориентации. Славянофилы же более тяготели к архаическому складу письменности. И те, и другие обменивались на страницах журналов теоретическими статьями (Карамзин “О любви к отечеству и народной гордости”, Д. В. Веневитинов “О состоянии просвещения в России”), поэтическими декларациями, сатирическими выпадами. Над сторонниками архаического стиля постоянно иронизировал Пушкин в эпиграммах и романе “Евгений Онегин”:

 

...Но панталоны, фрак, жилет —

Всех этих слов на русском нет...

 

Когда противоборство по поводу реформы русского языка несколько сгладилось, возникла тенденция движения к простонародной речи, также высмеянная А. К. Толстым (1817—1875) и братьями Жемчужниковыми (Козьмой Прутковым):

 

Люблю подчас подсесть к старухам,

Смотреть на их простую ткань.

Люблю я слушать русским ухом

На сходках родственную брань.

Вот собралися.

— Эй ты, леший!

Куда ты прешь? Знать, благо пеший!

— А где зипун?

— Какой зипун?

— Эк, старый черт!

— Эк, чертов врун!..

[283, с. 58]

 

В России этого времени могла, по признанию Герцена, существовать лишь одна критика — литературная, он говорил, что лишь литература выступала в качестве “единственной трибуны” для всех идей, даже оппозиционных. И здесь самое значительное место уделялось литературной критике, которая могла высказывать мысли самого различного свойства. Это привело к тому, что во-первых, выработался сам жанр и, во-вторых, начала создаваться серьезная литературная теория. Например, в творчестве Белинского мы встречаем не только статьи о конкретных произведениях и их авторах, не только обзоры русской литературы за какой-либо год, но и программные статьи: “Разделение поэзии на роды и виды”, “Общее значение слова литература”, “Речь о критике” и т. д. В них разрабатывались эстетические, философские, искусствоведческие аспекты теории литературы, но в них звучали и концепции политического и социального характера. “Дух анализа и исследования — дух нашего времени. Теперь все подлежит критике, даже сама критика. Наше время ничего не принимает безусловно, не верит авторитетам, отвергает предание; но оно действует так не в духе прошедшего века, который, почти до конца своего, умел только разрушать, не умея созидать; напротив, наше время алчет убеждений, томится голодом истины”, — пишет в 1842 году Белинский в “Речи о критике” [26, с. 372]. Этот его взгляд как нельзя лучше характеризует те задачи, которые ставили перед собой общественная мысль России, литература и журналистика. Этой идее были посвящены статьи русских революционных демократов, Добролюбова и Чернышевского, именно эта идея в совершенно другой интерпретации высказывалась их противниками. При всей категоричности выражения она демонстрирует главную тенденцию и всей русской культуры этого времени.

Шедевры русской литературы XIX века, часто впервые выходившие в свет благодаря возможностям журнальной публикации, получили мировое признание, поскольку они не имели аналогов во всей мировой литературной классике. Отличительной чертой русской литературы явилось не только ее проникновение в сущность изображаемых явлений, не только высочайший психологизм и эмоциональность, но и гражданское чувство, которое не оставляло великих российских писателей ни в одном жанре, ни в одном художественном направлении. Кроме того, всей русской литературе свойственны особая искренность и глубокое участие в судьбе каждого своего персонажа, каждый из писателей всегда проживал вместе со своими героями вторую жизнь, “жизнь в искусстве”, поэтому их произведения потрясают глубиной и проникновенностью. Еще одна особенность русской литературы обращает на себя внимание: это ее стремление научить, ее поучительность без назидательности. Все великие писатели всегда оставались просветителями, насыщая каждое свое произведение высоким моральным чувством.

Кризис личности героя российского искусства выразился в протесте против того, что не соответствует самому высокому идеалу человека. И только в конце века чувство безысходности, крушение всех иллюзий и надежд привели к появлению в литературе сначала мощной сатиры в произведениях Салтыкова-Щедрина (1826—1889), а затем к надлому С. Я. Надсона (1862—1887) и, позже, к появлению символизма и других направлений, заложивших новые художественные тенденции XX века.

Развитие науки и техники

 

 

Начало научных школ в России также относится к прошлому, XVIII веку. Крупным научным центром с этого времени стал Петербургский университет, где работали многие европейские ученые, особенно в области естествознания. Возникает множество различного рода обществ, в рамках которых велись исследования в самых различных отраслях знания: Вольное экономическое общество, Общество испытателей природы, возникшее при Московском универсистете, Русское географическое общество (1845), одно из старейших географических обществ мира.

Работы М. В. Ломоносова заложили основы русской науки. Энциклопедически образованный, он работал в самых разнообразных областях научного знания, как в естественных, так и в гуманитарных. Его работы в “области геологии, минералогии, геофизики, физики, физической химии, химии были огромны” [337, с. 142]. Ему принадлежат открытие закона сохранения материи и энергии, мысль об исследовании возникновения славян как особого этноса. Он был новатором практически во всех этих и других отраслях не только теоретического, но и практического знания.

Традиции научного поиска, деятельность научных центров продолжились и в XIX веке. Любознательность и стремление к поиску русских путешественников и мореплавателей родила еще в XVIII веке идею Н. П. Резанова о совершении кругосветных путешествий. В России первым ее осуществил в 1803 году И. Ф. Крузенштерн (1770—1846), а другое путешествие, совершенное М.П.Лазаревым (1788—1851) и Ф. Ф. Беллинсгаузеном (1778—1852), привело к открытию Антарктиды.

Развитие металлургии, текстильной промышленности, строительство железных дорог в различной степени были связаны и с развитием технических и фундаментальных наук: химии, электротехники, некоторых аспектов физики. В 1832 году, например, был сконструирован электромагнитный телеграф.

Непреходящее значение в мировой науке имели открытие И. И. Лобачевским неевклидовой геометрии, Д. И. Менделеевым (1834—1907) — периодического закона элементов, работы Я. И. Пирогова (1810—1881) в области военно-полевой хирургии, составившие новый раздел медицинской науки.

Нельзя сказать, что научный поиск XIX века представлял собой такой же мощный процесс, как в сфере искусства, особенно литературы, или в области развития общественной мысли, но научные достижения этого времени постепенно подготавливали начало бурного XX века.

ВЫДЕЛИМ ОСНОВНЫЕ МОМЕНТЫ

 

 

1. Несмотря на то, что в истории практически нет эпох, которые не оказали бы сильнейшего влияния на последующий ход развития культуры, XIX век в России можно назвать самым ярким ее этапом. Это период роста национального самосознания, сформировавшегося в процессе борьбы против французского нашествия.

2. Но одновременно с этим складывается и развивается резко критический взгляд на социальное устройство российской действительности. Результатом становится декабристское восстание, продемонстрировавшее появление нового менталитета русской интеллигенции и в определенной мере ознаменовавшее выделение этого слоя общества.

3. Общественная мысль этого периода пытается найти разрешение главных проблем времени: государственного переустройства, крестьянской реформы и самого человека. Так ищется путь, по которому должно идти российское общество. Взгляды мыслителей кардинально разделяются: не только славянофилы и западники, но и петрашевцы, народники, социалисты и т. д. предлагают свои кардинальные способы разрешения российских проблем.

4. Особого расцвета достигает в XIX веке русское искусство, во всех своих видах и формах явившее миру соцветие великих имен гениев мирового масштаба. В искусстве всего за одно столетие осуществился процесс развития самых различных стилей и направлений от классицизма до реализма.

5. В русской культуре XIX века сформировались все предпосылки современной культуры Росси

 

Глава XXIX



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.170.64.36 (0.007 с.)