Великие души переносят страдания молча



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Великие души переносят страдания молча



Я проснулась от первых лучей восходящего солнца. Мне было так хорошо, как давно себя не чувствовала: приятный теплый ветерок обволакивал меня, принеся с собой нежные запахи полевых цветов. Их терпкий и при этом едва различимый аромат уносил меня куда-то высоко. Журчание воды в ручье, около которого мы с друзьями остановились, было таким успокаивающим. Привыкшая вставать рано, я, наслаждаясь возможностью отдохнуть, просто лежала, смотря на проплывающие мимо облака.

Говорят, что все разумные существа, глядя в небо, представляют себе какие-то образы, сотканные из молочно-белых масс. Кто-то видит людей или мифических животных, я же – нечто дорогое сердцу. Одно облако напомнило мне иву, что укрывала меня, когда играла под ней, будучи девочкой. Около нее тоже был пруд, на котором плавали лебеди. Несмотря на то, что частенько оставалась голодной сама, я подкармливала хлебом лебедей, свободно бороздящих небесные просторы и иногда прилетающих ко мне для того чтобы получить немного крошек. Сколько себя помню - всегда мечтала о том, чтобы подняться ввысь на своих собственных крыльях подобно им, и улететь куда-то далеко-далеко. Моя мечта отчасти исполнилась: нахожусь в другом мире и под другим небом, рядом те, кого можно называть настоящими друзьями. Несмотря на то, что произошло много плохого за последние несколько дней – было приятно просто так, отбросив все проблемы, смотреть вверх на небо.

Из-за того что участников боев осталось мало, начало поединков перенесли на более позднее время, что давало нам возможность немного отдохнуть. Как и в прошлый раз, мы отказались останавливаться на ночь в Бастионе вечной скорби, предпочтя ему небольшую рощу к западу от Круга испытаний. Расположенная в узком каньоне, она была надежно прикрыта от чужих глаз.

Перевернувшись на бок, я увидела спящую Арктею. Разглядывая ее, невольно задумалась о том, какие же мы с ней разные. Её светлая кожа и бледные губы, которые подчеркивали холод её магии, в то время как я была чуть более смуглой и черноволосой. Если Арктея всегда завязывала свои волосы в высокий хвост, оставляя небольшую челку, то я предпочитала каре. Однажды попав в небольшую парикмахерскую в Луносвете, мне посоветовали сделать модную тогда прическу. Стрижка шла ступеньками, затылок постригался коротко, тогда как к низу длина постепенно увеличивалась, таким образом, создавая прическу «перьями». В результате получился мой яркий и немного неряшливый стиль, который я подчеркивала, зачесывая волосы в одну из сторон и оставляя на лице челку.

Но больше всего нас разделял цвет глаз. В её голубых зрачках можно было увидеть холодный блеск северных гор, в то время как в моих зеленых – лишь проклятие, которое пало на нашу расу. Когда источник нашей силы оказался разрушен, большинству из нас пришлось срочно искать пути утоления магического голода. Чаще всего каждый эльф крови начал черпать свою силу из той сферы магии, в которой он был силен. Кто-то начал призывать демонов, и используя их ярость, подпитывать себя. Некоторые отправились на поиски могущественных источников мощи. И лишь немногие начали подпитываться той энергией, которую использовали в своих ритуалах – как например я. Будучи еще ребенком, когда случилась катастрофа – передо мной стал выбор или погибнуть, или начать использовать свет, для того чтобы подпитывать собственные силы. Превратившись в своего рода вампира, каждый из син`дорай начал накапливать в себе энергию скверны, которая капля за каплей просачивалась в наши вены и изменяла нашу сущность. Первым признаком того что наш народ изменился – стал зеленый цвет глаз. Помню, как однажды я подошла к зеркалу и, увидев в нем отражение, была потрясена: с другой стороны на меня смотрела иная, зеленоглазая я. Возможно именно из-за этих воспоминаний, каждый раз, когда я вглядываюсь в глаза Арктеи, то понимаю, как же мне не хватает прежней себя. Однако после того как Солнечный колодец был восстановлен – магический голод перестал быть нестерпимым, и у всех син`дорай появилась надежда на то что мы, словно феникс, восстанем из пепла и вернем былую жизнь.

Чуть выше меня, рыцарь смерти, тем не менее, казалась очень внушительной, отчасти из-за доспехов, а может из-за военной выправки. Вечно скрываясь под броней, подруга не давала даже повода подумать о её женских достоинствах. Так как мне приходилось видеть её и в менее закрытой одежде, то было совершенно ясно, что с такими прелестями она не оставалась в прошлом без поклонников. Тонкие черты лица, и безупречные манеры, всегда сводили мужчин с ума, а если прибавить к этому великолепную фигуру, то задержись она на службе, точно стала бы весьма популярна. Но, по иронии судьбы, Арктея превратилась в ту искаженную пережитым девушку, которую я знаю. Будучи рыцарем смерти, по сути, нежитью – её сущность изменилась, и вместе с ней женские чары, а также красота. Ненависть своего же народа, тяжким грузом висела на шее эльфийки крови, и не давала ей возможности начать все заново.

Однако, несмотря на все различия, что были между нами, я чувствовала, что именно Арктея и есть тот человек, на которого я могу положиться: не раз она спасала мою жизнь, и доверяла свою. Без сомнений она вставала между мной и неминуемой смертью. Её лидерские качества и решимость всегда настраивали одну жрицу бороться до самого конца. А еще были те немногие часы, когда мы могли просто побыть вдвоем, отбросив заботы, и посидеть с бокалом вина, рассказывая друг другу о своих приключениях. «Я рада, что ты со мной, Тея», - подумала я, глядя на свою единственную подругу.

Сладко потянувшись, мне захотелось встать и умыться. Чистая и прохладная вода очень бодрила. Закончив с этим делом, я подошла к костру, на котором Дорджин готовил пищу. Вчера, по пути в это место, охотник смог подстрелить несколько небольших птиц, похожих на наших фазанов. Их перья были окрашены в медно-красный цвет, а хвост в бурый. Судя по тому, что делал тролль, он занимался приготовлением, почти все то время, что охранял наш сон.

- Привет. Тебе помочь?

- С пробуждением! Да, пожалуйста, присмотри за тем, чтобы жаркое не подгорело, а я тем временем займусь второй порцией.

Послушно сев около углей, над которыми на небольшом пруте была подвешена уже подрумянившаяся птица, и медленно переворачивая, я смотрела, как тролль «колдует» над мясом. Сначала он разрыл небольшую ямку в песке у ручья и достал оттуда завернутую в широкие листья освежеванную тушку. Она вся была покрыта какой-то коричневатой слизью. Скорее всего, именно эти листья отдали свой сок мясу, делая его маринованным. Из-за прохлады, которую создавала ключевая вода, птица не испортилась за ночь. Далее Дорджин начал мелко нарезать на плоском камне какие-то грибы. Должно быть, он собрал их неподалеку. Завершив этот процесс, тролль стал нашпиговывать ими дичь через надрез на её груди и, истратив таким образом всё, закрыл отверстие изнутри, просунув туда маленький листик того же вида, который использовался для маринада.

- Готово, - с гордостью сказал охотник.

- И у меня тоже.

В воздухе стоял просто невообразимый аромат. Он был настолько притягательным, что разбудил Виллию и Арктею, которые зевая, подошли к нам. Поставив вторую тушку жариться, мы принялись за трапезу. Мясо получилось очень сочным, а хрустящая корочка, которая получилась благодаря отдавшим свой сок листьям – была неподражаема. Свежий воздух и изнурительный прошлый день, взяли свое, разбудив в нас зверский голод.

- Дорджин, ты прекрасно готовишь! – сказала я, привалившись спиной к дереву, у которого мы ели.

- Спасибо, но могло бы получиться вкуснее, будь у меня немного больше ингредиентов, – ответил мне тролль, высыпающий объедки прямо перед мордой Торнадо, который весь извелся в ожидании.

- Верю на слово, а где ты этому научился?

- Жизнь охотника и не к такому приведет, а если честно, то я рано остался один, и поэтому пришлось овладеть всем, что было необходимо для выживания. Больше всего мне нравится готовить. Из-за этого мне всегда интересно бывать в новых местах и изучать местную кухню.

- Ясно. А я вот, сколько бы ни странствовала, так и не научилась кулинарным премудростям… и мы ненадолго замолчали.

- После такого шедевра я готова глотки порвать Торгару и его шайке, - кровожадно высказалась Тея, - но для начала, нам придется выстоять против других бойцов.

- Это будет непросто, однако меня волнует совсем другой вопрос: когда прибудут подкрепления из Шаттрата? И что еще важнее, как им действовать: штурм Круга Испытаний невозможен, потому что погибнет множество непричастных к этому делу. Нужно как-то выманить врагов за пределы арены.

- Еще нужно помнить об артефакте, - напомнила нам друид, - Торгар все время носит его с собой.

- Кстати об этом, ты не могла бы рассказать нам поподробнее, - попросила рыцарь смерти.

- Его нашли при раскопках руин наг в Зангартопи. Он выглядит как посох с небольшим синим кристаллом на вершине. Мы назвали его – Восполняющий воды. Друиды верят, что с его помощью можно восстановить первозданную красоту этого мира. Выпустив силу, сокрытую внутри камня, можно создать целые озера чистой воды, которую можно было использовать не только для того чтобы помочь природе, но и для орошения полей или разведения рыбы. Этот посох способен помочь выжить всем оставшимся в Запределье живым существам. Но у него есть и другое применение – в не тех руках он может стать страшным оружием, которое сметет любого, кто посмеет восстать против его хозяина. Украв его, Торгар за считанные дни подчинил Южному братству все окрестные банды и создал свою собственную армию. Однако на нашей стороне есть преимущество – сам орк не может взывать к силе посоха и лишь пугает им остальных.

- Это очень важная информация, - кивнула ей Тея, - Мы думали, что Торгар может применить мощь артефакта, что делало его чрезвычайно опасным врагом, но теперь, когда мы знаем что это не так – наша задача заметно упрощается.

Но рыцарь смерти не успела договорить, потому что до нас донеслись призывные удары гонга. Это был знак того что бои вскоре начнутся. Быстро собрав вещи, мы двинулись в путь. Вокруг арены царил полнейший беспорядок: кто-то пытался пройти на трибуны, часть зрителей спорила об исходе поединков, а самые нетерпеливые уже ввязались в потасовку из-за места в стойлах. Старясь не сливаться с толпой, мы оставили свою поклажу и скакунов подальше от общей массы и, пройдя через подтрибунные помещения, попали на свои места.

- Приветствую, приветствую всех, кто смог проснуться сегодня и прийти сюда, - привычно закричал Гаргток, для которого пробуждение точно было не из легких, судя по его растрепанному виду.

- Рад сообщить вам, что нас сегодня ждут только захватывающие бои. Сражения с монстрами – это была лишь разминка. Сейчас вас ждут по-настоящему кровавые схватки.

- Итак: представляю вашему вниманию соперников нашего первого поединка, - гоблин сделал театральную паузу и продолжил, - Боевой маг, который одолел вчера могучего вожака волков, познавший все тайны своего смертельного искусства, тот, кто уничтожает великанов одним заклинанием – встречайте Ледяного Руфиса!

Из открывшихся врат вышел, виденный мной ранее маг. Ничем особенным не запоминающийся, этот человек действительно был силен, раз добрался до второго этапа боев. Одетый в серую куртку и темно-синие штаны – он казался тем, кто знает что делает. Во всяком случае, мне так показалось.

- А противостоять ему будет, вчерашний триумфатор, один из тройки уничтожителей демонов, паладин, чья вера в свет воодушевляет его товарищей, а готовность отразить любую угрозу своим щитом заставляет врагов дважды подумать, нападая на него. Узрите же - Тиамона Хранителя Света!

У появившегося паладина было очень сосредоточенное лицо, он понимал, что на этот раз его соперник не животное, пусть даже и смертоносное, а могущественный волшебник. По сравнению со вчерашним его облачением, я заметила что-то на внутренней стороне его щита, однако разглядеть было очень трудно.

Оба человека стояли друг напротив друга и пристально вглядывались, высматривая слабые места. И вот в один момент, Тиамон что-то поняв, резко стартовал с места. Увидев это, маг, вскинув руки, послал ему навстречу несколько копий изо льда, которые он материализовал прямо перед собой. От первого заклинания воитель ловко увернулся, все больше набирая ход, удар же второго пришелся на щит. Раздался звук разбитого стекла, и во все стороны полетели отколотые частички льда, оставляя после себя небольшую радужную дымку. Не сбавляя скорости, паладин поднырнул под следующий снаряд и оказался практически возле мага. Тот, поняв, что все оказалось хуже, чем он планировал, расставив руки, так будто он упирался во что-то, и за пару мгновений наморозил настоящую стену.

Тиамон с разбегу врезался в преграду, оставив на ней огромную трещину. Раздался свист, и сверху на него полетели острые как иглы осколки льда. Воздев над собой щит, паладин укрылся за ним, и, призвав свою силу, вонзил клинок прямо в трещину. Яростное светлое пламя охватило его лезвие и то начало резать лед словно масло. Разрыв в стене все усиливался, пока не достиг обоих концов, после чего преграда за несколько мгновений рассыпалась по песку. Неожиданно осколки прекратились, и меч, который должен был достать мага, нашел лишь пустоту. Волшебник, растворившись в воздухе, появился в десятке шагов позади Тиамона, и метнул в него еще одно копье. Оно, пролетев сквозь пространство, оказалось в непосредственной близости от незащищенного бока мужчины. Резкий восходящий удар и лед раскололся на две части, которые, не задев паладина, врезались в стену арены.

Не давая возможности врагу колдовать, Тиамон снова бросился к нему, но натолкнулся на мощнейший поток холода. Из рук заклинателя исходил ледяной ветер, который разбиваясь об щит, со страшным гулом разлетался по арене. Началась битва двух сил: льда и света. Окованный святым пламенем щит был непреступной преградой, о которую разбивались ледяные когти. Волшебник шел ва-банк, когда поставил себя в такое положение. Если он не удержит магический поток, то проиграет, точно так же как и паладин, если уронит свой щит. Спустя несколько мгновений, стало ясно, что в прямом столкновении сил, воин света оказался слабее – его ступни скользящие по песку, указывали на то, что магия льда оказалась непреодолимой. И когда казалось Тиамон, сжавший свои зубы, опустит щит, он стремительным движением, отпустил свой меч и, схватив небольшой метательный нож, закрепленный изнутри на его щите, кинул его во врага. Полностью сконцентрированный на своей магии волшебник не заметил этого, пока закашлявшись, не упал на песок, с пронзенной грудью.

- Это было великолепно! – возвещал гоблин ликуя, – Ледяной маг не пережил холода стали и пал.

- Победитель этого боя – могучий Тиамон! – публика была в восторге, именно такое зрелище ей и было нужно.

Паладин отряхнул со своего щита изморозь и неспешно подошел к поверженному врагу. Опустившись перед ним на колени, он закрыл его стекленеющие глаза и аккуратно вынул из тела свой нож, после чего удалился. Я обратила внимание на то, как на него смотрела Арктея. В её взгляде читалось уважение и одобрение.

К нам подошел Водин и сказал, что следующей будет сражаться Виллия. Мы пожелали ей победы и начали терпеливо ждать её поединка. Мне почему-то было очень неспокойно. Во время паузы рядом с нами я увидела как какой-то орк, устроившись на самой верхней скамье, достал письменные принадлежности и начал выводить на свитке какие-то слова. Подойдя к нему, я представилась и попросила одолжить мне на минуту его перо и продать мне один из свитков. В ответ он лишь поклонился и сказал, что для него честь предоставить мне его бесплатно и предложил сесть рядом. Улыбнувшись, я нашла свободное место и начала писать записку для Джессы.

« При первой возможности

Спустись под трибуны и иди по коридору.

Найдешь меня в третьей комнате справа»

Поблагодарив орка, я не спеша двинулась в сторону ложи главаря Южного братства, на ходу сворачивая записку в небольшую трубочку. Подойдя к трону, мне пришлось низко поклониться.

- Я и мои товарищи, желаем засвидетельствовать свое почтение Великому Торгару.

- Рад, что вы выжили после предыдущего сражения. Надеюсь, вы готовы к бою? – кивком поздоровался со мной бандит.

- Мы свежи и полны сил, - заверила я его, отпуская сжатую за спиной записку.

Использовав на бумаге заклятие левитации, я сделала так, чтобы она бесшумно упала мне за спину. После чего переступила через неё, склоняясь в очередном поклоне. Оказавшись скрытой от посторонних глаз под подолом платья, записка небрежным движением ноги покатилась к лежащей перед троном рабыне. А я в это время, подняв руки в прощальном жесте, отвлекла внимание от Джессы, которая незаметно спрятала под себя свиток. Мне удалось вернуться к нашим местам как раз к началу представления бойцов.

- Вот мы и добрались до второго поединка. В нем сойдутся не на жизнь, а насмерть уникальные бойцы. Ярость и покой, хаос и гармония, мужчина и женщина - поприветствуйте: Малдера Джуса и Виллию Скитающуюся Тень.

Мое сердце замерло, когда я узнала, кто оказался противником кальдорейской девушки. Огненный воин был просто неостановим, и я сомневалась в том, что друиду под силу с ним справится.

Бойцы начали безо всякого промедления. Стремительный рывок в исполнении воина оказался нейтрализован выросшей из под земли стеной из колючих кустов. Терн недолго преграждал путь Малдеру, который превратившись в стальной вихрь, размахивал своим топором, срубая молодую зелень. Понимая, что залог её победы это сохранение дистанции, девушка побежала, на ходу бросаясь быстрыми заклинаниями, мешающие воителю добраться до нее. Тот в свою очередь понимал это не хуже и, не останавливаясь, шаг за шагом пробирался сквозь все преграды, что она воздвигала на его пути.

Вскоре человеку надоело гоняться за эльфийкой, и он решил сменить стратегию: вместо того, чтобы двигаться напролом, начал стараться обегать препятствия, чаще менять позицию и совершать короткие рывки. Не успевая за его молниеносными нападениями, друид начала подпускать Джуса все ближе и ближе. В одной из таких атак Малдер, встретив на своем пути колючие заросли, с разбега прыгнул на колонну, каким-то чудом не напоровшись на колья и оттолкнувшись от неё, перелетел через преграду, смягчив падение кувырком. Вскочив на ноги, он бросился на Виллию, у которой оставался лишь один выход – принять бой лицом к лицу.

Удар пришелся сверху, оставив на подставленном под него посохе большую зарубку. Друид и воин стояли друг напротив друга, пытаясь продавить своего соперника. Джус старался разрубить дубовую кору, которой было покрыто оружие Виллии, пытающейся оттолкнуть огромный топор от себя и разорвать дистанцию. Ни один из противников не мог пересилить другого, все-таки мощь звездного народа была столь высока, что даже опытному воину было трудно с ней справиться. Но, несмотря на это, у человека было решение: он, надавив левой рукой на рукоять топора, с усилием выдернул его из посоха, после чего крутанув, обрушил снизу удар такой силы, что перерубил древко пополам. Единственное что смогла сделать девушка – это отшатнувшись в сторону не обжечься об яростное пламя, что срывалось с лезвия. Решив, что пора завершить бой, воин сделал еще один замах, но не успел – его отбросила назад толстая лиана, свисающая с ближайшей колонны.

- Тебя трудно победить! – тяжело дыша, сказал Малдер, опустивший топор.

- Взаимно, - ответила ему Виллия, схватившись за бок.

- Но мне стало интересно. Продолжим?

- Начинай, - в голосе эльфийки проскользнули какие-то незнакомые мне нотки.

На этот раз не было никаких отчаянных нападений или скоростных атак. Воин простым шагом направился к своей визави, на ходу вскидывая оружие. Друид же, вскинув перед собой руки, зашептала заклинание. Несколько мгновений и голубовато-зеленое свечение, исходящее от девушки усилилось настолько, что это было похоже на нарастающий взрыв. Один удар сердца – и волна цвета волос своей хозяйки встретилась с бушующим пламенем. Из-за страшного шипения и поднявшегося пара ничего не было видно.

Спустя несколько секунд дымка стала проясняться. Прижав к стене арены Виллию, воин едва касался её незащищенного горла лезвием своего топора. Они были настолько близко друг к другу, что он, должно быть, чувствовал биение сердца своей противницы. На лице прекрасной эльфийки застыло удивительно спокойное выражение, будто бы она с самого начала знала, что именно так и закончится этот поединок. Увидев это, Малдер наклонился к её уху и что-то прошептал. В ответ, та с округлившимися от удивления глазами, кивнула. Тогда воин убрал свой топор и отошел. Виллия рухнула на песок и громко сказала: «Я сдаюсь». На что воин лишь отсалютовал, подняв свое оружие вверх.

- Потрясающе! – выкрикнул гоблин, - Малдер Джус снова поразил нас всех, на этот раз, показав свою истинную силу.

- Благодарю за возможность, сразиться с достойным соперником, - подал голос воин, - Я удовлетворил свою жажду битвы, и дальше не пойду.

- Могучий воин, одержав великолепную победу, отказывается продолжать участие в наших состязаниях, - ошарашенно возвестил гоблин.

В ответ на такое заявление, послышался недовольный гул. Толпа жаждала еще битв с его участием, однако мужчина лишь поклонился и вышел за пределы арены, оставив после себя неизгладимое впечатление. Виллия же, пошатываясь, встала и направилась в подтрибунные помещения. Я вскочила для того чтобы встретить её и при необходимости помочь, однако увидела как Джесса куда-то уходит. Попросив Арктею помочь друиду, сама двинулась за эльфийкой крови. Встретившись в условленном месте, я, понимая, что у неё мало времени, сразу приступила к делу.

- Джесса, хочу сказать тебе, что скоро сюда прибудут войска из Шаттрата для того чтобы покончить с Южным братством.

- Но ведь тут так много зрителей, их могут взять в заложники, - с тревогой в голосе ответила она.

- Именно поэтому мы хотим как-нибудь выманить врагов подальше от арены. У тебя есть какие-то идеи как это сделать?

- Есть одна… - немного подумав, сказала девушка, - Вам нужно отнять у Торгара его посох, и тогда он бросит все, погнавшись за ним.

- Ты поможешь нам украсть его?

-Да, только мне нужна будет помощь: если вы во время боя случайно заденете заклинанием охранников Торгара, то я смогу достать из-за трона артефакт и скинуть его вниз, кому-то кто будет стоять по ту сторону стены.

- Думаю, что это можно устроить. Жди того момента, когда я или Арктея будем биться на арене. Когда увидишь, как кто-то из нас сделает такой знак, - положив кулак на открытую ладонь, показала я, - Будь готова спрятаться, чтобы не попасть в зону поражения.

- Хорошо, я все сделаю, - кивнула девушка, - Мне уже пора…

Пожелав ей удачи, в целях конспирации мне пришлось немного подождать в коридоре, прежде чем последовать за ней к своему месту на трибунах. Однако не успела я пройти и половины пути, как мне навстречу выбежал Дорджин.

- Диэнна, тебя разыскивает Водин. Ты будешь сражаться за всех нас в следующем бою.

- Что-то подобное я и предполагала, - с усмешкой ответила я,- Где мне его найти?

- Он сказал, что будет в комнате для ожидания.

- Тогда мне нужно спешить, - и рассказала ему о нашем с Джессой плане.

- Понял тебя. Буду готов, и когда начнется бой, выйду за пределы Круга и заберу Восполняющего, потом спрячусь вместе с ним там, где мы оставили наших скакунов, - и добавил, - Мы с Арктеей верим в тебя.

- Спасибо. Постараюсь не подвести.

Расставшись с охотником, я отправилась к Водину, который терпеливо ждал меня. Он лишь указал мне на врата, ведущие на арену, и попросил приготовиться. Проверив свое снаряжение и перехватив поудобнее посох, я начала ожидать объявления о начале поединка.

- Вот и пришло время для настоящей схватки! – начал свою речь Гаргток, - В этом бою сойдутся принципиальные соперницы, кровавая эльфийка и дочь звезд, одна стала знаменита своими героическими поступками и верой в свет, другая пошла по пути тьмы и смерти. Кто же победит? Скоро увидим – встречайте Диэнну Рассветную Странницу и Изерллию Темную Луну.

Врата распахнулись, и я увидела своего оппонента. Жрица тени неспешно двигалась в мою сторону и остановилась недалеко от середины, ожидая того что буду делать я. Повторив то же действие, поймала её взгляд из-под накинутого капюшона. В нем читалась грусть и внутреннее переживание.

- Мне почему-то казалось, что наши пути сойдутся именно здесь, - прошептала только для меня кальдорейская дева.

- Это было неизбежно, ты сама вызвала это, раскрыв тайну своей природы, – ответила я.

-Да, знаю, - грустно молвила эльфийка, - Мне очень хотелось с тобой подружиться, но теперь это невозможно.

- Из-за пути тени, которому ты следуешь? - увидев как она кивнула, я улыбнулась в ответ, - Изерллия, я жрица света, которая путешествует с рыцарем смерти, неужели ты думаешь, что для меня имеет значение магия которой ты пользуешься?

- Правда?

- Конечно, если никто из нас сегодня не умрет, то мы обязательно подружимся, - пообещала я, - постараюсь показать все на что способна, увидим кто же из нас сильнее.

- Тогда и я не буду сдерживаться, - улыбнулась она, - Начнем!

С диким животным рыком, что я уже слышала вчера, она призвала свою истинную форму, и кромешная тьма закружилась вокруг неё. Чуждая мощь заставила меня сделать несколько шагов назад и закрыться щитом из света. Я понимала, что основной силой Изерллии будут теневые проклятия, а это означало, что самое главное не дать ей пробить мою защиту. Делая пассы руками, моя визави посылала небольшие сгустки тьмы, которые оседая на щите, стекали вниз, оставляя на нем дыры. Стараясь уворачиваться от них и поддерживать целостность барьера, у меня не было возможностей для контратаки. Изерллия видя, что её тактика работает, удвоила усилия, заставляя меня стискивать зубы после каждого попадания.

Единственным спасением оказалась колонна, за которой я смогла уйти с линии обстрела. Осознавая, что эта преграда ненадолго остановит жрицу тени, мне осталось лишь одно – использовать мощное заклинание. Именно с его помощью я собиралась исполнить свою часть плана по похищению посоха. Для исполнения мне не хватало двух условий: правильного местоположения, нужно было сделать так, чтобы между мной и стражами артефакта оказалась Изерллия, а еще мне нужно было время для подготовки заклятия. А это значило, что нужно было пошевеливаться.

Выпрыгнув из своего укрытия, я начала подготавливать свою магию для единственного удара, перебегая к другой колонне.

«Тысяча служителей света из древних времен»

Увернувшись от просвистевшего рядом темного снаряда, мне удалось добраться до следующего укрытия.

«Услышьте мой зов»

Внезапно сократившая расстояние жрица тени выпустила из своих рук настоящий шквал крутящихся проклятых дисков.

«Станьте силой моей, станьте мощью моей»

Я едва смогла ускользнуть от этого разрушительного заклятия, но ценой оказался полностью исчерпавший себя щит.

«И дайте нам вместе преодолеть тьму»

Вот он! Этот момент, когда передо мной была эльфийка, а позади на трибунах возвышался Торгар со своими охранниками. Прокатившись по песку, я резко выпрямилась и, ударив кулаком по своей ладони, произнесла два последних слова.

«Десперо тэнно!»

И снова, как тогда, на вершине Цитадели адского пламени, меня наполнила могучая сила. Почувствовав за спиной крылья, сотканные из лучей полуденного солнца, эйфория захлестнула мое естество. «Это все ради Джессы и тех людей, которые будут спасены, когда Восполняющий воды окажется у нас», - промелькнула мысль. Поднеся руки к груди, я выпустила из себя поток мощнейшего светлого пламени. Вырвавшись из меня, он столкнулся с преграждающей ему путь тьмой. Изерллия не собиралась уступать, но свет, будто тараном ударил по ночной эльфийке и рассеял тени вокруг неё. Утратив свой боевой облик девушка, падая, закричала от боли. Однако моей целью не было её убийство, сделав вид, что не удерживаю поток под контролем, я направила его в сторону главаря бандитов. С шипением он прожег полосу на стене и врезался в магический щит, окружающий Торгара.

Силы, что были вложены в заклинание, внезапно кончились. Только сейчас до меня дошло, что Изерллия, перед тем как я пустила в ход магический поток, успела накинуть на меня свои темные чары. Именно из-за них меня пронзала нестерпимая боль. Начиная терять сознание, я увидела, как Торгар в бешенстве вскакивает со своего места и пытается навести порядок, а бездыханные охранники лежат у его ног. Ощутив лицом холод песка, мне послышались слова гоблина: «Какой неожиданный поворот событий, похоже, что у нас ничья – оба противника истратили все свои силы», - после чего мой разум отключился.

- Диэнна, - послышался сквозь мглу чей-то голос,- Диэнна очнись

С огромным трудом я разлепила веки. Прямо надо мной стояла Изерллия с встревоженным лицом. Пахло сыростью – оно и не удивительно, потому что вокруг высились стены какого-то грязного каземата.

- Что? Где это мы?

- Я не знаю, но, похоже, что где-то под ареной, - ответила мне эльфийка.

Это была абсолютно пустая комната, сплошь покрытая паутиной. На стенах висели кандалы и ошейники – видимо здесь держали пленных бойцов. Из камеры наружу было только два пути: один через массивную ржавую дверь, а второй – через небольшое окошечко, закрытое решеткой.

- Когда ты потеряла сознание, нас схватили и поволокли сюда. У меня тоже не осталось сил сопротивляться и в итоге мы оказались взаперти, - объяснила Изерллия.

-Понятно, - сказала я, пытаясь открыть дверь.

- Это бесполезно. Там с другой стороны мощный засов. Будь при мне моя сила – то можно было попытаться просто выбить дверь.

- Тогда будем просто ждать, пока она восстановится, или пока Арктея нас не спасет, - предложила я.

- Думаешь, она справится против толпы разбойников?

- Ты не представляешь, на что она способна.

После этих слов установилась тишина – каждая из нас думала о своем. Мою голову занимали мысли о том, смогли ли Дорджин и Джесса справиться с возложенной на них задачей. Чем занята Арктея, ведь у тролля было совсем мало времени на то чтобы её предупредить о нашем плане. Когда мы расставались, рыцарь смерти шла искать Виллию. А теперь и я пропала…

- Ты достойно сражалась, - первой нарушила молчание жрица тени, - Но мне не понятно, зачем ты отвела свое заклинание?

- На это есть две причины: первая то, что я не хотела тебя убивать, зная насколько свет губителен для таких как ты, - был дан ответ, - А еще пыталась помочь своим друзьям, использовав свою силу, чтобы спасти невольницу Торгара.

- Так вот зачем вы здесь.

- Угу. Теперь, когда ты знаешь - может, расскажешь, какое дело тебя привело в это место, - предложила я.

- Я здесь по поручению верховного командования экспедиционных сил Альянса. Мне нужно было оценить обстановку и попытаться забрать артефакт, похищенный у друидов.

- Да, я знаю о нем. Надеюсь, что он у нас в руках: когда заклятие света ударило по Торгару, мои друзья должны были выкрасть его.

- Что?! – вскричала жрица, - Вы не представляете, с чем имеете дело. Сила Восполняющего воды – активируется, если к нему приложить магию.

- Я не знала этого. Но если все пошло, так как мы планировали, и у меня получилось не задеть его своей силой, то Дорджин вместе с посохом, будет ждать нас недалеко от арены, в месте, где нет никакой магии.

- Это хорошо. Нам необходимо как можно скорее отвезти его в Оплот чести, где он будет в безопасности.

- Погоди, разве он не принадлежит друидам?

- У них его украли, а это значит, что там он будет под угрозой, - ответила мне ночная эльфийка.

- А если посох окажется в Оплоте чести, тогда баланс сил сместиться в сторону Альянса и нас будет ждать очередная война. Поэтому ты и скрывала от меня свою миссию: так как хотела тайно заполучить его, и тем самым дав экспедиции огромное преимущество.

- Не буду отрицать, ты итак знаешь мое отношение к Орде. Посох не должен попасть к ней.

- Как и достаться тебе. Слишком уж много крови пролилось из-за этой палки. Пора прекратить это. И для начала нам нужно выбраться.

Я снова и снова обходила комнату в поисках того, что могло бы помочь выйти. Но все было тщетно. Подойдя к окошку, мне открылся весьма ограниченный вид на арену. Проем располагался на уровне земли, примерно напротив той трибуны, на которой мы недавно сидели. Наблюдая за тем, что происходит на зрительских местах, я не заметила ни Арктеи, ни Джессы. Торгар спокойно сидел на своем троне и ожидал начала поединка, который, судя по всему, должен был начаться с минуты на минуту.

- Наконец наступил тот момент, которого мы так долго ждали. Финальная схватка, в которой решиться, кто получит солидный куш, и будет почтен правом занять место рядом с нашим хозяином, Великим Торгаром. – гоблина аж распирало.

- Сегодня мы увидим не просто схватку, а настоящее противостояние. С одной стороны три великих война Альянса, с другой их непримиримые враги - бойцы Орды. На чьей же стороне окажется удача, скоро увидим, а пока что обратите внимание на восточные ворота. И гоблин показал на трех людей, выходящих на арену.

- Истребители демонов, те, кто преследуют этих исчадий тьмы повсюду и никогда не сдаются. Непобедимый Тизиор – человек, чье умение пользоваться двуручным мечом вошло в легенду. Его напарник – тот, кто сегодня уже пролил кровь на этой арене, поприветствуйте храброго Тиамона. И наконец, их предводитель, муж, при упоминании имени которого, прислужники Легиона забиваются в самые темные углы. Лучник, стрелы которого поразили не одно темное сердце – Преследующий демонов Блессшот.

Толпа восторженно встречала троицу бойцов, но те не обращали на нее внимания, полностью поглощенные ожиданием битвы. Каждый из воинов выглядел точно также как и в предыдущих битвах. В таких случаях лица и глаза говорят о многом, но, к моему сожалению, они стояли спиной ко мне. Лишь озирающийся по сторонам волк, следующий за своим хозяином, демонстрировал свою готовность к бою.

- Оппоненты для них подобрались тоже не из простых солдат. Представитель рода, никогда не склонившего голову ни перед одним врагом, рода, чья стальная воля обеспечивала победу даже в самых безвыходных ситуациях – Вормер из клана Песни Войны.

Первым из ворот вышел именно орк. Вышагивая по песку, он ритмично стучал кулаком по своему доспеху, и поднимал и опускал вверх свой топор, так что все зрители обратили на него внимание. Это была знаменитая боевая песня его клана, благодаря которой он получил свое название. Без страха в глазах могучий воин взирал на людей, что ждали его впереди, а его перчатка отбивала по груди с все возрастающим темпом – заставляя толпу вторить ему.

- Слышите?! Песня войны поет о новой битве, - гоблин, поддерживая ритм, отстукивал по перилам, - И в первых рядах в неё вступит Рэйвиэль Мститель – загадочный паладин, не раз переворачивающий исход многих сражений своей мощью.

Вторив своему другу с воздетым к небу клинком вышел паладин. Лучи заходящего солнца особенным образом играли на его золотых доспехах, а под застывшей маской, ярко сверкали зеленые глаза.

- Последний из них, но не по значению, Непреклонный Мед - жрец из народа отрекшихся. Обладающий силой, которая смогла сдержать самого повелителя ветров, он показал, что с ним стоит считаться.

Вступивший на арену мастер-жрец очень внимательно наблюдал за своими противниками. Я была уверена, что он уже составил в своей голове план сражения и лишь дополнял его последними штрихами. Когда шестеро бойцов встали друг напротив друга, на расстоянии десятка шагов, наступил самый важный момент.

Все что я слышала это стук моего сердца, отбивающего в такт боевой песне клана Песни войны. Кровь будто закипала в моих жилах, и я рвалась в бой. Распаленные этим Мед и его товарищи, лишь переглянулись между собой, жрец кивнул и приставил кулак к своему сердцу, за ним этот жест повторили паладин и воин. Вормер наклонился вперед и, схватив топор обеими руками, издал настолько страшный боевой крик, что толпа в ужасе отпрянула от перил, и бро



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.227.235.216 (0.023 с.)