А то, в каком направлении движемся



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

А то, в каком направлении движемся



В последнее время мир вокруг начал напоминать мне сон. Если кто-нибудь сказал мне несколько месяцев назад, что я ввяжусь в подобную авантюру, то ни за что бы ни поверила.

Только на горизонте забрезжил рассвет, как мы уже находились на трибуне Круга Испытаний. Первый день схваток начинался ранним утром и включал в себя сражения гладиаторов с дикими зверями. Это была подготовка к самому интересному зрелищу, которое ждало зрителей дальше. Всем здесь заправляли крикливый гоблин и вечно следующий за ним по пятам тролль.

Сама арена изнутри выглядела не менее внушительно, чем снаружи. Трибуны находились на уровне второго этажа, а на площадке для сражений, которая была устлана речным песком, стояли четыре массивные колонны, что поддерживали свод. На каждой из колонн были установлены заточенные деревянные колья, торчащие в разные стороны. Благодаря отверстиям между трибунами и крышей внутри арены внутри было довольно свежо и гулял ветер.

Несмотря на раннее время, трибуны были забиты под завязку. Тут были как простые воины, так и богатые торговцы, вожди местных племен, чиновники из Альянса и Орды. Многим из находящихся здесь было не к лицу присутствовать на боях, организованных Южным Братством. Но, учитывая состав участников, они презрели опасность и прибыли посмотреть на это зрелище, а также завести знакомства или заключить выгодную сделку. Не будь перед нами задачи спасти Джессу, я бы никогда не стала бы тешить такую публику.

- Дамы и господа, орки и гоблины, дренеи и люди, а также прочие эльфы, - я, Гаргток, приветствую вас в Круге Испытаний! - завопил в рупор гоблин, стоящий на круглом помосте над восточными воротами.

- Сегодня и только сегодня вы увидите в бою самых сильных воинов и магов Запределья. Скажем же спасибо Великому Торгару за такую возможность, - и гоблин указал рукой на орка, который сидел на возвышении, в ложе для особых посетителей. Главарь банды встал и поднял руки в приветственном жесте, на что публика ответила одобрительным гулом. Подле него, на ступеньках, сидела Джесса и безучастно наблюдала за происходящим.

- Но довольно разговоров, давайте приступим к делу! В первом бою сегодняшнего дня вы увидите могучего зверя, которого так и не смогли приручить дренеи: Гроза Награнда, Ужас охотников – Сероскал!

Ворота под гоблином отворились, и оттуда, сотрясая землю, вышел огромный элекк. Стоя на своих четырех ногах, он больше напоминал скалу, нежели живое существо, - его массивное тело было покрыто серой огрубевшей шкурой. Мощные бивни, которыми обладал великан, не были просто украшением: при желании зверь мог пронзить ими даже крепостные врата. Гибкий хобот, при движении покачивающийся из стороны в сторону, был покрыт многочисленными шрамами, что свидетельствовало о том, что этот зверь неоднократно сталкивался с врагами.

- А противостоять ему будут охотники за головами, братья Джейсон и Кеннет Бигрейв из Западного Края. Они прославились тем, что от них не ушла ни одна цель. Приветствуйте «Злой Рок» всех преступников!

Врата на противоположной стороне от гоблина отворились, и оттуда вышла пара мужчин. Два человека в свободной броне коричнево-серого цвета, их лица было трудно разглядеть из-за глухих шлемов. Один из них был вооружен средней длины копьем с тонким волнообразным лезвием, установленным на рукояти из дерева, верхняя часть которого была обшита металлом и укреплена поперечными гардами, способных блокировать удары клинков. Второй воин держал в своей левой руке рукоять от огролома, чью цепь он держал в правой. Это было очень разрушительное оружие: оно представляло собой классический боевой цеп, только его размеры были куда больше, а покрытое шипами било оказалось не сферической формы, а в виде груши. Пользоваться им имели возможность только очень сильные воины – раскручивая массивное било, они могли проломить одним ударом голову огра или какого-то другого большого существа.

Над ареной зависла тишина. Все ждали, что сейчас произойдет. Элекк возбужденно махал своей головой в разные стороны, а его противники осторожно обходили его с разных сторон. Я поняла их тактику: пока тот, что с копьем, будет отвлекать на себя внимание Сероскала, другой, улучив момент, нанесет ему сокрушающий удар огроломом. Так и произошло: один из братьев резко выпрыгнул из-за колонны и ткнул своим копьем в верхнюю часть корпуса зверя. Раздался крик боли, и взбешенное животное, развернувшись, попыталось атаковать обидчика бивнями, но ловкий воин успел отпрыгнуть в сторону. Поняв, что он не задел человека, элекк ринулся прямо на него - и снова удар прошел мимо, а копье нанесло укол в незащищенный бок. Все это время второй брат стоял неподалеку, наблюдая за схваткой и выжидая. Несмотря на мое отвращение к истязанию животных, я не могла не признать способностей обоих людей. Они были настоящими мастерами в своем деле: хладнокровные и умелые.

Нанося небольшие раны, один из братьев, все сильнее и сильнее распалял зверя. В какой-то момент тот уже не видел ничего, кроме назойливого человека, наносящего ему удары и ловко избегающего бивней. Сделав еще один болезненный укол, воин с копьем отпрыгнул в сторону одной из колонн, и элекк, обезумивший от ран, ринулся прямо на нее. Послышался глухой удар. Его сила была настолько велика, что пол под моими ногами задрожал. Один из кольев вонзился в грудину Сероскала, и тот, взревев, попытался подняться, но этой секундной заминкой воспользовался второй брат. Он, резко усилив кручение цепи, с хаканьем обрушил било прямо на заднюю ногу зверя. Трубный рев на несколько мгновений оглушил всех присутствующих на арене. Воин, не выдержав мощи этого крика, выдернул свое оружие и попятился, открыв ужасающие повреждения на бедре животного. Рваная рана, которая обнажала кость, фонтанировала алой кровью.

- Прекрасный удар! - прокричал гоблин. - А что скажут наши зрители?

- Убей! Убей! Убей! - скандировала толпа, глядя на умирающее животное.

Тот брат, что держал в руках огролом, поспешил исполнить желание публики. Он привычным движением раскрутил свой цеп - и от понимания того, что сейчас произойдет, меня начало мутить. Он подбежал к животному, которое пристально смотрело на него одним глазом, и уже приготовился нанести удар, как Сероскал неожиданно поднялся на ноги и, повернув свою голову, подсек бивнями ноги воина. Тот, не ожидая такого от раненого элекка, повалился на песок, где его схватил хобот. Могучий зверь швырнул мужчину с такой силой, что, когда он врезался в стену, послышался мерзкий звук треснувших костей. Воин даже не успел ничего почувствовать, как умер, размозженный о серые камни. Зрители повставали со своих мест, не ожидая подобного, а брат погибшего и вовсе впал в ярость. Все его хладнокровие исчезло, и осталась лишь жажда мести за смерть родственника. Он, разбежавшись, вонзил свое копье в бок животного. Резко развернувшись, Сероскал отбросил обезумевшего воина и, вырвав хоботом застрявшее в теле копье, низко склонив голову, ринулся на человека. Оглушенный мужчина даже не успел подняться на ноги, как в него врезался массивный элекк. Второй брат погиб смертью еще более страшной, чем первый. Не в силах смотреть на то, что делал зверь с телом поверженного врага в приступах ярости, я отвернулась.

- Братья Бигрейв думали, что такого могучего зверя можно так легко победить, - издевательски начал гоблин, - Они смертельно ошиблись!

Публика захохотала, а тем временем на арене показались несколько волшебников. Они связали магическими цепями Сероскала и, использовав на нем заклинание левитации, вывели за пределы арены.

- После небольшого перерыва мы увидим следующий бой, - пообещал гоблин, - А пока наслаждайтесь танцами наших прекрасных девушек.

На арену одна за другой выскочили несколько полуобнаженных танцовщиц и начали развлекать публику. Также вместе с ними на арену вышел десяток работников, которые убрали останки воинов и начали очищать и подготавливать арену к следующему бою.

Взглядом я нашла Изерллию, сидевшую на небольшом пятачке между трибунами. Встав со своего места, я сделала вид, что решила прогуляться. Не спеша подошла к ней и заняла место на скамье выше.

- Привет, - тихо сказала я.

- Здравствуй, - не поворачивая головы, ответила ночная эльфийка.

- Что ты здесь делаешь?

- А ты? - послышался встречный вопрос из-под капюшона. Она явно не хотела раскрывать свои карты. Не думаю, что мне тоже стоило это делать.

- Пытаюсь выиграть главный приз. Нам бы очень пригодились такие большие деньги, - соврала я.

- Вот как? Понятно, - односложно сказала Изерллия. - Я тут за тем же самым.

- На службе у Альянса немного платят?

- Считай, что так.

- Тогда я пошла дальше, удачи в бою, - я встала, чтобы уйти.

- Диэнна! - окликнула меня девушка и, увидев, что я обернулась, добавила, - И тебе тоже удачи.

Улыбнувшись ей в ответ, я пошла дальше. Поравнявшись с ложей, где восседал Торгар, почтительно склонилась и, встретившись взглядом с Джессой, обнадеживающе подмигнула. После чего, повернувшись, столкнулась лицом к лицу с подошедшим человеком. Это был высокий молодой мужчина с непослушными русыми волосами. У него были странного цвета глаза, вроде бы голубые и в то же время серые. Одетый в очень необычный доспех: перекованный из черной брони, что носят демоны, и подогнанный под размеры человека, его плечи украшали оскаленные челюсти гончих скверны[46]. Также за спиной виднелся закрепленный в сайдаке эльфийский лук.

Он, уступив мне дорогу, также поклонился Торгару, хотя, в отличие от меня, притворялся плохо. Было видно, что сгибаться перед орком было для лучника неприятно. После чего, вскинув подбородок, бегло изъясняясь, спросил.

- Торгар, ты обещал сказать мне имя, - человек не стеснялся говорить с главарем Южного братства в такой манере.

- Я дал слово это сделать, если ты выиграешь все поединки и останешься в живых, Блессшот, - не показывая раздражения, ответил орк.

- Такого уговора не было, - начал было возражать мужчина, но прервал сам себя и, стиснув зубы, продолжил. - Хорошо, мы с братьями сразимся с твоими бойцами и победим их.

С этими словами он развернулся и быстрым шагом пошел прочь. Я же, сделав полный круг, вернулась к своим товарищам и рассказала все, что узнала. Услышав имя лучника, Дорджин едва заметно дернулся.

- Ты знаешь его?

- Да. К сожалению, да, - печально сказал тролль. - Блессшот принадлежал к Сынам Лотара[47]. После событий Второй войны[48], когда Экспедиция Альянса оказалась заперта в Запределье, им пришлось налаживать здесь жизнь. Они построили Оплот Чести и еще несколько аванпостов, а также пару деревень, в одной из которых жил Блессшот. Мне неизвестно, как его зовут на самом деле. После того, как Темный Портал снова начал действовать, и силы Пылающего Легиона[49] перешли в наступление, рядом с его деревней произошла битва между войском Альянса и отрядом демонов. Вскоре к сражению присоединилась Орда. Это была страшная битва, я говорю это как тот, кто сражался в первых рядах. После нескольких часов изнурительной сечи мы все-таки начали одолевать врага. Демоны поняли, что им не победить и, напоследок пожертвовав собой, взорвали деревню.

Блессшот был одним из немногих выживших. Поклявшись отомстить демонам, он и два его товарища Тиамон и Тизиор занялись их уничтожением. Они скрытно и не привлекая к своей работе внимания искореняли зло по всему Запределью. Но одержимые идеей найти того демона, что был ответственен за разрушение их деревни, стали совершенно безрассудными. И если ты говоришь, что Торгар знает, как зовут этого демона, значит, Блессшот пойдет на все ради того, чтобы узнать это. И я бы очень не хотел столкнуться с ним в бою.

- Кажется, нам представится возможность увидеть его в деле, - сказала Арктея, указывая на врата, из которых выходила тройка уничтожителей демонов.

Действительно, увлекшись рассказом Дорджина, мы пропустили объявление нового боя. Все трое воинов были людьми: двое стояли чуть впереди, в то время, как Блессшот, наложив стрелу, был готов прикрыть своих товарищей. Один из воителей - черноволосый и статный, был одет в латный доспех, сочетающий в себе сине-золотые цвета Альянса. В одной руке у него был щит, очень похожий на тот, что я видела у стражей Оплота Чести, а в другой - средней длины клинок, позолоченная гарда которого загибалась в сторону лезвия, словно клыки какого-то зверя. Его широкое обоюдоострое лезвие имело с одной стороны на конце шип, которым можно было цеплять врага на противоходе. «Это Тиамон» - сказал Дорджин, увидев то, что я разглядываю щитоносца. Стоящего рядом с ним мечника можно было на первый взгляд принять за странствующего наемника. Серый потрепанный доспех с выцветшими на солнце кожаными вставками – все это свидетельствовало о низкой боеспособности его носителя. Но его глаза говорили об обратном: стальной взгляд, в котором чувствовалась готовность встретить любую опасность, и могучая сила. Огромный фламберг[50], который он держал в руках, имел длинное волнообразное лезвие и гарду в виде широкого креста и внушал уважение к воину. Это был Тизиор. Физическая мощь обоих товарищей лучника была огромна, но за ней скрывалось что-то еще.

Ворота напротив троицы медленно раскрылись, явив публике ужасное зрелище - несколько десятков опустошителей. Это были дикие звери, по праву считающиеся грозой Запределья, двигающиеся на четырех конечностях, каждая из которых была покрыта острой чешуей. Страшные челюсти, способные запросто отгрызть человеку ногу, истекали слюной при виде своих жертв. Небольшое коричневатое тело этих хищников позволяло ловко изворачиваться, спасаясь от ударов. Весь вид этих существ говорил об их единственной цели - убивать и пожирать.

Едва заметив людей, монстры сразу бросились на них, издавая странные стрекочущие звуки. Глядя на это движущееся море хитина, я представила, как оно сметет противостоящих ему воинов. Однако Тиамон, вскинув свой меч вверх, что-то прошептал - и солнце, что раньше лишь пробивалось сквозь небольшие дыры в ткани, покрывающей крышу, повинуясь ему, засияло настолько ярко, что я даже была вынуждена прикрыть лицо руками. Когда свет померк, перед моим взором предстала картина того, как Тизиор, размахнувшись своим длинным клинком, разрубил нескольких тварей и, врезавшись в толпу, превратился в смертоносный вихрь, уничтожающий все, что приближалось к нему на расстояние меча. Во все стороны летели отрубленные конечности опустошителей, а их дурно пахнущая кровь лилась на землю. Те твари, что смогли восстановить зрение, ринулись на Тиамона и Блессшота, но будто налетели на скалу. Отбиваясь своим щитом, паладин - а это был именно он - держал врагов подальше от лучника, который, выпуская стрелу за стрелой, отстреливал монстров, пытающихся обойти его защитника с флангов.

Техника его стрельбы была для меня неизвестна: он держал свой лук в опущенной левой руке, потом доставал стрелу, схватив за оперение, после чего накладывал ее на лук. В момент, когда древко касалось рукояти, его перехватывал отведенный назад большой палец и отточенным движением укладывал на специальную полку таким образом, что стрела оказывалась перпендикулярна тетиве. Далее следовало резкое натяжение, одновременно с которым Блессшот вскидывал свое оружие. Выстрел производился в тот момент, когда лук поднимался на один уровень с целью. Выпустив стрелу, левая рука снова опускалась вместе с луком вниз, а правая тянулась к колчану. Быстрые и оточенные действия, а также стрельба практически без прицеливания говорили об огромном опыте лучника, а количество убитых им врагов - о его мастерстве.

Несмотря на мощь тройки уничтожителей демонов, монстры продолжали давить, и если у щитоносца и того, кто его прикрывал, ситуация была более или менее под контролем, то сражающемуся в самой гуще мечнику было нелегко. В какой-то момент на него ринулось сразу несколько опустошителей; я видела, как их клешни тянулись к нему с разных сторон, и что он не мог отбиться сразу от всех ударов. Крутанув фламберг, мужчина отсек несколько конечностей, но та единственная, что осталась цела, вонзилась в его бок. Скривившись от боли, но не проронив ни малейшего стона, Тизиор ударил металлическим шаром на рукояти, который был противовесом его клинку, прямо в морду твари. Проломив ей череп, Сын Лотара освободился и, разорвав дистанцию, приложил к ране одну руку, удерживая меч другой. Я видела, как его губы начали двигаться, но среди всего этого шума не услышала, что именно он произнес. Показалось мягкое оранжевое свечение - и кровь, которая лилась толчками, начала останавливаться. Видя, что товарищ ранен, Блессшот перевел направление своей стрельбы на опустошителей, нападавших на Тизиора. Снаряды, пролетавшие буквально на волоске от исцеляющего себя второго паладина, говорили об огромном доверии между этими людьми. Одна из тварей, увернувшаяся от удара щитом Тиамона, ринулась на лучника, и едва она занесла над ним свои острые когти, как с рычанием на нее сбоку бросилась черная тень. Это был волк с пепельно-черной шкурой, который до этого незаметно сидел в тени ворот, раскрытых позади Блессшота. Его спутник, накинувшись на монстра и мотая из стороны в сторону головой, отгрыз тому одну из конечностей. Полилась кровь, и тварь истошно завизжала, но волк, не останавливаясь, снова бросился на нее.

Исцелив себя, Тизиор перехватил свой фламберг обеими руками и, увидев прущего на него опустошителя, утек в сторону, после чего сбоку обрушил на спину твари мощный удар. Пнув тушу ногой, он рывком освободил свой клинок и, не останавливаясь, по инерции буквально насадил еще одного монстра на него. Увидев, что на поле боя осталась еще пара хищников, которые наседали на Тиамона, лучник, поняв, что у него кончились стрелы, привычным движением закинул лук за спину и, выхватив гладиус[51], висевший у него на поясе, бросился в атаку. Блессшот поднырнул под щит своего товарища и отрубил занесенные над ним когти. Тварь, лишившись опоры, рухнула, лишь для того, чтобы через секунду погибнуть от меча, который охотник вбил в ее голову по самую рукоять. Оставшийся опустошитель попытался предпринять отчаянную атаку, но не успел, потому что оказался перерублен пополам фламбергом Тизиора.

Публика взорвалась от удовольствия. Однако восторженные крики и рукоплескания оказались безразличны могучим воителям, которые, будто ничего и не произошло, покинули арену. За весь бой они не сказали ни слова. Они были настолько притерты друг к другу, что необходимость говорить была лишней. Это и их сила внушали уважение, и по правде я была согласна с Дорджином – мне бы очень не хотелось встретиться с ними в бою.

Все еще находясь под впечатлением от увиденного, мы решили устроить небольшой перерыв и, покинув трибуны, вышли во двор, окружавший арену, в котором можно было отдохнуть и перекусить. Местные торговцы, решившие заработать на сегодняшнем мероприятии, наперебой предлагали свои товары: диковинное оружие, амулеты, животных для боев. Найдя небольшой спокойный уголок, мы, наконец, остались одни.

- Нам нужно предупредить власти Шаттрата о том, что Торгар работает на Совет Теней, - сказала Арктея.

- Но как? Ни один из нас не может отлучиться, - отозвалась я.

- Для этого необходимо заручиться поддержкой кого-то другого, - предложил Дорджин.

- Из знакомых здесь у нас только Изерллия и Мед с Рэйвиэлем - и они наши соперники. С другой стороны, есть и еще кое-что, о чем мы забыли, - Тея задумчиво, приложила голову на руки.

- О чем ты?

- Диэнна, помнишь, что нам говорил Ворен`Таль, когда рассказывал о совете, на котором они узнали про появление могущественного артефакта? Так вот, он добавил, что совет послал вернуть артефакт несколько наемников, которые должны были внедриться в банду, пройдя через эти бои. Возможно, нам стоит присмотреться к участникам, и если мы поймем, что они на нашей стороне, то попросить о помощи.

- Это хорошая мысль, но вряд ли они помогут нам, если не останутся за бортом соревнований, - высказался охотник.

- Тогда нам нужно просто победить их, - улыбнувшись, ответила ему рыцарь смерти.

- Легче сказать, чем сделать. Ты же сама видела, насколько они сильны, - добавила я.

- Не переживай, пока мы вместе – им с нами не тягаться, - оптимистично промолвил Дорджин.

Зазвенел гонг, возвещая о скором начале нового боя, и мы поспешили занять свои места. На арене наблюдался какой-то ажиотаж: видимо, многие ожидали увидеть какого-то конкретного участника. Посоветовавшись с главарем Южного Братства, Гаргток вернулся на свое место и начал представление участников.

- Не успела еще остыть кровь от прошлой битвы, как я предлагаю вам новое, еще более кровавое зрелище, - толпа начала подвывать каждому слову гоблина.

- Сейчас вы увидите того, о ком столько слышали - могучего воина, о котором слагают легенды. Тот, кто заглянул в глаза смерти, а потом отрубил ей голову своим топором. Встречайте: Мааааалдер Джууус! - и под оглушительный рев толпы на арену вышел воин, с которым мы встречались вчера за ужином.

Он был абсолютно спокоен, словно вышел на пробежку, а не смертельный бой. Его пламенно-черный доспех и массивный топор из того же металла будто бы вобрали в себя всю ту ярость, что обычно клокотала в крови воинов. В его глазах, устремленных вперед, читалась какая-то отрешенность, будто все происходящее его не касалось.

- Для нас оказалось невероятно трудно подобрать соперника для такого воина, но мы все же сделали это. Приготовьтесь увидеть того, кто потом будет являться к вам в кошмарах. Дитя пустоты, монстр, чья мощь так велика, что его бояться даже демоны - узрите же Несторота!

Врата под гоблином распахнулись, и оттуда показалась закрытая клетка, решетка которой начала медленно, издавая ужасный скрип, двигаться вверх. Как только она дошла до конца, ничего не произошло, а толпа затаила дыхание. Прошло одно мгновение, затем другое, и, когда все выдохнули, из клетки с чудовищной скоростью вылетело огромное черное существо. Оно попыталось пробиться сквозь крышу наверх, но наткнулось на магический барьер и, отраженное им, полетело вниз. Застыв на месте, эта тварь начала разглядывать все, что находилось вокруг нее. Больше всего это бесформенное нечто напоминало облако, состоящее из клубящегося дыма. Однако сущность этого дыма была настолько злой, что меня передернуло как от неожиданно налетевшего зимнего ветра. Поняв, что вокруг нет никого представляющего опасность, монстр начал приближаться к воину, все так же продолжающего безучастно смотреть на него. Приблизившись, тень выпустила из себя несколько щупалец, которые, извиваясь, попытались обвить свою жертву. Однако сделав небольшой шаг назад, Джус легким движением, не свойственным при работе с двуручным оружием, перерубил их. Получив удар, существо дернулось, издав какой-то непонятный мычащий звук.

Рассвирепев, тень метнулась вниз и выпустила свои щупальца в песок и в сторону Малдера. Те отростки, что летели в него, воин успешно отразил, однако неожиданно его ноги оказались связаны вырвавшимися снизу конечностями. Обрушив на них топор, боец попытался разорвать дистанцию, отойдя за одну из колонн. Я заметила, что место сруба мгновенно наполняется новой порцией тьмы, и восстановленный отросток продолжает исполнять волю хозяина, а еще то, что количество выпускаемых одновременно щупалец не превышает пяти. Похоже, что Джус это также подметил, и как только из-под земли показались мерзкие конечности, начал действовать. Не став рубить их, он совершил кувырок вбок, после чего отмахнулся от нескольких ударов и оббежал колонну. Видя, что за ним по пятам следуют щупальца, он с разбега нырнул под протянувшиеся из-под земли до колонны отростки. Прокатившись под ними, Малдер, развернувшись, отметил, что конечности врага повторили его путь. Видимо удовлетворившись этим, воин, наотмашь ударив по ним, ловко перемахнул через тот же жгут из щупалец и побежал к другой колонне. Отростки дернулись за ним, но неожиданно остановились на половине дороги. Довольно улыбнувшись, он махнул им рукой на прощание и, мгновенно набрав скорость, помчался к тени. Как только до монстра дошло, что он связан своими же щупальцами, тут же начал, дергаясь, втягивать их обратно, но безнадежно опаздывал. Занеся топор над головой, лезвие которого мгновенно вспыхнуло пламенем, Малдер в высоком прыжке обрушился, словно метеор, на мечущегося врага. Раздался ужасающий вопль будто из тысячи глоток, и вся тьма сгорела в мгновение ока, не оставив после себя даже пепла.

Трибуны взвыли ничем не хуже погибшей тени. Выкрикивая имя победителя, они заглушали даже стук барабанов, возвещавших победу человека. Воин в ответ поклонился и, небрежно закинув топор на плечо, двинулся к выходу.

- Признаю, он был неподражаем! - подала голос Тея, пытаясь докричаться до нас.

- Это точно! - в той же манере ответила я.

Дальше прошло несколько других поединков. В одном из них встречались воины Южного Братства и целая стая разъяренных талбуков. Именно последние победили, сметя бандитов своими рогами. В другом поединке искусный боевой маг не без труда разобрался с огромным волком. После этого поединка еще долго воняло паленой шерстью.

Наступил полдень, а это означало, что начинаются последние поединки первого дня. К нам подошел какой-то тролль по имени Водин, который, как оказалось, был помощником Гаргтока, и сказал, что сражаться мы будем последними и в полном составе. Это меня порадовало, так как мне не очень хотелось выходить в одиночку против таких чудищ.

- Внимание, внимание! Настало время последних поединков. Солнце начинает пригревать, а это значит, что и схватки будут особенно жаркими, - снова начал вещать гоблин.

Приготовьтесь узреть невиданное. Дочь глубин Змеиного озера, та, что погубила многих, кто пытался пересечь голубые воды. Она пережила множество ранений, но каждый раз восстанавливалась - владыка озер Зангартопи могучая Мрагеш!

Ворота распахнулись от мощного потока воды, за считаные секунды залившего всю арену, - и из-за них показалось огромное чудище. Сначала из тени появилась голова монстра: она была покрыта серой чешуей, а на верхней ее стороне светились желтым светом два глаза. Ряд мощных зубов опускался с верхней челюсти, а по бокам расположились два загнутых вперед рога, предназначенные не только пронзать, но еще и резать врагов внешней стороной, больше напоминавшей лезвие. Затем появилась вторая голова, идентичная первой во всём, за исключением рогов, что были загнуты назад. Вытянувшись на длинных шеях в разные стороны, они осмотрели пространство на наличие опасностей, после чего показалась еще третья голова. Она была не в пример больше предыдущих. Покрытая мощными костяными наростами, образовывающими острый гребень, она была вооружена мощнейшими челюстями, за один укус способных перекусить пополам взрослую лошадь. Прямо над челюстью, из которой вырывались зеленоватые пары, находился один единственный глаз. Соединяясь в корпусе, держащимся на двух коротких ногах, все три головы уравновешивались мощным хвостом, также представлявшим угрозу каждому, кто посмел бы атаковать чудовище сзади. Мрагеш оказалась гидрой - зверем, обитающим в водоемах Зангартопи и охотящимся на небольшую добычу. Однако этот монстр был в разы крупнее обычной особи, и ему явно требовались жертвы покрупнее.

- А противостоять этому чудищу будут три храбреца. О них практически ничего не известно, но среди них есть адепт природной магии. Итак, встречайте Виллию Скитающуюся Тень и ее товарищей - Керриса и Вилмора! - и Гаргток, махнув рукой, дал знак открывать вторые ворота.

Не успела в них появиться небольшая щелка, как оттуда словно стрела выскочили два воина. Они двигались очень быстро, настолько, что я не успевала их разглядеть. Обогнув арену с обеих сторон, воины бросились на гидру с боков. Чудовище отреагировало сразу: меньшие головы, резко вытянувшись, клацнули зубами там, где мгновение назад были два мечника. Бойцы смогли вовремя отпрыгнуть в стороны, прервав атаку. Сталь их начищенных до блеска доспехов привлекала внимание своим глубоким цветом. Шлемы с серым плюмажем покрывали головы воинов, но оставляли открытыми лицо, по которому я поняла, что они люди. Оба мужчины держали в руках одинаковое оружие – полуторные мечи со сложными гардами в виде древесного листа цвета бронзы.

Не сбивая своего темпа, оба воина атаковали: их точные и молниеносные движения, а также оружие, которым они владели, говорили о том, что они проповедовали атакующий стиль боя. Их тактика строилась на сочетании ряда быстрых нападений и стремительных отступлений, что вводило их соперника в ступор. Эта было очень эффективно против одного крупного врага, который не мог противостоять двум угрозам одновременно. Однако на этот раз люди столкнулись с весьма необычным врагом. Все три головы гидры были независимы друг от друга и могли реагировать самостоятельно, что очень сильно осложнило бой для Керриса и Вилмора. Раз за разом они налетали на Мрагеш - и едва успевали спастись от ее клыков.

Во время одной из таких атак оба воина совершили очень интересный маневр. Уменьшив скорость рывка, они смогли увернуться от летящих на них с открытой пастью голов. Провернув свои мечи, люди нанесли сокрушающие удары по открывшимся шеям. Раздался крик боли, а из обрубков, фонтанируя, полилась кровь. Рассвирепев, Мрагеш, развернувшись, ударила одного из воителей своим хвостом, отбросив его к стене, и одновременно с этим атаковала второго ледяным дыханием. Обмороженный потоком холода, вырывающимся из огромной пасти единственной оставшейся головы, человек, оказавшись беззащитен, повалился на песок. На мгновение мне показалось, что гидра сейчас сожрет беднягу.

Но на другом конце арены неожиданно промелькнуло что-то и вонзилось в грудь Мрагеш. Это была ветвь, вся покрытая зелеными листьями, словно только что вырванная с какого-нибудь дерева. От такого удара чудовище отшатнулось, а в тени одной из колонн начала проявляться какая-то фигура. Одетая в темно-зеленую одежду, там стояла Виллия, доселе скрывавшая свое присутствие. На ней была легкая, не стесняющая движения броня, а за спиной - покрытый коричневой корой посох, а в самом же центре нагрудника тускло сверкал великолепный рубин.

Вскинув над головой руки, охваченные зеленым свечением, друид вызвала на арене небольшое землетрясение. Из-под движущегося песка неожиданно вырвались зеленые побеги, которые буквально на глазах увеличиваясь в размерах, начали обвивать Мрагеш. Отчаянно пытаясь освободится, гидра разрывала поросль своими зубами, но, тем не менее, оказалась связана твердеющими лозами, с силой склонивших голову могучего хищника к земле. Следующим заклинанием Виллия вызвала едва ощутимый ветерок, принесший откуда-то издалека приятный аромат цветов, в одночасье окутавший всю арену. Оба воина словно обрели новые силы и, медленно встав на ноги, побрели к своей подруге. Друид бережно взяла их за руки и, призвав свою силу, начала исцелять их раны. Все это происходило в полном молчании. Зрители ждали, что после исцеления воины добьют искалеченное животное, однако те и не думали этого делать. Когда они, повернувшись к Мрагеш спиной, направились к выходу, толпа начала требовать крови, желая видеть смерть гидры. Услышав это, Виллия повернулась к толпе на трибунах и покачала головой, тем самым показав, что она не собирается убивать живое существо, после чего последовала за своими товарищами.

Прежде мне не доводилось сталкиваться с подобным в своей жизни. Увидеть акт милосердия по отношению к такому чудищу, оказалось для меня в новинку. В глубине души я понимала, почему Виллия поступила именно так: философия друидов предполагала бережное отношения ко всему, что создала природа, и ночная эльфийка и ее друзья действительно следовали этому правилу. Также меня поразила тактика, которую они применили в этом бою. Отвлекая внимания от друида, два воина старались нанести как можно больший урон врагу, пока та готовила свое заклинание, прячась в тенях. Это был действительно интересный и захватывающий поединок.

Те же маги, что уносили раненого Сероскала, прибыли на арену, для того чтобы позаботиться о павшей гидре. А тем временем Гаргток утихомиривал публику, недовольную поведением кальдорейской девушки.

- Эх, ну что с них взять, с этих эльфов. Помнится, однажды я присутствовал при нападении на лагерь их часовых. Так вот, в горячке боя я увидел, как из палатки выбежала голая эльфийка с луком. Увидев, как я на нее пялюсь, она спросила: «Ты что никогда не видел обнаженных эльфиек». «Нет», - ответил я, - «Просто мне интересно, откуда ты стрелы доставать будешь».

Под гул хохота начались приготовления к следующему поединку. А я решила снова пройтись по арене, чтобы скрасить ожидание и, спустившись в подтрибунные помещения, пошла по коридору, пока вдруг не услышала стон. Он шел из небольшой комнаты, совсем рядом со мной. Войдя внутрь, я увидела, как Виллия пыталась вправить вывих одному из своих товарищей. И, судя по всему, у нее это не получалось – видимо, ей пришлось выложиться в полную силу в прошедшем бою.

- Привет, - тихо постучавшись для того, чтобы не помешать процессу, сказала я.

- Здравствуйте, - повернувшись, ответила мне ночная эльфийка.

- Я проходила мимо, когда услышала стон. Вам нужна помощь?

- Не помешала бы, - ответила друид.

Вместе у нас с ней дело пошло быстрее: в то время как я своей магией уменьшала страдания лежащего на спине воина, Виллия пыталась медленно оттягивать руку от туловища. В какой-то момент мы трое почувствовали, как плечевой сустав естественным образом встал на место. Благодаря моей помощи, это произошло практически безболезненно.

- Спасибо большое за помощь, - искренне произнес воин. - Меня зовут Вилмор.

- Диэнна.

- Неужели та самая Диэнна Рассветная Странница? - спросил второй мужчина – Керрис.

- Да, - ответила я и подумала, - Неужели моя слава настолько велика?

- Значит, слухи не врали: вы действительно очень добры и всегда помогаете нуждающимся, невзирая на расу, - удивленно заметил Вилмор.

- Я считаю, что любая жизнь священна и что кому бы она ни принадлежала, все равно заслуживает спасения, - скромно ответила я.

- А ведь мы с вами похожи, - заметила Виллия. - Мы тоже так думаем.

- Это заметно: вы же пощадили то существо.

- Таков наш путь. Жалко лишь то, что он окончился, до того, как мы достигли своей цели, - вздохнула девушка.

- О чем вы? - спросила я.

- Мы не сможем выиграть следующее сражение. Руке Вилмора нужен покой, а Керрис сильно обморожен, да и я уже почти исчерпала свои силы. Так что, скорее всего, буду выступать одна, но шансы мои очень невелики.

- Жаль это слышать. Вы очень хорошо сражались. И к слову, что за цель вы поставили перед собой?

- Как бы вам объяснить… - я заметила, как девушка бросает вопрошающие взгляды на своих друзей и, видимо удовлетворившись результатом, ответила. - Пожалуй, только вам мы и сможем все рассказать.

- Как вы, наверное, догадались, мы служим в Кенарийской Экспедиции. И нам поручили вернуть могущественный артефакт, который у нас украл Торгар. И единственный наш шанс попасть в его банду был пройти сквозь эти поединки.

- Понимаю… - задумчиво ответила я. - Мы здесь примерно с той же целью.

И я поведала им о том, как мы оказались в этом месте, и об истинной сущности предводителя Южного Братства. А еще рассказала им про план, согласно которому мы пытались найти тех, кто поможет нам сообщить в Шаттрат о сложившейся ситуации.

- Да уж, занятное дело, - сказал раненый воин, поглаживая свое плечо.

- Теперь мне стало понятно, что же привело сюда Героинь Шаттрата, - промолвил Керрис.

- Теперь, когда мы выяснили ,что у нас общая цель, нам стоит объединить усилия, - подытожила Виллия, - Ребята, вы отправитесь в Шаттрат, где передадите все, что услышали здесь, а я останусь и попробую продержаться еще один раунд, чтобы помочь Диэнне и её товарищам.

- Нам не хочется бросать тебя, Вилли, - ласково ответил Вилмор. - Но мы оставляем тебя в хороших руках.

- Позаботьтесь о ней за нас, - поддержал его Керрис.

- Не волнуйтесь, мы сможем ее защитить, - заверила их я.

- Сами не пропадите по дороге, - голос девушки задрожал, и она отвернулась.

- Не пропадем, - сказал ей Вилмо



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.238.132.225 (0.023 с.)