ТОП 10:

Создатели теории социального обмена



 

Конкретными создателями теории социального обмена справедливо считаются Джордж Хоманс и Петер Блау.

Джордж Каспар Хоманс (Homans), американский социолог и социальный психолог – один из основателей теоретического и эмпирического изучения малой группы. Он родился 11.08.1910 г. в Бостоне (США), преподавал в Гарвардском университете и Кембридже, избирался президентом Американской социологической ассоциации, с 1972 г. – действительный член Национальной академии наук США.

В процессе формирования как ученого в Гарварде, он начинал как структурный функционалист, создав теорию малой группы (“Человеческая группа” – 1956 г.). В качестве главного критерия малой группы он принял наличие в ней процесса непосредственного сотрудничества людей. В монографии была представлена оригинальная разработка весьма эффективной техники проведения конференций и дискуссий как метода эмпирического социологического исследования, примененного, в частности, при изучении промышленников, политических и военных бюрократий. Эта книга принесла Хомансу имя и известность в социологии как талантливого методолога. Предисловие к ней написал один из патриархов американской социологической мысли Роберт Мертон. В нем Мертон раскрывает стратегию изложения Хомансом аналитического материала: “Хоманс использовал метод презентации. Сначала он дает обширный набросок концептуальной схемы для первоначального обозрения фактов. Затем идет детальное описание фактов. Далее – раскрывается концептуальный инструментарий, используемый при анализе фактов. Наконец, когда данные того требуют, вводятся новые понятия для расширения понимания наблюдаемого поведения.

Таким образом, читатель видит социологическую теорию в работе – организующей, уясняющей и дающей плоды на основе данных, которые при ином подходе были бы просто инертными” [Homans G. The Human Group. – N. Y.: Harcourt, Brace and Co, 1950. – Р. XVIII].

Однако в начале 60-х годов Хоманс отошел от функционализма и провозгласил “предельный психологический редукционизм”, при котором единицей анализа должно стать элементарное социальное поведение, то есть непосредственно контакты между индивидами. Социальное поведение он рассматривает как явление, основывающееся на принципе универсального обмена. Развивая этот подход, он формулирует важнейшие правила справедливого обмена. Наиболее известными научными трудами Хоманса являются его монографии “Человеческая группа” (1956), “Социальное поведение: его элементарные формы” (1961), “Природа социальной науки” (1967), “Определенности и сомнения” (1987).

Петер Михаэл Блау (Blau) – один из крупнейших специалистов в области социологии организаций. Его диссертация, опубликованная в 1952 году под названием “Динамика бюрократий”, наряду с работами его коллег по колумбийской аспирантуре Филиппа Селзника и Алвина Гоулднера, заложила фундамент для одного из наиболее влиятельных направлений современной социологии – социологии формальных организаций.

Он родился 07.02.1918 г. в Вене (Австрия), в 1939 г. переехал в США, в 1943 г. получил здесь гражданство. Докторскую диссертацию он защитил в 1952 г. в Колумбийском университете Нью-Йорка (а магистерскую в 1966 г. в Кембридже). Блау преподавал в таких престижных американских университетах, как Корнуэльский, Чикагский (1953-1970), Колумбийский (1970-1988). С 1988 года он – заслуженный именной профессор Университета Северной Каролины.

Первоначально Блау принял социально-психологический подход, сконцентрированный на межличностных отношениях людей в больших формальных организациях. Его исследование процессов того, как формальные структуры организаций сдерживают неформальные отношения бюрократов, считается классикой социологического анализа. Первая его крупная работа “Обмен и власть в социальной жизни” (1964) написана с социально-психологических позиций. Однако в конце 60-х гг. Блау переходит от социопсихологической к социоструктурной ориентации, от преимущественно “микро” к преимущественно “макро” социологии. В то же время он вышел за пределы изучения формальных организаций, написав вместе с Отисом Данкеном знаменитую работу “Американская структура занятости” (1967), в которой рассматривается межпоколенческая мобильность и успехи в продвижении по службе и были применены утонченные статистические разработки социальной стратификации и процессов достижения статуса (status attainment).

Данная проблематика привела Блау к написанию работы “Неравенство и гетерогенность” (1977), которая стала его новым вкладом в теоретическую социологию. В ней он, в частности, определяет социальную структуру как распределение людей по социальным позициям и высказывает ряд предположений, которые в настоящее время уже подтверждены эмпирически, например: когда социальная группа увеличивается в размерах, доля ее членов, вступающих в брак на стороне, уменьшается.

Говоря о его научном стиле, следует сказать, что его выкладки носят четкий характер, он точно определяет термины, ясно формулирует допущения и утверждает принципы так, чтобы они имели эмпирические дедукции.

Блау избирался президентом Американской социологической ассоциации в 1973-1974 гг. Наиболее известными его работами являются следующие монографии: “Динамика бюрократий” (1952), “Бюрократия в современном обществе” (1956), “Формальные организации” (1962), “Обмен и власть в социальной жизни” (1964), “Американская структура занятости” (1967), “Структура организаций” (1971), “Организация академической работы” (1973), “Природа организаций” (1976), “Неравенство и гетерогенность. Изначальная теория социальной структуры” (1977), “Пересекая социальные круги” (1983).

Часто непосредственной предтечей теории обмена называют Б.Ф. Скиннера, а в качестве авторов, эмпирически подготовивших социологическую концепцию обмена, Б. Малиновского, А. Редклифф Брауна, М. Мосса, А. Леви-Стросса.

Особо следует сказать несколько слов о Скиннере.Беррес Фредерик Скиннер (Skinner), выдающийся американский психолог, явился создателем необихевиоризма и целого ряда социальных концепций, нашедших широкое распространение в различных социальных науках. Он родился 20.03.1904 г. в Саскуэханна (штат Пенсильвания), а умер 18.08.1990 г. в Кэмбридже (штат Массачусетс). Защитив докторскую диссертацию в Гарварде, он преподавал в университетах Миннесоты, Индианы и в Гарварде. Одним из его крупнейших достижений считается создание теории программированного обучения, разработка систем и принципов обучающих машин и широкое внедрение этих методов в практику системы высшего образования.

Изучая эмпирически поведение животных и людей, он создал множество оригинальных методик для эмпирических исследований. Мировую известность, в частности, получил так называемый “Скиннеров ящик” – специальная методика, при которой подопытное животное получает подкрепление только после того, как производит какую-либо операцию, например нажимает на рычаг. Наиболее значимой для теории социального обмена считается монография Скиннера “За рамками свободы и достоинства” (1971).

В качестве наиболее влиятельного и активного теоретика этого подхода в настоящее время чаще других упоминают Р. Эмерсона. Из числа активно действующих сегодня на базе этой методологии исследователей следует в первую очередь назвать таких социологов, как Кук (Cook), Эке (Ekeh), Марковский (Markowsky), Мольм (Molm), Уиллер (Wilier), Паттон (Patton), Бонацич (Bonacich), а также психологов Келли (Kelley), Тибо (Thibaut) и экономиста Шайдера (Scheider).

В качестве эмпирического материала Хоманс и Блау опирались, в частности, на труды социальных антропологов и этнологов. Например, ученик и последователь Дюркгейма Марсель Мосс в работе “Очерк о подарке: форма и причина обмена в архаических обществах” дал красочные иллюстрации процессов социального обмена на ранних стадиях развития человеческой культуры [Mauss M. Essay sur le Dou: Forme et 1'Echange dans les Societes Archaiques. – P.: PUF, 1925].

Работой, в которой впервые были сформулированы основные положения теории социального обмена, была статья Хоманса “Социальное поведение как обмен”, опубликованная в 1958 году в “Американском журнале социологии”. A наиболее весомо эти положения прозвучали в инаугурационной речи Хоманса при избрании его президентом Американской социологической ассоциации, которая в 1964 году была опубликована в “Американском социологическом ревю”.

В книге “Социальное поведение: его элементарные формы” Хоманс опирается на язык и положения бихевиористской теории, очень близкой к скиннеровскому варианту оперантной психологии. Такая психологизация социологической проблематики создала впоследствии ряд трудностей при попытках использовать теории социального обмена в социологии. Согласно Хомансу, “общие предпосылки, которые мы должны использовать при объяснении, психологичны в двух смыслах: они относятся к действиям индивидов и они... сформулированы и опробованы психологами”. Главной целью теории Хоманс эксплицитно полагает объяснение социальных явлений. Надо сказать, что именно этот акцент на социальное поведение и социальные структуры, порожденные и изменяемые социальным взаимодействием людей, и принес признание теории социального обмена в социологии. Правда, сам Хоманс считал разграничение социологии и психологии делом достаточно условным.

 

4.3. Главные положения теории
социального обмена

Основные теоретические формулировки, базирующиеся на допущении о том, что поведение есть функции последствий, соответствующих вознаграждений и наказаний, были разработаны Хомансом в 1961 г. и уточнены в 1974 г. Они включают пять главных положений:

1. “Положение об успехе”. Чем чаще деятельность вознаграждается, тем более вероятно ее осуществление. Поведение, порождающее позитивные последствия для индивида, с очень большой вероятностью повторяется.

2. “Положение о стимуле”. Схожие обстоятельства или аналогичные ситуации будут стимулировать такое поведение, которое вознаграждалось в аналогичных случаях в прошлом. Это позволяет обобщать поведенческие реакции на "новые" ситуации.

3. “Положение о ценности”. Чем более ценны результаты действия для актора, тем более вероятно то, что действие будет совершено.

4. “Положение о депривации – пресыщении (satiation)” вводит общую идею уменьшения маргинальной полезности (utility). Чем чаще человек получал конкретное вознаграждение за действие, тем менее ценным является дополнительный элемент такой награды. Таким образом некоторые вознаграждения становятся менее эффективными, приводя к свертыванию некоторых специфических действий. Правда, это положение менее справедливо в отношении генерализованных обобщений, таких как деньги и чувства (affections), либо еще чего-нибудь, где насыщение случается с меньшей вероятностью, за исключением крайних случаев.

5. “Положение об эмоциональности”. Речь идет об условиях, в которых люди эмоционально реагируют на различные вознаграждающие ситуации. Это положение охватывает два типа реакций. Ожидается, что люди, не получающие того, что они предполагали, становятся рассерженными и начинают вести себя агрессивно. Это поведение описывается гипотезой Миллера – Долларда [Miller N.E., Dollard J. Social Learning and Imitation. – N. Haven: Yale Un-ty Press, 1941]. Люди же, получающие больше, чем они предполагали, или не получающие предполагающихся наказаний, будут счастливы и ведут себя положительно (approvingly).

Хоманс, в частности, использует этот набор идей для объяснения таких явлений, как использование власти и авторитета, сотрудничество, конформность, соревнование структуры чувства и итерации, статус и влияние, справедливость, возникновение стратификации. Все эти явления он рассматривает преимущественно в терминах природы задействованных межличностных отношений. Более того, он акцентирует внимание на “элементарных” формах поведения. Все это он называет субинституциональным уровнем анализа. “Мы получаем, – пишет он, – самое полное понимание элементарных черт социального поведения, наблюдая взаимодействия между членами малых, неформальных групп” [Homans G. Social Behavior as Exchange. – N. Y.: Harcourt, 1974. – Р. 12].

Именно Хомансу современная социология обязана сосредоточенностью на изучении микрооснований социальных структур и социальных изменений.

Хоманс был сосредоточен на элементарных формах поведения и субинституциональном уровне анализа, а Петер Блау вышел за пределы микроуровня на уровень институциональный, изучая авторитет и власть, конфликт, изменения в контексте институциональных систем обмена.

Не соглашаясь с редукционистской стратегией Хоманса, Блау провозгласил, что его собственная “теория имеет корни в преимущественно социальной природе обмена, что предполагает, что она не может быть редуцирована или же быть выведенной из психологических принципов, управляющих мотивами индивидов, как это стремится сделать Хоманс” [Blau P. Exchange and Power in Social Life. – N. Y.: Wiley, 1986. – Р. IX].

В противовес редукционизму Хоманса Блау полагает, что социальные структуры имеют эмерджентные свойства, которые не могут быть объяснены характеристиками, либо процессами, в которых задействованы лишь отдельные элементы структуры.

Два главных отличия подходов Блау и Хоманса состоят в том, что, во-первых, подход Блау не основан на принципах бихевиористской психологии (вместо этого он вводит некоторое микроэкономическое объяснение в анализ очевидно социальных обменов), во-вторых, Блау эксплицитно вводит понятие эмерджентных процессов, не только отвергая редукционизм, но также расширяя теорию и выводя ее далеко за пределы первоначальной субинституциональной основы.

В 1964 году Блау создал общий контекст анализа макроструктур и процессов, основанный на расширении микроуровневой теории процессов социального обмена. Отталкиваясь от зиммелевского понимания социальной жизни, он объясняет общую структуру социальных ассоциаций, имеющих корни в таких социальных процессах, как привлекательность, одобрение, взаимность и рациональное поведение. Формирование группы, сплоченность и социальная интеграция, равно как и процессы противостояния, конфликта и несогласия, объясняются в терминах процессов социального обмена. Эти формы социальных ассоциаций, порожденные процессами обмена, со временем создали очень сложные социальные структуры и подструктуры, которые Блау и анализирует: как они создавались и изменялись в результате воздействия процессов во властных отношениях; динамику легитимизации и политиче­ского противостояния. Общие ценности выступают в этих процессах посредниками и делают возможными непрямые обмены, координируя, таким образом, действия в больших общностях. Согласно Блау, они также легитимизируют социальный порядок.

На протяжении всей своей основной работы Блау сопоставляет и сравнивает процессы социального обмена в простых и в более сложных социальных структурах и институтах. Главные социальные силы для него – это дифференциация, интеграция, организация и противостояние (оппозиция). Они и составляют необходимую основу для объяснения диалектики структурных изменений.

Основная проблематика Блау связана с темой “обмен и власть”, при этом основной методологической задачей является стратегия построения теории микроструктуры и процессов, базирующихся на эксплицитно микроуровневой модели. Ключевой в решении данной задачи становится область перехода – “микро-макрозвено”. Правда, во второй половине 80-х годов. Блау подверг сомнению конструктивность такого подхода, что подлило масла в огонь жарких теоретических дебатов по этому поводу.

И у Блау, и у Эмерсона власть является центром анализа. Согласно Блау, власть, авторитет, оппозиция и легитимизация – ключевые категории в анализе макроструктур и динамики структурных изменений.

Эмерсоном теория отношений зависимости от власти частично была включена в рассмотрение дисбаланса власти и условий социальной независимости. По Эмерсону, такие стратегии представляют собой механизмы балансирования власти. Главное положение концепции Эмерсона звучит следующим образом: власть, определенная в терминах отношений, – это функция зависимости одного актора от других. Зависимость же – это функция ценности, которую один актор придает ресурсам или ценностному поведению, контролируемым другими, и доступностью этих ресурсов из альтернативных источников. Чем более велика доступность этих ресурсов от других акторов, то есть из альтернативных источников, тем меньшей является зависимость одного актора от другого.

Эта отношенческая концепция власти стала основой для большинства последующих работ об обмене и власти в 70-90-е гг.

Эмерсон распространил свое понимание власти и зависимости и сформировал более широкую обменную теорию социальных отношений. Его работа “Теория обмена” [Emerson R. Exchange Theory. Part 1 and 2 // Social Theories in Progress. V. 1, 2. – Boston: Houghton Miflin, 1972. – Р. 31-41] была попыткой объединить подходы Хоманса и Блау. В начальной редакции своей теории социальных отношения Эмерсон принял язык и принципы бихевиористской психологии, однако довольно скоро он вышел за рамки бихевиористских принципов и пришел к формулированию более сильных положений, касающихся эмерджентности разных типов социальных структур. Для Эмерсона главная задача стала представляться преимущественно социологической, а не психологической.

4.4. Основные допущения теории
социального обмена

 

Люди вступают в новые для себя социальные связи и союзы в ожидании того, что это вознаградится, они поддерживают отношения со старыми партнерами и расширяют свое взаимодействие с ними потому, что они действительно находят эти действия вознаграждаемыми. Взаимодействие с другим человеком может быть непосредственно вознаграждаемым, как, например, в любви или в общении, или же может приносить опосредованное вознаграждение в виде совета коллеги либо помощи от соседа. В каждом из этих случаев предполагается, что желание удовлетворить какую-либо потребность лежит в основе любой ассоциации.

Конечно, не все потребности или интересы удовлетворяются непосредственно в социальном взаимодействии, например чувство, и не всякое социальное взаимодействие мотивируется в качестве ведущего фактора заинтересованностью в вознаграждении, поскольку на него также влияют как иррациональные моменты, так и нравственные ценности.

Однако многие аспекты социальной жизни действительно отражают интерес в получении выгоды от социального взаимодействия. Именно они и являются центральными в теории социального обмена. Теория эта далека от того, чтобы ограничиваться строго рациональным поведением, ориентированным на материальную выгоду, однако она считает своей главной целью объять все усилия по вознаграждаемому социальному опыту, включая и желание реализовать гуманитарные идеалы, либо духовные ценности, равно как и поиск личных преимуществ и положительных эмоций.

Концепция социального взаимодействия как процесса обмена логически вытекает из предположения, что люди стремятся обрести вознаграждение в своих социальных ассоциациях. Если человек привязан к другим потому, что он ожидает, что сотрудничество с ними будет для него вознаграждаемым, он захочет реализовать предполагаемые выгоды. Аналогичным образом другие люди, чтобы участвовать в социальном обмене, также должны иметь в этом свой интерес. Но их интерес в сотрудничестве с ним будет зависеть, согласно предположению теории социального обмена, от ожидания их собственного вознаграждения.

Люди часто берут на себя хлопоты по оказанию услуг не только друзьям, но и просто знакомым и даже незнакомым, и, делая это, они создают социальные обязательства. Индивид, не выполняющий своих обязательств за оказанные услуги, тем самым лишает других стимула продолжать с ним дружеские отношения. Кроме того, очень вероятно, что такой индивид будет обвинен в неблагодарности. Именно подобное обвинение показывает, что люди ожидают взаимности за добровольно оказываемые услуги. Оно также служит социальной санкцией, чтобы отвратить людей от пренебрежения своими социальными обязательствами. В свое время Георг Зиммель заметил, что благодарность “устанавливает узы взаимодействия, взаимности услуг, ответной услуги даже тогда, когда они не гарантированы внешним понуждением” [The Sociology of G. Simmel / Ed. by K.H. Wolff. Glencoe, Ill.: Free Press, 1950. – P. 387].

Когда обязательства за оказанные услуги возвращаются оказанием ответных услуг, обе стороны получают выгоды от сотрудничества, и их обмен вознаграждаемым опытом подкрепляет социальные узы между ними. Человек, помогающий другим, зарабатывает их благодарность и уважение, он делает их своими должниками, что обещает принести ему дальнейшие выгоды в будущем. Эти полезные последствия оказания услуг, несомненно, являются главной причиной того, почему люди часто идут на большие личные неудобства, помогая другим и получая от этого удовольствие. И, в самом деле, давать – гораздо более благодарное занятие, чем брать, поскольку иметь социальный кредит – дело более предпочтительное, нежели иметь социальный долг. Конечно же, есть люди, бескорыстно работающие ради других без всякой мысли о вознаграждении и даже без ожидания благодарности, но такие люди в действительности являются святыми, а святые очень редки. Другие люди также иногда действуют самоотверженно, однако им требуется более непосредственный стимул для этого, например социальное признание их бескорыстия. Такое социальное одобрение является, конечно, очень значимой наградой, к которой стремятся люди в социальном взаимодействии.

 

Понятие социального обмена

Категория обмена может быть вычленена при помощи примеров того, почему человек отдает деньги другим людям:

1) потому что они угрожают ему оружием при ограблении. Хотя это и можно рассматривать как обмен денег на собственную жизнь, все-таки лучше исключить результаты физического насилия из дефиниции термина “обмен”;

2) как благотворительный дар, потому что совесть его требует, чтобы он помогал бедным, не ожидая благодарности от них ни в какой форме. Хотя это и можно рассматривать как обмен денег на внутреннее одобрение своего супер-эго, лучше все-таки исключить согласие с интернализованными нормами из понятия “обмен”;

3) неконтролируемый импульс может побудить человека промотать свои деньги; такое поведение, мотивированное иррациональными побуждениями, также не является примером обмена;

4) человек может раздавать милостыню нищим, потому что он наслаждается изъявлениями их почтительной благодарности, но прекращает раздачу денег, если он не получает такого удовлетворения. Именно этот пример и иллюстрирует сущность социального обмена, в то время как предыдущие помогают очертить границы этого понятия.

Следовательно, понятие обмена относится к добровольным социальным действиям, которые вероятностно обусловлены ответными вознаграждающими реакциями и которые прекращаются, если ожидаемые реакции не наступают.

Согласно Хомансу, новичок должен удовлетворить требования группы, для того чтобы его в нее приняли. Коллеги обмениваются советами, и если более высокая компетентность одного из них не дает возможности остальным взаимно тем же способом отплатить за его совет, они реализуют свой долг в виде уважения к его способностям, поднимая тем самым его статус. Даже любовник, чья единственная очевидная забота – доставить наслаждение своей девушке, стремится завоевать ее привязанность в ответ на свою преданность.

Не только индивиды, но и группы, организованные общности также участвуют в социальном обмене. Например, представители медицинской профессии получают эксклюзивное право заниматься врачеванием в обмен на принятие на себя обязательств удовлетворять потребности общины в медицинских услугах, или же политическая партия делает в своей программе уступки заинтересованной группе в обмен на поддержку во время выборов.

Особое внимание Хоманс уделяет психологическим процессам, побуждающим людей участвовать в обмене.

Сам термин “социальный обмен” сконструирован, чтобы показать, что социальное взаимодействие за рамками экономической сферы имеет значимые черты сходства с экономическими сделками. Прежде всего, ожидание того, что одолженные услуги дадут свои плоды, характеризует не только экономические действия, но и социальные, в которых подарки и услуги выглядят как свободно даруемые. Более того, экономический принцип постоянно убывающей маргинальной полезности применим также и к социальному обмену. Совет со стороны коллеги-специалиста очень значим для человека, которому требуется помощь в решении проблемы, но как только проблема разрешена, дальнейшее консультирование не представляет больше ценности. Неважно, как сильно два друга наслаждаются обществом друг друга, по истечении какого-то времени они уже начинают меньше желать оставаться в компании друг с другом. Чем дольше человек концентрируется на получении именно этой социальной награды по сравнению с другими, тем больше значимость упущенных альтернатив будет давить на его сознание, делая именно эту награду сравнительно менее значительной. Все эти примеры демонстрируют принцип маргинальности, проявляющийся в социальной жизни.

Однако существуют и важные различия между социальным и чисто экономическим обменом. Самое значительное из них состоит в том, что обязательства, возникающие при социальных взаимодействиях, заранее четко не оговорены. При экономических же сделках четкие и точные обязательства обеих сторон получают одновременное взаимное подтверждение: данная продукция продается по определенной цене на определенных условиях. Ценности с обеих сторон могут перейти из рук в руки в момент заключения соглашения, или же вырабатывается контракт, согласно которому оговариваются обязательства каждой из сторон в будущем. А при социальном обмене дело обстоит не так: одна сторона предоставляет услуги другой, и, хотя и есть общее ожидание взаимности, точная природа возмещения остается неоговоренной. И в самом деле, она должна оставаться неуточненной, поскольку любая попытка заранее уточнить ее разрушает социальное значение взаимодействия, преобразуя его в чисто экономическую сделку. Оказание услуги имеет совершенно иное социальное значение, нежели заключение сделки.

Поскольку именно реципиент – тот человек, который решает как отблагодарить за услугу, либо вообще отвечать ли взаимностью, то социальный обмен требует доверия к другим, в то время как непосредственный обмен товарами, либо официальный контракт, который можно заставить выплатить, не предполагает такого доверия при экономическом обмене.

На деле же, как правило, отношения социального обмена развиваются постепенно, начиная с мелких взаимодействий, при которых требуется небольшое доверие из-за небольшого возможного риска и при которых оба партнера могут проверить взаимную надежность, это позволяет им расширить свои отношения и взаимодействовать во все более крупных делах. Таким образом, процесс социального обмена самопроизвольно ведет к установлению доверия как существенно необходимого для такого обмена. В самом деле, создание доверия, вероятно, является главной функцией социального обмена, существуют специальные механизмы для продлевания (пролонгации) периода нахождения под действием обязательств – тем самым укрепляются узы долга и доверия.

 

Понятие эмерджентности

 

Важным вкладом теории социального обмена является разработка категории эмерджентности социальных систем. “Социальная структура, – пишет П. Блау, – относится к тем качествам агрегатной совокупности, которые являются эмерджентными, то есть она не характеризуется лишь входящими в нее отдельными элементами, составляющими агрегат. В любой структуре мы можем выделить элементы, ее составляющие, и сам агрегат, который они составляют, и аналогично мы должны отличать агрегат от структуры. Агрегат – это простая сумма элементов, но структура зависит от их связей в широком смысле, включая межотношенческие статусы и косвенные влияния, равно как и прямые связи. Иначе нельзя будет увидеть леса из-за деревьев”.

Различия существуют не только между индивидами и социальными группами, эмерджентные структурные качества можно наблюдать на разных уровнях агрегации. Критерии эмерджентных качеств – природа этих признаков – не остаются одинаковыми, но общий смысл эмерджентности состоит в том, что с ее помощью описывается агрегат как целое, а не составляющие элементы. Например, уровень образования и средние показатели IQ (интеллектуального коэффициента) сотрудников данной организации не являются атрибутами групповой структуры, хотя и описывают членов данной группы. С другой стороны, социоисторические графы и групповая сплоченность – это атрибуты, которые не выводятся из индивидуальных характеристик членов организации, и следовательно, они являются эмерджентными свойствами групповой структуры. В качестве примеров эмерджентных свойств организаций можно назвать: конфигурацию иерархии власти; степень централизации принятия решений; разделение труда. Если говорить об эмерджентных свойствах наций, то ими могут быть конкретная форма правления, конкретные экономические институты данного общества.

Теория социального обмена полагает, что эмерджентные свойства могут быть определены в строго операциональных терминах и даже достаточно абстрактные теоретические понятия могут и должны быть концептуализированы с достаточно большой степенью точности – их импликации должны быть операциональными и позволять эмпирически измерять анализируемое свойство. Компоненты же социальной структуры могут быть концептуализированы как люди, роли, статусы, позиции, группы, места или любые другие подразделения некоей более широкой общности.

В стремлении типологизировать категорию эмерджентности, Блау выводит четыре базовых типа эмерджентных свойств [Continuities in Structural Inquiry / P. Blau and R. Merton eds. – L.: SAGE, 1981. – Р. 13-15]:

1. Размер или количество составных элементов социального агрегата. Речь идет о количественном составе группы и о числе подобщностей, составляющих данную общность, и они показательны для двух различных типов эмерджентных свойств социального агрегата. Строго говоря, размер не является свойством социальных структур, так же как число компонентов – атрибутом социальной структуры. Однако размер – это понятие базового теоретического значения в структурной социологии, поскольку он является генетически эмерджентным свойством всех социальных агрегатов.

2. Социальные отношения между людьми, составляющие прямые связи между элементами, дающими агрегату ее структуру.В малых группах в круг этих отношений включают социальную интеракцию и коммуникацию. Их можно представить матрицей “кто с кем”. На этой основе можно произвести много измерений данной структуры. В макросоциологическом анализе в этот тип входят группы различных типов, места, разной масштабности (общины, регионы), социальные страты, вычлененные по разным линиям иерархического деления. В широком смысле все это можно подвести под понятие социальной позиции. При этом индикаторами данных социальных связей выступают пропорции социальных отношений или же взаимодействия между членами общности, например соотношения социальных контактов между людьми, занимающими разные ранги в организации.

3. Композиция агрегата, отраженная в различиях его элементов.Выясняется, насколько отчетливо различаются в данном агрегате отдельные составляющие его, институты, как много имеется в нем отдельных институализированных сфер. Показателями в этом типе выступают, в частности, формы разделения труда, этническая гетерогенность, религиозность. Базовыми аспектами композиции социального агрегата являются различные формы неравенства, разнородность между элементами внутри данной структуры. Такие композиционные характеристики тоже должны удовлетворять критерию эмерджентного свойства.

4. Структурные свойства высшего порядка.Выделяются две разновидности таких свойств. Один тип – глобальные характеристики инфраструктуры общества (описанные Лазарсфельдом и Менцелем в 1969 г.), являющиеся основополагающими для данного общества и помогающие объяснить наблюдаемые образцы (patterns) социальной жизни в нем. Они дают возможность проводить разные типы анализа. В основе анализа Маркса лежат производительные силы и производственные отношения, у Леви-Стросса – культурные символы и значения, у Парсонса – культурные ценности и нормы. Подобные структурные свойства создают субстрат, в конечном счете, управляющий социальным действием, отношениями людей, социальными институтами.

Другой тип – это абстракции, проистекающие из свойств низшего порядка: либо из образцов (patterns) социальных отношений между элементами, либо из комбинации элементов.

Центральным элементом в этом типе эмерджентности является образ структуры социальных позиций в общности. Связанный с его выведением более высокий уровень абстракции характеризует еще один срез внутренних различий внутри агрегата, связанных со специфичным для данной общности распределением популяции в соответствии с различными позициями. Наиболее важный вопрос при анализе этого типа эмерджентности состоит в определении степени того, насколько различия свойств более высокого порядка обусловливают воздействия на социальные отношения и интеракцию.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.226.241.176 (0.021 с.)