ТОП 10:

Отечественные социологи в МСА



На конгрессе 1966 года в Эвиане (Франция) впервые приняла участие делегация советских социологов. Для отечественной науки это было очень важное событие, так как оно значительно расширяло возможности международного общения и сотрудничества наших социологов. Надо сказать, что наши социологи приняли не только активное участие в работе различных исследовательских комитетов, но сами стали инициаторами создания новых. Так, исследовательский комитет 08 (История социологии) был создан по инициативе И.С. Кона, исследовательский комитет 07 (Социология будущего) создал и возглавил И.В. Бестужев-Лада.

Первоначально существовали ограничения в структуре исследовательских комитетов. Общее количество участников в каждом из них не должно было превышать 18 членов, и от каждой страны в комитет должно было входить не больше двух человек. Членство осуществлялось приглашением со стороны комитета, что, конечно же, придавало элитарный характер работе этих органов. Однако впоследствии, не без активного участия социологов из Советского Союза и Восточной Европы, эти ограничения были отменены.

Одним из ключевых событий для МСА стал VII конгресс 1970 года в Варне (Болгария) по многим обстоятельствам. Впервые в истории Всемирный социологический конгресс был проведен в Восточной Европе, более того, в социалистической стране. Формы участия и представительность национальных социологических организаций были беспрецедентны как с точки зрения демократичности и доступности, так и массовости. Наконец, впервые с момента существования МСА в Устав этой организации были внесены радикальные, существенные изменения. Главными из них были введение статуса индивидуального члена, а также институциализация статуса исследовательских комитетов и введение механизма выборности при формировании всех структур МСА.

В Варне весомо прозвучал голос отечественных социологов, значительно поднялся авторитет исследователей, работавших в социалистических странах. Одновременно результаты Варненского конгресса оказали громадное стимулирующее влияние на дальнейшее развитие социологии как в нашей стране, так и во всех социалистических странах. В нашей стране открылись десятки новых исследовательских социологических центров, кафедр, лабораторий. Значительно расширилась тематика проводимых в Советском Союзе исследований, перестали быть редкостью сравнительные международные исследования.

МСА и современный мир

Особое место в истории МСА занимает XI конгресс в Нью-Дели (Индия) в 1986 году. Впервые азиатская страна, один из лидеров Движения Неприсоединения, стала страной-организатором, принявшей представителей мирового социологического сообщества.

Надо особо отметить радушие и гостеприимство индийских хозяев, надолго запомнившееся всем участникам. Кстати, именно эти приятные воспоминания и привели к тому, что на следующем X конгрессе в Мадриде (1990) президентом МСА, совершенно неожиданно для многих западных участников, был избран представитель Индии профессор Умма. Впервые в истории профессионального сообщества его избранным лидером стал ученый из Азии.

Подводя итоги пятидесятилетнего существования МСА, английская исследовательница, член Исполкома МСА Дженнифер Платт отмечает: “За пятьдесят лет своей истории МСА существенно изменилась. Она выросла из небольшого органа с преобладанием евро-американской элиты в мире, где было мало социологов, в гораздо более широкий и более сложный орган, действующий в мире с гораздо большим числом социологов и широко институциализированной и внутренне более дифференцированной социологией. Она также выросла из органа, зависимого от ЮНЕСКО, в орган с гораздо большей автономией; это означало возросшее внимание к исследованиям, нежели преподаванию и распространению знаний, хотя упор на интернационализм и поддержку социологии в социологически менее развитых районах остается.

Следовательно, она стала, по крайней мере, для тех, кто участвует лишь в деятельности Конгрессов и исследовательских комитетов, больше похожа на большую национальную организацию и меньше на ассоциацию со специальным порядком работы... Постоянно существует напряженность между национальными и интеллектуальными критериями в репрезентации и политике МСА, хотя организационный баланс сместился в сторону интеллектуального представительства.

Однако мировые коммуникации еще не настолько эффективны, а межнациональное социологическое сообщество еще не настолько сильно, чтобы геополитические или лингвистические характеристики коллег (а не личностные) не имели бы значения”. [Platt J. A Brief History of the ISA: 1948-1997. – Montréal: The ISA, 1998. – Р. 55].

2.5. Вопросы и задания

1. Кто из наших соотечественников в разные годы возглавлял наиболее влиятельные международные социологические организации?

2. Расскажите о создании Международного Института Социологии.

3. Какие цели преследовало учреждение Международной Социологической Ассоциации?

4. Участие нашей страны в международных социологических связях во второй половине ХХ века.

5. Каковы, на Ваш взгляд, дальнейшие пути развития мирового сотрудничества в социологической науке?

 

Литература

Култыгин В.П. Мировое социологическое сообщество на рубеже тысячелетий // Социологические исследования. – 1998. – № 12.

Култыгин В.П. Социальное знание и реальность: противоречия в познании и развитии современного мира // Социологические исследования. – 1999. – № 12.

Platt J. A Brief History of the International Sociological Assotiation: 1948-1997. – Montréal: The ISA, 1998.

Schuerkens U. The Congresses of the International Institute of Sociology from 1894 to 1930 and the Internationalizaton of Sociology // Revue Internationale de Sociologie. – 1996. – V. 1.


Глава третья
Теория социальной справедливости
Гарвардской школы

3.1. Плюралистический подход в современной
методологии социального познания

 

C семидесятых годов двадцатого века в западной социологии и примерно лет пять в отечественной ведутся усиленные разговоры о кризисе социологической науки как академической дисциплины. Несомненно, что имеются определенные основания для подобного рода беспокойства. Бесспорно, однако, и то, что обычно ощущение методологического кризиса в научной дисциплине предшествует серьезному качественному продвижению в данной отрасли знания.

Кризис этот характеризуется сегодня тем, что, во-первых, некогда провозглашаемые социологией претензии на роль методологического координатора всех социальных наук явно не соответствуют современным возможностям социологии; во-вторых, реальные социально-инженерные приложения нашей науки не только не обеспечивают при массовом применении надежного достижения заданных результатов деятельности, но часто и не дают гарантированно точного прогноза развития анализируемых тенденций и явлений; в-третьих, современная социологическая наука не может похвастаться достаточно стройной, гармоничной и убеждающей картиной социального мира и его динамики.

В подобных ситуациях обращаются к пересмотру основополагающих методологических посылок в данной отрасли знания. На наш взгляд, наиболее далеко и плодотворно продвинулся английский исследователь Джеффри Александер, работающий сейчас в Гарвардском университете США.

Он предпринимает то, что в начале века сделал наш выдающийся соотечественник М.М. Ковалевский, предложивший плюралистический подход в социологии, но, естественно, на новом, более высоком уровне. Ковалевский в начале двадцатого века убедил мировое сообщество в том, что не стоит искать какой-то один, определяющий и все детерминирующий фактор социальной динамики – общество есть сложное полифакторное образование, и многие факторы комплексно воздействуют на сдвиги, происходящие в социальной среде.

Александер же стремится ввести новый тип ментальности в мире социологов, подобный тому, который возник в физике, когда она экспериментально подтвердила существование у лучистой энергии и волновой, и корпускулярной природы. Физикам пришлось смириться с существованием одновременно как минимум двух не стыкующихся, но одинаково правильных методологических подходов к изучению одного и того же явления. Александер убеждает в том, что нет и не может быть некой универсальной, все связывающей социологической теории, с унитарных позиций объясняющей все процессы, протекающие в обществе, и заменяющей все прежние, не стыкующиеся между собой социологические концепции.

По Александеру, каждый из утвердившихся в социологии подходов – будь то структурализм или интеракционизм, марксизм или этносоциология – применим для наиболее глубокого и адекватного анализа своего класса объектов социальной реальности, и именно для этого класса социальных объектов он наиболее эффективен и плодотворен. Важно понять границы приложения различных методологических подходов и не пытаться сталкивать, противопоставлять различные подходы, отбросить, как утопичную и практически не осуществимую, попытку сконструировать единую и совершенную универсалистскую методологию в социологии.

Такой подход представляется логичным и плодотворным для реализации гносеологической, критической и социально-инженерной функций, однако он не решает одну из важнейших проблем, порождающих кризис современной социологии, – проблему единства картины социального мира. А ведь эта – мировоззренческая – функция является одной из важнейших для обобщающей науки об обществе.

Вот почему социологической теории приходится погружаться глубже, то есть обращаться к анализу базисных социальных ценностей как собственной дисциплины, так и функционирования всего общества в целом. Кризис в этой области может быть преодолен лишь при обращении к структуре ценностных иерархий и общества, и исследователя, изучающего это общество. Это тот самый случай, когда социологическая теория не может обойтись без обращения к высокопрофессиональному философскому рассмотрению проблемы.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.231.167.166 (0.005 с.)