ТОП 10:

КОНКУРЕНЦИЯ НЕ НА ЖИЗНЬ, А НА СМЕРТЬ



Фантастические прибыли Национальной футбольной лиги никогда не оставляли равнодушными конкурентов, постоянно стремящихся завладеть хоть частью тех громадных доходов, что перепадают сегодня в США хозяевам американского футбола. Позиции НФЛ вроде бы крепки и нерушимы. Однако руководители лиги регулярно испытывают атаки тех, кто мечтает потеснить их с пьедестала современного профессионального спорта или даже свергнуть с него.

Одна из последних таких попыток была предпринята в начале восьмидесятых годов, когда группой бизнесменов была организована так называемая Футбольная лига США (ЮСФЛ). Незадачливые энтузиасты, видно посчитав, что интерес американской публики к американскому футболу беспределен, решили проводить свой чемпионат с марта по июль. Этим владельцы ЮСФЛ как бы хотели избежать прямой конфронтации с НФЛ, которая, как известно, устраивает свои соревнования с сентября по январь.

Казалось бы, идея совсем не зряшная. Подкреплена она была чрезвычайно солидными финансовыми инъекциями. Так, спортсменам было обещано высокое жалованье, превышающее то, что платили атлетам в НФЛ. На такую приманку клюнули ветераны, бывшие игроки НФЛ, и те молодые футболисты, которые только мечтали еще попасть в профессионалы. Было проведено в общей сложности три чемпионата ЮСФЛ.

Казалось бы, какая болельщику разница, в какие сроки посещать соревнования: американский футбол — он повсюду в Америке футбол! Тем более, что и в командах ЮСФЛ он преподносился на самом высоком профессиональном уровне. Однако зритель на матчи чемпионата ЮСФЛ не пошел, видимо, пресытившись зрелищем в исполнении игроков Национальной футбольной лиги. И это сразу же отпугнуло телекомпании, которые отказали ЮСФЛ в своих щедрых финансовых вливаниях. В итоге клубы ЮСФЛ за три года своего существования понесли убытки в размере 150 миллионов долларов.

Руководство ЮСФЛ не нашло ничего лучшего, как обвинить в своих бедах «власти» НФЛ. Оно даже обратилось в суд с претензиями к НФЛ в том, что ее хозяева нарушили многие пункты знаменитого антитрестовского закона. Однако суд оправдал НФЛ практически по всем позициям. Причиненный ЮСФЛ убыток суд оценил в чисто символическую сумму в один доллар, который представитель НФЛ тут же и заплатил. В знак протеста, бойкотируя это решение, якобы унижающее их достоинство, руководство ЮСФЛ вообще отказалось от проведения своего чемпионата. А этого только и нужно было НФЛ. Вот уж радости было в их стане!

Адвокаты НФЛ сумели показать, как лига очень умело использует свое монопольное положение, чтобы полностью контролировать профессиональный американский футбол в США и препятствовать развертыванию деятельности других лиг, в частности, ЮСФЛ. Хотя эта организация до сих пор не считается официально распущенной, однако после сезона 1985 года в рамках ЮСФЛ не проводилось больше ни одного турнира. А на Олимпе профессионального американского футбола безраздельно господствует Национальная футбольная лига.

 

ЗАКОН НА СТОРОНЕ СИЛЬНОГО

Нечего и говорить, как сложно НФЛ удержать свои монопольные позиции в профессиональном американском футбола.

Кто только и как только на них ни посягал! Но лига пока удачно отбивала все наскоки, причем, делала это, всегда опираясь на закон, который чаще всего был на ее стороне.

Вообще, в конкурентной борьбе профессиональные спортивные объединения действуют не на свой страх и риск, а, как правило, апеллируя к законодательству, правда, обычно трактуя его отдельные положения так, как выгодно. Естественно, возникают споры, конфликты, в разрешение которых подчас приходиться вмешиваться конгрессу США и даже Верховному суду США Под их влиятельным давлением за последнее столетие был разработан целый свод правил «игры» за пределами спортивных арен. Они, как неоднократно показывала жизнь, были нужны для регламентации деятельности профессионального спорта, который зародился в Америке еще в середине прошлого века.

В 1868 году бейсболисты команды «Цинциннати Рэд Стокингс» объявили свою команду профессиональной. За сезон, проведя 57 встреч и ни в одной не потерпев поражения, они заработали... 1 доллар 39 центов. Вот с этой небольшой прибыли все, собственно, и началось.

Вскоре появилось сразу несколько профессиональных бейсбольных лиг, тут же вступивших в непримиримую конкурентную схватку друг с другом. Велась она далеко не всегда честно и по-джентльменски. Потерпевшие нередко обращались в суд в исках справедливости. Так в 1922 году поступил и балтиморский бейсбольный клуб, который обвинил Национальную Бейсбольную лигу в том, что она, объединившись с Американской бейсбольной лигой, разорила Федеральную бейсбольную лигу, переманив к себе лучших ее игроков, чем, якобы, рушила антитрестовские законы, регулирующие бизнес в США. Почему здесь столь подробно пишется об этом процессе?

Да потому, что его результаты имели решающее значение для развития в дальнейшем всего профессионального спорта. Что и говорить, Национальной бейсбольной лиге приписывалось очень серьезное преступление, за которое сурово карали в Америке, начиная с 1890 года, когда конгресс США принял антитрестовский закон Шермана, запрещающий заключение любого контракта, объединение в форме треста или чего-либо подобного, что ограничивало бы торговлю или коммерцию.

Верховный суд США тщательно рассмотрел иск и выдал свой вердикт, бейсбол — это развлечение, игра, а не товар или предмет торговли. Таким образом, тогда бейсбол не был причислен к видам коммерческой деятельности. Это решение Верховного суда США неоднократно подвергалось критике со стороны аппарата Генерального прокурора США, членами созданного в 1976 году специального комитета конгресса США по профессиональному спорту, но осталось без изменения.

Нужен был только прецедент, а уж руководители других профессиональных лиг стали опираться на него при возникновении спорных вопросов. Именно благодаря существующему прецеденту НФЛ выиграло дело у ЮСФЛ.

Вообще, следует заметить, что в течение последних сорока лет конгресс США рассматривал более сорока законопроекту, касающихся мира профессионального спорта и трансляции спортивных соревнований. Так, к примеру, в 1961 году был принят закон о спортивном вешании, согласно которому профессиональные команды могли сообща, объединившись в лигу, продавать телекомпаниям лицензии на право трансляции матчей, сразу же значительно повысило доходы профессионалы клубов. А в 1966 году конгресс одобрил слияние Америкам кой футбольной лиги Национальной футбольной лиги в то, что ныне гордо зовется НФЛ, что, в принципе, и закрепило монополизацию главного вида профессионального спорта.

Но о том, что этому предшествовало и как, собственно, каких муках происходило объединение, будет рассказано в следующей главе нашего повествовании.


 

РОДОСЛОВНАЯ С ДЕСЯТОГО КОЛЕНА

Американский футбол, регби, а также соккер, который в России называют футболом, в сущности относятся к тем видам спорта, кои несмотря на свои многочисленные различия но все же принадлежат к одной семье под названием «футбол». История его настолько же стара, насколько стара история самого человечества. Установлено, что еще две тысячи лет назад с мячом играли легионеры Рима, греки и китайцы.

 

ЧЕРЕП ВМЕСТО МЯЧА

Колыбелью современного футбола неоспоримо является Англия. Документальные источники свидетельствуют, что еще в 1055 году английские солдаты играли ногами в нечто, похожее на мяч, в качестве которого служил обычный череп. Но так как он был не стать мягок, а ноги игроков не столь крепки, чтобы с удовольствием довести начатый матч до конца, то многочисленные травмированные «спортсмены» решили вместо черепа использовать надутый коровий желудок, которым их обычно угощали в трактире. Этот мяч во всех отношениях был удобнее, а ко всему его применение не вызывало гнева служителей церкви.

Футбол полюбился на Британских островах. Обычно матчи устраивались между командами соседних деревень, в каждой из которых участвовало до ста человек. Противоборствующие стороны старались любой ценой загнать мяч из коровьего желудка в заранее установленную зону соперника. Правила для такой борьбы были излишни, они вошли в обиход лишь спустя столетия.

Короли и князья нередко запрещали игру в футбол, потому что она им не нравилась. Власть предержащие считали, что сомнительная физическая деятельность, больше похожа на жестокую драку, заканчивающуюся иногда синяками, переломами и даже увечьями, мешает военной подготовке мужского населения. Тем не менее, футбол жил, завоевывая больше приверженцев.

Минули века, прежде чем игра в мяч ногами стала проходить по правилам и на поле установленного размера. Любители этой забавы в Англии объединились в 1862 году в «Ассоцацию футбола». Это название, для многих слишком длинное и сложное, было вскоре сокращено до «ассок», из чего гораздо позже возникло вошедшее в обиход англоязычных с понятие «соккер», обозначающий ныне европейский футбол.

 

НОГАМИ ИГРАТЬ - ХОРОШО, А РУКАМИ - ЛУЧШЕ!

В 1823 году в Англии во время футбольного матча произошло событие, которому суждено было войти в историю мирового спорта. А случилось вот что.

Ученик одного из английских колледжей Вильям Вебб Эллис, возмущенный назревающим поражением своей команды и стремящийся предотвратить его, схватил мяч рукой и, нарушая все существующие правила соккера, помчался с прижатым к груди мячом к воротам соперников и поразил их, совершив тем самым первый тачдаун всех времен. Товарищи по команде, противники и зрители были сильно недовольны поступком Эллиса, однако ни они, да уже и никто в мире не смог бы воспрепятствовать тому, что это событие, случившееся в небольшом городке Регби, стало предвестником наступление эры новой игры — регби!

Вильям Вебб Эллис стал страстным энтузиастом нового вида спорта, он всячески отстаивал достоинства новой игры где разрешается играть мячом и ногами, и руками. И как это ни покажется странным, в Англии и у этой дисциплины нашлось-таки немало поклонников. Прошло почти полстолетия после «бесчестного поступка» Вильяма Эллиса, и в Великобритании в 1871 году был создан специализированный спортивный союз под названием «Регби Футбол Унион». Под его эгидой годом позже в городке Регби были проведены первые большие соревнования между командами университетов Оксфорда и Кембриджа.

Нечего и говорить, что когда переселенцы из Англии отправились осваивать безграничные просторы Нового Света, то они «прихватили» с собой и игру в регби. Она прижилась вскоре в колледжах и университетах, где спорт у молодежи всегда был в почете.

На протяжении многих лет слово «регби» в Америке являлось всеобъемлющим понятием для обозначения многочисленных разновидностей этой игры, которые самопроизвольно культивировались в американских учебных заведениях. У каждой дружины — свои правила, которые подчас настолько разнились, что не были понятны игрокам противостоящей команды. Хотя спортсмены заранее договаривались о том, какие регбийные «законы» будут чтить, на поле нередко царила неразбериха, приводившая к серьезным конфликтам. Чтобы избежать их, найти «общий язык» и прийти к какому-то соглашению, в 1876 году собрались представители нескольких команд, совместно выработали общие правила, а заодно создали и так называемую «Футбольную ассоциацию колледжей». Надо сказать, что когда ее участники разрабатывали футбольный «свод законов», то особенно никто не возражал против того, чтобы заметно изменить те правила игры, что уже были приняты в Англии.

В Соединенных Штатах Америки регби, таким образом, стала той «куколкой», из которой в процессе длительной эволюции выпорхнула «бабочка» американского футбола.

 

КРЕСТНЫЙ ОТЕЦ

Точную дату появления на свет нового вида спорта — американского футбола, установить, сами понимаете, довольно сложно. Однако сами американцы, любящие пунктуальность буквально во всем, весьма определенно назовут вам день и год рождения — 6 ноября 1869 года. В этот день команды Ратгерского и Принстонского университетов в Нью-Джерси провели поединок, который принято считать первым официальным матчем по американскому футболу. Конечно, он был мало похож на ту игру, что спортсмены «исповедуют» сегодня, и тем не менее начало было положено.

Период становления новой дисциплины был сравнительно коротким, протекал он в основном между восьмидесятыми и девяностыми годами прошлого столетия. А наиболее весомый вклад в создание самобытного образа игры, ее своеобразного «лица» внес преподаватель Уолтер Кемп из Йельского университета в штате Коннектикут, человек, которого по праву называют крестным отцом американского футбола. Именно о нем в одной из газет было написано: «Что Джордж Вашингтон значил для всей страны, то Уолтер Кемп — для американского футбола: он был его основателем и отцом».

Именно Уолтер Кемп предложил ряд серьезных нововведений в правила игры, которые все больше отчуждали новую американскую спортивную забаву от классического регби и придавали неповторимый колорит. «Родоначальник» настоял на том, чтобы были значительно сокращены размеры футбольного поля, доведя их до тех пределов, что приняты и ныне. Кроме того, он уменьшил число игроков с 15 до нынешних 11, Уолтер Кемп счел разумным отказаться от чисто регбийной схватки, после которой либо одна, либо другая команда могла завладеть мячом, и ввел современный порядок розыгрыша мяча, когда только нападающая команда получала в свое распоряжение мяч. Причем, он непременно должен был оказаться в руках квотербека, который по своему усмотрению командовал остальными спортсменами и мячом, то ли передавая его партнерам из рук в руки, то ли делая пас по воздуху. Короче говоря, квотербек тоже был придуман Уолтером Кемпом.

Все эти нововведения до сих пор считаются основополагающими в деле «конституционного» оформления американского футбола, который начинал свое неудержимое победное шествие по Америке.

 

СМЕРТЬ ОТ «ЛЕТЯЩЕГО КЛИНА»

Чего скрывать, младенец рождался в муках и страданиях. Как ни странно, с пеленок ему были присущи агрессивность и жестокость, но объяснить их в ту пору можно было лишь недостатками в «воспитании», которому совершенно не уделяли внимания «родители».

Строго говоря, в правилах еще не было жестких ограничений по использованию тех или иных приемов, и поэтому гораздые на выдумку команды изобретали такие комбинации, которые были просто опасны для жизни и здоровья спортсменов. Такую печальную славу заслужил игровой ход под названием «летящий клин», который в 1884 году впервые показали противникам спортсмены из команды Принстонского университета.

Сразу скажу, решиться на его применение могли только атлеты с характером японских летчиков-камикадзе, но таких тогда, как оказалось, было немало. Только безрассудной смелости человек в состоянии был отважиться на то, на что пошли футболисты из Принстонского университета. Семь игроков на линии атаки крепко брали друг друга рука об руку, локоть об локоть, образуя своеобразный клин, в центре которого находился спортсмен с мячом в руках, практически неуязвимый для противников. Создав эту «фигуру», похожую на таран, нападающая команда двигалась в сторону зачетной зоны соперников. Те, естественно, отчаянно оборонялись, безжалостно блокируя атакующих. Но сломать «летящий клин» было делом чрезвычайно трудным. И тем не менее «противоядие» было найдено, правда, столь же опасное и рискованное.

Легендарный игрок Вильям Хеффелфингер придумал способ, как преодолеть этот барьер. После сильного разбега он перепрыгивал через «стену» нападающих, падал, как коршун, на игрока с мячом, которого валили наземь, и тем прерывал атаку. У Вильяма Хеффелфингера этот акробатический прыжок через «частокол» получался блестяще, однако попытки других спортсменов, пробовавших ему подражать, нередко заканчивались серьезными травмами, увечьями и даже смертью. Подобные бои напоминали бои гладиаторов в старом кровожадном Риме — сраженья были «насыщены» кровью и жестокостью...

Беспредел в стане американского футбола нарастал год от года. Казалось, его уже не остановить. В 1905 году официально было зарегистрировано 18 смертельных исходов и 159 тяжелых увечий и травм во время футбольных матчей. Все это дало повод одной из газет в Нью-Йорке призвать к тому, чтобы вообще запретить эту жестокую игру. Призыв оказался услышанным даже в Белом доме. Президент Теодор Рузвельт пригласил к себе в резиденцию представителей команд и потребовал положить конец насилию и жестокости в игре, ставшей к тому времени уже национальным достоянием страны.

К мнению главы государства прислушались, правила игры были еще раз заметно переработаны, смертельный «летящий клин» был навсегда запрещен. И в принципе, особой нужды в его применении не стало после того, как был разрешен пас мяча рукой вперед. Это нововведение произвело настоящий переворот в игре, привнесло в нее яркие самобытные краски, моментально усилив зрелищность американского футбола.

Этот вид спорта становился все более безопасным. С каждым годом усовершенствовались «рыцарские доспехи», которые надевали на себя спортсмены. В 1939 году было предписано обязательное ношение шлема на голове. Ужесточились штрафы за «грязную» игру. Все эти меры привели к тому, что смертельная угроза для футболистов миновала, больше выступления на поле не были сопряжены с риском для жизни хотя, признаемся откровенно, до сих пор от травм никто не застрахован, хотя страховка в случае увечья полагается каждому игроку, и в довольно солидных суммах.

 

ЯВЛЕНИЕ «ПРОФИ» НАРОДУ

Профессионализм в спорте, прежде всего, связывают с высочайшим мастерством атлетов, их талантом, умением показать «спектакль» на уровне вдохновения. Но частенько, этого не скроешь, под профессионализмом подразумевают обыкновенную работу, хорошо оплачиваемую и выгодную, приносящую немалые прибыли, скажем, тем же футболистам. Что ж тут спорить: любой труд должен быть хорошо вознагражден, в том числе и труд на футбольном пале. И к этому мнению бизнесмены, делающие деньги на американском футболе, пришли еще в конце прошлого века, но, правда, особенно его не афишировали.

Сначала спортсменам дарили ценные подарки. Уже в девяностых годах прошлого века вошло в обычай поощрять лучших игроков... золотыми часами. Вещь в быту, несомненно нужная. Но только в одном экземпляре. И если иным спортсменам за сезон доставалось по несколько часов, то «излишки» они относили в ломбард, где за каждую «луковицу» выручали по 20 долларов. Деньги по тем временам вполне приличные, но вряд ли бы их хватило на жизнь. Во всяком случае, зарплатой они ни в коем случае не считались. Короче говоря, такие подарки в виде часов или портсигаров были делом вполне обычным и непредосудительным.

Но совсем иначе относились в те далекие времена к выплате денег в качестве гонорара за игру. Это считалось непорядочным в среде чисто любительских команд. Однако иные их владельцы шли и на «преступные» шаги. Ну, а спортсмены не могли устоять перед соблазном обзавестись кругленькой суммой.

Думаю, что когда в 1892 году все тот же легендарный Вильям Хеффелфингер получал свои 500 долларов из рук руководителей команды Атлетической Ассоциации, то не мог предположить, что попадет в историю американского футбола как первый профессиональный игрок. Но именно так и случилось. Прецедент с выплатой гонорара Хеффелфингеру стал, как очевидно, достоянием гласности. Действия руководителей клуба были сурово осуждены, сама команда подверглась резкой критике, к ней были применены крайние санкции, и вскоре она навсегда исчезла со спортивной арены.

Казалось бы, такое наказание должно стать хорошим уроком для других. Однако урок, как говорится, пошел не впрок. Все чаще в командах стали оплачивать услуги лидеров, а затем и всех спортсменов. Процесс профессионализации нельзя было остановить.

Особенно активно он развивался на юге страны, куда со временем переместился эпицентр американского футбола. В 1905 году в Огайо имелось уже восемь профессиональных команд. А первой среди них была дружина «Тигры из Массалиона», которая сделала себе имя тем, что перекупила себе ряд игроков из Пенсильвании и открыто объявила о том, что становится профессиональным клубом. Десять лет ему не было равных, но затем на авансцену вышли «Бульдоги из Кантонса» которые мощно заявили о себе красивой современной игрой.

А перехватить инициативу «Бульдогам» помог легендарный спортсмен Джим Торп, который на Олимпийских играх 1912 года выиграл золотые медали в легкоатлетических пятиборье и десятиборье. Это был разносторонне подготовленный атлет, который очень пригодился команде по американскому футболу. «Бульдоги» заключили с Джимом Торпом контракт, согласно которому он получал по 250 долларов за игру. С такой звездой во главе, как Джим Торп, который в межсезонье умудрялся зарабатывать себе на жизнь еще и игрой в профессиональной баскетбольной команде, «Бульдогам» в течение сезона удалось не проиграть ни одного матча.

В 1920 году отмечен и первый профессиональный трансфер: Боб Неш из Акрона был обменен в Буффало всего за 300 долларов. Ныне такие сделки выливаются в суммы как минимум в тысячу раз большие.

С каждым годом неудержимо росли размеры гонораров, которые перепадали спортсменам. Причем, зарплата игроков была прямо пропорционально связана с доходами владельцев клубов, прибыли которых тоже неудержимо скакали вверх. Хозяева уже тогда не скупились, если открывали истинный футбольный талант. Предприниматели прекрасно понимали, что на такую «золотую рыбку» обязательно клюнут болельщики, и не ошибались.

Какой ажиотаж возник в публике в 1925 году вокруг имени Гарольда Гранже, по прозвищу «Красный». Свои незаурядные способности он в полном блеске проявил еще в колледже, а в команде «Чикаго Беарс», с которой подписал контракт на сенсационную по тем временам сумму — 50.000 долларов, его мастерство расцвело во всю силу. Весть о блестящей игре Гранже, а также о его сногсшибательных гонорарах моментально распространилась среди болельщиков, которые толпа ми повалили на стадионы. 73 тысячи зрителей заполнили трибуны в Нью-Йорке, где с помощью Гранже «Чикаго Беарс» разгромили местных «Гигантов». 35 тысяч болельщиков пришли «на Гранже» в Филадельфии. Но перещеголяли всех почитатели американского футбола в Лос-Анджелесе. В те далекие времена в самом городе, да и в округе не ближе 2000 миль не было ни одной футбольной команды. И тем не менее интерес к игре Гранже был настолько велик, что на матч заезжих гастролеров пришли 75 тысяч зрителей. Такую громадную аудиторию тогда не могла собрать ни одна другая команда.

К тому времени лишь небольшая часть игроков в американский футбол могла жить на доходы от выступления в профессиональных командах. Большинство атлетов по сути были полупрофессионалами, подрабатывая в других фирмах и компаниях. И лишь в послевоенные годы благосостояние большинства владельцев профессиональных клубов достигло таких пределов, что они получили возможность достойно оплачивать труд всех без исключения игроков.

 

НА АВАНСЦЕНУ ВЫХОДИТ НФЛ

Проходили годы, американский футбол стремительно развивался с перспективой на будущее. Однако долгое время этот процесс шел спонтанно, вне организационных рамок какого-либо союза, объединяющего хотя бы группу клубов.

Так, естественно, долго продолжаться не могло. В двадцатые годы становилось все очевиднее, что необходимо создать специальную федерацию, которая бы направляла, координировала и регламентировала развитие американского футбола Хоть в каких-то организационных рамках. И вот 17 сентября

1920 года представители двенадцати команд из пяти штатов дел сворились создать «Американскую профессиональную футбольную ассоциацию», которая, как выяснилось чуть позже, оказалась предшественницей Национальной футбольной лиги.

Первым президентом Ассоциации избрали популярнейшего Джима Торпа. Чтобы придать новорожденному союзу вес и значимость, учредители ввели даже лицензии — специальный документ, дающий команде право выступать во всех турнирах, проводимых под эгидой Ассоциации. Стоила лицензия тогда всего 100 долларов, но даже их своевременно не смогли внести несколько клубов.

Из тех двенадцати клубов, что учреждали Ассоциацию, два существуют и по сей день. Это «Декатур сталь», изменивший и 1921 году свое название на «Чикаго сталь», а затем окончательно переименованный в «Чикаго Беарс». Другой старожил НФЛ — «Рейсинг Кардиналс», в 1922 году ставший «Чикаго Кардиналс», в 1960 году, после переезда команды в Сант-Луиз, переименованный в «Сант-Луиз Кардиналс», а сегодня, переместившись уже в Феникс, носит имя «Феникс Кардиналс».

Джим Торп продержался у власти всего один год. Уже в 1921 году его на посту президента сменил Джо Карра, который был избран на ежегодном собрании учредителей Ассоциации. Джо Карра был журналистом и менеджером одной из команд, человеком очень уважаемым и влиятельным. Именно он уже в 1922 году предложил переименовать Ассоциацию в Национальную футбольную лигу (НФЛ), которая с тех пор с честью носит это звучное имя.

Джо Карра правил НФЛ до 1939 года, до дня своей смерти. Именно он внес самый весомый вклад в то, чтобы положить конец каменному веку в развитии американского футбола и вывести его на путь цивилизации. Тогда еще, к примеру, не было четкого календаря соревнований, команды проводили неодинаковое количество матчей, но лучший, тем не менее, претендовал на звание чемпионов. Так, в первом первенстве Ассоциации на пальму первенства притязати футболисты из Чикаго и Буффало, и Джо Карра решил этот спор в пользу «Чикаго сталь», спортсмены которой считаются первыми профессионалами, ставшими чемпионами страны.

Затем во главе НФЛ стояли Карл Шторк, Эльмер Лакдэн, с которыми, кстати, владельцы клубов заключали срочный контракт, который ежегодно продлевали. Если эти руководители склонялись в сторону одной из команд, то контракт с ними просто разрывался без всяких проблем, осложнений и борьбы за власть. Так случилось и с Карлом Шторком и мером Лайденом, которые находились у руля лиги по два года. А вот Берт Белл, предложивший в 1936 году ввести «драфт» своеобразную систему отбора игроков для профессиональных команд, продержался во главе НФЛ почти столько же времени, сколько и Джо Карра. Берт Белл умер в 1959 году от инфаркта, когда смотрел заключительные эпизоды футбольной матча между Филадельфией и Питсбургом.

В 1960 году на пост комиссионера (президента) НФЛ был избран Пит Розелле. Его персоне и его решительности, энергичности и предприимчивости лига обязана своим нынешним благополучным состоянием. Пиг Розелле в коммерческой деятельности НФЛ сделал упор на сотрудничество с телевизионными компаниями, первые контакты с которыми были установлены еще в 1939 году, когда 22 октября впервые телеэкранах был полностью показан один из матчей профессиональных команд. Тогда еще никто не мог себе представить, что именно телевидение превратится в важнейшего финансиста, спонсора команд, большинство из которых до тех пор влачили жалкое существование и боролись за то, чтобы остаться на плаву. Пит Розелле добивался от телевидения выгодных контрактов с командами. Не в последнюю очередь именно миллионы, добытые Питом Розелле у телевидения, стали основанием для того, чтобы в конце концов превратить Национальную футбольную лигу в самую могущественную и самую богатую спортивную организацию мира.

Пит Розелле по праву считается «полководцем», под командованием которого была победоносно завершена жестокая борьба с конкурентами и установлена практически полная монополия Национальной футбольной лиги на развитие профессионального футбола в стране. Победа далась» прямо скажем, нелегко.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-21; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.207.102.38 (0.012 с.)