ТОП 10:

Закон о земле и другие реформы танпинского государства



Вскоре после занятия Нанкина тайпинское правительство обнародовало важный программный документ - закон о земле, который определял порядок перераспределения земли и систему организации сельского населения. «Все земли Поднебесной, - указывалось в этом документе, - должны совместно обрабатываться жителями Поднебесной. Те, кому недостает земли в одном месте, переселяются в другое. На разных землях Поднебесной бывают урожаи и неурожаи; если в одном месте недород, то урожайные районы должны помочь ему. Нужно добиться того, чтобы вся Поднебесная пользовалась великими благами, дарованными отцом небесным, богом-вседержителем, чтобы люди совместно обрабатывали землю, совместно питались и одевались, совместно расходовали деньги, чтобы все было поровну и никто не остался голодным и холодным». В соответствии с этим принципом уравнительности все земли должны были делиться по своему качеству на девять категорий (один надел первой категории соответствовал трем наделам девятой категории) и распределяться по количеству едоков так, чтобы в среднем каждая семья могла собрать со своего поля примерно равный урожай. Женщины должны были получать наделы наравне с мужчинами; детям, не достигшим 16 лет, полагалась половина надела взрослого.

Закон предусматривал организацию жизни сельского населения на началах военизированной патриархальной общины. Каждые 25 семей составляли общину, располагающую своей молельней и общей кладовой, куда члены общины обязаны были сдавать все припасы и деньги сверх того, что необходимо для поддержания жизни семьи. В случае рождения ребенка, свадьбы или похорон семье полагалось соответствующее пособие из этой кладовой. Общине надлежало содержать за свой счет сирот и нетрудоспособных. Каждая семья выделяла по одному человеку для несения военной службы. Община создавала один взвод (лян), которым командовал староста общины. Солдатам этого взвода полагалось заниматься военным делом только в случае необходимости (поимка бандитов, выступление в поход и т. д.), в обычное же время они должны были выполнять полевые работы и обслуживать нужды общины в качестве плотников, кузнецов, гончаров и т. д. 500 взводов, сведенных в роты и полки, составляли корпус, соответствовавший в гражданском отношении высшей административной единице в сельских районах (округ). Власть и судопроизводство на территории этой административной единицы осуществлял командир корпуса.

В законе о земле воплотились стремления крестьян к всеобщему равенству на основе полного уничтожения помещичьего землевладения. Однако в силу исторических условий восставшим крестьянам не удалось решить этой кардинальной задачи антифеодальной революции.

В годы непрекращающейся войны этот закон с его сложной системой разбивки земель на категории и практически неосуществимой системы организации сельского населения остался программой, которая так и не была повсеместно и полностью реализована. На значительной территории, занятой тайпинцами, продолжали существовать помещичье землевладение и арендные отношения; в сельской администрации тайпинов преобладающее в количественном отношении место занимали помещичьи элементы, издавна монополизировавшие грамотность. Во многих районах тайпины выдавали помещикам, обычно за высокую плату, удостоверения на право владения землей и сбора арендной платы.

Однако многие мероприятия тайпинов в области аграрной политики содействовали подрыву экономического могущества и влияния помещиков, особенно крупных, а также смягчению феодальной эксплуатации крестьян. В частности, значительное налоговое бремя тайпины переложили на помещиков, которые, кроме того, облагались чрезвычайными военными контрибуциями. В то же время беднякам предоставлялись льготы при уплате налогов. Многие помещики бежали при приближении тайпинской армии, другие были убиты во время военных действий или попали в плен к тайпинам; земли этих помещиков в большинстве случаев перешли в руки крестьян. Помещики, оставшиеся на территории, занятой тайпинами, уже не рисковали угнетать крестьян, как прежде, и требовать арендную плату за землю в прежнем размере. Эта плата была значительно снижена, а в некоторых местах крестьяне вообще отказывались вносить ее.

Все это несколько улучшило условия жизни крестьян. Вместе с тем свобода торговли и политика низких пошлин способствовали стабилизации экономической жизни в районах, занятых тайпинской армией. Один из иностранцев, побывавших в это время в тайпинской столице, отмечал, что «за стенами Нанкина торговля процветает, царит порядок и спокойствие; в городе население имеет достаточно пищи и одежды и спокойно занимается своими делами».

Тайпины провели и некоторые другие прогрессивные мероприятия: предоставление женщинам равных прав с мужчинами, создание специальных женских школ, запрещение проституции, бинтования ног и продажи невест. В тайпинской армии существовало несколько десятков женских подразделений, сражавшихся с врагом.

В то время как господство маньчжурских феодалов вело к застою в области культуры, тайпины выступали как борцы за прогрессивную, народную культуру. Они пропагандировали сближение литературного вычурного языка с разговорным, упростили написание многих иероглифов, призывали «отказаться от сочинения выдумок и говорить только правду». Блестящими образцами политической публицистики тайпинов являются прокламации их руководителей, в особенности обращения одного из ванов - Ли Сю-чэна. Видный деятель тайпинского движения Хун Жэнь-гань, брат Хун Сю-цюаня, в своем сочинении «Новое рассуждение в помощь правлению» предлагал поощрять издание газет, постройку железных дорог и фабрик, создание банков и торговых компаний. Эти идеи не получили практического осуществления.

После объявления Нанкина столицей Тайпин тяньго тайпины разрешили свободный ввоз на территорию своего государства иностранных товаров, запретив лишь торговлю опиумом. Англия, Франция, США пытались в своих корыстных целях использовать борьбу между тайпинами и маньчжурскими властями. Правительства их лицемерно заявляли о невмешательстве в гражданскую войну в Китае; в действительности капиталистические державы отнеслись враждебно к Тайпин тяньго. Их симпатии были на стороне маньчжурского правительства.

Тайпины в литературе

Уже в 50-х годах появилось немало книг и статей о тайпинском восстании. Так, в 1853 г. в Париже была опубликована работа М. Каллери и М. Ивана «Восстание в Китае с его начала до захвата Нанкина» 2, переведенная вскоре на английский язык и сыгравшая важную роль в ознакомлении европейцев с движением тайпинов. Хотя книга содержит ряд фактических ошибок, она и ныне представляет интерес для тех, кто занимается исследованием истории тайпинского восстания. В том же 1853 г. Мидхэрст перевел на английский язык и опубликовал некоторые тайпинские документы, в том числе сочинения и манифесты вождя тайпинов Хун Сю-цюаня и различные прокламации, написанные другими руководителями восстания 3. В это же время в Лондоне вышли одноименные книги X. Визетелли 4 и Ч. Макфэрлайна 5 «Китайская революция». В этих работах авторы на основе сообщений прессы и тайпинских документов, опубликованных на английском языке, (Кратко излагали историю тайпинского восстания. В 1854 г. в Сянгане вышла в свет небольшая, но содержательная книга Т. Хамберга «Видения Хун Сю-цюаня и происхождение восстания в Гуанси» 6, написанная со слов Хун Жэнь-ганя — двоюродного брата Хун Сю-цюаня. Она содержит ценный фактический материал о деятельности одного из выдающихся вождей повстанцев и [6]руководимого им общества «Байшандихуэй» («Общество поклонения богу»), которое сыграло значительную роль в подготовке тайпинского восстания. Спустя два года Т. Мидоус опубликовал солидную по объему работу «Китайцы и «их мятежи» 7, написанную с враждебных тайпинам позиций. В ней дан довольно пространный очерк тайпинского восстания и описание положения Цинской империи в то время. Вскоре в Нью-Йорке вышла книга Д. Маки «Жизнь тайпинского вана» 8, ознакомившая американских читателей с тайпинской революцией. В 1862 г. в Лондоне была издана книга Л. Брайна «Тайпинское восстание в Китае» 9, излагающая на основе различных документов историю тайпинов и их отношений с (капиталистическими державами. Выражая взгляды английских колонизаторов, Л. Брайн стремился доказать, что тайпинское движение представляет серьезную опасность для Китая и угрожает интересам Англии, он всячески оправдывал враждебные действия (капиталистических держав против повстанцев. В 1866 г. англичанин А. Линдлей, поддерживавший тесный контакт с тайпинами, опубликовал двухтомную книгу «Тайпин тяньго. История тайпинской революции» 10, пронизанную горячей симпатией к восставшим. Изложенные в ней личные наблюдения автора и солидный фактический и документальный материал о взаимоотношениях между тайпинами и капиталистическими державами представляют большой интерес для историков. В журнале русских демократов «Современник» № 32 за 1859 год была (помещена пространная статья И. Н. Березина «Китай и отношение к нему Европы», рассказывающая о тайпинском восстании. Ряд статей о тайпинах появился также в других русских журналах того времени. Довольно подробный очерк истории этого восстания был дан в книге М. Венюкова «Очерки современного Китая», изданной в 1874 г. в Петербурге.

Не вдаваясь в более детальный разбор буржуазной исторической литературы того периода, посвященной тайпинам, отметим только, что для нее характерно непонимание глубоких социально-экономических причин тайпинского восстания и сущности его, как антифеодальной крестьянской войны, изображение восстания «бунтом черни», либо чисто антиманьчжурским движением, лишенным классовых корней. Лишь немногие буржуазные авторы того времени, в частности А. Линдлей, смогли разглядеть и положительно оценить (прогрессивную роль тайпинского движения для Китая.

Западноевропейская и американская литература о тайпинах (включая современную) в значительной мере посвящена восхвалению душителей восстания — Цзэн Го-фаня, Ли Хун-чжана, Цзо Цзун-тана, Гордона и Уорда. О роли этих лиц в подавлении тайпинского движения написано около полутора десятка объемистых книг, изданных в разное время в [7]США и Англии. Однако время от времени появлялись и появляются работы, авторы которых пытаются объективно осветить различные проблемы крестьянской войны в Китае. К таким работам относятся, например, популярная книга немецкого историка X. Шпильмана «Тайпинская революция в Китае» 11, опубликованная в 1900 г. и изданная на русском языке в 1925 г. под названием «Крестьянская революция в Китае (1850-1864)», солидно фундированная статья Г. Тэйлора «Тайпинское восстание, его экономический фон и социальная теория» 12, в которой сделается попытка выяснить социально-экономические предпосылки тайпинской революции. В Японии за последние десятилетия также (появился ряд трудов о тайпинах, например, одноименные книги Нашимото Юхэй 13 и Сано Гаку «Тайхэй тенгоку какумэй» («Тайпинская революция») 14 и другие работы.

Что касается Китая, то там до буржуазной революции 1911-1913 гг. было опубликовано значительное число книг, рассказывающих о подавлении тайпинского восстания, записки и дневники очевидцев, содержащие ценные для историков сведения о повстанцах и их политике. Все эти работы писались либо официальными цинскими историографами, либо представителями феодальной реакции. Тайпины изображаются в них грабителями и разбойниками, пытавшимися посягнуть на освященные веками, незыблемые устои общества. Исследование истории антифеодальной крестьянской войны тайпинов с иных позиций не допускалось цинскими властями. Такое исследование началось лишь накануне буржуазной революции 1911-1913 гг. в кругах либерально настроенной китайской интеллигенции на почве усилившегося интереса к тайпинам в связи с нарастанием революционного брожения в стране. В 1911 г. в Китае была опубликована книга Лю Чэн-юя «Тайпин тяньго чжаньши» («Военная история тайпинского государства») 15. Предисловие к ней написал китайский революционер-демократ Сунь Ят-сен. Вслед за тем в 1916 г. вышел сборник «Тайпин тяньго де вэнь» («Неофициальные сведения о тайпинах») 16, состоящий из четырех небольших выпусков. В него были включены различные материалы о тайпинах, собранные у частных лиц, в том числе некоторые тайпинские документы, а также выписки из ранее опубликованных показаний Ли Сю-чэна, показания Лай Вэнь-гуана и т. д. Кроме того, сюда вошли приписываемые тайпинам документы (например, «Дневник Хун Сю-цюаня», сообщение о вымышленной «поездке Хун Жэнь-ганя в США» и т.п.). В сборнике не указывалось откуда взят тот или иной материал, составители его некритически подошли к [8]подбору документов, все это значительно снизило его научную ценность. В 1923 г. были изданы книги Ли Шань-цина «Тайпин тяньго еши» («Неофициальная история тайпинав») 17и Ли Фа-чжана «Тайпин тяньго чжи» («Очерк о Тайпинском государстве») 18, в которых тайпинское восстание изображалось как выдающееся освободительное движение китайского народа. Первая из этих книг была написана в манере традиционных китайских династических историй без ссылок на использованные источники и содержала большой фактический материал о многих деятелях восстания, о государственном и военном строительстве тайпинов и их политике в различных вопросах, почерпнутые главным образом из рукописи современника тайпинского восстания Чжан Дэ-цзяна «Свод сведений о положении в стане мятежников». Она несколько раз переиздавалась в Китае и сыграла немалую роль в ознакомлении читателей с историей тайпинской революции.

Огромное значение для воссоздания истории тайпинов имело выявление, опубликование и изучение памятников тайпинского восстания. Эта работа была связана с большими трудностями, так как реакционные правящие круги, стремясь стереть в народе память об этом восстании, беспощадно уничтожали все, что было создано тайпинами.

Тем не менее в Китае и за его пределами сохранилось значительное количество тайпинских памятников: сочинения и манифесты Хун Сю-цюаня, сочинения Хун Жэнь-ганя, различные кодексы, уложения, военные уставу, календари тайпинов, многочисленные письма и прокламации руководителей восстания, деловые документы (свидетельства, квитанции и т. д.), монеты Тайпинского государства, намогильные надписи, личные (печати, оружие и т. д. Все это имеет первостепенную важность при изучении истории крестьянской войны тайпинов.

В 1926 г. в Пекине вышел в свет сборник «Тайпин тяньго шиляо дии цзи» («Первый сборник материалов по истории Тайпинского государствам) 19, составленный Чэн Янь-шэном. В него вошли восемь тайпинских печатных изданий, обнаруженных в библиотеке Института живых восточных языков в Париже, в том числе «Земельная система Небесной династии», «Рассуждение об учреждении небесной столицы в Цзиньлине» и др. Большая часть документов в этом сборнике воспроизведена фотолитографическим способом. Спустя три года был опубликован подготовленный Лю Фу сборник «Тайпин тяньго юцюй вэньцзянь шилю чжун» («Шестнадцать интересных документов Тайпинского государства») 20, который содержал письма руководящих деятелей тайпинского восстания и другие документы. В 1931 г. вышел сборник «Тайпин тяньго шивэнь шао» («Стихотворные и прозаические памятники Тайпинского государства»), составленный Ло Юном и Шэнь Цзу-цзи. Он включал более 40 стихотворений и гимнов, более 100 прокламаций, манифестов,[9]донесений, писем руководителей тайпинского восстания 21. Во второе издание этого сборника (1934 г.) вошло девять документов, опубликованных тайпинами: «Троесловие», «Книга небесных заповедей», «Тайпинский церемониальный кодекс» и др. Они были сфотографированы Юй Да-вэем в Прусской государственной библиотеке в Берлине. Научный уровень этого сборника недостаточно высок, поскольку в него включен наряду с подлинными документами тайпинов ряд подделок, например, так называемые стихотворения тайпинских полководцев Ши Да-кая, Вэй Чан-хоя, Ли Сю-чэна и жены Ши Да-кая, а также документы, которые приписывались тайпинам, но в действительности принадлежали различным тайным обществам того времени, известным под общим названием «Тянь-дихуэй» («Союз неба и земли») или «Саньхэхуэй» («Триада»),







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-18; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.191.31 (0.008 с.)