Психологическая социология в исторической перспективе 





Мы поможем в написании ваших работ!



ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Психологическая социология в исторической перспективе



Каковы же были главные итоги психологической социологии конца XIX—начала XX в.?

В центре внимания психологической социологии стояли проблемы общественного (группового, коллективного) сознания, его природы, структуры и функций. Детальному обсуждению подверглись важнейшие процессы и психологические механизмы группового, межличностного взаимодействия — такие, как психическое заражение, внушение, подражание, а также социальное содержание самой человеческой личности. В этот период было положено начало теоретическому, а затем и эмпирическому исследованию общественного мнения и массовых коммуникаций. Отказавшись от биологизации общества, психосоциологи пытались также преодолеть ограниченность эволюционизма; их теоретические концепции приобретали все более аналитический характер. Важнейшим положительным результатом этого было рождение социальной психологии как самостоятельной дисциплины, хотя, возникнув на стыке социологии и психологии, эта новая дисциплина еще долго не имела четко очерченного предмета, тяготея поочередно к обеим своим «прародительницам».

Но изучение процессов группового взаимодействия, будучи необходимым, отнюдь не исчерпывает сферы социального и не оправдывает сведения социологии к социальной психологии, что как нельзя более типично для всей рассматриваемой школы. Для Тарда социальная, общественная или интерментальная психология — по сути дела, синоним социологии: значимых различий между ними он не проводит. Лебон, Болдуин, Мак-Дуголл и

 

Кули попеременно называют свой подход то социально-психологическим, то социологическим. Идею слияния социологии и социальной психологии активно пропагандирует американский социолог Чарлз Эллвуд (1873-1948) (29). Другой влиятельный американский социолог, автор популярного учебника социальной психологии Эдуард Олсуорт Росс (1866-1951) считает социальную психологию частью социологии, подразделяя последнюю на социальную психологию, предметом которой являются психологические процессы, возникающие в ассоциации людей, и социальную морфологию, т. е. науку о социальных формах [36].

Даже когда внимание концентрируется на общесоциальных проблемах и отношениях (теория социальной организации Кули или теория социального контроля Росса), они интерпретируются как «сгустки» межличностных отношений или как их специфические аспекты.

Сведение общественных отношений к «интерментальному» взаимодействию, а социологии — к социальной психологии — не что иное, как скрытая форма философского идеализма. Для социолога-марксиста нет вопроса, нужно ли «признавать» значение психических факторов, социальных установок, мотивации и т. п. Высмеивая вульгарное истолкование исторического материализма, В.И. Ленин писал: «Что это за чепуха, будто разум и чувство не присутствовали при возникновении капитализма? Да и в чем же состоит капитализм, как не в известных отношениях между людьми, а таких людей, у которых не было бы разума и чувства, мы еще не знаем» [2, т. 1, с. 416]. Проблема, однако, состоит в том, чтобы эти мысли и чувства связать с законо­мерным движением макросоциальных процессов. Социальное не может быть сведено к «межличностному», поскольку люди участвуют в общественно-производственных отношениях «не как индивиды, а как члены класса» [1, т. 3, с. 76] и их социальные функции, «определенные общественные роли вытекают отнюдь не из человеческой индивидуальности вообще» [1, т. 13, с. 78], а из определенного расчленения социальной системы. Именно ее и упускают из виду социологи-«психологисты».

Литература

1. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., 2-е изд. — Т.3, 13.

2. Ленин В.И. Полн. собр. соч. — Т.1, 12.

3. Ашин Г.К. Доктрина массового общества. М., 1971.

4. Бехтерев В.М. Внушение и его роль в общественной жизни. СПб., 1908.

5. Вигуру А., Жукелье П. Психическая зараза. М., 1912.

6. Вундт В. Проблемы психологии народов. М., 1912.

7. Гибш Г., Форверг М. Введение в марксистскую социальную психологию. М., 1971.

 

8. Гиддингс Ф. Т. Основания социологии. М., 1898.

9. Джеймс У. Научные основы психологии. СПб., 1902.

10. Дюркгейм Э. Самоубийство: Социологический этюд. СПб., 1912.

11. Ионин Л.Г. Концепция социального познания в социологии Ч.X. Кули. — В кн.: Историко-философский сборник. М., 1974.

12. Кон И.С. Социология личности. М., 1967.

13. Лебон Г. Психология народов и масс. СПб., 1896.

14. Леонтьев А. А. Психолингвистика. М., 1967.

15. Милль Д. С. Система логики силлогистической и индуктивной. М., 1914.

16. Михайловский Н. К. Герои и толпа.— Полн. собр. соч. СПб., 1907, т. 2.

17. Парыгин Б.Д. Основы социально-психологической теории. М., 1971.

18. Плеханов Г.В. Письма без адреса. ‑ Избранные философские произведения: В 5-ти т. М., 1958, т.5.

19. Поршнев Б.Ф. Социальная психология и история. М., 1966.

20. Роговин М.С. Введение в психологию. М., 1969.

21. Штейнталь Г. Грамматика, логика и психология. ‑ В кн.: История языкознания XIX и XX веков в очерках и извлечениях. М., I960, ч.I.

22. Ярошевский М.Г. История психологии. М., 1977.

23. Barnes H.E. An Introduction to the History of Sociology. Chicago, 1948.

24. Ben-David J., Collins R. Social Factors in the Origins of a New Science: The Case of Psychology. ‑ Amer. Sociol. Rev., 1966, vol.31, N4.

25. Bernard L.L. Instincts: A Study in Social Psychology. N.Y., 1924.

26. Cooley C.H. Human Nature and the Social Order. N.Y., 1964.

27. Cooley C.H. Social Organization. A Study of the Larger Mind. N.Y., 1962.

28. Coser L. Masters of Sociological Thought. N.Y., 1971.

29. Ellwood Ch.A. Sociology in Its Psychological Aspects. N.Y., 1912.

30. Giddings F.H. The Concepts and Methods of Sociology. ‑ Amer. J. Sociol., 1904, vol.10, N2.

31. Giddings F.H. Studies in the Theory of Human Society. N.Y., 1922.

32. McDougall D. An Introduction to Social Psychology. 20th ed. N.Y., 1926.

33. Mead G.H. Mind, Self and Society. Chicago, 1934.

34. Milgram S., Toch H. Collective Behavior: Crowds and Social Movements. ‑ In: The Handbook of Social Psychology/ Ed. G. Lindzey, E. Aronson. Reading (Mass.), 1968, vol.4.

35. Misiak H., Sexton V.S. History of Psychology. An Overview. N.Y., 1966.

36. Ross E.A. Social Psychology. N.Y., 1908.

37. Sorokin P.A. Contemporary Sociological Theories. N.Y., 1964.

38. Steinthal H., Lazarus M. Einleitende Gedanken über Völkerpsychologie. ‑ Z. Völkerpsychol. und Sprachwiss., I860, Bd.1.

39. Tarde G. Les Lois de Limitation. 3rd ed. Paris, 1890.

40. Tarde G. Etudes de psychologie sociale. Paris, 1898.

41. Тarde G. L'Opinion et la Foule. Paris, 1901.

42. Tarde G. On Communication and Social Influence: Selected Papers/Ed N.C. Terry. Chicago, 1969.

43. Timasheff N.S. Sociological Theory. N.Y., 1967.

44. Trotter W. Instincts of the Herd in Peace and War. N.Y., 1916.

45. Wallas G. Human Nature in Politics. London, 1902.

46. Ward L.F. The Psychic Factors of Civilization. Boston, 1893.

47. Wundt W. Beiträge zur Theorie des Sinneswahrnehmung. Leipzig; Heidelberg, 1862.

48. Wundt W. Logik. Stuttgart, 1908, Bd.3. Logik der Geisteswissenschaften.

Глава шестая
Эмпирические социальные исследования в XIX веке

Эмпирические социальные исследования имеют более давнюю историю, чем академическая социология. Проводились они в Англии и Франции XVII в., по крайней мере, со времен «политической арифметики» и «социальной физики», задолго до появления самого слова «социология» [15]. Они представляют собой важный и самостоятельный источник концепций, количественных методов, приемов измерения и статистического описания для современной буржуазной социологии (особенно в ее функции «социальной инженерии»), наряду с проблематикой, определяемой логикой развития социологической теории и актуальными общественно-политическими учениями.

Историография эмпирических исследований за рубежом систематически разрабатывается недавно, приблизительно с 60-х годов XX в. Несмотря на появление общих проблемно-логических [10] и страноведческих [4, 18] трудов по истории этих исследований, а также работ по эволюции методов и техники последних [14, 17], историкам социологии еще предстоит ликвидировать разрыв между слабой изученностью ее развития как эмпирической науки и обширными описаниями формирования социологических теорий.

На ранних этапах становления социологии социологическая теория и эмпирические социальные исследования развивались параллельно и были слабо связаны друг с другом. Последние стимулировались насущными практическими нуждами, необходимостью сбора информации для обоснования социальных реформ в ответ на острые проблемы капиталистического общества XIX в.: быстрый рост городов, городского населения в период индустриализации, поляризацию бедности и богатства, пауперизацию, увеличение преступности и общее усиление классовой

 

борьбы. По мере усложнения социальных проблем буржуазное общественное мнение все более тревожил «бедняк» как постоянная потенциальная угроза устоям общества. В наиболее развитых странах Европы — в Англии и Франции — возник социальный заказ на эмпирическое изучение условий жизни, благосостояния и особенностей поведения различных групп населения, в основном трудящихся и неимущих. Этот всеобщий интерес к общественным проблемам и повысившиеся запросы правительственной администрации не удовлетворяла сложившаяся система получения социальной информации через церковные приходы и государственные финансовые инспекции. В начале XIX в. во всевозможные переписи, обследования, статистические описания включились официальные учреждения, благотворительные организации, частные лица — врачи, учителя, предприниматели, ученые-естественники, самостоятельно избиравшие объект и способ организации исследования, и, наконец, парламентские и смешанные комиссии с участием представителей общественности. Правительственные обследования диктовались нуждами управления, потребностью в детализации знания о разных сторонах общественной жизни. Буржуазные правительства для контроля над социальными изменениями пытались создать постоянно действующие институции по сбору информации, например учредить всеобщие регулярные переписи населения. Частные обследования были связаны с деятельностью филантропических организаций или оппозиционных партий. Сперва в Англии, а потом и в других странах создавались филантропические тематические комиссии и статистические общества для проведения социальных обследований с целью информирования и мобилизации общественного мнения, чтобы привлечь внимание официальных кругов к «темным» сторонам социальной действительности. Эти обследования казались средством, позволяющим достоверно установить масштабы того или иного негативного явления, разобраться в его причинах и выработать необходимые рекомендации по «лечению социальных болезней», совершенствованию общественных институтов. Большинство выводов из эмпирических исследований XIX в. не выходили за рамки умеренно-либеральных, буржуазно-реформистских взглядов, были далекими от социалистической мысли.

В силу значительной разрозненности, отрывочности, разнородности этих исследований (как по темам, так и по составу участников), в силу их оторванности от социологической теории, от университетов, эмпирическая традиция на протяжении века не раз прерывалась, ценный опыт утрачивался. Логика развития социологии как науки требовала эмпирической базы для провер-

 

ки теоретических положений. Однако для этой цели «эмпирические социальные исследования использовались очень слабо вплоть до утверждения социологии как самостоятельной академической дисциплины» [10, р.6]. По традиции университетские социологи занимались в основном философско-историческими темами и сотрудничали в уже сложившихся учреждениях, занимавшихся социальными исследованиями как обычные граждане, встревоженные общественными невзгодами и заинтересованные в немедленных практических результатах, а не как профессионалы [Ibid., p.10]. Попытки объединить теоретическую социологию и социальные исследования в деятельности одного ученого увенчались успехом позже, во времена Э. Дюркгейма.

Однако постепенно все же шла профессионализация деятельности по сбору и анализу данных. Доля частных лиц ‑ любителей, занимавшихся эмпирическими исследованиями, — уменьшалась, соответственно росло число профессоров. Показателен пример Англии, где доля последних выросла с 2% в 1834-1854 гг. до 14% в 1855-1874 и 24% .в 1875-1900 гг. [8, p.111]. В связи с ростом специализации в аморфной массе конкретных исследований происходила дифференциация различных типов социальной информации. В самостоятельные научные дисциплины выделились демография и статистика; были заложены основы будущего понимания конкретного социологического исследования как комплексного социального исследования, синтезирующего данные смежных наук, результаты личных полевых наблюдений его авторов и вторичного анализа уже существующих демографических, экономических и прочих данных.

Эмпирические социальные исследования прошлого столетия имели ряд тем и методических проблем, которые в равной мере существенны для всех стран. В то же время эти исследования в разных странах отличались по способам своей организации, характеру проблем и методам их решения в соответствии с национальными особенностями исторического развития данной страны.





Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; просмотров: 109; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.230.9.187 (0.011 с.)