ТОП 10:

Политический строй и структура Российского государства в конце 15- нач. 16 вв. Становление самодержавия.



 

Политический строй Русского государства рубежа XV - XVI вв. развивался в сторону централизации. Великий князь всея Руси уже систематически пользовался титулом государь, а в его власти проявлялись черты самодержца. Даже внешний вид государя во время торжественных церемоний должен был показывать его отличие от подданных. В руках у него скипетр и держава - символы верховной власти. На голове - великокняжеская корона, "шапка Мономаха", выкованная из золота тюбетейка, опушенная мехом и увенчанная уже в Москве крестом. При Василии III еще более усилилась великокняжеская власть. Совещательным органом при великом князе была Боярская дума. Она восходит к временам Древнерусского государства, когда князь "думал" со старшими дружинниками о делах "земли". Совещания князей с боярами продолжались и в период феодальной раздробленности. В первой трети XVI в. сложилось четкое разграничение думных чинов - боярина (повыше) и окольничего. Дума была невелика. В разное время в нее входило от 5 до 12 бояр и не более 12 окольничих. Все они были отпрысками аристократических родов. Состав Думы менялся. До середины XV в. там заседали только люди из старых московских боярских фамилий, но с образованием единого государства в составе бояр оказываются князья прежде независимых княжеств. Формально их "жаловали" в бояре. На деле же переход в бояре был знаком их превращения из вассалов в подданных великого князя, т. е. снижал их социальный статус. "Обояривание" князей произошло не сразу: некоторые из них превратились в бояр лишь в середине XVI в. Благодаря тому что Дума была невелика, государь мог делать своими советниками только тех аристократов, на лояльность которых он мог твердо рассчитывать. Одновременно начался процесс формирования государева двора, который включал титулованную и нетитулованную знать, различные категории служилых людей, приближенных ко двору и составляющих во время военных походов великокняжеский (государев) полк. Новейшие исследования позволяют говорить о большой роли этой структуры господствующего сословия в определении внешней и внутренней политики. Система приказов до середины XVI в. еще не сложилась, но действовали два общегосударственных ведомства: Дворец и Казна. Дворец, возглавлявшийся дворецкими, ведал личными, так называемыми дворцовыми землями великого князя. Со временем функции дворецких стали шире: они рассматривали тяжбы о земельной собственности, судили население некоторых уездов. Когда присоединялась новая территория или ликвидировалось удельное княжество Московской земли, то для управления этими землями создавали местные дворцы: новгородский, тверской, нижегородский, дмитровский, углицкий и т. д. С одной стороны, местные дворцы давали возможность управлять присоединенными землями из центра. Но с другой стороны, управление разными частями страны в разных учреждениях было пережитком удельной старины. Казна, которую возглавляли казначеи, была главным государевым хранилищем и отнюдь не ограничивалась финансовыми делами. Здесь хранились не только деньги и драгоценности, но и государственный архив и государственная печать. Таким образом, Казна была, по сути, государственной канцелярией. Это ведомство руководило и внешней политикой. Видимо, правы были иностранцы, которые называли казначеев, а также служивших в Казне печатников (хранителей печати) канцлерами. Впоследствии из Казны выделились главные органы отраслевого управления - приказы. Основную роль в складывающемся аппарате власти играли дьяки первоначально писцы. Они вели делопроизводство, их влияние на ход государственной политики было подчас определяющим. Выходцы из низших слоев класса феодалов, а то и из духовенства и купечества, они зачастую были широко образованными людьми, видными деятелями культуры. Таким образом, в государственном аппарате еще не было строгого разграничения функций, характерного для централизованного государства, сохранялись пережитки феодальной раздробленности. Особенно ярко проявлялись они в местном управлении. Административно-территориальное деление было архаичным. Страна делилась на уезды (Новгородская земля - на пять пятин). Границы уездов восходили к рубежам бывших княжеств, а потому их размеры были разнообразны. Уезды делились на станы и волости. Происхождение этих терминов не до конца ясно и уходит в давние времена, но к XV - XVI вв. разница между ними почти стерлась. Власть в уезде принадлежала наместнику, в станах и волостях - волостелям. Впрочем, им не подчинялись по гражданским и некоторым уголовным делам феодалы и их люди. Наместники и волостели получали управление территориями "в кормление": им полагались судебные пошлины ("присуд") и определенная часть налогов ("кормленичий доход"). Кормление было вознаграждением не за исполнение административных и судебных обязанностей, а за прежнюю службу в войсках. Административные же обязанности оказывались лишь придатком к основному - получению "присуда" и полагавшегося по "доходному списку" содержания. Поэтому кормленщики небрежно исполняли обязанности и систематически передоверяли их тиунам - обычно из числа своих холопов. По статьям судебников, посвященным местному управлению, тиун наместника или волостеля почти не отличается от него по функциям. К тому же среди кормленщиков, как и среди всего правительственного аппарата, было распространено взяточничество. В назначениях на должности наместников и волостелей не было строгого порядка, господствовала патриархальность. Разумеется, присылка в город, прежде столицу независимого княжества, московского наместника была успехом объединительной политики. Но все же сама система наместничества была далека от централизованного управления. У центральных органов власти не было дублирующих органов на местах. Суровость великокняжеской власти сочеталась со слабостью, ибо отсутствовал централизованный аппарат управления. В 1497 г. был принят Судебник - первый свод законов единого государства. В Судебнике была (хотя и в общих чертах) определена компетенция должностных лиц, установлены процессуальные нормы, наказания за особо опасные для феодального государства преступления (убийства, разбои, кражи и т. п.). Судебник применялся на практике, но все же не получил широкого распространения и, вероятно, после смерти Ивана III (1505) был почти забыт: до нас дошел лишь один список этого документа. По-видимому, это не было случайностью. Судебник несколько опередил время в том смысле, что потребность в общегосударственном законодательстве не подкреплялась уровнем централизации. На местах великокняжеские наместники руководствовались Уставными грамотами.

Итак, во второй половине XV - первой трети XVI в. в России установилась самодержавная монархия, в которой великому князю принадлежала вся полнота политической власти. Однако разветвленный государственный аппарат еще не сложился, что на деле ограничивало возможности центральной власти. Внутри самой Московской земли продолжали существовать уделы. К концу княжения Ивана III из них остался лишь один. Но Иван III не был принципиальным противником удельной системы: он выделил четырем младшим братьям Василия III новые уделы. Однако Иван III намного увеличил долю старшего сына; великий князь владел значительно большей частью страны, чем все удельные князья, вместе взятые. Права удельных князей были урезаны: выморочные уделы переходили к великому князю, суд в московских селах удельных князей должен был осуществлять наместник великого князя. Младшим сыновьям Иван III завещал держать Василия III "в мое место, своего отца" и угрожал им проклятием за неповиновение государю. И все же удельные князья оставались постоянным источником династических смут. Их опасность увеличилась при Василии III; его брак с Соломонией Юрьевной Сабуровой оказался неудачным; у великокняжеской четы не было детей. Надеясь на то, что в конце концов он станет отцом, Василий III не разрешал своим родным братьям жениться - чтобы их более взрослые сыновья не стали соперниками его сыну. В 1526 г. он решился на поступок, взбудораживший общественное мнение: он развелся с женой, с которой прожил 20 лет, насильно постриг ее в монастырь и женился второй раз. Новой великой княгиней стала Елена Васильевна Глинская, племянница известного политического авантюриста князя Михаила Львовича Глинского. Михаил Глинский, видный вельможа Великого княжества Литовского, бежал в Россию. Однако в 1514 г. он пытался бежать из России в Литву, но был схвачен и брошен в темницу. Освободила его лишь женитьба великого князя на его племяннице. Елена родила двух сыновей: будущего Ивана IV (1530) и Юрия, болезненного и слабоумного. Сын Владимир родился у младшего брата Василия III - Андрея Старицкого, которому разрешили жениться. Таким образом, количество уделов к концу княжения Василия III значительно сократилось: осталось лишь два - Дмитровский, где княжил Юрий Иванович, и Старицкий, принадлежавший Андрею Ивановичу. Слабоумному Юрию Васильевичу удел был дан лишь формально.

Вопрос 40.Церковь и государство в России в XV-XVI вв.

 

С конца XIV в. начинается острое политическое противостояние церкви и светского государства. Усилившись экономически, став крупнейшим землевладельцем, церковь стала претендовать на принятие самостоятельных независимых решений. Светская власть в лице великих князей вынуждена была искать зачастую компромиссные пути. В середине XV в. решалась и другая задача - независимости русской церкви от константинопольского патриарха, которому она подчинялась со времен христианизации Руси. Вместе с тем возникла угроза проникновения в русские земли католичества. В 1439 г. на Вселенском соборе во Флоренции была заключена уния (союз) между православной и католической церквами под главенством папы римского. В работе Флорентийского собора участвовал митрополит Руси, ставленник константинопольского патриарха - Исидор. Однако по возвращении в 1441 г. на Русь за поддержку унии он был арестован Василием II, но бежал в Рим. Лишь через семь лет собор русских епископов избрал нового митрополита – не присланного из Константинополя, а рязанского епископа Иону, ставленника Василия Васильевича. В 1453 г. после падения под ударами турок-османов Константинополя, право выбора русского митрополита окончательно перешло к епископату на Руси. Началась автокефалия русской церкви. Активно вмешивались в церковные дела и великие князья. Однако представлять церковь того времени послушной и беспрекословной нет оснований. Наоборот, противостояние церковной и княжеской власти в конце XV-XVI вв. подчеркнуло относительную слабость Московского государства. И это несмотря на то, что церковь в этот период не была монолитной ни идейно, ни организационно. Вторая половина XIV-XVI вв. - время острых религиозных споров. По свидетельствам современников “ныне и в домех, и на путях, и на торжищах иноци и мирьстии и вси сомняться, вси о вере пытают”. Еще в XIV в. на Руси появляются еретические движения. Ереси - это религиозные учения, противоречащие ортодоксальным догматам церкви. Так, возникшая в 70-х годах в Новгороде ересь стригольников критиковала Библию и сочинения “отцов церкви”, отвергала церковные обряды, осуждала возвеличивание духовенства. Идеи стригольников (происхождение этого названия неясно) содержали также социальный протест: они выступали против закабаления свободных людей. Несмотря на преследования, сторонники стригольничества (низшее духовенство и ремесленники) встречались и в середине XV в. Новая ересь (вторая половина XV в.) получила название ереси “жидовствующих”, так как ее приверженцы обвинялись в переходе в иудаизм. Видимо, действительно, эти еретики использовали какие-то сочинения иудейских авторов, в целом оставаясь в пределах христианского вероучения. Еретики-священники отрицали церковную иерархию, не принимали догмат о троичности божества, считали ненужными иконы и обряды. Против еретичества повела решительную борьбу церковь. Высшие церковные иерархи: новгородский архиепископ Геннадий и игумен крупнейшего монастыря Иосиф Волоцкий - призывали применить силу против них. В 1490 г. ересь была осуждена церковным собором в Москве. Тем не менее она проникла даже в великокняжеский дворец, и одно время еретикам покровительствовал Иван III. Но в 1502 г. он окончательно порвал с ними. Тогда новый церковный собор в 1504 г. осудил еретиков на смерть. Однако в последующее время под влиянием ереси “жидовствующих” находились так называемые русские вольнодумцы: Матвей Башкин и один из его соратников Феодосии Косой. Внутреннее церковное движение связано и с такими направлениями, как “осифлянство” и “нестяжательство”. В центре спора между ними стоял вопрос о церковных богатствах. Теория “нестяжательства” зародилась в конце XV в. среди монашества заволжских монастырей. Их идеологом стал Нил Сорский. Он настаивал на необходимости строгого использования церковных правил и обрядов, в целях нравственного самоусовершенствования проповедовал ведение аскетического образа жизни и отказ от мирских удовольствий. В этой связи Нил пришел к выводу о вреде монастырского крупного землевладения и считал возможной его ликвидацию. На церковном соборе 1503 г. нестяжатели выдвинули программу, “чтобы у монастырей сел не было, а жили бы черньцы по пустыням, а кормили бы ся рукодельем”. Другие же церковные деятели настаивали на необходимости для церкви иметь большие материальные средства, чтобы можно было успешно выполнять функции проводника христианской веры. Они также требовали невмешательства светской власти в церковные дела, добиваясь сильной, богатой и независимой церкви, занимающей высокое положение в политической жизни государства. Во главе этого направления стоял настоятель подмосковного Волоцкого монастыря Иосиф (отсюда - “осифляне”). Между нестяжателями и осифлянами развернулась борьба, продолжавшаяся до середины XVI в. Преследуя свои интересы, великокняжеская власть первоначально поддерживала нестяжателей. В 1503 г. на церковном соборе по инициативе Ивана III был поставлен вопрос об отказе церкви от землевладений. Однако церкви удалось отстоять свое имущество, а нестяжатели потерпели поражение. Но несмотря на это, в первые годы своего правления Василий III все еще поддерживал их. Однако вскоре выяснилось, что при относительно слабой великокняжеской власти, ориентация на сильную церковь более предпочтительна. Шаг навстречу сделал и глава осифлян. Борьба против “нестяжателей” приобретает более решительный характер. Пострадали крупнейшие деятели нестяжателей: большой боярин Берсень-Беклемишев (в 1525 г.), видный богослов Максим Грек (в 1525 и 1531 гг.), бывший князь, постриженный Иваном III в монахи, Вассиан Патрикеев. К середине XVI в. вновь возникает возможность повести наступление государства на церковные владения.

 

Вопрос 42.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.228.21.186 (0.007 с.)