Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности. Незаконное освобождение от уголовной ответственности. Фальсификация доказательств. 





Мы поможем в написании ваших работ!



ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности. Незаконное освобождение от уголовной ответственности. Фальсификация доказательств.



Статья 299. Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности

 

Комментарий к статье 299

 

Основным объектом данного преступления являются интересы правосудия. Дополнительный объект - интересы личности.

Общественная опасность привлечения заведомо невиновного к уголовной ответственности заключается в том, что при этом не только компрометируются органы предварительного расследования и прокуратуры, но и нарушаются права и свободы законопослушных граждан, у людей формируется чувство социальной и правовой незащищенности, причиняется тяжкий вред потерпевшему (моральный, физический, материальный). Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности создает предпосылки судебной ошибки.

Объективная сторона преступления состоит в действии - привлечении к уголовной ответственности заведомо невиновного.

Лицо может быть привлечено к уголовной ответственности лишь на основаниях и в порядке, установленных законом. Единственным основанием уголовной ответственности является наличие в действиях лица всех признаков конкретного состава преступления.

В соответствии с ч. 1 ст. 171 УПК РФ при наличии достаточных доказательств, дающих основания для обвинения лица в совершении преступления, следователь выносит постановление о привлечении данного лица в качестве обвиняемого.

Обвиняемый в уголовном процессе появляется с момента вынесения постановления о привлечении конкретного лица в качестве обвиняемого либо с момента составления в отношении него обвинительного акта (ч. 1 ст. 47 УПК РФ), либо с момента вручения мировым судьей копии поданного потерпевшим заявления и разъяснения прав подсудимого (ч. 3 ст. 319 УПК РФ).

Привлечение к уголовной ответственности заведомо невиновного означает предъявление обвинения лицу, в действиях которого нет состава преступления либо не установлено событие преступления, либо преступление совершено иным лицом. Невиновным лицо следует считать и тогда, когда оно привлекается к уголовной ответственности не за то преступление, которое им реально совершено.

Привлечение к уголовной ответственности заведомо невиновного считается оконченным преступлением с момента вынесения соответствующим должностным лицом постановления о привлечении в качестве обвиняемого. Именно с этого момента согласно ст. 47 УПК РФ лицо становится обвиняемым и его правовое положение качественно меняется, в частности к нему могут быть применены процессуальные меры принуждения. Последующие отмена постановления, прекращение дела, вынесение оправдательного приговора не исключают ответственности за данное преступление. Фактические последствия (моральный, материальный, физический и иной ущерб) учитываются судом при назначении наказания в пределах санкции рассматриваемой нормы.

Аналогично моментом окончания преступления является вынесение обвинительного акта в случае проведения дознания.

Из анализа ч. 3 ст. 15, ч. 1 ст. 318, ст. 319 УПК РФ можно сделать вывод, что при рассмотрении у мирового судьи дел частного обвинения подобной ситуации не возникает, так как судья не возбуждает уголовного дела. Если же мировой судья в процессе судебного разбирательства даже и совершит какие-то противоправные деяния, то они будут соответствующим образом процессуально оформлены в виде вынесения заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта и тогда подпадают под действие специальной нормы - ст. 305 УК РФ. Таким образом, мировой судья не может выполнить объективную сторону преступления, предусмотренного ст. 299 УК РФ, и не является субъектом указанного преступления.

Привлечение к уголовной ответственности лица, не обладающего признаками субъекта преступления (малолетних, невменяемых), не подпадает под действие ст. 299 УК РФ. Также не образует состава рассматриваемого преступления и неправильная юридическая оценка содеянного. При наличии необходимых условий такие действия должностных лиц могут быть квалифицированы по ст. 285 или ст. 293 УК РФ.

Если для привлечения заведомо невиновного к уголовной ответственности должностное лицо фальсифицирует доказательства, тем самым искусственно создавая видимость наличия достаточных доказательств, то в такой ситуации имеет место совершение совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 299 и 303 УК РФ.

Аналогично разрешается ситуация, связанная с совершением любых других действий, направленных на привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности (например, нарушение неприкосновенности частной жизни, жилища, нарушение тайны переписки, принуждение к даче показаний и т.п.), которая должна квалифицироваться по совокупности с соответствующими статьями УК РФ (ст. ст. 137, 139, 138, 302 УК РФ).

Субъективная сторона преступления выражается в прямом умысле. Об этом свидетельствует указание в законе на заведомость привлечения к уголовной ответственности невиновного. Это позволяет отграничить преступные действия от случаев, когда имеет место ошибка в оценке доказательств или неправильное толкование закона, в частности когда у субъекта, выносящего соответствующее постановление, существуют сомнения в виновности подозреваемого (обвиняемого), но заведомо невиновным он его не считает.

Цели и мотивы преступления не включены в число обязательных признаков преступления и для квалификации значения не имеют и могут учитываться лишь при назначении наказания. Такими мотивами, в частности, могут быть ложно понятые интересы службы, стремление к искусственному повышению показателей раскрываемости преступлений, а также различного рода личные побуждения (месть, зависть, корысть).

Если это преступление совершалось за вознаграждение, то содеянное необходимо дополнительно квалифицировать по ст. 290 УК РФ. Действия лица, путем подкупа склонившего субъекта на совершение этого преступления, должны квалифицироваться по ст. 291, а также ст. ст. 33 и 299 УК РФ.

Субъект преступления - специальный. Им могут быть лица, производящие дознание, следователи.

В ч. 2 ст. 299 УК РФ в качестве квалифицирующего признака указано совершение рассматриваемого деяния, соединенное с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления. Определение указанных категорий преступлений дается в ст. 15 УК РФ.

 

Статья 300. Незаконное освобождение от уголовной ответственности

 

Комментарий к статье 300

 

Объект данного преступления - интересы правосудия.

Общественная опасность преступления выражается в дискредитации системы правосудия, когда нарушается основной принцип правосудия - ни один невиновный не должен быть осужден и ни один виновный не должен избежать наказания. При этом подрывается авторитет суда и правоохранительных органов, одновременно падает вера населения в социальную справедливость и равенство граждан перед законом, а у лиц, совершивших преступление, появляется чувство безнаказанности и неуязвимости перед законом, что зачастую приводит к совершению новых преступлений.

Во многих случаях совершение данных действий нарушает законные права и интересы потерпевших от преступления, что также противоречит ст. 6 УПК РФ, провозглашающей в качестве назначения уголовного судопроизводства защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений. Вышеуказанные законные права и интересы будут являться дополнительным объектом преступления.

Объективная сторона преступления выражается в действии - незаконном освобождении от уголовной ответственности лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления. Определенная сложность в установлении рассматриваемого состава преступления заключается в том, что в диспозиции ст. 300 УК РФ использовано сочетание уголовно-правовых и уголовно-процессуальных терминов.

Об освобождении от уголовной ответственности речь идет именно в уголовном законе. При этом освобождение от уголовной ответственности возможно лишь в отношении конкретных процессуальных фигур: подозреваемого или обвиняемого, которые могут иметь место только после возбуждения уголовного дела (ст. ст. 46 - 47 УПК РФ). Поэтому, например, формой незаконного освобождения от уголовной ответственности обвиняемого или подозреваемого не может быть вынесение постановления об отказе в возбуждении уголовного дела.

Под действие ст. 300 УК РФ могут подпадать лишь случаи необоснованного прекращения уголовного дела или уголовного преследования лица.

Постановление о прекращении уголовного дела (освобождение конкретного лица от уголовного преследования) будет считаться законным лишь в том случае, если оно соответствует ему как по форме, так и по содержанию. Рассматриваемый состав преступления будет лишь в том случае, когда отсутствовали законные основания либо условия освобождения от нее виновного лица либо был грубо нарушен процессуальный порядок освобождения.

При совершении рассматриваемого преступления должностное лицо специальным образом злоупотребляет своими служебными полномочиями. При этом в постановлении о прекращении уголовного дела виновный либо заведомо ложно излагает фактические обстоятельства дела, либо дает этим обстоятельствам неверную оценку, чтобы затем дать и неверную правовую оценку содеянного. Если этому предшествовали иные злоупотребления (например, фальсификация доказательств, принуждение к даче показаний, незаконное задержание и т.п.), то деяние надлежит квалифицировать по совокупности преступлений ст. 300 и ст. ст. 303, 302, 301 УК РФ и др.

По законодательной конструкции состав преступления, предусмотренный ст. 300 УК РФ, является формальным и считается оконченным в момент вынесения (подписания) постановления о прекращении уголовного дела с освобождением лица от уголовной ответственности или о прекращении уголовного преследования.

Наличие вынесенного вопреки закону неподписанного постановления о прекращении уголовного дела или прекращении уголовного преследования при достаточных к тому основаниях свидетельствует о предварительной преступной деятельности, но не об оконченном составе преступления.

Действия по незаконному освобождению лица от уголовной ответственности не ограничиваются, например, вынесением постановления о прекращении уголовного дела. Действия по созданию условий для вынесения такого постановления также являются объективной стороной преступления, предусмотренного ст. 300 УК РФ. К примеру, если следователь вопреки закону не предъявляет обвинения в установленный срок после избрания меры пресечения, а затем выносит постановление о прекращении уголовного дела, его действия подпадают под признаки ст. 300 УК РФ <1>.

Для оценки деяния в качестве оконченного не имеет значения, извещены ли о прекращении дела подозреваемый, обвиняемый, потерпевший или прокурор.

С субъективной стороны деяние характеризуется прямым умыслом. Виновный осознает, что законных оснований и условий к освобождению от уголовной ответственности подозреваемого или обвиняемого нет либо существуют процессуальные препятствия к прекращению уголовного дела или уголовного преследования. Однако, желая незаконно освободить лицо от уголовной ответственности, выносит соответствующее постановление.

Мотивы преступного поведения и его цели могут быть самыми разнообразными. Ими могут быть, в частности, желание помочь ближним, просьба знакомых, жалость, месть, карьеристские побуждения, корыстные мотивы. Значения для квалификации они не имеют и могут учитываться лишь при назначении наказания.

Незаконное освобождение подозреваемого или обвиняемого от уголовной ответственности за взятку должно квалифицироваться по совокупности со ст. 290 УК РФ.

Субъект данного преступления специальный - следователь или лицо, производящее дознание.

Руководитель следственного органа при принятии к своему производству уголовного дела обладает всеми правами следователя и поэтому также может являться субъектом рассматриваемого преступления.

Незаконное освобождение от уголовной ответственности может быть осуществлено и судьей. Однако действия судьи в таких случаях следует квалифицировать не по ст. 300, а по ст. 305 УК РФ - вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта.

Непосредственным исполнителем преступления является лицо, вынесшее заведомо незаконное постановление о прекращении уголовного дела или уголовного преследования. Руководитель, давший такое указание, при установлении соответствующих признаков может нести ответственность как подстрекатель (ч. 4 ст. 33 УК РФ).

Рассматриваемое преступление является частным случаем злоупотребления служебным положением, поэтому дополнительной квалификации по ст. 285 УК РФ не требуется.

 

Статья 303. Фальсификация доказательств

 

Комментарий к статье 303

 

Фальсификация доказательств по гражданскому делу лицом,

участвующим в деле, или его представителем

(ч. ч. 1, 3 ст. 303 УК РФ)

 

Основным объектом преступления выступают нормальная деятельность суда, интересы правосудия. В качестве дополнительного объекта могут быть интересы личности, интересы юридических лиц.

Общественная опасность преступления заключается в том, что фальсификация доказательств может привести к принятию несправедливого решения, в результате чего происходит дискредитация судебной власти, подрывается ее авторитет, необоснованно ущемляются права и законные интересы граждан, юридических лиц.

Поскольку уголовный закон включает в себя специальные нормы об ответственности за фальсификацию доказательств, исходящих от людей (ст. 307 "Заведомо ложные показание, заключение эксперта, специалиста или неправильный перевод" УК РФ), предметом преступления, предусмотренного ст. 303 УК РФ, являются лишь письменные и вещественные доказательства.

В соответствии со ст. 71 ГПК РФ письменными доказательствами являются содержащие сведения об обстоятельствах, имеющих значение для рассмотрения и разрешения дела, акты, договоры, справки, деловая корреспонденция, иные документы и материалы, выполненные в форме цифровой, графической записи, в том числе полученные посредством факсимильной, электронной или другой связи либо иным позволяющим установить достоверность документа способом. К письменным доказательствам относятся приговоры и решения суда, иные судебные постановления, протоколы совершения процессуальных действий, протоколы судебных заседаний, приложения к протоколам совершения процессуальных действий (схемы, карты, планы, чертежи).

Вещественными доказательствами являются предметы, которые по своему внешнему виду, свойствам, месту нахождения или по иным признакам могут служить средством установления обстоятельств, имеющих значение для рассмотрения и разрешения дела (ст. 73 ГПК РФ).

Аналогично решены вопросы о доказательствах и в АПК РФ (ст. ст. 75, 76).

С объективной стороны преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 303 УК РФ, характеризуется действием - фальсификацией доказательства по гражданскому делу и представлением их в суд.

Доказательства складываются из совокупности относимых, допустимых, достоверных, достаточных данных. Если какой-либо из перечисленных признаков отсутствует, то фактические данные не могут быть признаны доказательствами по делу, и если по каким-либо причинам, вопреки отсутствию хотя бы одного из этих признаков, фактические данные признаются доказательствами, то следует вести речь о фальсифицированных доказательствах.

Согласно ст. 55 ГПК РФ, ст. 64 АПК РФ доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основании которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела. В качестве доказательств допускаются письменные и вещественные доказательства, объяснения лиц, участвующих в деле, заключения экспертов, показания свидетелей, аудио- и видеозаписи, иные документы и материалы. Не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона.

В ч. 3 ст. 23.1 КоАП РФ указано, что судьи арбитражных судов рассматривают ряд дел об административных правонарушениях, совершенных юридическими лицами, а также индивидуальными предпринимателями. Таким образом, к гражданским делам относится и деятельность арбитражных судов по рассмотрению административных дел, указанных в ст. 23.1 КоАП РФ.

Способы фальсификации могут быть самыми разнообразными. Применительно к рассматриваемому деянию фальсификация заключается в сознательном искажении представляемых доказательств, например документов (доверенностей, расписок, договоров, актов ревизий, протоколов следственных действий и т.д.), путем их подделки, подчистки, внесения исправлений, искажающих действительный смысл, или ложных сведений, т.е. искусственном создании доказательств в пользу истца или ответчика (подлог документов, уничтожение или сокрытие улик), создании искусственных (ложных) вещественных доказательств и т.д.

Для состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 303 УК РФ, не имеет значения, повлияли ли сфальсифицированные доказательства на содержание судебного решения или нет. Данное преступление считается оконченным с момента приобщения фальсифицированных доказательств к материалам дела в порядке, установленном процессуальным законодательством. Фальсификация доказательств является преступлением с формальным составом.

Исключением является квалифицированный состав этого преступления, которым дифференцируется уголовная ответственность за данное деяние (выделяется более опасная его разновидность) в случае наступления тяжких последствий (ч. 3 ст. 303 УК РФ). Этот состав преступления относится к категории материальных составов.

Характер и виды тяжких последствий законодателем не раскрываются. Это понятие является оценочным и зависит от конкретных обстоятельств дела.

К таким последствиям можно отнести, например, самоубийство или попытку самоубийства либо тяжелую болезнь проигравшего по гражданскому делу, его близких родственников. Тяжкими также могут считаться такие последствия, как разорение, банкротство, незаконное взыскание имущества, подрыв деловой репутации, вызвавший серьезное ухудшение положения на рынке, финансового состояния предприятия и т.п.

С субъективной стороны преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 303 УК РФ, характеризуется прямым умыслом. Виновный осознает, что он фальсифицирует доказательства по гражданскому делу, и желает совершить это деяние.

В случае квалифицированного состава фальсификации доказательств (ч. 3 ст. 303 УК РФ), включающего в качестве дифференцирующего уголовную ответственность признака наступление тяжких последствий этого преступления, виновный должен не только осознавать общественную опасность своих действий, но и предвидеть возможность или неизбежность наступления указанных тяжких последствий, а также желать их наступления или относиться к ним безразлично. В этом случае субъективная сторона может характеризоваться прямым или косвенным умыслом.

Субъективная сторона ч. 3 ст. 303 УК РФ может характеризоваться и двойной формой вины. Субъект фальсифицирует доказательства умышленно, но отношение к причинению тяжких последствий - неосторожное.

Мотивы (может быть личная заинтересованность в исходе дела или корыстные побуждения) и цели не влияют на квалификацию деяния, поскольку не предусмотрены законом в качестве обязательных признаков состава преступления, но они должны учитываться при индивидуализации наказания в рамках санкции, предусмотренной за инкриминируемое деяние. Например, совершение преступления по мотиву сострадания признается обстоятельством, смягчающим наказание (п. "д" ч. 1 ст. 61 УК РФ), и, напротив, из мести за правомерные действия других лиц - отягчающим обстоятельством (п. "е" ч. 1 ст. 63 УК РФ).

Субъектом данного преступления может быть только лицо, участвующее в деле, или его представитель. Состав лиц, участвующих в деле, определяется ст. 34 ГПК РФ и ст. 40 АПК РФ, а представителей - ст. 49 ГПК РФ и ст. 59 АПК РФ. К первым относятся истцы, ответчики, третьи лица, прокурор, органы государственного управления, заявители, заинтересованные граждане и иные лица, указанные в законодательстве. Представителем является гражданин, имеющий надлежащим образом оформленные полномочия на ведение дела.

 

Фальсификация доказательств по уголовному делу

(ч. ч. 2 и 3 ст. 303 УК РФ)

 

Объектом преступления являются интересы правосудия. Дополнительный объект - интересы личности.

Общественная опасность рассматриваемого преступления заключается в том, что наличие фальсифицированных доказательств по уголовному делу может привести к принятию органами расследования и судом неправильного решения, необоснованно ущемляющего права граждан. Охраняя нормальный порядок получения и использования доказательств в судопроизводстве, Конституция РФ в ч. 2 ст. 50 провозглашает: "При осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона".

В условиях состязательного уголовного процесса вероятность представления в суд сфальсифицированных доказательств достаточно высока, крайне нежелательна и опасна. Установление ответственности за преступления, предусмотренные ч. ч. 2 и 3 ст. 303 УК РФ, направлено на борьбу со случаями представления в суд заинтересованными в исходе дела лицами недоброкачественной доказательной информации, на предупреждение фактов неправосудных судебных решений на основе сфальсифицированных доказательств.

Предметом преступления являются доказательства. Они складываются из совокупности относимых, допустимых, достоверных, достаточных данных. Если какой-либо из перечисленных признаков отсутствует, то фактические данные не могут быть признаны доказательствами по делу. Именно фактические данные (т.е. сведения о фактах) являются предметом фальсификации.

Согласно ч. 2 ст. 74 УПК РФ в качестве доказательств допускаются: показания подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля; заключение и показания эксперта и специалиста; вещественные доказательства; протоколы следственных и судебных действий; иные документы. В то же время, говоря о доказательствах, следует иметь в виду, что закон требует соблюдения установленной процедуры получения сведений и соответствующего их оформления.

В рамках рассматриваемого состава преступления речь идет о фальсификации овеществленных или вещественных доказательств, протоколов следственных и судебных действий, иных документов и предметов.

Как уже отмечалось выше, если искажаются устные сообщения самим лицом, дающим показания, то в зависимости от конкретных обстоятельств это деяние должно квалифицироваться по ст. 307 либо ст. 306 УК РФ. Принудительное воздействие на лицо с тем, чтобы оно дало ложные показания, может образовывать состав преступления, предусмотренный ст. 302 либо ст. 309 УК РФ.

Понятие вещественных доказательств приводится в ч. 1 ст. 81 УПК РФ.

Ими признаются любые предметы:

1) которые служили орудиями преступления или сохранили на себе следы преступления;

2) на которые были направлены преступные действия;

2.1) деньги, ценности и иное имущество, полученные в результате совершения преступления;

3) иные предметы и документы, которые могут служить средствами для обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела.

Протоколы следственных действий и судебного заседания как самостоятельный вид доказательств представляют собой процессуальные документы, в которых удостоверяются имеющие значение для уголовного дела обстоятельства и факты, воспринимаемые непосредственно дознавателем, следователем, судьей только в условиях производства данных следственных или судебных действий. Согласно ст. 83 УПК РФ протоколы следственных действий и протоколы судебных заседаний допускаются в качестве доказательств, если они соответствуют требованиям, установленным УПК РФ.

В соответствии со ст. 84 УПК РФ иные документы допускаются в качестве доказательств, если изложенные в них сведения имеют значение для установления обстоятельств, указанных в ст. 73 УПК РФ.

К иным документам УПК РФ относит документы, которые не признаны вещественными доказательствами или не являются протоколами следственных действий и судебного заседания, но которые содержат сведения, имеющие существенное значение для дела, выяснения обстоятельств, составляющих предмет доказывания. Это могут быть документы, составленные по поручению органов дознания, следствия, суда, необходимые для разрешения дела: характеристики, акты ревизий, разного рода справки и т.п.; инициативные материалы администрации предприятий, учреждений, должностных лиц органов власти, акты досмотра вещей, административного задержания и др.; приказы, инструкции, уставы и т.п. Согласно ч. 2 ст. 84 УПК РФ такого рода документы могут быть в письменном виде, а также в виде материалов фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи и иных носителей информации, полученные, истребованные или представленные в порядке, установленном ст. 86 УПК РФ. Доказательствами являются содержащиеся в них сведения справочного и удостоверительного характера, касающиеся определенных событий, процессов, конкретных лиц, деловых операций, отражающие статистические, учетные и отчетные данные и т.д.

К документам, могущим иметь значение для дела, следует отнести характеристики обвиняемого, документы о его наградах, справки о судимостях, при необходимости - медицинские документы о состоянии здоровья обвиняемого и потерпевшего.

Правильное установление предмета преступления является обязательным условием решения вопроса о наличии фальсификации доказательств. Так, по одному из дел адвокат обвиняемого подделал заявление потерпевшего, где исказил фактические обстоятельства дела, снял ксерокопию с данного заявления и представил ее органам следствия.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в Определении от 8 декабря 2004 г. N 3-О04-42 отметила следующее: ксерокопия заявления, имеющаяся в деле, не может быть признана доказательством по делу.

Согласно ст. 84 УПК РФ к иным документам относятся материалы фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи и иные носители информации, полученные, истребованные или представленные в порядке, установленном ст. 86 УПК РФ.

В соответствии со ст. 86 УПК РФ защитник вправе собирать доказательства путем:

1) получения предметов, документов и иных сведений;

2) опроса лиц с их согласия;

3) истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны представлять запрашиваемые документы или их копии.

Из смысла ст. ст. 84 и 86 УПК РФ следует, что относимые к делу сведения, полученные защитником в результате опроса частных лиц, изложенные им или опрошенными лицами в письменном виде, нельзя рассматривать в качестве показаний свидетеля или потерпевшего. Они получены в условиях отсутствия предусмотренных уголовно-процессуальным законом гарантий их доброкачественности и поэтому могут рассматриваться в качестве оснований для вызова и допроса указанных лиц в качестве свидетелей, потерпевшего или для производства других следственных действий по собиранию доказательств, а не как доказательства по делу.

Как установлено судом, имеющаяся в деле ксерокопия заявления потерпевшего получена без соблюдения требований уголовно-процессуального закона, необходимых для получения доказательств по делу, и поэтому не может быть признана доказательством по делу.

Кроме того, следователь, приобщивший ксерокопию заявления к делу, не сверил с подлинником заявления и не удостоверил ее подлинность, что также лишало доказательственного значения копии заявления, если бы подлинник и являлся бы доказательством.

Таким образом, из приведенных данных вытекает, что имеющаяся в деле ксерокопия заявления, в фальсификации содержания которого был признан адвокат, не является доказательством по делу, а потому в его действиях нет состава преступления.

Объективную сторону преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 303 УК РФ, составляют действия, направленные на фальсификацию доказательств по уголовному делу лицом, производящим дознание, следователем, прокурором или защитником.

Фальсификация доказательств по уголовному делу может осуществляться путем составления протоколов следственных действий, которые фактически не совершались, составления ложных по содержанию письменных доказательств (интеллектуальный подлог), внесения ложных сведений в протоколы или документы, их подделки, подчистки, пометки другим числом (материальный подлог), заключения экспертов, фабрикации ложных доказательств (например, подбрасывание наркотиков в квартиру или одежду обвиняемого, а также оружия или боеприпасов, взрывчатых веществ, нанесение пятен крови на одежду) и т.п.

В литературе и на практике иногда предлагается расширительно толковать термин "фальсификация", относя к способам совершения этого преступления уничтожение или изъятие доказательств, отказ компетентного должностного лица в приобщении к делу имеющих значение данных <1>.

--------------------------------

<1> См.: Лобанова Л.В. Преступления против правосудия: теоретические проблемы классификации и законодательной регламентации. Волгоград, 1999. С. 139. См. также: Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за 2006 год, где говорится, что по смыслу ст. 303 УК РФ под фальсификацией доказательств понимается искусственное создание или уничтожение доказательств в пользу обвиняемого или потерпевшего. Такими действиями могут быть признаны уничтожение или сокрытие улик, предъявление ложных вещественных доказательств // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2007. N 9. В других случаях фальсификацией Верховный Суд РФ признает лишь сознательное искажение представляемых доказательств (Определение Верховного Суда РФ от 11 января 2006 г. N 66-о05-123).

 

Однако фальсификация предполагает не устранение доказательств путем их уничтожения или изъятия из уголовного дела или непринятие данных, имеющих доказательственное значение, а оставление в деле, но в искаженном виде. Умышленное непринятие мер по процессуальному закреплению полученных фактических данных и неприобщение к делу существующих и имеющих доказательственное значение документов также не является фальсификацией, поскольку в этом случае доказательств еще просто нет в наличии. Такие деяния следует относить к злоупотреблению должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ). Уничтожение или сокрытие доказательств иными лицами, не являющимися работниками суда или правоохранительных органов, в зависимости от конкретных обстоятельств может быть квалифицировано как укрывательство преступлений (ст. 316 УК РФ). Вместе с тем следует отметить, что вопрос об уничтожении доказательств, непринятии мер по их закреплению требует законодательного решения.

Преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 303 УК РФ, имеет формальный состав и считается оконченным с момента представления органам расследования или суда фальсифицированных доказательств или с момента приобщения фальсифицированных доказательств к материалам дела в порядке, установленном процессуальным законодательством, независимо от того, выступили ли они в роли доказательств или нет при рассмотрении дела.

Решая вопрос о наличии состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 303 УК РФ, целесообразно обратить внимание и на положения ч. 2 ст. 14 УК РФ, говорящей о малозначительности деяния, поскольку в ряде случаев судами фальсификация доказательств признается малозначительным деянием. Так, например, по делу Д. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ указала, что собранные по делу доказательства, надлежаще исследованные в судебном заседании, изложенные и проанализированные судом в приговоре, подтверждают правильность вывода суда о том, что изготовление Д. сфальсифицированного протокола не повлияло на результаты рассмотрения дела, не повлекло вынесение неправосудного приговора и не представляло угрозы принятия судом неправосудного решения и нарушения прав и свобод граждан. Эти обстоятельства, по мнению Судебной коллегии, свидетельствуют об отсутствии общественной опасности совершенного Д. деяния, что позволяет признать его малозначительным (Определение Верховного Суда РФ от 5 апреля 2006 г. N 50-о06-1). Практика показывает, что подобного рода решения наиболее часто принимаются в тех случаях, когда фактические обстоятельства дела не искажаются, а нарушения имеют место в отношении процедуры оформления следственных действий, например следователь подделал подписи понятых, действительно участвовавших в проведении следственного действия.

В других же случаях аналогичное деяние признается преступным, поскольку, как указано в Определении Верховного Суда РФ от 21 февраля 2006 г. N 9-о06-2 по делу А., который фальсифицировал протокол выемки, умышленные действия А. по искусственному созданию доказательств виновности И. повлекли существенное нарушение ее прав и законных интересов, установленных ст. 50 Конституции РФ, запрещающей при осуществлении правосудия использовать доказательства, полученные с нарушением федерального закона; лишили ее в полной мере возможности реализовывать свои права на защиту, предусмотренные ст. ст. 7, 46, 47 УПК РФ; дискредитировали органы прокуратуры; привели к подрыву авторитета правоохранительных органов и доверия граждан к государству, обязанному в соответствии со ст. ст. 2, 17, 18, 45 Конституции РФ обеспечить защиту указанных прав граждан. В этой связи было признано, что своими действиями А. причинил существенный вред охраняемым законом интересам общества и государства.

По нашему мнению, с учетом всех обстоятельств дела признание фальсификации доказательств малозначительным деянием не исключается, хотя подобного рода деяния, даже не повлекшие последствий, указанных в Определении Верховного Суда РФ, представляют существенную общественную опасность. Именно поэтому объективная сторона состава фальсификации доказательств сконструирована как формальная. Снижение же степени общественной опасности деяния может быть обусловлено именно конкретными обстоятельствами его совершения.

С субъективной стороны деяние, предусмотренное ч. 2 ст. 303 УК РФ, характеризуется виной в виде прямого умысла. Виновный осознает, что тем или иным способом искажает доказательства, и желает эти доказательства использовать.

Мотивы и цели могут быть любыми (личная заинтересованность в исходе дела, в том числе месть, зависть, ложно понятые интересы службы, месть в связи с национальной или религиозной враждой или ненавистью, уверенность в виновности лица, желание помочь близким и т.п.). На квалификацию преступления они не влияют.

Субъект преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 303 УК РФ, прямо указан в законе (субъект преступления - специальный) - прокурор, следователь, лицо, производящее дознание, и защитник. Защитник может фальсифицировать документы и вещественные доказательства, приобщаемые к делу по его ходатайству или уже имеющиеся в деле.

Квалифицирующие признаки преступления предусмотрены в ч. 3 ст. 303 УК РФ:

а) фальсификация доказательств по уголовному делу о тяжком или особо тяжком преступлении, понятие которых дается в ч. ч. 4 и 5 ст. 15 УК РФ;

б) фальсификация доказательств, повлекшая тяжкие последствия.

Состав преступления, предусмотренный ч. 3 ст. 303 УК, по з<





Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; просмотров: 1014; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.204.189.2 (0.011 с.)