ТОП 10:

На пути к зомби третьего поколения



 

Зомби, зомбирование, зомбификация... Эти загадочные слова вошли в наш язык сравнительно недавно. Так кто же они такие, эти самые зомби?

 

В некоторых районах Африки так называют людей, крайне жестко запрограммированных с помощью особых препаратов и специальных психических воздействий. Подвергнувшиеся процедуре зомбирования люди способны без страха и каких-либо сомнений выполнить любой приказ вождя: убить родную мать, своего ребенка и даже самого себя. Но это — в случае необходимости. Обычно же зомбированные соплеменники, потерявшие память о своей прошлой жизни и совершенно не осознающие себя как личность, использовались в качестве послушных невольников, смиренно исполнявших свои скорбные рабские обязанности.

 

Как же все это достигается? По свидетельству специалистов, человеку, намеченному стать зомби, незаметно закладывают в пищу сильнейший нервно-паралитический яд — тетродотоксин, выделяемый из рыбы-двузуба (тетродона) и действующий в 500 раз сильнее цианистого калия. После подобной «трапезы» человек перестает дышать, у него стекленеют глаза, синеет кожа. Наступает состояние клинической смерти. Родственникам не остается ничего другого, как похоронить умершего. Они своими руками зарывают будущего зомби в могилу, справляют поминки и навсегда вычеркивают его из списка живых. Первая часть дела сделана.

 

На следующем этапе мнимо умершего похищают из могилы и путем особых процедур и действий оживляют. Через некоторое время человек приходит в себя, но лишь физически. Он ничего не помнит о своей прошлой жизни, не помнит своего имени, не несет в себе никаких морально-нравственных и этических ценностей. Психика и сознание такого человека девственно чисты, что позволяет внедрить в него, без какого бы то ни было внутреннего сопротивления, все что угодно хозяину. Такого человека можно превратить в кого угодно—от сверхпослушного раба до сверхагрессивного убийцы.

 

Подобная практика — не исключение. Можно вспомнить жестокую и страшную процедуру превращения здорового человека в манкурта—Ивана, не помнящего родства, столь впечатляюще описанную Ч Айтматовым в романе «Буранный полустанок». Человек, прошедший процедуру манкуртизации, становился удобным и послушным рабом. Как и зомби...

 

Но в современном «цивилизованном» обществе подобные зомби или манкурты практически непригодны. Хотя потребность в их усовершенствованных аналогах, и весьма насущная, налицо. Однако «классические» манкурты и зомби обладали целым рядом недостатков, делающими их непригодными для решения тех особо сложных задач, где требуется гибкость и пластичность психики, способность проявлять инициативу и самостоятельность в принятии решений, причем с опорой на собственный или чужой жизненный опыт. Обычные же зомби, как своего рода автоматы-биороботы, не отвечают этим требованиям. Пришлось решать задачу создания более совершенного варианта зомби.

С этой целью стали использовать целый комплекс как традиционных, так и неизвестных ранее средств порабощения личности. Среди них — воздействие на мозг ультразвуковыми и микроволновыми излучениями, гипноз и внушение, психохирургия и психофармакология, а также ряд других способов воздействия на психику в сочетании с компьютерной техникой.

 

Созданные с помощью этих средств зомби оказались более пригодны для использования в современном обществе. Их поведение для неспециалиста не представляло ничего необычного. Но вместе с тем в них можно было, как бы вкладывать по нескольку личностей сразу, каждая из которых программировалась на только ей известное задание. Например, одной из таких личностей предназначалось убить вполне конкретного человека, другая могла быть связником — носителем сверхсекретного спецсообщения. Такой связник и не подозревал, что в глубинах его психики скрыты столь важные тайны. Но он автоматически выдавал их тому, кому они были предназначены, в ответ на соответствующее кодовое воздействие, которым могла оказаться и совершенно невинная фраза.

 

Однако сам метод и его продукт—зомби—страдали рядом «погрешностей». Например, все же сохранялась опасность разоблачения. Какие бы «блоки на забывание» ни внедрялись в психику зомбированного всегда оставалась возможность их прорыва или нейтрализации. Как это случилось, например, с гражданином США Луисом Кастильо, арестованным в Маниле 2 марта 1967 года. Он был обвинен в подготовке заговора с целью убийства президента Филиппин Маркоса. С ним долго работали, применяли «сыно-ротку правды» и погружение в гипнотическое состояние. Обнаружилось, что бренное тело этого человека вмещало в себя как бы четыре разные личности, каждая из которых и не подозревала о существовании другой, но была запрограммирована на какое-либо нужное работодателям Л. Кастильо деяние. Одно из них — убийство Маркоса.

 

К тому же процедура зомбирования оказалась чрезвычайно дорогой и сложной. Помимо всего прочего, она предполагала индивидуальную работу с каждым зомбируемым, причем в непосредственном контакте с ним. А ведь как удобно было бы загнать всех потенциальных зомби в одно помещение или место (поселок, город) и творить свое черное дело сразу над сотнями и тысячами жертв... Стали подбирать ключи к решению этой задачи, но и тут проявилась та же опасность, что уже не раз доводила до скандала в случаях индивидуального зомбирования: возможность разоблачения манипуляций над сознанием уже больших масс людей.

На повестку дня стал вопрос о создании зомби третьего поколения. Тут уж не обошлось без специалистов по всякого рода оккультным, тайным или эзотерическим знаниям. Обратили внимание на потенциальные возможности экстрасенсорного воздействия, Заодно стали искать способы усиления такого воздействия техническими средствами. Считалось, что подобное воздействие, проникая в сознание и психику человека, воспринимается им не как нечто навязанное кем-то, извне, а как что-то свое, глубоко личное, родившееся в недрах собственной психики. И когда под влиянием действительно навязанного извне криминогенного или иного импульса человек совершит преступное или противоречащее общественной морали деяние, то винить в этом он будет лишь самого себя. Причем совершенно искренне. А если и осознает, что-то нечисто, что преступные побуждения внедряются в него извне, ему мало кто поверит: скорее всего, его объявят душевнобольным! Такими соображениями, возможно, руководствовались «черные эдисоны» и «черные кулибины» — те, кто пытался, и пытаются дорабатывать методы и технические средства для создания зомби третьего и всех последующих поколений.

 

Работы продвигались вширь и вглубь. Бывало, что внимание разработчиков привлекали необычные побочные эффекты или относительно случайные, но крайне ценные наблюдения и открытия. Все они заботливо складывались в общую копилку поистине дьявольских методов и способов управления психикой, сознанием и поведением личности. Еще более заманчивой выглядела перспектива скрытого управления поведением больших сообществ людей.

 

Во власти странного зова

 

Телефон, обычный домашний телефон, иногда приносит совершенно, казалось бы, невероятные вести. Настолько невероятные, что начинаешь сомневаться в здравости рассудка сообщающего их. Но если, не дай Бог, тебя охватывает случайное подозрение, что говорящий — чем черт не шутит! — не так уж и далек от истины, то возникает сомнение в здравости уже собственного рассудка...

 

Некоторое время тому назад один из авторов данной книги, подняв трубку внезапно как бы взбесившегося телефона, оказался вовлеченным в странный, с каким-то неуловимо детективным оттенком разговор с неизвестной собеседницей:

— Мне нужен Игорь Владимирович Винокуров!

— Я вас слушаю!

— У меня к вам чрезвычайное, не терпящее отлагательства дело. Оно касается судьбы моей дочери. Мне необходимо встретиться с вами как можно быстрее.

— Встретиться готов, но что за дело у вас ко мне?

— Об этом я расскажу вам лично, не по телефону. Дело необычное.

Вскоре мы встретились. Глубокая материнская тревога, беспокойство за судьбу и состояние дочери — вот главное, что определяло ее поведение, заставляло бросаться во все тяжкие, лишь бы спасти свою дочь, неузнаваемо изменившуюся после обучения на каких-то курсах экстрасенсорики, столь многочисленных в наше время, Вот что она рассказала.

 

После возвращения с курсов, дня через два, вечером, уже в постели, она услышала стенания дочери;

 

«Мамочка! Я боюсь! Иди ко мне, мне страшно!» Пришлось ей несколько ночей спать с дочерью. О том, что дочь две недели была на курсах, она вначале говорить не хотела: «Нам запретили об этом рассказывать!» Но вскоре призналась: они (с подругой) там две недели почти не ели, не пили, не спали, «летали» в прошлое, в будущее, вступали в контакт с инопланетянами — ходили в лес, вызывали эти самые летающие тарелки, которые зависали над ними. Дочь ее действительно научилась лечить и однажды помогла облегчить состояние престарелого члена семьи. Утверждает, что может по желанию ускорить приход нужного автобуса к остановке, способна не дотрагиваясь до предмета передвинуть его с места на место. Но подруги дочери отрицают это: подобные попытки с ее стороны действительно были, но всегда оканчивались неудачей.

 

Подруга дочери, к счастью, оказалась не столь податливой, она не испытывала почти ничего из того, что испытала дочь. Тем не менее, и ей, более трезвой, теперь тоже иногда кажется, что днем она находится под каким-то «наблюдением».

 

После прохождения курсов у дочери появилась масса знакомых «курсантов». С некоторыми из них она поддерживала телепатическую, по ее словам, связь. Иногда ее вызывали откуда-нибудь мысленно, и она всегда приходила на этот странный зов.

Не прошло и двух недель после приезда домой, как дочь вновь внезапно исчезла. Приехала через две недели, уже не скрывая, что была на курсах. Но после этого ее туда стало тянуть еще сильнее, и через полтора месяца нашла возможность поехать вновь.

 

С каждым повторным посещением курсов дочь становилась все более замкнутой, все дальше и дальше отходила от семьи, от матери, от старых друзей. Перестала встречаться с юношей, к которому испытывала искреннее чувство. Попытки вовлечь его в занятия на курсах не удались, они его не заинтересовали. Это пало ей повод обозвать его «тупым». Они расстались. Вскоре место этого юноши было занято другим человеком, значительно старше дочери, с которым она познакомилась в процессе обучения на курсах. Этот человек систематически поддерживал с ней мысленную связь и был способен «вызывать» ее к себе даже в те места, о которых она не знала. Человек этот, по словам матери, которая с ним встречалась, придерживается «теории космической любви». После разговора с ним, заметила мать, у нее появилось впечатление, что она общалась с душевнобольным. Такое же впечатление оставалось и после разговоров с дочерью.

 

Попытки хоть как-то образумить ее успеха не имели. Ни на какие контакты с психологами, психотерапевтами, гипнологами дочь не шла, даже если те приходили инкогнито. Дочь каким-то шестым чувством угадывала исходящую от них опасность своего протрезвления. Один из специалистов пришел к выводу, что после первого прохождения курсов он еще мог бы ей помочь, но после третьего бессилен что-либо изменить. Другой согласился при условии, что дочь будет добровольно и искренне работать с ним. Однако мать считает, что такое условие невыполнимо.

 

Этот случай (есть и другие, известные авторам) свидетельствует о том, что некоторым категориям людей обучаться на всевозможных курсах и семинарах, где развивают экстрасенсорные способности и учат пользоваться ими, абсолютно противопоказано (это же относится и к определенным категориям душевнобольных, особо стремящихся на подобные курсы и семинары). При отборе на курсы эти лица не должны допускаться к учебе. Но... коммерциализация совершенно определенно внесла здесь свой отрицательный вклад. К тому же не все так просто с критериями приемлемости или неприемлемости к такому обучению. Даже здорового человека. И тут есть свои подводные камни, поскольку мы имеем дело лишь с едва познанной реальностью. А непознанная реальность может оказаться весьма и весьма коварной. Так нужно ли безумно бросаться в нее с головой, подвергая опасности свой рассудок?

 

Об этом предостерегал в одном из своих стихотворений еще А. Блок. В нем он утверждал, что слишком много есть в каждом из нас неизвестных играющих сил. Это стихотворение не имеет названия и известно по первой строке: «Есть игра: осторожно войти...» Вот то предостерегающее четверостишие:

А пока — в неизвестном живем и не ведаем сил мы своих, и как дети, играя с огнем, Обжигаем себя и других…

Трагедия в Джонстауне

 

В ночь с 18 на 19 ноября 1978 года ушли из жизни 911 из 915 членов религиозной американской секты «Народный храм». Все члены уединенной общины жили в поселке Джонстаун, Гайана, затерявшемся в джунглях Центральной Америки.

 

Этот загадочный, единовременный и столь массовый уход из жизни жестоко потряс мировую общественность. Согласно первой официальной версии, члены секты якобы «добровольно» покончили с собой:

 

Джим Джонс, глава секты, ясновидящий проповедник-евангелист вынудил всех членов своей многочисленной паствы, включая женщин и малолетние детей, принять лимонад с цианистым калием...

 

Но не все разделяли эту версию. Одним из тех, кто засомневался в ее истинности, был Джозеф Холсинджер, помощник американского конгрессмена Лео Райена. Сам же конгрессмен, выехавший на место трагедии для расследования тайны столь массового ухода из жизни, был убит телохранителями главы секты Его помощник продолжил дело своего шефа.

 

Холсинджер пришел к выводу, что затерянная г джунглях Гайаны община была своего рода полигоном для проведения сверхсекретного эксперимента по подготовке людей, запрограммированных по особому сигналу совершать преступные различные акты, убийства и самоубийства. У подопытных кроликов «стирали» нормальные человеческие нравственно-этические и правовые убеждения и установки, как бы освобождая их совесть от грозящих в будущем тягостных переживаний. Затем перепрограммировали на совершение криминального действия. Использовался широкий диапазон средств: бессонница, особые диеты, наркотики, сеансы «промывания мозгов» и многое другое. Конгрессмен Лео Райен, недопустимо близко подобравшийся к тайне, был немедленно устранен. Но как быть со многими сотнями подопытных «кроликов»? Было принято страшное решение: устранить и их.

 

Медицинская экспертиза, проведенная главным патологоанатомом Гайаны доктором Лесли Муто, показала, что на теле каждой жертвы джонстаунской трагедии есть следы укола шприцем. Предположение о самоубийстве отпало полностью, поскольку места уколов расположены на тех участках тела, до которых жертвы не могла иметь самостоятельный доступ. Вывод Холсинджер, а всех подопытных «кроликов» умертвили!

 

Помощник трагически погибшего в джунглях Гайаны сенатора установил также, что глава секты Д. Джонс поддерживал тесные связи с ЦРУ» а, по меньшей мере, двое из его ближайших подручных были штатными сотрудниками этого ведомства. Основной вывод Холсинджера заключается в том, что вся секта «Народный храм» представляла собой своего рода лабораторию, где отрабатывались различные компоненты некоей сверхсекретной программы с кодовым названием «МК-ультра».

Ультрамозговой контроль

 

В сентябре 1950 года в газете «Майами ньюс» была опубликована статья сотрудника ЦРУ Эдварта Хонтера «Тактика промывания мозгов». В ней утверждалось: «Китайцы и русские нашли какой-то оригинальный, но совершенно секретный способ, при помощи которого можно изменить мировоззрение попавших в плен американских парней».

 

Сорок лет спустя эту же тему затронул В. Шелков. Его корреспонденция, переданная из канадского города Оттава, была опубликована газетой «Правда» в номере от 12 апреля 1990 года.

 

В те далекие 50-е годы шла корейская война. Войны, как известно, не обходятся без пленных. Но было нечто такое в поведении некоторых пленных американских солдат, что вызывало крайнее недоумение:

случаи их «коренного перерождения»! Они начинали во всю порочить и чернить правительство США и его политику, выступая по каналам радиопропаганды Северной Кореи. Более того, даже по возвращении, из плена эти ранее патриотически-настроенные молодые американцы распространяли листовки в поддержку справедливого дела Северной Кореи и даже требовали отправить их обратно, к коммунистам. Это было совсем уж ни на что не похоже! Обескураженная общественность США была буквально шокирована. требовала объяснений, в том числе и от ЦРУ. Мало кто допускал, что имела место просто-напросто переоценка ценностей. Большинство склонялись к тому, что коммунисты овладели тайной перерождения личности, что здесь что-то нечисто.

 

ЦРУ, сообщает В. Шелков, принялось за поиски этой самой «нечистой силы», в ряде случаев и в буквальном смысле, с привлечением специалистов в области оккультных знаний. Изучался опыт святой инквизиции, нацистских психиатров, имевших достаточное количество «человеческого материала» в концлагерях. Ставились секретные эксперименты на добровольцах с использованием наркотиков. Но «перерождение», если и достигалось, то только временное. А требовались коренные, радикальные сдвиги в сознании, мировоззрении подопытных.

 

Начавшаяся было в рамках проекта «Синяя птица», а потом и «Артишок», разработка метода «промывания» мозгов застопорилась. Но ступор длился недолго. Третьего апреля 1953 года задача кардинальной перестройки образа мыслей человека стала решаться в рамках секретного проекта ЦРУ «МК-ультра» («Ультрамозговой контроль»). К тому времени на пост директора ЦРУ был только что назначен Аллен Даллес, подключивший к участию в работах по этому проекту Эвена Камерона, известного американского психиатра шотландского происхождения, будущего президента Всемирной ассоциации психиатров. А. Даллес и.Э. Камерон были знакомы с осени 1945 года по совместному участию в Нюрнбергском процессе: Э. Камерон тогда должен был дать перед началом суда заключение о психическом состоянии Рудольфа Гесса, бывшего заместителя Гитлера по партии.

 

В свое время Э. Камерон переехал из США в Канаду, где позднее возглавил «Мемориальный институт Аллана» — ведущую психиатрическую клинику в Монреале. Имея блестящее медицинское образование, он поставил перед собой задачу найти механизм управления поведением человека. Для этого использовал такие методы воздействия на психику, как многочасовое прослушивание записанных на магнитофон фраз-«кувалд», вызывавших у пациентов приступы страха или наплывы неприятных воспоминаний, а также электрошоковые воздействия в дозах, в 75-100 раз превышающие допустимые. Его пациенты либо лишались сна, либо погружались на недели и месяцы в небытие с помощью сильнейших снотворных. Посредством таких методом Э. Камерон стремился изменить личность пациента, заставить его забыть о своей биографии, лишить свойственных ему привычек и убеждений, а в место вытравленного вложить новое, совершенно неприемлемое. Такой опытный и готовый на любые эксперименты психиатр был для тогдашнего ЦРУ находкой. Тем более что сам он, оставаясь гражданином США, жил в Канаде, и его пациентами были канадцы, то есть иностранцы. А скандал с иностранцами, если вдруг что-либо станет известно американской общественности, вряд ли вызовет такое же возмущение, как это обязательно случилось бы, если бы опыты ставились на американских гражданах.

 

Тем не менее, были предприняты все возможные меры, чтобы избежать любого скандала. А для этого необходимо добиться взаимопонимания и с канадскими властями. Поэтому соответствующие службы США наладили контакты с интересующими их канадскими структурами, в частности, с Королевской канадской конной полицией — главной полицейской службой Канады. Да и федеральное министерство здравоохранения Канады подключилось к финансированию экспериментов по «промыванию мозгов», проводимых

 

Э. Камероном в его канадской клинике. В противном случае ведь шила в мешке не утаишь.

 

Но оно все-таки вылезло наружу, правда, лишь через 20 лет после того, как в 1957 году «Мемориальный институт Аллана» через подставную организацию стал получать деньги от ЦРУ. Это произошло в 1977 году, когда газета «Нью-Йорк тайме» публично вскрыла тайные связи ЦРУ с канадской клиникой Э. Камерона. С тех пор и до самого последнего времени в канадской прессе систематически публикуются материалы о тех варварских экспериментах над пациентами этой клиники. Считается, что в период с 1957 по 1961 год, по крайней мере, 50 канадцев стали жертвами экспериментов по «промыванию мозгов».

 

С тех пор, то есть с 1977 года и до настоящего времени, эти мученики обращаются в суд с исками к ЦРУ и правительству США с требованиями возместить ущерб, нанесенный их здоровью (полная бессонница, потеря памяти, необходимость заново учиться читать и писать и пр.). Но лишь в 1988 году под напором неопровержимых доказательств и требований канадской и американской общественности, ЦРУ наконец-то призналось в том, что ранее оно категорически отрицало, и выплатило своим десяти «морским свинкам» 750 тысяч долларов компенсации. Никто из ранее когда-либо судившихся с ЦРУ не получал такого крупного возмещения!

 

По-видимому, боязнь огласки и связанного с ней скандала побудили администрацию президента Дж. Картера объявить еще в 1978 году, что с программой «МК-ультра» все покончено. Но не тут-то было вслед за объявлением о ее кончине — громкий скандал, связанный с гибелью 911 членов религиозной секты «Народный храм». И вскоре — разоблачения Марти Коски...

 

Телепатический терроризм?

 

Эта знаменитая, широко известная статья «Похитители разума» была напечатана «Литературной газетой» в номере от 17 октября 1984 года.

Ее автор В. Симонов, собственный корреспондент АНН в Нью-Йорке. Практически все, с кем мы беседовали в процессе написания нашей книги, не прошли мимо этой статьи. А весной 1990 года ее ксерокопия была вывешена под окнами редакции газеты «Московские новости», что на Пушкинской площади. Возле ксерокопии всегда клубилась не иссякающая толпа читателей.

 

В начале статьи В. Симонов описывает потрясение, испытанное после того, как он ознакомился с содержимым конверта, доставленного почтой в адрес корпункта АПН? Нью-Йорке. В конверт была вложена маленькая брошюрка на 16 страницах. Ее автор хорошо понимал, какое впечатление она может произвести.

 

Обращаясь к читателям, автор писал: «Я знаю, что вашим первым побуждением будет отмахнуться от меня, как от какого-то «чокнутого». Я знаю, что мой рассказ звучит как сюжет низкопробного фантастического боевика про шпионов. Такое никогда не случается в жизни. Проблема в том, что это все-таки случилось. В моей жизни. Это может случиться и в вашей, если мы не объединимся в борьбе за то, чтобы разоблачить эту атаку на человеческое достоинство и противостоять ей. Я был, возможно, одной из первых жертв зловещей программы. А без вашей помощи, будьте, уверены, — не последней...» Подпись: Марти Коски, Оттава.

 

Дальше рассказывалось и в самом деле невероятное.

Финский эмигрант Марти Коски поселился в Канаде. В конце 70-х годов он жил в городе Эдмонтоне и работал там сварщиком. Тогда-то все и началось.

Вот как об этом повествует В. Симонов:

Сначала появились голоса. Какие-то голоса звучали в квартире, нет, скорее, прямо в голове, накладываясь на его собственные мысли, путая их, заглушая странными командами. Марти Коски казалось, что чужая воля словно проникает через потолок из квартиры этажом выше.

Но мыслило ли? Конечно, нет. В конце концов, сварщик смирился с тем, что он, по-видимому, страдает неким нервным расстройством. Денег, чтобы обратиться к врачу, не было. Впрочем, со временем «болезнь» стала представляться ему довольно безобидной. Ну, побубнит кто-то в голове некоторое время, и все. Отключается, как по часам.

 

Но летом 1979 года началась уже полная чертовщина. «Мне казалось, что я теряю контроль над большинством функций тела и над эмоциями», — пишет Коски. Будто кто-то посторонний управлял его сном, чувствами вкуса и запаха. Одна и та же еда казалась соленой, а секундой позже — и горькой. Находясь в квартире, он спал не более часа в сутки, но стоило выйти на улицу, как его охватывала непреодолимая сонливость. Работа кишечника расстроилась. Сердце произвольно меняло ритм, как если бы кто-то включал его, как мотор, на разные обороты.

 

В декабре 1979 года Марти Коски положили в больницу госпиталя университета Альберты в Эдмонтоне. Диагноз: «сердечный приступ». Никакого приступа сварщик не помнит. Но сопротивляться уже не было сил. Точнее, не было воли.

 

Именно здесь, в этом научно-исследовательском госпитале закрытого типа, Марти Коски впервые с ужасом осознал: нет, он не болен. Он — жертва, на первый взгляд, фантасмагорических, а на самом деле абсолютно реальных и оттого еще более жутких экспериментов.

 

Их цель — управление человеческим разумом. Кто-то бьется над тем, чтобы «стереть» в нем, Марти Коски, его неповторимую человеческую индивидуальность.

 

Из живого человека делают робота, действующего по заложенной программе. Кто? Кто решился на такое преступление?

 

Впервые голос назвал себя, — пишет в своей брошюре Коски. — Он сказал мне, что является представителем КККП (Королевская канадская конная полиция...) и что я избран для подготовки в качестве агента. Первая фаза моей подготовки будет проходить здесь, в условиях госпиталя...» Бред? Фантастика?

 

Вспомним — автор предвидел подобную реакцию», — заключает эту часть своей корреспонденции В. Симонов.

 

Касаясь программы МК-ультра, автор статьи «Похитители разума» указывает, что «КККП и ЦРУ сотрудничают в дьявольских опытах над людьми уже десятилетия». Он же раскрывает то, что скрывается под таким общим определением, как «способы искусственного управления поведением человека». Это и электронное манипулирование мозгом с помощью ультразвука и микроволнового излучения. И использование наркотических препаратов для расслабления воли при допросах или во время идеологически ориентированных процедур «промывания мозгов». А также применение компьютерной техники в сочетании с гипнозом и другими средствами воздействия на психику для создания целостных программ человеческого поведения. Если же заставить жертву на длительное время погрузиться в небытие, она по пробуждении забудет о том, что ее последующее поведение было искусственно запрограммировано.

 

А вот как сам Марти Коски описывает один из проведенных над ним опытов:

«В ходе сложного и мучительного эксперимента, включавшего в себя гипноз и вспомогательные средства... я был, подвергнут программе индоктринации, имеющей целью убедить меня в том, что критика американского общества представляет собой такую же угрозу для всех нас, как раковое заболевание. Мне внушали, что я «загрязнен» и «заражен» этим «раком»...»

 

В. Симонов приходит к выводу, что на фоне других подобных, сообщений история, описываемая Марти Коски, выглядит не такой уж и поразительной: характер исследований, объектом которых он был избран, «довольно точно вписывается в область, интересующую авторов программы «МК-ультра».

 

Но Марти Коски, в отличие от других жертв этой зловещей программы, еще повезло. В начале 1980 года ему удалось вырваться из госпиталя. Агенты КККП преследовали его по пятам, похитили паспорт, но ему все же удалось пересечь канадскую границу. Оказавшись в условиях относительной безопасности, Коски поставил перед собой задачу вывести на свет похитителей разума, сделавших его очередной жертвой (по словам В. Симонова) как бы «телепатического терроризма». Он стал добиваться расследования.

 

Но все его призывы остались без ответа, несмотря на то, что делом Коски занялся даже канадский парламент. Дважды — 30 января и 24 марта 1981 года депутат парламента Уильям Домм требовал от генерального прокурора Канады Роберта Каплана прокомментировать разоблачения Коски. Но этот главный блюститель законности продолжал хранить необъяснимо подозрительное молчание. Как будто бы Марти Коски не существует. Нет человека – не и его дела. Даже не решились объявить Коски душевнобольным, наперёд зная, что уж это – то не пройдет ни в каком случае!

 

К досаде властей, замечает В. Симонов, Коски не одинок, несмотря на все усилия потопить сведения о работах над психооружием, кое-что всё-таки всплывает на поверхность. Об этом, в частности, свидетельствует статья «ЦРУ похитила мой разум для странного электронного эксперимента», напечатанная в американском еженедельнике «Нэшнл инкуайрер» 9 августа 1983 года. Жертвой этого эксперимента стала Дороти Бердик. Она испытывала примерно те же симптомы и страдания, что и Коски – «голова», вторжение в сознание чужих, явно посторонних мыслей, имеющих форму команд. Дороти обратилась за помощью и советом к брату, физику из Массачусетского технологического института, одного из крупных подрядчиков Пентагона. Согласно «Нэшнл инкуайрер», брат рассказал ей о «совершенно секретной правительственной программе «промывание мозгов» и сообщил, что она попала в число тех лиц, кого облучают с помощью лазера в целях провидения экспериментов по управлению психикой». Лазерный телескоп, установленный на базе ВВС на мысе Код, штат Массачусетс, «прощупывает» жилое помещение, в котором она находится, и анализирует электрические импульсы, испускаемые её мозгом».

В. Симонов называет и один из таинственных сверхсекретных исследовательских центров по управлению поведением человека!.. Он входит в систему министерства обороны США. Как сообщалось 22 июня 1976 года в том же «Нэшнл инкуайрер», с 1973 года Управление перспективного планирования НИР министерства обороны (ДАРПА) «осуществляет программу создания аппаратуры, которая могла бы читать мысли на расстоянии, расшифровывая магнитные волны, исходящие от человеческого мозга. Один ученый, допущенный к данной программе, признав, что конечная целъ этих работ состоит в установлении контроля над интеллектом».

Автор статьи «Похитители разума» замечает в связи с этим, что скептически настроенный читатель вряд ли во все это поверит: ведь, в конце концов, газеты печатают и интервью со счастливчиками, побывавшими на борту летающей тарелки! Есть много причин,

по которым у американцев издавна культивируют пристрастие ко всему оккультному, сверхъестественному. Средствам массовой информации это можно, а вот, оказывается, Стивену Кингу, известному нашим читателям по роману «Воспламеняющая взглядом», нельзя! Нельзя показывать жгучий интерес спецслужб к человеку, владеющему даром пирокинеза — способностью воспламенять предметы на расстояни. Даже в научно-фантастическом романе, как это сделано у С. Кинга. В течение многих лет писатель подвергался гонениям. Как считает В. Симонов, потому, что спецслужбы хотели бы, чтобы подобные вещи оставались в сознании обывателя разновидностью банальной чертовщины, проделками нечистой силы. А в книгах С. Кинга слишком уж громко звучит предостережение человечеству. Тем более, что, как отметил В. Симонов, «уже в наши дни наяву и в обстановке сверх секретности происходит такое, перед чем бледнеет фантазия самого Стивена Кинга».

 

Вывод, к которому пришел автор статьи «Похитители разума», не менее удивителен, чем описанные в нем события:

«Нет, Марти Коски, Дороти Бердик, о которыx рассказывается в этом очерке, и десятки других людей, чьи страшные судьбы еще не всплыли на поверхность океана информации, и, наверное, никогда не всплывут, все те, кто веселит обывателя своими публичными жалобами на странные, «сверхъестественные» явления,— н е в с е г д а ч у д а к и и н е р в н о б о л ь н ы е (разрядка наша. — Авт.). Напротив, чаще всего это реальные жертвы поистине дьявольских опытов, которые ведут творцы психооружия... »

 

Не всегда чудаки и нервнобольные... Чрезвычайно любопытный вывод!

В издании «Права человека» (№ 14 за 199.1 год) по тому же вопросу можно прочесть следующее. Там говорится, что в 70-х годах в СССР начали распространяться слухи о том, что со стороны КГБ против нежелательных лиц применяется облучение радиоактивными изотопами. Но при попытках добиться расследования этих людей неизменно объявляли ненормальными. В самом деле, продолжает автор этого материала, при психических заболеваниях наблюдается бред преследования. Он может проявляться и как фобия (боязнь) облучения. Но надо иметь в виду, что независимо от этого воздействие на людей облучением вполне осуществимо и, следовательно, может иметь место в действительности. Более того, подчеркивает тот же автор, у здорового человека, если он подвергается длительному облучению, могут появляться отклонения в психике. Однако в этом случае они будут уже не причиной, а следствием.

 

А вот другое мнение по тому же самому предмету (еженедельник «Аргументы и факты», № 5 за 1992 год). На вопрос корреспондента отвечает доктор психологических наук, профессор В. И. Лебедев:

Почему же многие люди жалуются, что с помощью различных приборов на них воздействуют недоброжелатели, соседи, КГБ, ЦРУ и т. д.?

Как правило, мы во всех этих случаях имеем дело с душевнобольными людьми.

«Как правило» — значит, бывают и исключения? Так ведь именно их и имеет в виду В. Симонов, утверждая, что все те, кто веселит нас жалобами на необычные феномены, «не всегда чудаки и нервноболные»: чаще всего это реальные жертвы творцов психооружия. Но вот в отношении «чаще всего» есть и несогласные. Познакомимся с их аргументами.

 

«ЦУЛИПы» СССР и США...

 

В ноябре 1991 года в российском городе Томске, своего рода столице исследований в области аномальных явлений, прошел семинар на тему «Ноосферные взаимодействия и народная медицина». На нем с докладом «Некоторые психологические аспекты уфологии» выступил Р. В. Рожанец из медико-психологического сектора «Союзуфоцентра». В задачу сектора, где работают психотерапевты, психиатры и медицинские психологи, входит и охрана психического здоровья «контактеров», то есть людей, утверждающих, что они общаются с представителями иных цивилизаций или внеземного разума, испытывают положительные или отрицательные эмоции под влиянием «космических» сил и пр.

 

Специалисты этого сектора обследовали 106 обратившихся в «Союзуфоцентр» «контактеров». Что же оказалось? Здоровых личностей выявлено не было. Здоровых, но «акцентуированных» (то есть слишком увлеченных какой-либо одной, но «пламенной страстью») — всего 4 человека. Основная же масса «контактеров» — 102 человека — были больны шизофренией (45), страдали различными формами психопатий (42), органическими поражениями центральной нервной системы (8), интеллектуальной недостаточностью (5); у двух «контактеров» была найдена циклотимия (психоз, маниакальная фаза). Но сказанное не означает, что эти 102 «контактера»— все без исключения душевнобольные, поскольку среди них находятся люди, страдающие психопатиями и неврозами, то есть пограничными нервно-психическими расстройствами.

 







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-22; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.160.19.155 (0.025 с.)