ТОП 10:

Манипуляция сознанием — не химера



 

19 ноября 1991 года «Независимая газета» поместила на своих страницах материал, подготовленный В. Щепиловым, специалистом научно-исследовательского комплекса Центра «Эниотехника». Этот материал имеет непосредственное отношение к нашей теме и достоин самого пристального внимания.

 

В. Щепилов справедливо отмечает, что работы по созданию методов зомбирования, а также по управлению психикой и сознанием были порождением «холодной войны». Цели этих исследований носили в первую очередь военно-прикладной характер. Наиболее глубокие разработки в этих областях были проведены в США, Франции, Израиле и в Японии. Интерес к этим вопросам проявляли и тоталитарные режимы в Азии и Латинской Америке.

 

Подобные же исследования, сообщает В. Щепилов, велись и в Китае, и в СССР. Что касается последнего, то, как это было принято в подобных случаях, весь объем работы делился на несколько научных тем и подтем, которые разрабатывались различными исполнителями. Результаты суммировались заказчиком. Только он мог иметь полное представление обо всем объеме работы и о ее конечных результатах. Заказчиками были Министерство обороны, ЦК КПСС и КГБ. Что касается КГБ, то там эти разработки курировали пятое и шестое управления. Пятое («Защита Конституции») осуществляло политическое руководство, шестое отвечало за научно-техническую сторону работы.

 

В. Щепилов утверждает, что на сегодняшний день сколь-нибудь надежных способов управления коллективным поведением не найдено, хотя исследования в этом направлении продолжаются. Зомбирование же имеет существенные отличия от программирования коллективного поведения. Это — чрезвычайно сложная процедура, проводимая только на отдельно взятом человеке, причем в прямом контакте с ним. Процедура подразумевает «определение индивидуального психотипа, проведение сложной специализированной многоступенчатой методики гипнотического воздействия, биофизической манипуляции излучениями, изменяющими нейродинамическую структуру мозга, ряд специальных биохимических воздействий на центральную нервную систему, биоэнергетическое и парапсихологическое воздействие — кодирование».

 

Со ссылкой на закрытые источники В. Щепилов сообщает, что в последние три-четыре года эта проблематика для нашей контрразведки стала приобретать все более важное значение. Это связано с тем, что среди так называемых «возвращенцев» были обнаружены люди, подвергшиеся программированию психики. «Если раньше в результате жесткого программирования получались практически биороботы, мало похожие на нормального человека, — отмечает В. Щепилов, то сегодня «зомби» часто может определить лишь специалист — поведение их вполне обычно и не вызывает подозрений».

Управление психикой, замечает В. Щепилов, может преследовать как социально-репрессивные, так и социально-адаптивные цели. В последнем случае, например, нейтрализацию массовой паники в местах стихийных бедствий или катастроф. Но в любом случае, несмотря ни на какие благие цели, такое управление психикой связано с нарушением прав человека, поскольку осуществляется помимо его воли и согласия через навязанную извне организацию бессознательных мозговых процессов. А зомбирование нельзя рассматривать иначе как преступное манипулирование с человеком.

 

Разработки в области психотроники и психопрограммирования, отмечает в заключение В. Щепилов, хотим мы того или нет, будут продолжаться. Конфликт с правами человека, который в связи с этими работами имеет место уже сейчас, может принять совершенно иные масштабы. Поэтому уже сегодня следует создать общественную, независимую от государства комиссию по наблюдению за подобной практикой.

 

Комиссия «Феномен» продолжает расследование...

 

Понятно, что создание общественной комиссии по наблюдению за работами в области психотроники и психопрограммирования, к тому же независимой от государства, как это предлагает В. Щепилов, дело нелегкое. Но первые шаги в этом направлении уже делаются. Мы имеем в виду соответствующие акции, предпринятые в последние годы средствами массовой информации. Первопроходцем на этом пути стала газета «Комсомольская правда». На ее страницах в период с октября 1990 года по сентябрь 1991-го было опубликовано 9 материалов, полученных в ходе журналистского расследования современных методов контроля над человеческой психикой. В 1991 году подобную же работу стала проводить газета «Голос Вселенной». И, наконец, начиная с октября 1991 года, этой же тематике стала уделять внимание газета «Труд».

 

После обращения к теме современных насильственных способов управления психикой и поведением человека на редакции этих газет обрушились тысячи писем, сотни телеграмм и телефонных звонков от так или иначе затронутых этой проблематикой лиц. Многие из читателей сами пришли в редакции. В итоге была собрана просто-таки уникальная информация.

 

Но, пожалуй, наиболее значимыми оказались сведения, полученные в ходе журналистского расследования, проводимого в рамках общественной комиссии «Феномен»*, созданной в 1991 году при газете «Труд». Результаты ее работы отражены в серии статей И. Царева, систематически, начиная с октября 1991 года, появляющихся на страницах этой газеты.

 

Еще совсем недавно, замечает И. Царев, наша печать так отзывалась об известной программе «МК-ультра»: «Заманчиво обратить психооружие против собственного народа, заставить миллионы людей забыть о недовольстве системой социального неравенства, о борьбе за мир, о своих гражданских правах. Угнетенный, но радостный, обобранный монополистами, но всем довольный... Это ли не идеал гражданина с точки зрения правящих групп в странах Запада?»

 

Но ведь мы и сами не избежали подобной обработки! Это длившееся десятилетиями идеологическое давление непрерывно ломало и калечило нашу психику. «В принципе в той или иной степени были зомбированы почти все жители СССР», — считает заместитель председателя комитета «Биоэнергоинформатика» профессор В. Н. Волченко.

Но психовоздействие в форме изощренной идеологической обработки, оказывается, отнюдь не самое мощное психологическое оружие. Вот что в связи с этим пишет И. Царев:

 

«В то же время в прессе стали появляться публикации, рассказывающие о конструкторских бюро, где создавались приборы дистанционного воздействия на психику человека; со ссылкой на бывшего работника КГБ СССР сообщалось о специальных генераторах, с помощью которых в течение длительного времени облучались отдельные квартиры в крупных городах. К нам в редакцию несколько раз приходили люди с рассказами о таинственных невидимых лучах, преследующих их в собственном доме. И показывали действительно странные ожоги, оставленные на теле. Человек, попавший в зону действия такого луча, слышал голос, вступавший в беседу, а потом начинавший отдавать приказы, которым трудно не повиноваться. И среди читательской почты попадаются письма, в которых говорится об «индивидуальной обработке» неведомым психооружием».

 

Но не все так просто и однозначно. Некоторые из тех, кто жаловался на то, что подвергается такой обработке, в конце концов, становились пациентами психиатрических лечебниц. С другой стороны, отмечает И. Царев, когда проводились обследования квартир, из которых якобы с помощью приборов отдавались мысленные приказы, там ничего странного не обнаруживалось. Поэтому, считает И. Царев, возможно, правы и те специалисты, которые объясняют подобное манией преследования, развивающейся у тех, кто ощущает постоянное идеологическое давление на свою психику, но не осознает, что это такое и откуда оно идет. Находят, так сказать, козла отпущения в виде «психооружия», якобы установленного в верхней квартире.

 

Среди тех, кто жалуется на индивидуальную «психообработку», люди из самых разных социальных слоев. Есть и рабочие, и обладатели научных степеней и званий, и даже бывшие работники КГБ.

 

И. Царев встретился с Эмилией Сергеевной Чирковой, депутатом Зеленоградского Совета, о которой мы уже писали. Ею собрано уже несколько тысяч писем от жертв предполагаемого психовоздействкя. Имеются и справки, подтверждающие полное психическое здоровье авторов ряда таких писем. По ее словам, у некоторых из жертв есть справки из медицинских учреждений, зафиксировавших «постлучевые поражения» и «термические ожоги». Удалось замерить уровни излучений в некоторых квартирах таких жертв: «Результаты показали, что электромагнитные поля там в десятки, а порой и в сотни раз превышают допустимые пределы».

В конце концов, страдающие от подобного психовоздействия объединились и создали общественное Движение в свою защиту. В рамках этого движения они провели ряд акций. В частности, в июне 1991 года 150 зеленоградских депутатов подписали направленное Б. Н. Ельцину обращение с требованием расследовать дело о применении психооружия. Подобное же требование ушло и в Прокуратуру России, откуда в сентябре 1991 года сообщили, что оно передано в военную прокуратуру. В декабре 1991 года группа «жертв психотеррора» пикетировала у стен «Белого дома» и перед зданием бывшего КГБ на Лубянской площади.

 

По словам Э. С. Чирковой, единственный ответ пришел только из Прокуратуры бывшего СССР. В нем, в частности, констатировалось, что «в настоящее время в различных регионах страны наблюдаются СВЧ-излучения, превышающие допустимые нормы. Источником излучений могут быть радиолокационные станции, промышленные СВЧ-установки, неисправные СВЧ-печи и т. д.» Но, отмечается в письме, поскольку Прокуратура не располагает данными о применении органами КГБ микроволнового облучения в целях управления поведением или сознанием людей, а также сведениями об использовании воздействующих на психику веществ и газов, но оснований для вмешательства органов прокуратуры не имеется.

 

Этот ответ И. Царев назвал «несколько формальным». В частности, ссылки на неисправные СВЧ-печи и радиолокационные станции «не могут объяснить, почему уровни электромагнитных полей в квартирах повышены не равномерно, а совершенно четкими участками, например в районах кровати, стола выше нормы, а на кухне, в коридоре — практически ноль... Между тем такие факты зарегистрированы и в протоколах независимой зеленоградской группы, и в справках СЭС, которые удалось «выбить» некоторым жертвам психотеррора».

Очень интересными сведениями поделился В. Слепуха — бывший политкаторжанин, ныне кандидат технических наук:

У истоков разработки методик «пси» - воздействия в нашей стране стояли дочь Ф. Дзержинского — Маргарита Тельце и «доцент» Д. Луни. Основной упор делался на применение психотропных средств на основе естественных и синтетических наркотиков. Но уже тогда было подмечено, что эффект деформации психики существенно ускоряется, если подопытный находится в высокочастотном поле.

 

В наши дни, рассказал В. Слепуха, способы наведения такого высокочастотного поля в ограниченном пространстве весьма разнообразны: «Сам генератор может находиться в достаточном отдалении, а в качестве излучателя могут использоваться провода телефонной сети, телефонный аппарат, телевизор, радиосеть, лампы накаливания, водопроводные трубы. Вспомните скандал, разразившийся прошлой весной, когда в «Белом доме» в комнатах по соседству с кабинетом Ельцина была обнаружена якобы подслушивающая аппаратура.

 

Тогда «технари» вынуждены были признаться, что направленная антенна была предназначена для излучения, а не для приема».

По утверждению В. Слепухи, «академик Сахаров во время ссылки в Горьком тоже отмечал наличие электромагнитного поля повышенной напряженности в своей квартире. А где-то в мае прошлого года радиостанция «Свобода» передавала свидетельства «узников совести», что микроволновая техника применялась в 1989—1990 годах в следственном изоляторе во Владивостоке, в Лефортовской тюрьме, в Орловской спец психбольнице и в Институте имени Сербского...»

 

Интересно следующее наблюдение И. Царева:

Положение действительно странное. С одной стороны — исчисляемые тысячами жалобы жертв возможного психотеррора, многочисленные требования провести серьезную и объективную проверку их заявлений, с другой — отписки, формальные и маловразумительные ответы. И это, подчеркивает И. Царев, настораживает сильнее всего.

Тем не менее, замечает он, вполне законен и такой вопрос: «какой резон обрабатывать «пси» - оружием, в общем-то, самых обыкновенных людей? И еще: число жалобщиков — сотни, значит, необходимо огромное количество самой современной биоэлектронной техники для облучения жертв. По силам ли изготовить ее в столь необъятных масштабах даже всемогущему военно-промышленному комплексу? Прибавьте сюда целую армию агентов для обслуживания таких аппаратов... Им ведь тоже нужно платить. У кого есть на то деньги? И вообще, не идет ли речь о каком-то природном феномене?»

Последнее замечание — о возможной связи синдрома облучения с каким-либо неизвестным природным явлением — чрезвычайно интересно! И пусть жертвы возможного психовоздействия не обвиняют ни И. Царева, ни авторов этой книги в том, что мы стремимся под таким предлогом уйти от обсуждения жизненно важного для них вопроса. Мы тоже ищем истину. Ведь мы не отрицаем, что в принципе такое психовоздействие возможно; соответствующие ощущения отнюдь не всегда свидетельствуют о том, что у человека, как говорится, «поехала крыша». Психические нарушения могут быть и вторичными, вызванными именно таким воздействием.

С другой стороны, известно, что чувствительность отдельных людей к воздействию электромагнитных излучений может быть необычайно высокой. Например, даже очень слабые излучения способны вызвать ряд расстройств, в том числе тошноту, усталость, повышенную активность, головные боли, колиты. В 1987 году Джин Монро из Листерской больницы в Лондоне сообщила, что ей пришлось иметь дело более чем со ста пациентами, чувствительными даже к излучениям наручных электронных часов. У одного из ее пациентов после работы с электронно-вычислительной техникой развился колит, а у ребенка, игравшего с бытовой ЭВМ и электрической игрушкой, нарушилась способность усваивать пищу.

 

Можно выдвинуть еще одну гипотезу: обсуждаемое психовоздействие способно пробудить в человеке такие свойства и силы, когда он становится своего рода носителем некоторых совершенно необычных эффектов. Достаточно подвергнуть его процедуре психовоздействия лишь один-два раза, как далее все начнется само собой, как бы автоматически. А поскольку жертва твердо «знает», убеждена, что необходим постоянно действующий источник воздействия, она причину своих страданий ищет не в себе, а в своих ближайших окрестностях. Этот источник, считает она, может быть спрятан, например, в верхней квартире или в чемоданчике, что в руках у подозрительного прохожего.

 

В этой связи весьма поучителен приведенный И. Царевым пример того, что случилось с Николаем Ивановичем Анисимовым из Новосибирска. Его история достойна быть приведенной почти полностью. Вот как со слов самого Анисимова излагает ее И. Царев;

«Николай Иванович Анисимов в 1970 году «крутил» баранку такси в Новосибирске и даже не помышлял о политике. Но лукавый черт подсел к нему в машину в облике интеллигентного пассажира. А, выходя, он забыл на заднем сидении 35 машинописных экземпляров «Всеобщей декларации прав человека». Анисимов взял да и раздал экземпляры «Декларации» студентам новосибирских вузов. Проступок по тем временам страшный. И пошло все у Николая Ивановича наперекосяк: вызовы и душеспасительные беседы в КГБ, потом принудительное лечение в психушке, а когда и это не помогло... Тут начинается самая загадочная часть истории.

В тот день, когда он собрался идти в отдел кадров, чтобы устроиться на работу, которую он потерял во время своих мытарств, раздался анонимный звонок. Незнакомый голос с ехидцей предупредил: «Не ходи, не стоит, работать не дадим!» Упрямый Анисимов только закусил губу — сколько он уже выслушал таких угроз! Но когда собрался выходить из дому, его новенькие туфли начали расползаться буквально на глазах — трещали и рвались по швам. Тут же за спиной раздался грохот — это опрокидывались и падали стулья. Стакан с водой, стоящий посреди стола, легко скользнул к краю, завис на мгновение и рухнул на пол.

 

Не обращая внимания на взбесившуюся мебель, Анисимов достал другие ботинки. Но надеть их так и не смог: пальцы на ногах вдруг подогнулись, будто их свела судорога, и никакой силой их невозможно было распрямить.

Пальцы сжимались каждый раз, едва Николай Иванович пытался надеть туфли. Рвались, как гнилые, новенькие капроновые шнурки. Дверной замок заклинивало. Неведомая сила, мешавшая покинуть квартиру, сбивала с ног упругими ударами. А когда обессилевший Анисимов прилег на кровать, в голове что-то громко клацнуло и противный визгливый голос зачастил, как автомат: «Шизофреник! Шизофреник!»

Может, и впрямь не выдержал усталый мозг?

Ну, нет, — говорит Николай Иванович, — я прекрасно осознавал, что никакое это не психическое расстройство, да и врачи из Международного центра по психиатрии подтвердили мне чуть позже, что я совершенно здоров. Я уже догадался, что меня облучают с помощью каких-то электронных приборов. Последствия «обработки» стали сказываться через несколько дней: я похудел настолько, что одежда болталась на мне. Резко ослабло зрение, мышцы то и дело сводило судорогами, холодный пот сменялся невыносимым жаром, постоянная рвота доводила до изнеможения. Начали выпадать волосы, а потом и зубы, на груди появилась язва, из носа и ушей струйкой текла кровь... А в голове поселились два голоса — мужской и женский. Они смеялись: «Запомни, ты весь светишься, каждое твое движение у нас как на ладони. Твои глаза — источник информации, кинокамера! Не вздумай делать что-либо без разрешения!» Когда я чувствовал себя совсем плохо и пытался вызвать «Скорую помощь», телефон переставал работать. Когда пытался выйти из дома, меня постоянно что-то удерживало — то отключалась память, и я не мог найти одежду, то вдруг у самой двери начиналась неудержимая рвота... А невидимки издевались: «Шизик! Не суетись, подумай о своем будущем. В психушку и на тот свет всегда успеешь!» Словом, жизнь превратилась в настоящий ад. Я перестал ориентироваться во времени, перестал отличать день от ночи.

 

Мать, видя мое состояние, не выдержала, вызвала врачей. Так я снова оказался в психушке. Через сорок дней, когда меня выписали, я уже еле передвигался. А внутренние голоса не умолкали: «Это не последняя психушка. Скоро арбуз от слона отличить не сможешь...»

 

В конце своего рассказа Н. И. Анисимов представил справку Международного независимого центра по психиатрии с диагнозом «психически здоров».

 

Случай, действительно, из ряда вон выходящий! В нем причудливо смешаны как типично полтергейстские симптомы, так и иные, совершенно не характерные для полтергейста. Если бы все ограничилось только симптомами полтергейста (распарывание туфель, опрокидывание стульев, само скольжение и падение стакана и пр.), то все предшествующие этому события можно было бы рассматривать как факторы, спровоцировавшие вспышку полтергейста. Но последовавшие затем симптомы поражения неведомым воздействием? Неужели они находились в причинно-следственной связи с наблюдавшимися на первой стадии типично полтергейстами и эффектами? Кто или что стоит за неведомым воздействием? Пока вопросов больше, чем ответов...

До сих пор мы имели дело с жертвами предполагаемого индивидуального психовоздействия. А что известно о возможности психовоздействия на большие массы людей? В этом отношении комиссия «Феномен» сделала своего рода информационное открытие. Ей удалось получить доступ к материалам, связанным с зарегистрированным еще 31 января 1974 года Государственным комитетом СССР по делам изобретений и открытий «Способом вызывания искусственного сна на расстоянии с помощью радиоволн».

У этого открытия два автора. Один — Иван Сергеевич Качалин — недавно покинул этот мир. Другой — сотрудник одного из институтов Академии наук, Иван Антонович, просил не называть его фамилию. Практическую помощь и содействие в оформлении открытия оказывал генерал-полковник авиации Абрамов Владимир Никитович. Курировал работы дважды Герой

Советского Союза маршал авиации Евгений Яковлевич Савицкий.

 

В одной из справок, относящихся к этому открытию, говорится, что «в лаборатории биоэлектроники ИРЭ АН СССР заслушан доклад авторов изобретения «Воздействие на биологические объекты модулированными электрическими и электромагнитными импульсами... В 1973 году в войсковой части 71592 города Новосибирска была создана первая установка «Радиосон» и проведена предварительная апробация. Положительные результаты отражены в акте испытаний войсковой части...» Справка заверена печатью Института радиоэлектроники АН СССР. Среди подписавших этот документ — академик Ю. Б. Кобзарев и доктор наук Э. Э. Годик. В блок-схеме установки «Радиосон», в частности, есть и генератор сверхвысокочастотных электромагнитных колебаний.

 

При встрече Иван Антонович рассказал, что на созданной ими установке «Радиосон» было проведено несколько успешных испытаний — как на испытателях лично, так и на солдатах-добровольцах. Но Комитет по делам изобретений и открытий под совершенно неубедительным предлогом отложил рассмотрение заявки на открытие, зарегистрированной еще в 1974 году. И вовсе не потому, что подобные устройства тогда уже были, отнюдь нет. Изобретатели несколько раз выступали с докладами о своем открытии в различных институтах, в том числе в Институте радиоэлектроники АН СССР в 1982 году. Благодаря Е. Я. Савицкому удалось встретиться со специалистами одного из военных НИИ: «Слушали с интересом, но все как в болото уходило...»

Изобретатели понимали, что они создали устройство, обладающее мощным потенциалом как оружие нового типа. Но понимали и то, что прогресс не остановим: «Не мы, так другие сделали бы это открытие, — пояснил Иван Антонович. — Тем более что за рубежом активно велись исследования в том же направлении. Тут проблема в другом — кто и как будет использовать это знание. Ведь один и тот же скальпель в руках хирурга — благо, в руках бандита — зло. А наша установка и ее модификация могли бы лечить людей, передавать информацию прямо в мозг, то есть сделать всех телепатами. Но мы всегда говорили: чтобы все это не было обращено во зло, необходимо открытое международное сотрудничество ученых в этой области знаний, а также нужен закон, запрещающий применение результатов таких исследований во вред людям».

 

На вопрос И. Царева, что за «психотропные генераторы» имел в виду генерал Кобец, предупреждая во время путча защитников «Белого дома» об их возможном применении, Иван Антонович ответил так:

Может, у нас произошла утечка информации. Может, где-то шли параллельные разработки. Но если это так, если правы люди, утверждающие, что их подвергают такой обработке, то это страшно...

 

А ведь расчеты, сделанные в 1974 году, показали, что генератором «Радиосон» можно эффективно «обработать» город площадью около ста квадратных километров. При этом все его жители будут погружены в глубокий сон:

 

При нынешнем развитии техники такой излучатель можно поместить на космический спутник и обрабатывать куда большие пространства, — признался Иван Антонович. — Причем воздействие может быть самым разнообразным — от искусственного сна до полного перерождения клеток человеческого организма.

 

К счастью ли, к несчастью ли, но изобретателям так и не удалось довести свою установку до конца. А если бы удалось и она была бы использована в негуманных целях? То, что произошло бы в таком случае, было осмыслено в виде научно-фантастических пророчеств еще во второй половине 20-х годов нашего столетия. Об этом мы будем говорить в третьей главе нашей книги. Сейчас же лишь кратко проиллюстрируем это на примере научно-фантастического романа А. Р. Беляева «Властелин мира», изданного в 1929 году.

 

Зловещий персонаж романа, некто Штирнер, создал «мыслеизлучатель» — радиоустройство, позволяющее манипулировать большими массами людей. Замыслив стать властелином мира, Штирнер вступил в единоборство со всем мировым сообществом.

 

Вначале он лишь демонстрирует возможности своего «мыслеизлучателя». То вдруг несколько тысяч человек начинают напевать мотив веселой песенки «Мой милый Августин», то вдруг все они застывают неподвижно в той позе, в которой оказались в момент неведомого воздействия. Людей внезапно охватывает крайнее возбуждение, жажда действий, борьбы, крови. Или на них ниспадает состояние небывалого блаженства.

 

Для борьбы с неведомым врагом был создан комитет общественного спасения. Ученые выдвигали различные гипотезы — массового психоза, «скрытого» гипноза и даже «микробную».

 

В спор включились инженеры-электрики. Они говорили:

Вопрос будет решен совершенно в иной плоскости. Вероятнее всего мы имеем дело с радиоволнами, которые непосредственно воспринимаются организмом человека.

Люди-радиоприемники?— с иронией спрашивали их старые инженеры. Это что-то из области фантастики!

А само радио разве не из области фантастики? — отвечали первые.

Старики пожимали плечами...

Тем временем был найден источник неведомого воздействия. Им оказался дом Штирнера. Было решено брать его приступом. Во главе нападающих стал заслуженный боевой генерал. Его арабский скакун Абрек с разгона влетел на площадь и тут, «страшно захрапев, сделал такой прыжок в сторону, что генерал — лучший кавалерист во всей армии, — как срезанный, свалился с лошади. Но он, казалось, даже не заметил этого. Его сознание, нервы, весь его организм, так же как и у его лошади, были потрясены необычайным, сверхъестественным ужасом...»

Генерал, придя в себя, вновь отдал приказ. Войска повторно двинулись на приступ: «Тут произошло нечто невероятное. Такой паники не приходилось видеть генералу за всю свою долгую боевую жизнь... С солдатами творилось что-то необыкновенное. В смертельном ужасе метались они, бросая винтовки, давя друг друга. Стон и крики стояли над площадью... Вдруг какая-то новая волна разлилась более широким кругом, и паника охватила также войска, шедшие по улице. Волны эти набегали как ледяное дыхание смерти, прокатываясь по рядам, и стройные колонны солдат превращались в дикое стадо обезумевших животных... Пробежав три улицы, адъютант увидел своего «железного генерала» — человека, не знавшего страха. Генерал без каски, в разорванном мундире, с безумными глазами, перескакивал через груды упавших тел, пробивая дорогу огромными кулачищами... Столица была потеряна. Оставалось спасать страну. Но в это уже почти никто не верил».

 

Неужели научно-фантастическое пророчество становится близкой явью? Ведь и И. С. Качалин предупреждал: «Угроза контроля над психической деятельностью человека с помощью радиоволн — это страшнее, чем разрушающая энергия атомного ядра». А ведь он знал, что говорит. Да и его коллега, Иван Антонович, утверждает почти то же самое: «Как специалист, скажу, что такое облучение, и не только радиоволнами, можно вести на «уровне шума», когда его даже невозможно зафиксировать приборами. А результаты, в зависимости от информационного содержания импульсов, могут быть самыми ужасными».

 

«Не только радиоволнами»! Что же имел в виду Иван Антонович? Уж не те ли самые «психотропные» генераторы, об опасности, применения которых предупреждал генерал Кобец? Вопрос этот требует специального рассмотрения. Ему мы и посвятим следующую главу. Однако прежде, чем перейти к ней, авторы чувствуют настоятельную необходимость остановиться и несколько задуматься. Охладиться самим и охладить читателей, которым, возможно, уже все стало предельно ясно: психотронное оружие, несомненно, существует, и об этом буквально вопиют сотни и тысячи жертв его злодейского воздействия! В таком случае, решит проницательный читатель, дальше читать не стоит: более убедительных доказательств наличия и применения психотронного оружия, чем те, что были приведены выше, авторы наверняка дать не в состоянии! Сделав так, он впадет в ошибку.

Да и мы сами, похоже, чересчур увлеклись, уделив столько внимания «бреду сумасшедших демократов», неведомому «контрагенту» Саддама Хусейна, так называемым ЦУЛИПам, полтергейстам и даже НЛО. Не затем ли, спросит проницательный читатель, чтобы сознательно запутать дело? И вновь ошибется.

С целью предостеречь читателей от ошибочных выводов о наличии психотронного оружия (или от необоснованных надежд на его существование...) мы решили закончить эту главу специальным разделом. По нашему замыслу он должен сыграть роль как бы ушата холодной воды (в том числе и в адрес авторов).

 

Немного холодного душа

 

Мы с вами, дорогой читатель, находимся в очень сложной и запутанной области знаний. Сложной — если судить по предмету ее исследования. И запутанной — самой жизнью, книгами, газетами, журналами, радио и телепередачами, слухами, подозрениями. Тут и секретность, и шпионаж, и экстрасенсы, и сенсации, и претензии на мировое господство, и досужие разговоры за чашкой чая, даже магия и оккультизм, и все такое прочее... При подобных обстоятельствах легко и голову потерять (в переносном, разумеется, смысле).

С целью избежать такого поворота событий мы рекомендовали бы читателю еще раз вернуться к тому предуведомлению, что дано в самом начале первой главы. Но по ее прочтении этого может оказаться уже недостаточным. У читателя, что весьма вероятно, могли возникнуть мысли и представления, противоречащие нашим.

Вообще говоря, это неплохо. Ведь мы в обоснование своих взглядов приводим обширный массив сведений, значительная часть которого служит информацией к размышлению. А самостоятельно думать всегда полезно. Ведь наряду с издержками «свободы слова» в нашем случае наличествуют и умалчивание, и дезинформация. В таких условиях неразумно быть лишь пассивным поглотителем бурного потока подобных сведений. Другими словами, нельзя быть доверчивым! Надо всегда задавать себе вопрос: а как это на самом деле? И если кто-то из читателей придет к выводам, отличным от наших, и сумеет, аргументировано обосновать их, то это может стать еще одним шагом в познании истины. Ведь нас интересует не тайна сама по себе, сколь бы жгучей она ни была, а истина, что прячется за ней. Поэтому занимательность, вовлечение читателя в круг таинственного отнюдь не обязательны и не могут быть самоцелью.

Просто тема, выбранная нами, оказалась столь интригующей. Но это не наша, а ее «заслуга». Мы же стремились и стремимся к серьезному разговору с читателем, что не всегда в отношении вопроса о психотронной войне, психотронном оружии удается сделать средствам массовой информации. Чаще — не удается, если иметь в виду чисто научный аспект проблемы. А вот что касается разработки вопросов ее социального звучания, а также и невольных (а то и сознательных) утаиваний, уводов в сторону, то в этом как отечественным, так и зарубежным средствам массовой информации, пожалуй, нет равных.

 

Недавно нашей темой занялось телевидение. Мы имеем в виду сентябрьскую 1992 года серию передач о психотронном оружии, подготовленную телестудией «Политика» (первый канал Останкино), и передачу «Теперь об этом можно рассказать» телекомпании Эн-Би-Си, показанную по ее каналам 22 июля 1992 года. В обоих случаях создатели программ стремились, в меру своих возможностей, доходчиво рассказать зрителям о проблеме, начинающей серьезно будоражить общественное мнение населения столь многих стран мира. Было показано, что опасения стать жертвой психотронного оружия становятся одной из острых социальных проблем современности.

 

Авторы и ведущие программ — журналисты и политические обозреватели (Ю. Ю. Воробьевский, С. Л. Набирухин, Херальдо Ривера), естественно, сосредоточились на социальной стороне проблемы. И мы должны быть им благодарны за это. Именно здесь они выступают как специалисты. Но научные аспекты проблемы решаются отнюдь не в телестудиях и не на страницах массовой печати, а иными способами и в других местах и структурах, откуда в средства массовой информации нередко попадают лишь отдаленные брызги. Но и они в ряде случаев бывают достаточно информативны.

Вернемся в этой связи к телепередаче «Теперь об этом можно рассказать». Сведения о ней содержатся в материале ИТАР-ТАСС от 24 июля 1992 года «Американское телевидение сообщило о программе Пентагона по использованию экстрасенсов». Он дан под рубрикой «США — Пентагон» и предоставлен корреспондентом ИТАР-ТАСС в Нью-Йорке Юрием

Кирильченко. В. материале содержится много информации к размышлению. Ведь там речь идет о возможности использования в военных целях естественных пси-способностей человека.

 

Сообщается, что необыкновенные свойства экстрасенсов будоражат не только любителей сенсаций, но и американских генералов. По словам ведущего, программы, «Пентагон давно уже занимается изучением возможностей использования лиц, обладающих мощным биополем, в военных целях».

 

Один из участников передачи, репортер Марк Сотер, проводящий собственное расследование, сообщил, что такую программу, затрачивая на это, по меньшей мере, один миллион долларов в год, осуществляет РУМО — Разведывательное управление министерства обороны США. Начало этим усилиям было положено еще при Джоне Кеннеди, когда «холодная война» грозила перерасти в ядерную (в США распространились слухи, что русские разрабатывают методы ведения войны с использованием экстрасенсов, и было решено предпринять контрмеры). Утверждалось, что в США использовали телепатов и ясновидцев — для обнаружения противника, мест сосредоточения его вооружений, поиска заложников. Говорилось о программе военно-морских сил США «Водолей», в ходе выполнения которой экстрасенсы «засекали» советские подводные лодки (правда, безуспешно).

 

В теле расследовании также утверждалось, что вооруженные силы США применяли экстрасенсов в ходе войны с Ираком, в частности, «...их энергию якобы пытались использовать для того, чтобы ухудшить состояние здоровья президента Саддама Хусейна». Отмечалось, что энтузиастом этих идей был прежний глава армейской разведки генерал Альберт Стаббл-байн. Выйдя в отставку, он вместе с другим бывшим сотрудником Пентагона основал фирму «Сайтек», предлагающую услуги экстрасенсов солидным потребителям. Сообщалось, что в числе ее клиентов оказалась даже ООН, заинтересованная в обнаружении мест хранения иракского биологического оружия.

Однако представитель ООН опроверг это сообщение. Такой же была и реакция Пентагона. В официальном заявлении, которое было зачитано Юрию Кирильченко представителем пресс-службы Пентагона» было сказано: «Как уже говорилось ранее, министерство обороны никогда не нанимало каких-либо экстрасенсов». В другом заявлении указывалось, что использование экстрасенсов «не является политикой' РУМО».

 

Предлагаем читателю провести своего рода эксперимент и самостоятельно решить, что есть истина в этом сообщении? Ведь его автор ничего не утверждает, он лишь доводит до нас то, что узнал сам. Правда, мы сознаем, что это будет весьма жестоким испытанием для читателя, с которым он вряд ли справится без помощи специалистов, в частности, нашей: ознакомившись с материалами четвертой — шестой глав, читатель самостоятельно придет к выводу, что представитель пресс-службы Пентагона, общавшийся с автором материала ИТАР-ТАСС, был, если выразиться поделикатнее, не совсем искренен... Служба у него такая, ничего не поделаешь! Поэтому-то мы и призываем проявлять в таких случаях разумное недоверие, помогающее устанавливать истину.

 







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-22; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.207.108.191 (0.028 с.)