ТОП 10:

Парапсихология и нравственность



Во все века и у всех народов «тайные» знания о необычных возможностях и способностях человека принадлежали, как правило, особому клану «посвященных». Непременным условием вхождения в него были требования высочайшей нравственности и духовности. «Посвященные» прекрасно отдавали себе отчет в том, что знания, которыми они владели, могли быть направлены как на добрые дела, так и во зло. Именно поэтому личности «посвященного», его духовно-нравственным и этическим качествам уделялось первостепенное внимание.

Ситуация резко изменилась всего за несколько истекших десятилетий. Целый ряд прорывов и открытий на важнейших направлениях науки и техники, продвижения на путях развития всегда гонимой парапсихологии, высокий уровень интереса мировой и научной общественности к необычным возможностям человека и, как следствие, развитие ряда информационных структур, формальных и неформальных, призванных утолить подобный интерес, привели к тому, что все мы в этом отношении стали как бы «посвященными». Именно «как бы» — поскольку не все, стремящиеся обладать такими знаниями, обладают отвечающими этому знанию духовно-нравственными и этическими качествами. Отсюда — тревожная опасность бесконтрольного обладания «тайными» знаниями. Экстрасенс, наносящий — по невежеству или по злому умыслу—вред здоровью ближнего своего, конечно же, достоин всяческого осуждения. Во сколько же крат возрастает ответственность тех структур государственной власти, которые (представим себе на минуту такую возможность!), получив монополию на «тайное» знание, станут на путь создания и использования пси-оружня!

 

Подобные же опасения нередко высказывались и продолжают высказываться рядом наших зарубежных коллег. Так, несколько лет тому назад американские исследователи Р. Тарг и К. Харари высказали серьезное опасение в том смысле, что знания о пси-феноменах слишком важны, чтобы стать исключительной собственностью тех правительств в США и за их пределами, которые заинтересуются эксплуатацией пси-способностей в своих собственных целях. Аналогичные опасения высказывались и раньше. Например, в октябре 1973 года известный американский пара-психолог Стенли Криппнер в интервью американскому журналу «Сайколоджи тудэй» заявил, что любой ученый несет моральную ответственность, как за свои действия, так и за ту область науки, которую представляет. Он, в частности, сказал, что парапсихологические явления и психическая энергия, если они существуют — это силы, которые могут быть использованы как позитивно, так и негативно: если психическую энергию можно использовать для исцеления, то, что помешает использовать ее и во вред?

 

В 1971 году сотрудники известного института Эса-лен (США) заявили, что в обладании пси-феноменами кроется не только личная, но и социальная опасность:

«Если эти исследования окажутся результативными, правительство — наше или чье-либо другое — может создать социальное чудовище», а наука откроет еще один ящик Пандоры. Естественно, такая перспектива не могла не тревожить сотрудников этого Института. «К счастью, — добавили они, — как не без юмора выразился один советский ученый, эти научные проблемы столь сложны, что ни он, ни его коллеги не смогут разрешить их и вызвать тем самым несчастья, которые могли бы случиться». Близкие мысли в том же году высказали и наши алма-атинские коллеги В. М. Инюшин и Л. А. Кареева: «Ясно, что злоупотребление такими достижениями таит в себе немало бед для человечества. Может быть, и правы критики «парапсихологии», которые всячески не хотят видеть ее развития. Самосохранение руководит ими, когда они убеждают людей, что ничего здесь нет, что все исследования в этой области обречены на отсутствие положительных результатов». Конечно, инстинкт самосохранения — вещь не лишняя, но здесь он сродни поведению страуса при встрече с опасностью — авось пронесет! А если нет? Поэтому все чаще и чаще звучат призывы осознать необходимость введения самого жесткого контроля над этим, возможно, еще одним ящиком Пандоры — социальным чудовищем принципиально нового толка.

 

Еще один ящик Пандоры?

 

В последнее время все чаще говорят о технологии психотронной или парапсихической войны. Говорят как о крайне нежелательном, но достаточно вероятном будущем. Пока никто не решился предсказать точные сроки пришествия этой напасти. Но очень многие предчувствовали такую возможность — и совсем недавно, и несколько десятков лет тому назад. Среди последних нельзя не назвать Гарольда Грина, профессора права Вашингтонского университета. Не он первый обратил внимание, что научно-технический «прогресс» может повлечь за собой и нежелательные последствия, что развитие науки и техники несет реальную опасность уничтожения человеческих жизней и духовных ценностей. Одним из первых, отметил Г. Грин, кто осознал эту проблему, был американский генерал Хаймен Риковер, призвавший юристов выполнить свой гражданский долг — «защитить общество от буйства науки и техники». При этом, считает Г. Грин, юридические и этические мотивы должны дополнять друг друга: «Когда зарождается новая отрасль науки или техники, — писал Г. Грин, — надо смотреть далеко вперед. Совсем нетрудно изобрести новшества, чрезвычайно перспективные для ограниченного применения, но влекущие столь опасные последствия, что благоразумнее их не придумывать. Например, несмотря на явную стратегическую перспективность, захотим ли мы развивать технику чтения мыслей на расстоянии, если будем заранее знать, что в конечном итоге любой желающий сможет за 500 долларов купить машину, читающую чужие мысли. Смотреть вперед — значит задумываться о том, как защитить людей от нежелательных последствий использования новой техники».

 

Г. Грин написал эти слова в 1969 году. Можно пойти и дальше вглубь времен, но мы остановимся на 1947 годе, когда Дж. Б. Раин — основатель современной парапсихологии и один из честнейших исследователей пси-феноменов, допустив, что уже открыт способ произвольно управлять этими явлениями, попытался нарисовать мысленную картину предполагаемых последствий такого развития событий. Это открытие, посчитал тогда Дж. Б. Раин, вскоре должно было бы изменить весь мир человеческих отношений: «Последствия для дела мира, — предсказывал он, — должны быть буквально грандиозными. Военные планы и хитроумные замыслы любого рода, в любом месте мира, можно будет наблюдать и раскрывать. При таком разоблачении кажется невероятным, чтобы снова где-нибудь возникла война. Любое секретное оружие и стратегические замыслы противника будут обнаружены. Нации смогут ослабить свою подозрительную боязнь к взаимным секретным махинациям». Однако вскоре, уже в самом начале 50-х годов, руководимая Дж. Б. Райном лаборатория парапсихологии Дьюк-ского университета приступила к выполнению первых заказов военного ведомства США. Какие мотивы стояли за этим решением? Желание приблизить сроки открытия способа управления пси-феноменами и тем самым приблизить время, когда войны станут невозможны? Сейчас об этом можно только гадать.

 

И все же у читателя могут возникнуть вопросы. Не преувеличивают ли авторы вместе с их коллегами, как в нашей стране, так и за рубежом — грозящую всем нам опасность? Хуже того, не есть ли она всего-навсего плод досужего домысла или даже больного воображения? Давайте разберемся.

.Читатель, ознакомившийся с содержанием предыдущих глав этой книги, вряд ли станет отрицать, что все возрастающее внимание отдельных представителей высших эшелонов власти ведущих стран мира к военно-прикладным аспектам пси-исследований и к уникальным возможностям использования полученных знаний есть результат развития, охватывающего достаточно длительный промежуток времени. И возникло оно это внимание, не сейчас, не вдруг, не на пустом месте. Мы подробно рассмотрели основные этапы процесса возникновения, развития и усиления внимания к военно-прикладным аспектам пси-иссле-дований, начиная с послевоенных времен. В первые послевоенные годы, пожалуй, лишь один Дж. Б. Раин попытался оценить положительные последствия овладения пси-феноменами в интересах сохранения и укрепления мира на Земле. Наступившая вскоре эпоха противостояния и холодной войны, эпоха идеологического, психологического и экономического противоборства неизбежно требовала разработки и принципиально новых видов оружия. Ситуация еще более обострилась, когда США лишились монополии на ядерное оружие. И совсем не случайно именно с начала 50-х годов начинает развиваться набирающая силу устойчивая волна поисковых и прикладных пси-иссле-дований. Не были забыты и фундаментальные пси-ис-следования. Все они, в конечном счете, ориентировались на военно-прикладное использование полученных результатов.

Одновременно с этим было развернуто обсуждение тех стратегических преимуществ, которыми будет обладать страна, первой достигшая успеха в создании психотронного или пси-оружия. Обладание им со временем стало сравниваться с преимуществами монопольного владения ядерным оружием. В этой связи соответствующие круги ряда стран Запада неоднократно выражали или инспирировали тревогу по поводу своего возможного отставания в этой области. Напомним: в США высказывались соображения, что угроза такого отставания может потребовать учреждения чрезвычайной программы общенационального масштаба, подобной Манхэттенскому проекту; отмечалось, что реализация этой программы сопряжена с чрезвычайным риском: если будет затрачено слишком много средств, а исходом окажется тупик, то тем, кто принял решение о реализации подобной программы, не позавидуешь. С другой стороны, если потенциальные возможности будут проигнорированы, а вероятный противник добьется успеха в создании пси-оружия, то результаты окажутся еще печальнее. При этом ответственность принимающих подобные решения крайне осложняется тем, что в наше время «отдаленные» концепции регулярно становятся реальностью, и в результате то, что считалось научной фантастикой, может оказаться жестокой правдой. С этими соображениями связано и постоянное внимание Запада к оценке состояния и перспектив развития пси-исследований в других, в том числе и противостоящих, Западу, странах мира. Все это показатель важности приложенных усилий и серьезности надежд, возлагаемых в отношении перспектив монопольного владения психотронным оружием.

 

А что же наша страна? Какова ее позиция в этом отношении, в том числе и с точки зрения Запада? На суперобложку вышедшей в 1978 году в США книги американских журналистов Г. Гриса и У. Дика «Новые советские парапсихологические открытия» было вынесено заключение ее авторов о том, что в СССР достигнут такой прогресс в контроле над мозгом и в области парапсихологии, что «Кремль уже сейчас готов приспособить эти знания для военного использования. Летом 1977 года стало ясно, что СССР рассматривает парапсихологию как серьезное дело — точка зрения, которую мы на Западе больше не можем игнорировать». В этой же книге утверждается: «От агентов ЦРУ пришли сообщения, что русские могут телепатически влиять на поведение людей, изменять их эмоции или здоровье и даже убивать на большом расстоянии, используя только парапсихические силы».

18 мая 1979 года газета «Франс-суар» напечатала статью «Русские парапсихологи «отдают приказы» Картеру». Статья знакомит читателя с книгой Г. Гриса «Новые колдуны Кремля». Согласно Г. Грису, Кремль мобилизовал восемь тысяч парапсихологов, разослав их в свои посольства и консульства, где они якобы официально числятся секретарями и переводчиками, а тем временем выполняют свою деликатную и экстравагантную миссию, а именно: «Когда, например, президент Картер встречается с советским послом в Вашингтоне, этот последний всегда является в сопровождении переводчика, задача которого состоит не столько в том, чтобы переводить его высказывания, сколько в том, чтобы передавать определенные приказы в подсознание главы исполнительной американской власти. Так объясняется заключение неожиданных соглашений и возникновение некоторых необъяснимых поворотов» — естественно, в американской внешней политике. Для достижения этих целей, продолжает «Франс-суар», принимаются необходимые усилия: «Шесть высших школ парапсихологии функционируют в Москве, Киеве, Одессе, Ленинграде, Новосибирске и Алма-Ате. В них обучаются 40000 студентов».

Не надо забывать, в какой период все это писалось. Г. Грис и У. Дик, и автор статьи в «Франс-суар» решали свои задачи. Как, впрочем, и известный политический обозреватель газеты ЦК КПСС «Правда» Юрий Жуков, ответивший на эти публикации статьей «Рекорд вранья», напечатанной в газете «Правда» от 31 мая 1979 года под рубрикой «Нравы буржуазной прессы». Отметим лишь, что содержание этих противоборствующих материалов относилось не столько к психотронной, сколько к идеологической войне тех трудных лет. Но времена меняются, и, несомненно, к лучшему. Чтобы оценить эту перемену, вспомним корректно-доброжелательную, с оттенком юмора статью Л. Борисова «Хау дую ду, Барабашка!», напечатанную в «Строительной газете» 4 февраля 1989 года, то есть через десять лет после публикации статьи «Рекорд вранья». Л. Борисов, описывая продолжающийся интерес ряда высокопоставленных государственных деятелей США, в частности, сенаторов К. Пелла и Ч. Роуза, а также Пентагона и ЦРУ к военным аспектам пси-исследований, слегка иронизирует над ненаучным, по его мнению, характером информации, на которой замешан этот интерес. Л. Борисов также отмечает новую — «ввиду позитивных перемен, происходящих в коммунистических странах» — позицию сенатора Ч. Роуза, который предлагает, в изменившихся условиях, обмениваться парапсихологической информацией с СССР и КНР. Весьма примечательна и концовка статьи Л. Борисова: «Как же так, спросит читатель, а где же критика позиции американского журнала, который, не утруждая себя анализом фактов, публикует такого рода ненаучную информацию? Этого, честно говоря, хотелось бы избежать. Ведь, чего доброго, обидятся на нас коллеги из «ЮС ньюс» и в отместку припомнят «Строительной газете» публикации про Барабашку — некое таинственное явление обнаруживавшее себя легким стуком. А нужно ли нам сводить счеты? Лучше давайте, как призывает сенатор Чарли Роуз, обмениваться информацией по такого рода проблемам».

Конечно, взгляды журналистов — Г. Гриса и У. Дика, Ю. Жукова и Л. Борисова не равнозначны взглядам парапсихологов-профессионалов. С этой точки зрения целесообразно привести соответствующие высказывания профессионалов, в частности, неоднократно нами упоминаемых Р. Тарга и К. Харари. В середине 80-х годов они высказывали определенное беспокойство в связи с рядом нежелательных, по их мнению, тенденций в развитии советских пси-исследо-ваний. Поскольку, отмечали Р. Тарг и К. Харари, СССР официально поддерживал пси-исследования еще с начала 20-х годов, он накопил некоторый, возможно опасный, потенциал в этом отношении. Что же касается американских пси-исследований, то все работы в области дальновидения и большинство других пси-исследований США за несколько последних десятилетий, считают Р. Тарг и К. Харари, были сосредоточены на разработке парапсихологических методов получения информации о предметах и событиях, недоступной обычным органам чувств. Исключением были несколько экспериментов с попытками воздействия человека на компьютеры или на генераторы случайных чисел*. Вместе с тем они подчеркивают, что пси-исследования в СССР («которые, конечно же, контролируются Советским правительством») направлены на развитие пси-способностей в качестве средств дистанционного влияния на поведение человека. По их мнению «многие советские исследователи проводят потенциально агрессивные эксперименты, где их главная цель — дистанционное воздействие парапсихическими средствами на поведение и эмоции людей и животных. Это,— считают они,— продолжение начавшихся еще в прошлом веке усилий по разработке средств гипнотического управления поведением человека на расстоянии».

 

В этой связи Р. Тарг и К. Харари призывают своих советских коллег придать их работам более гуманный характер: надо прекратить парапсихически останавливать лягушачьи сердца, вызывать ожоги на коже человека и другие столь же агрессивные демонстрации. Эти же авторы пишут, что СССР смог получить о пси-исследованиях в США «много полезной информации из американской прессы, в беседах с американскими учеными и с помощью более скрытых методов, о которых мы можем только гадать».

 

С другой стороны, по словам бывшего директора ЦРУ Ст. Тернера, произнесенных летом 1977 года, «русские изучают лиц, которые утверждают, что способны читать мысли и «посылать» самих себя на секретные встречи и в будущее время». Согласно Тернеру, «разведка США обнаружила, что Советский Союз тратит деньги и время, исследуя, могут ли оккультные и парапсихические методы оказаться полезными для шпионажа за другими нациями».

 

Заметим, что глава ЦРУ утверждал, что русские только изучают пси-феномены, тратя на это время и деньги. Он не утверждал, что русские уже используют пси-феномены в военно-стратегических целях, но то же самое нередко говорится и в отношении США. Таким образом, обе державы, выходит, пока лишь тратят время и деньги на создание пси-оружия. Поэтому на вопрос, могут ли они начать войну с его применением, напрашивается отрицательный ответ: нет, не могут — по причине отсутствия такового.

 







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-22; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.45.196 (0.009 с.)