ТОП 10:

Биоэнергоинформатика и «компетентные» ведомства



 

 

Ну, вот, — огорчится читатель. — Только что прозвучала такая оптимистичная и, думалось, заключительная, нота! И вдруг всякие там «компетентные» и, наверное, иные подобные ведомства, структуры и органы... Знаем мы их! Стоит ли нас запугивать, нагнетать напряженность и недоверие?

Никоим образом! — ответим мы. Авторы понимают, что затрагивают весьма и весьма деликатную тему. Собственно говоря, нельзя упрекать «компетентные» ведомства какой бы то ни было страны, в том числе и нашей, в повышенном внимании ко всему тому, что увеличивает или уменьшает потенциал безопасности государства. Это их святая обязанность, это им положено, как говорится, по штату. В этом плане они должны проявлять самое пристальное внимание и к военному потенциалу психотронного оружия, что они, несомненно, и делают. Но это так, к слову. Перейдем к делу.

 

Последующие главы ознакомят читателя с систематическим, неослабевающим на протяжении всего послевоенного периода вниманием со стороны соответствующих «компетентных» ведомств ряда зарубежных стран к военному потенциалу психотронного оружия. Наивно, видимо, думать, что подобного не было у нас. Скорее всего, было. На это указывает и все возрастающий поток материалов, обнародованных отечественными средствами массовой информации за последние годы. Они посвящены вниманию, проявляемому рядом прикладных и иных весьма серьезных ведомств к военному потенциалу парапсихологии, психотроники, биоэнергоинформатики и некоторых иных экзотических областей знания, а также предпринимаемым в этом направлении шагам и усилиям.

 

Об этом, в частности, свидетельствует и сообщение А. Якуниной, изложенное в приложении к парапсихологии и астрологии. В небольшой заметке «Я отказалась работать на КГБ...» («Независимая газета» за 18 мая 1991 года) она утверждает, что наша госбезопасность «занимается исследованиями в этой области»: ей — А. Якуниной — еще в середине 70-х годов предлагали пойти туда работать, обещали дать лабораторию.

Возникает вопрос, насколько достоверно это сообщение? Испытывающие сомнение могут возразить, что оно опубликовано «Независимой газетой», придерживающегося определенной ориентации. К тому же, скажут сомневающиеся, А. Якунина, строго говоря, лицо неофициальное: согласно той же газете, она — «посвященная», «современная Блаватская», глава Института эзотерики (состоящего из нее самой и группы энтузиастов), еще только приступившего к официальной регистрации и поиску спонсоров. «Все это как-то несерьезно», — возразят сомневающиеся. В чем-то они, возможно, и будут правы.

 

Но в этом случае им можно было бы предложить соответствующие сообщения зарубежных средств специализированной и массовой информации. Они неоднократно, на протяжении ряда десятилетий информировали об идентичных, наряду с ЦРУ, усилиях его оппонентов в нашей стране. Об этом мы еще будем говорить в последующих главах книги. Однако сомневающиеся и здесь могут возразить: «Мало ли с какой целью это делалось!» И опять в чем-то, видимо, тоже будут правы.

 

Однако остаются еще официальные свидетельства. В частности, Е. Б. Александрова — члена-корреспондента АН СССР, заместителя директора ленинградского Государственного оптического института им. С. И. Вавилова. Они опубликованы в 9 и 10 номерах еженедельника «Поиск» за 1991 год и в январском номере журнала «Наука и жизнь» за тот же год. Напомним, что в то время «Поиск» был печатным органом Академии наук СССР, Гособразования СССР и Федерации профсоюза работников народного образования и науки, а «Наука и жизнь» — органом Всесоюзного общества «Знание».

 

Позиция Е. Б. Александрова, отраженная в его свидетельствах, весьма любопытна. Он протестует. Его протест направлен в адрес «особых ведомств», тратящих силы и средства на исследования в области «лженауки». Что же это за особые ведомства? Это, согласно Е. Б. Александрову, «богатые и могущественные ведомства», «компетентные» и «разведывательные», «одно из оборонных министерств», «отделы Министерства обороны», «государственное ведомство по борьбе со шпионажем», наконец, «Лубянка» и «КГБ». А что Е. Б. Александров относит к области «лженауки»?

Согласно тем же источникам, это, в частности, парапсихология, биоэнергетика, астрология. Что же исследуют эти «лженауки»? Е. Б. Александров, среди прочего, называет телепатическую связь, нечувственную передачу информации, биополе, телекинез и др.; упоминает экстрасенсов, лозоходцев.

 

Не будем останавливаться на вполне земных мотивах протеста Е. Б. Александрова. Отметим лишь, что он, несомненно, искренен в своем категорическом отрицании того, что называет «теневой наукой» и «злокачественной формой лженауки». Поэтому на вопрос, не боится ли он ответственности за разглашение государственной тайны, Е. Б. Александров с чистой совестью отвечает: «Совершенно не опасаюсь! Как специалист понимаю, что секретов в этой области просто нет. Все — полная туфта». Подчеркнем, что Е. Б. Александров специалист в своей, но не в «этой» области. Чтобы быть специалистом в «этой» области, надо в ней хотя бы работать. Это одно из необходимых условий.

 

Обратимся еще раз к свидетельствам Е. Б. Александрова. Он утверждает: «Всякие наши «особые ведомства» на протяжении, видимо, десятков лет подпитывают эту чертову лженауку» и что масштабы этой «подпитки» ему стали известны лишь недавно. Это — в прошлом. А что сейчас?

 

Сейчас, утверждает Е. Б. Александров, то же самое: «Речь идет о закрытой масштабной программе, проводимой в интересах различных «компетентных» органов... Будучи осведомлен о суммах, — пишет Е. Б. Александров в редакцию «Поиска», — считаю своим долгом сделать все для пресечения этого безобразия». Называется и сумма — 500 миллионов рублей, выделяемых на исследования в области той самой «чертовой лженауки».

 

Мы надеемся, что авторитетные свидетельства заместителя директора института Е. Б. Александрова, сообщившего, кстати, о своем участии в «инструктивном совещании в одном из оборонных министерств», на котором, в частности, обсуждались и вопросы финансирования этой самой «лженауки», убедят сомневающихся в том, что «особые» ведомства действительно, как утверждает и А. Якунина, занимались и занимаются исследованиями в этой области.

Вскоре после событий августа 1991 года появились новые свидетельства о внимании различных «компетентных» ведомств к разработкам психотронного оружия. Мы имеем в виду, прежде всего статьи О. Волкова «Психическое оружие» не найдено. Но 500 миллионов истрачены» («Комсомольская, правда, от 27 сентября 1991 года) и Д. Фролова «Биоэнергетика под ружьем. Правительство давало добро на разработки в экзотических областях» («Независимая газета» от 19 ноября 1991 года). Напомним, что первое сообщение о том, что в Киеве якобы уже начато серийное производство психотронных генераторов, было опубликовано уже 27 августа 1991 года.

Статья О. Волкова отражает результаты очередного этапа проводимого им журналистского расследования. Ранее он сообщал, что имеется несколько научных групп, способных создать психотронный генератор для управления психикой и поведением человека на расстоянии. Однако он получил заверения, что ни одна из этих групп создавать такое оружие не собирается. Так ли это?

О. Волков нашел любопытный документ с интригующим названием «О порочной практике финансирования псевдонаучных исследований из государственных источников». Это — постановление, изданное 4 июля 1991 года Комитетом Верховного Совета СССР по науке и технологиям, причем, по словам О. Волкова, «с подачи» Отделения общей физики и астрономии АН СССР.

В постановлении утверждается, что несколько общесоюзных министерств без должной научной экспертизы затратили полмиллиарда рублей на «лже и антинаучные разработки» по спинорным (торсионным) и прочим экзотичным полям. Считается, что с помощью генераторов этих полей (психотронных генераторов) можно создать оружие нового поколения, позволяющее на расстоянии управлять поведением человека. В качестве заказчиков и спонсоров этих работ в постановлении Комитета Верховного Совета СССР по науке и технологиям фигурируют, по словам О. Волкова, Министерство обороны СССР, Минатомэнергопром СССР, КГБ СССР, Военно-промышленная Комиссия Кабинета министров СССР. Первым в списке из более чем двух десятков разработчиков и исполнителей — тот самый киевский Институт проблем материаловедения АН Украины.

 

В ходе своего журналистского расследования О. Волков обратился за разъяснениями в КГБ СССР и в Министерство обороны СССР. Ответа не получил. В Генштабе его «отфутболили» в Секцию прикладных проблем АН СССР, но и там корреспонденту не сказали ничего нового. А между тем, по словам О. Волкова, редакция его газеты располагала сведениями, что еще в 1986 году один из научно-исследовательских институтов сообщал в Секцию прикладных проблем о готовности выполнить по госбюджету научно-исследовательскую работу «Обезличие». Но что скрывается за этим крайне подозрительным названием, выяснить не удалось...

 

В постановлении Комитета Верховного Совета СССР по науке и технологиям, отметил О. Волков, головной организацией в стране, ответственной за разработки в области нетрадиционных полей, назван Межотраслевой научно-технический центр «Вент», который ранее назывался Центром нетрадиционных технологий Государственного комитета СССР по науке и технике. О. Волков приводит содержащиеся в постановлении данные по финансированию этих работ:

«...только по линии Минобороны СССР стоимость проектов составила 23 млн. рублей... общие ассигнования по совокупности различных каналов, в том числе через Военно-промышленную комиссию при Кабинете министров СССР и КГБ СССР составляют до 500 млн. руб., эти данные относятся к непроверенным».

 

Благодаря «любезности» члена-корреспондента АН СССР I7. Б. Александрова О. Волкову удалось ознакомиться с одним из отчетов Центра. Там (в разделе «Основные направления исследований» Центра) прямо говорится о дистанционном медико-биологическом и психофизическом воздействии на войска и население торсионными излучениями и о защите войск и населения от таких воздействий.

Правда, замечает О. Волков, Е. Б. Александров сомневается, что подобная аппаратура могла бы быть создана. В своем письме в редакцию газеты «Комсомольская правда» Е. Б. Александров ссылается на решение Отделения общей физики и астрономии АН СССР от 9 июля 1991 года, согласно которому подобные работы следует рассматривать «как рецидив организованной лженауки, имеющей признаки крупной аферы». По мнению же самого Е. Б. Александрова, здесь «имеются и признаки организованного мошенничества: государственными предприятиями изготавливаются и продаются за большие деньги оборонным ведомствам муляжные «генераторы» несуществующих полей»*. К тому же, замечает Е. Б. Александров, «реклама этих генераторов ведется по принципу «чего изволите». Представителям КГБ и ГРУ сообщается, что излучение этих генераторов не слабеет с расстоянием и может быть направлено на заданного человека — для этого надо иметь лишь его фотографию! С помощью лучей можно передать информацию, а можно и убить. А людей из промышленности заверяют в техническом могуществе этих лучей при полной безвредности и быстром ослаблении с расстоянием».

 

Много интересного сообщил член-корреспондент АН СССР... А вдруг его устами глаголит истина? Но не по принципу «чего изволите», а по принципу «все наоборот!» Вот ведь и многоопытный О. Волков задумался, могло ли столь солидное ведомство, как КГБ, пойти на поводу у «невежественных мошенников»? С ним солидарен и И. Царев («Труд» от 10 апреля 1992 года): «А может, прав член-корреспондент Александров, утверждая, что все эти работы по созданию пси-оружя не стоят и выеденного яйца? Но настораживает список организаций, занимающихся «чепухой». У «Феномена» есть перечень из 26 пунктов—исполнителей работ по проблеме «торсионных» полей. Там очень солидные институты и фирмы, крупные ученые, среди которых есть и академики. Если положить на весы, неизвестно еще, чей авторитет перевесит!»

 

Ну а как же быть с «непроверенной» цифрой полумиллиардных затрат на «лже и антинаучные разработки» по спинорным (торсионным) полям? В постановлении Комитета по науке и технологиям от 4 июля 1991 года, отмечает И. Царев, эту цифру предполагалось уточнить: «Предложить Государственной комиссии по Военно-промышленным вопросам при Кабинете Министров СССР, Минобороны СССР, ГКНТ СССР, Миноборонпрому СССР, Минатомэнергопрому СССР... представить в комитет данные о масштабах и источниках финансирования работ по «спинорным» полям, «микролептонным» полям и связанным с ними вопросам». Но давно уже нет Верховного Совета СССР и его Комитета по науке и технологиям: «И тщетно мы пытались отыскать хотя бы следы этой организации,— пишет И. Царев,_ чтобы узнать: получили там хоть какой-нибудь ответ на свое грозное постановление? Ну, а у спецслужб и военных спрашивать об этом — пустая трата времени...»

 

Еще один ранее неизвестный пласт событий вскрыл Д. Фролов в статье «Биоэнергетика под ружьем». Он сообщает о пакете документов под общим названием «О необходимости использования методов биоэнергетики в интересах народного хозяйства и обороны страны». Этот пакет документов в 1987 году был передан в аппарат Совета Министров СССР генералом Ф. Р. Ханцеверовым, бывшим в то время руководителем Центра космического зондирования и, как отмечено в статье, имевшим, по внушающим доверие сведениям, отношение к Главному разведывательному управлению. Подготовкой соответствующей справки для тогдашнего председателя Совета Министров СССР Н. И. Рыжкова занимался сотрудник Совмина В. Волков, полковник КГБ, руководитель информационно-аналитического отдела, представлявший там, по словам Д. Фролова, так называемый «активный резерв» работников КГБ.

 

В тех документах уделялось немало внимания «проблемам биоэнергетики в интересах обороны и безопасности страны». В приложении, посвященном этому направлению, речь шла «о возможности разработок систем передачи сверхширокополосной информации, средств обнаружения "и контроля, о прикладных исследованиях в области военного транспорта и энергетики, о применении экстрасенсорных возможностей при подготовке военных специалистов, а также об использовании биоэнергетического обмена в системах и средствах дистанционного поражения». В последнем разделе этого приложения значилось: «Разработка методов и макетов средств дистанционного управления психофизическим состоянием человека,

воздействия на механизм принятия решений. (Срок исполнения—4 года)». Согласно другим документам, подобные средства предполагалось разрабатывать в целях обеспечения общественного контроля и охраны правопорядка.

 

По словам В. Волкова, Н. И. Рыжков отнесся к представленному документу серьезно, поручив заняться этой проблемой Военно-промышленной комиссии, Государственному комитету СССР по науке и технике (ГКНТ) и Академии наук СССР. Была создана специальная комиссия, предлагалось даже создать межведомственный научный совет, но позиция, занятая представителями Академии наук, на которую целиком ориентировался ГКНТ, привела к тому, что дело едва не заглохло.

 

Вызывало беспокойство членов комиссии и то, что гриф «секретно», который был придан документу еще в аппарате Совета Министров СССР, был заменен на «сов. секретно». Было выдвинуто предложение по структуре, которая позволила бы проводить исследования в рамках общегосударственной программы. Это предложение тоже было направлено Н. И. Рыжкову. Снова была получена положительная резолюция, но дальше дело вновь не пошло. Впрочем, все это относится лишь к судьбе предложения генерала Ф. Р. Хан-цеверова.

 

Судьба же предложений, определивших создание Центра нетрадиционных технологий при ГКНТ СССР (позднее—МНТЦ «Вент»), видимо, оказалась более удачной: как пишет В. В. Ленский в своей книге «Президент и один в поле воин», будущий директор Центра нетрадиционных технологий, по словам одного из руководителей ГКНТ СССР, предложил «более широкую программу». О некоторых предварительных результатах ее реализации сообщила газета «Правда» в номере от 30 декабря 1992 года.

 

В беседе с корреспондентом этой газеты директор МНТЦ «Вент» А. Е. Акимов сообщил, в частности, что для «экспериментальных работ уже налажен выпуск заводских образцов торсионных генераторов», что «торсионные поля не знают препятствий и потому способны передавать информацию через любые преграды, позволяют заглядывать в глубины вещества» и т. д.

А на вопрос о том, как воздействие торсионных полей скажется на «глубинах» нашего организма, Анатолий Евгеньевич ответил:

Начиная работу с ними, я вспомнил, как физики, идя к тайнам радиационного излучения, носили ампулы с ионизирующими материалами просто в нагрудном кармане. И платили жизнями за научное любопытство. Поэтому мы тщательно проверили влияние торсионных эффектов на человеческий организм. И, как говорят врачи, противопоказаний для допустимых режимов не обнаружили.

«А для недопустимых?» — должны бы задать себе вопрос мы... Но ответ на него в самом общем виде тогда же дал А. Е. Акимов.

Потребуется еще немало времени, чтобы преодолеть сложный путь от осознания теоретических возможностей до создания конкретной техники. Здесь предстоит решить еще немало научных и инженерных задач. Но главное сделано—сегодня ясно, к чему и как нужно двигаться.

 

Черные кулибины

 

 

Все это, конечно, интересно, возможно, подумает читатель, ознакомившись с тем, что изложено выше. Но где гарантия, что результаты всех этих, судя по всему, широкомасштабных научных изысканий, выйдя из-под контроля, не будут использованы в социально-репрессивных и иных негуманных целях?

 

Ответ на этот вопрос далеко не однозначен. Утверждать, что такого просто-напросто не может быть, строго говоря, нельзя. Ведь вся общемировая практика свидетельствует о том, что самые новые и перспективные открытия могут быть использованы как на пользу человеку, так и во зло ему. Примеров тому более чем достаточно. Любое открытие само по себе отнюдь не является носителем добра или зла. Таким носителем выступают человек или система, ставшие обладателями нового знания и, соответственно, новых возможностей. На что они, эти возможности, будут направлены, решают люди.

Вот, например, та же А. Якунина еще в середине 70-х годов отказалась от сотрудничества с органами госбезопасности. При этом она опиралась на твердую нравственную позицию: обучая людей раскрывать безграничные скрытые психические возможности человека, она обязательно совмещает это с нравственной программой. Такие знания без сердца, утверждает она, страшная сила. Высокие нравственные требования к тем, кто собирается овладеть или уже владеет необычными знаниями и умениями, предъявляет и С. А. Вронский (на его крайне необычной судьбе мы остановимся позже), автор вышедшей в 1991 году в издательстве «Наука» книги «Астрология»: «Мои требования были справедливы, потому что я передавал в руки своих учеников сильное оружие, которое, влияя на психику и соматику других людей, особенно больных, могло принести им как здоровье, так и вред».

 

По существу, о том же беспокоится и К. Астахов, автор небольшой заметки «Психотронное оружие», напечатанной в десятом (ноябрьско-декабрьском) номере газеты «Московские ведомости» за 1990 год. «В области психотроники, утверждает К. Астахов, — уже выплывают факты создания и активного использования психотронного оружия для манипуляции социальными процессами (об этом, в частности, говорили и на проходившей в Москве выставке «Кругозор перестройки») и прямого поражения граждан». По мнению К. Астахова, если раньше можно было говорить «о контроле поведения, достигавшемся с помощью грубой силы и жесточайшей идеологии, то теперь вполне можно говорить и о контроле сознания человека с помощью психотронного оружия различной направленности». К. Астахов приводит свидетельства бывших работников секретных лабораторий системы госбезопасности. Они рассказали о созданном ими приборе, «активное» использование которого, как правило, заканчивается необратимыми расстройствами психики человека. Выйдя из системы государственных служб, вооруженные «тайными» знаниями, навыками и умениями, пишет К. Астахов, эти и им подобные «черные кулибины» пошли по пути предпринимательства — теперь их разработки делаются под крышей научно-технических центров, кооперативов и объединений. Делаются, как, оказалось, утверждает К. Астахов, давно.

 

Насколько достоверны утверждения К. Астахова?

В последнее время стали говорить о существовании в нашей стране феномена так называемой преступной или подпольной науки. Одному из журналистов — Михаилу Гуртовому, в ходе своего расследования удалось даже побывать в одной из таких подпольных лабораторий. Ее хозяина — химика, фармацевта, кандидата наук, лауреата всевозможных премий, автора открытий и изобретений и пр. — вовлекли в подпольную науку. Сначала он освоил производство препаратов, регулирующих интимные отношения. Затем — препарата, способствующего повышению внушаемости. Но не сумел сделать его в форме аэрозоля — для распыления в больших помещениях. Это собирались сделать другие: распыленная форма препарата была нужна для сеансов «психотерапевтов». Репортаж об этом был напечатан в десятом номере еженедельника «Московские новости» за 1991 год.

 

Возникновение подпольной науки, отмечает М. Гуртовой, относится к 50-м годам нашего столетия. Ее развивает — во вред, а может быть, и на погибель всем нам — преступный мир. Подпольная наука тесно связана с теневой экономикой. Ее дельцы быстро поняли, что подпольный бизнес не сможет развиваться без опоры на научно-технический прогресс. Заработала система улавливания, покупки и использования непризнанных изобретателей. Начался процесс вербовки ученых преступным миром. Что помешает преступникам нанимать специалистов из самых секретных «ящиков»? — спрашивает автор статьи о подпольной науке, — ведь платить они могут так изобильно, как ни один меценат из военно-промышленного комплекса. Моральные ограничения? Не всегда. Поэтому, считает М. Гуртовой, вполне возможно ожидать появления непонятных для экспертов приемов прохождения сквозь банковские стены, не поддающихся выявлению ядов и других, не разгадываемых криминалистами орудиях убийства, например, магнитных...

Академик В. П. Казначеев обращает внимание на то, что соответствующими знаниями, например, о «травматизме» биосферы, могут воспользоваться и различного рода экстремистские группы. Это вполне вероятно, считает он, в связи с нарастанием «волны» терроризма, которая при использовании некоторых научных данных может погубить все человечество. В. П. Казначеев считает опасным и все большее про-никновенине биоэнергоинформационных исследований в прикладные организации.

 

Представим себе на минуту, что в руки нравственно ущербного человека или в распоряжение некоей экстремистской группы, а то и одержимой манией величия личности попало устройство, подобное «радиомозгу» братьев Гричаров или «мыслеизлучателю» Штирнера. Так ли уж невероятно это событие, измасленное в форме научно-фантастического пророчества свыше 60 лет тому назад? Нам представляется, что вероятность реализации подобного сценария со временем лишь возрастает.

 

Тем, кто собирается или намеревается реализовать его, советуем вспомнить и о другой стороне пророчества: злая сила неизбежно терпит поражение!

 

В те далекие двадцатые годы психотронная, как мы сказали бы сейчас, гонка в основном фигурировала лишь на страницах научно-фантастических романов. Тогда еще мало кто всерьез интересовался вопросом, кто кого в этой гонке опередил и опередил ли: страна строящегося социализма или ее наиболее вероятный противник из враждебного стана загнивающего капитализма? Но со временем этот вопрос стал приобретать все большую и большую актуальность. А как обстоит дело сейчас, в наши дни?

 

В отношении нашего нынешнего психотронного потенциала мы уже приводили мнение профессора В. А. Чудинова. Напомним: он считает мало обоснованными любые подозрения о наличии психотронного оружия в нашей стране. А президент Ассоциации «ЭНИО», доктор технинческих наук Ф. Р. Ханцеверов утверждал: «когда начинают говорить о нашем превосходстве в этой области... это слишком раздуто («Независимая газета» от 19 ноября 1991 года).

 

В том же номере этой газеты В. Шепилов, сотрудник входящего в систему Ассоциации «ЭНИО» Центра «Эниотехника», отметил «неослабевающее внимание западных служб безопасности к состоянию практики и исследованиям в области неклассической психологии и психотроники в нашей стране». Он же сообщил об интересной, на его взгляд, информации, «появившейся около трех лет назад (ее источник заслуживает доверия) о предложении ЦРУ руководству КГБ осуществить совместный контроль над развитием психотроники в США и СССР*. Дальнейшая судьба этого предложения,— заключает В. Щепилов, — неизвестна...»

 

С этими сведениями своеобразно перекликается комментарий к известной статье О. Волкова «Психическое оружие не найдено...» неназванного специалиста, опубликованный в 11 номере газеты «Голос Вселенной» за 1991 год. По мнению этого специалиста, «Основные исследования и опытно-конструкторские разработки, а также постановка сверхсекретных объектов на поточное производство идет, разумеется, там, «за бугром». Другое дело—испытание. Западное общество, западный человек законодательно защищены от направленного психовоздействия, а наши нет».

Читатель, очевидно, понял, куда клонят авторы:

пришла пора ознакомиться с тем, что в этой области делается там, «за бугром». Сначала рассмотрим относительно частный случай: как умело пущенная легенда о якобы проведенном ВМС США успешном эксперименте по установлению телепатической связи с погруженной подводной лодкой способствовала постановке и развитию научно-исследовательских работ в области «подводной телепатии». Затем мы осветим более обширную панораму всего того, что делалось и делается «за бугром» в интересующем нас направлении.

 

 

Глава четвертая

ЗАГАДКА «НАУТИЛУСА»

«В то время как сигналы «Бип-Бип» первого спутника звучали над миром как погребальный колокол, наиболее крупные американские ученые пришли к выводу, что наступило время начать действовать во всех тех направлениях, которыми пренебрегают русские».

Жак Бержье. Передача мысли — оружие войны. — «Констелласьон», 1959, декабрь, № 140.

 

Эксперимент века?

 

«Таинственный пассажир взошел на борт атомной подводной лодки «Наутилус» 25-го июля 1959 года. Тотчас же подводная лодка вышла в море и в течение 16 дней находилась погруженной в глубинах Атлантического океана. Пассажир без имени все это время оставался запертым в своей каюте. Один только матрос, приносивший ему пищу, и капитан Андерсон, ежедневно его навещавший, видели его в лицо. Дважды в день пассажир отправлял капитану Андерсону листок бумаги. На этом листке находились сочетания пяти таинственных знаков: крест, звезда, круг, квадрат и три волнистых линии. Капитан Андерсон и неизвестный пассажир ставили на этом листке свои подписи, и капитан Андерсон помещал его в закленный светонепроницаемый конверт. На конверте проставлялись дата, час и надпись: «Сверхсекретно, в случае опасности захвата подводной лодки — уничтожить». В понедельник 10-го августа 1959 года подводная лодка причалила в Кройтоне. Пассажир сел в служебную машину, которая под эскортом доставила его на ближайший военный аэродром.

 

Через несколько часов самолет доставил его на маленький аэродром города Френшип в штате Мериленд. Автомобиль уже ждал. Человека привезли к зданию, на котором была надпись: «Центр специальных исследований Вестингауза. Вход посторонним строго воспрещен». Машина остановилась перед дежурным постом, и путешественник выразил желание видеть полковника Вильяма Боуэрса—директора отдела биологических наук при Управлении исследований Военно-воздушных сил Соединенных Штатов. Полковник Боуэрс ждал его в своем кабинете.

Садитесь, лейтенант Джонс, — сказал он ему. — При вас конверт?

Не говоря ни слова Джонс протянул конверт полковнику, который подошел к сейфу, открыл его и вынул точно такой же с виду, но с той разницей, что на нем вместо надписи «Подводная лодка «Наутилус» стояла надпись «Центр исследований X. Френшип, Мериленд».

Полковник Боуэрс распечатал оба конверта и два человека молчаливо разложили листки бумаги рядом, сообразуясь с поставленными на них датами. Затем они начали их сравнивать. С точностью более чем на 70 % знаки оказались одинаковыми и расположенными в одном и том же порядке на двух листках, носивших одну и ту же дату.

Мы на повороте истории, — сказал полковник Вильям Боуэрс. — Впервые в мире, при соблюдении условий, исключающих возможность подделки, с точностью, достаточной для применения на практике, человеческая мысль была передана через пространство без материального посредничества от одного мозга к другому мозгу!»

Весьма интригующее начало для статьи, породившей не менее интригующую загадку второй половины двадцатого века! Статья называлась «Передача мысли оружие войны». Она была напечатана в декабре 1959 года во Франции. Ее авторЖак Бержье (1912—1978), наш бывший соотечественник и когда-то одессит, вскоре после 1917 года переселившийся во Францию. Этот в высшей степени разносторонний и образованный человек оставил весьма заметный след во многих областях человеческой деятельности. Он — один из составителей «Энциклопедии естествознания и техники», автор «Антологии советской научной фантастики». Вместе с Луи Повелем написал нашумевшую и у нас книгу «Утро магов», отрывок из которой — «Какому богу поклонялся Гитлер?» был напечатан в журнале «Наука и религия» лет двадцать тому назад. В «Утре магов» он также не преминул задеть историю с подводной телепатией на «Наутилусе». Ж. Бержье — известный специалист по промышленному шпионажу, автор ряда книг на эту тему. За участие во французском движении Сопротивления был награжден орденами Франции и СССР.

 

История с «Наутилусом» была фикцией...

 

Вскоре с легкой руки Жака Бержье эта история стала сенсацией номер один для большинства средств массовой информации, где с увлечением излагалась фактическая канва событий. Однако авторы многочисленных статей и репортажей со временем стали все чаще задаваться вопросом а не вымысел ли все это? Появились первые опровержения.

В редакционной статье «Бюллетеня парапсихологии» за май 1961 года утверждалось: «Авторитетные лица из Вашингтона заявляют, что они ничего не знают ни о каком подобном эксперименте». Тот же «Бюллетень» в августе 1963 года в редакционной статье «Оборона США имеет аппаратуру ЭСП» писал: «История с «Наутилусом» была фикцией, и, как нам стало известно, произвела большее впечатление в СССР, чем в США. Это способствовало развитию интереса к телепатии в СССР. Но по-прежнему нелегко узнать, что в действительности делается в СССР по этому вопросу. Интерес в СССР вызвал сильный ответный интерес в министерстве обороны США. Теперь мы знаем, что большой интерес вызван и у правительства США. Кембриджская база ВВС США имеет аппаратуру ЭСП, но не имеет результатов, поскольку парапсихологи не состоят у нее на службе. Но даже если бы были успехи в области ЭСП, были бы они опубликованы? Мы знаем много положительных результатов по ЭСП, которые скрываются. Некоторые энтузиасты в попытке создать идею парапсихологического отставания значительно преувеличили масштабы советских исследований в области парапсихологии».

 

Наиболее авторитетно выглядело опровержение, напечатанное в сентябрьском номере чикагского журнала «Зис Уик» за 1963 год. Оно назьюалось «Грандиозная мистификация с ЭСП на «Наутилусе». В сообщении говорилось:

«История о том, что ВМС США успешно связывались с берега с погруженной атомной подводной лодкой посредством ЭСП, в течение некоторого времени все шире и шире распространялась у нас и за рубежом.

 

Проверяя эту историю, наш журнал обнаружил, что основным источником является отрывок из французского бестселлера «Утро магов» Луи Повеля и Жака Бержье. Книга, о которой так много говорят, вышла в I960 году 100.000-м тиражом во Франции и была издана в других европейских странах, но не в США.

 

Когда от авторов потребовали доказательств, они рассказали нашему журналу, что детально разработали сообщения, которые они слышали, но не проверили. Например, они сами дали название подводной лодке. «Это не могла быть просто «атомная подводная лодка», — писал Повель в ответ на наши вопросы, — но именно «Наутилус», хорошо известный французской публике».

 

Затем мы ознакомили с этой историей капитана Вильяма Р. Андерсона, первого капитана «Наутилуса», сейчас оставившего ВМС США. Его комментарий: «Хотя «Наутилус» вел активную работу в самых различных областях, опытов по телепатии совершенно определенно не было. Статья Повеля и Бержье целиком ложная. 25 июля 1959 года, в день, когда, по утверждению авторов, «Наутилус» вышел в море, в действительности лодка находилась в сухом доке в Портсмуте, в связи с предстоящим капитальным ремонтом».

 

И капитаном в это время был не Андерсон, а Лондо У. Зех. Другой человек, названный авторами, полковник Вильям Боуэрс из ВВС США, сказал следующее: «Эксперимент, в котором я, как утверждают, участвовал, никогда не проводился. Я никогда не работал в лаборатории фирмы Вестингауз. В действительности 25 июля 1959 года я был занят в Авиационном институте, штат Алабама, не имеющем никакого отношения к экстрасенсорным исследованиям». Далее в сообщении говорится:

«Оценка Анзеля Е. Тальберта дается не в его собственных выражениях, а в интерпретации авторов. Как он сообщает, ученые не предусматривают обеспечить национальную оборону возможностями ЭСП. Но история «Наутилуса», широко распространившаяся как истинная, безосновательна и представляет и ЭСП, и нашу оборону в непривлекательном свете. Это и явилось причиной, почему «Зис Уик» срывает маску с обмана, которым является эта история».







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-22; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.172.233.215 (0.022 с.)