Объект, предмет и научный статус социологии



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Объект, предмет и научный статус социологии



Термин «социология», впервые введенный французским мыслителем Опостом Контом (1798-1857), происходит от латинского слова societas (общество) и греческого слова logos (слово, учение). В буквальном смысле слова, социология — это наука об обществе. В обыденном языке понятие «общество» подразумевает совокупность или организованную группу людей. В этом значении слово «общество» выступает в таких выражениях, как «высшее общество», «общество защиты животных», «общество филателистов» и т. п. Но язык науки отличается от обыденного языка. На языке социологии слово «общество» означает исторически сложившийся тип социальной организации или социальной обусловленности явлений и процессов. Эта социальная организация явлений и процессов возникает вследствие совместной жизни, взаимодействий людей, оказывает влияние на мышление и поведение людей, проявляется в поступках, высказываниях, вещах, сделанных людьми. Таким образом, социологи наблюдают за совместной жизнью, взаимодействиями людей, но изучают социальные явления и процессы. Совместная жизнь людей служит для социологов материалом научных изысканий, или объектом. Под объектом науки понимается та реальность, на которую направлен исследовательский интерес. Объект социологии в общем совпадает с объектом других наук, которые принято называть общественными науками. Совместная жизнь людей служит объектом экономики, демографии, социальной психологии, политологии, этнографии и т. п. Но у каждой из общественных наук свой специфический предмет. Именно предмет, а не объект определяет содержание той или иной науки. Предмет науки — это те аспекты или особенные черты, которые исследователи выделяют в объекте, руководствуясь своими научными интересами, т. е. представлениями о важных, существенных явлениях и процессах. Выделенные аспекты или особенные черты — это не часть реально существующего объекта, а его научный образ, особый способ видения объекта, характерный для данной науки. Предмет науки — это всегда результат концептуализации, под которой понимается процесс формирования отдельной области познания при помощи понятий (концептов). В случае социологии данную область познания образуют явления и процессы, описываемые и объясняемые при помощи понятий «общество», «социальные взаимодействия», «социальные группы», «социализация», «социальная структура», «социальные институты», «социальное неравенство», «социальные статусы», «социальные роли», «социальные конфликты», «социальные изменения» и т. д. Определение предмета социологии путем перечисления явлений и процессов, включаемых в область исследовательского интереса социологов, практически невозможно, поскольку перечень будет слишком велик и к тому же он постоянно обновляется по мере развития социологии.

Определение предмета социологии должно быть концептуальным, т. е. строиться на раскрытии смысла ключевого для данной науки понятия «социальное». В обыденном языке слово «социальное» используется в двух — широком и узком — значениях. В широком смысле это понятие объединяет все разновидности явлений совместной жизни людей — экономические, политические, религиозные, правовые и т. д. В узком смысле оно выделяет особую наряду с политикой и экономикой сферу общественной жизни — социальную, включающую образование, здравоохранение, помощь неимущим и т. д. Оба названных подхода к определению понятия социального социологическими не являются. Скорее они характерны для политики и журналистики. Но они содержат, хотя и в неявном виде, собственно социологический подход.

Социальное в широком смысле означает не просто сумму экономических, политических, правовых, религиозных и т. п. явлений и процессов, а связи, взаимозависимость между ними. Об экономических явлениях и процессах мы говорим как о социальных, когда хотим подчеркнуть, например, что способы организации бизнеса в стране зависят не только от представлений об экономической эффективности, но и от политического строя и этических норм, характерных для господствующей в стране религии. Политические явления и процессы выступают для нас как социальные, когда мы хотим, например, показать, что стабильность политического строя зависит не только от согласованности действий правительства и парламента, но и от соответствия уровня доходов уровню цен и распространенности в стране веротерпимости и религиозного фанатизма.

Социальное в узком смысле означает не просто сегмент общественной жизни, включающий все то, что не вошло в сферу политики и экономики, но те явления и процессы совместной жизни людей, которые обусловлены не стремлением к власти и управлению друг другом, не стремлением к богатству и конкуренции друг с другом, а стремлением принадлежать к общности, стремлением к солидарности друг с другом. Образование, например, мы относим к социальной сфере, поскольку осознаем его роль в формировании знаний и навыков, позволяющих человеку быть полезным другим людям, успешно взаимодействовать с ними и добиваться признания с их стороны. О системе пенсионного обеспечения, помощи неимущим мы рассуждаем как о компоненте социальной сферы, когда стремимся подчеркнуть ее роль в оказании взаимной помощи, в поддержании у людей чувства справедливости и солидарности.

Таким образом, использование понятия «социальное» предполагает рассмотрение явлений и процессов с особой точки зрения, предполагающей, что они социально обусловлены, т. е. обусловлены связями, складывающимися между различными видами деятельности, событиями и ситуациями в ходе совместной жизни людей; тем, что люди следуют ценностям, моральным нормам, обычаям, привычкам, связанным с принадлежностью к общности — этнической, религиозной, профессиональной и т. п.

Однако собственно социологический подход предполагает выявление социальной обусловленности не только поступков людей и ситуаций, складывающихся в результате множества поступков многих людей, но и вещей, созданных или используемых людьми, и даже объектов, о которых неизвестно, кем или чем они созданны и существуют ли реально.

> Предмет современной социологии может быть определен как социальная обусловленность любых явлений.

Рассмотрим специфику социологического подхода к явлениям на четырех примерах.

Пример первый:социологический взгляд на экономику.

Социология экономики (или экономическая социология) как особая область исследований возможна и развивается наряду с собственно экономической наукой потому, что социологи рассматривают экономические явления с особой точки зрения. Они задают себе и другим вопросы, на которые можно ответить только исходя из социальной обусловленностиэкономического поведения. Классическим примером социологического подхода к экономическим явлениям может служить работа «Протестантская этика и дух капитализма» Макса Вебера (1864-1920) — немецкого социолога, одного из самых выдающихся в истории социологии ученых. Вебер задался вопросом, почему среди протестантов доля предпринимателей выше, чем среди католиков? Ответ, предложенный Вебером, опирается на обнаруженное им сходство между этическими принципами протестантизма (строгая самодисциплина, методичная организация своей жизни, посвящение себя хозяйственной деятельности как служению, предопределенному Богом) и принципами капиталистической организации промышленности и торговли. В качестве общей основы протестантской этики и духа капитализма Вебером представлена характерная для западной цивилизации в целом рациональность — отношение

к миру с точки зрения целесообразности, упорядоченности, полезности, эффективности.

«Протестантская этика и дух капитализма» (опубликована в 1905 г.) остается образцом для современных разработчиков проблематики социальных и культурных факторов экономического развития, несмотря на критику, показавшую, что обнаруженная Вебером большая по сравнению с католиками склонность протестантов к предпринимательству и накопительству объясняется не столько особенностями их этических установок, сколько тем, что в эпоху становления капитализма (XVI-XIX века) возможности для дискриминируемых[1] этнических и религиозных меньшинств заниматься традиционно престижными видами деятельности — быть военными, юристами, чиновниками, членами ремесленных цехов и т. п. — были ограничены. Это зачастую оставляло кальвинистам, иудеям и пр. единственный путь к богатству и престижу — предпринимательство. В любом случае разница в экономическом поведении протестантов и католиков объясняется социальной обусловленностью данного поведения: выбор рода деятельности, профессии зависит от принадлежности к той или иной религиозной общности. Такая социальная обусловленность экономического поведения проявляется на уровне экономики страны в целом: профессиональная структура (сколько людей в каких профессиях заняты) обусловлена помимо других факторов социальной структурой(сколько людей к каким общностям принадлежат). Такого рода обусловленность является предметом профессионального интереса социологов. Социальную обусловленность экономических явлений можно выявить, задаваясь и другими вопросами.

Почему мусульмане и иудеи покупают баранину и говядину, а не свинину даже при условии, что последняя дешевле? Потому, что они руководствуются не соображениями выгоды, а религиозными запретами. Обычаи и моральные нормы, связанные с принадлежностью к религиозной общности, обусловливают поведение потребителей. А на уровне национальной экономики в целом это приводит к тому, что структура сельскохозяйственного производства (сколько производится продукции того или иного вида) обусловлена помимо других факторов социальной структурой (сколько людей к каким общностям принадлежат).

Почему женщины, выполняя одинаковую с мужчинами работу, в среднем получают меньше мужчин? Потому что работодатели и руководители при определении размеров вознаграждения руководствуются не только расчетом трудозатрат и их эффективности, но и так называемыми тендерными (от англ. gender — род, пол) стереотипами. Труд и заработок воспринимаются как естественное предназначение мужчины, который с ролью «добытчика» и «кормильца» должен справляться лучше женщины, чье естественное предназначение видится в том, чтобы быть «хранительницей семейного очага». Ценности и привычки, связанные с разделением работников на категории по половому принципу, обусловливают поведение работодателей и руководителей. А на уровне экономики страны в целом это проявляется в том, что система оплаты труда (каким работникам сколько платят) помимо прочих факторов обусловлена системой социальных статусов (какие общности, категории людей являются привилегированными, а какие — дискриминируемыми).

Почему врачи, учителя в современной России, годами не получая зарплату вовремя, продолжают работать? Потому что они руководствуются не только соображениями заработка, но и этическими принципами профессионального долга и традиционными ценностями, в число которых входит наличие постоянного места работы и уважаемой со стороны других людей профессии. Ценности, моральные нормы и привычки, связанные с принадлежностью к профессиональной общности, обусловливают поведение работников. То, что для экономиста выглядит как предоставление или оказание медицинских и образовательных услуг, для социолога — исполнение социальных ролей, т. е. такое поведение, которое в представлении людей соответствует социальному статусу — званию врача и учителя.

Почему в рекламе товаров и услуг снимают звезд спорта, кино, шоу-бизнеса? Потому что потенциальные потребители руководствуются не только соображениями полезности товара или услуги, но и явным или плохо скрываемым желанием выглядеть так же, вести такой же «стильный» образ жизни, как и знаменитости. Ценности и привычки, ассоциируемые с принадлежностью к потребительской общности, которую призваны олицетворять знаменитости, обусловливают экономическое поведение. На уровне экономики страны в целом эта социальная обусловленность потребительского поведения выглядит как обусловленность структуры потребления (какие товары в каком количестве востребованы) помимо других факторов социальной структурой (для каких общностей, категорий людей какие товары являются символами престижного или достойного образа жизни).

Итак, социологический взгляд на экономику позволяет увидеть, что экономическим поведением людей не всегда движет сугубо экономический расчет «затраты-доход». Зачастую люди следуют ценностям, моральным нормам, обычаям, привычкам, связанным с принадлежностью к общности — этнической, религиозной, тендерной, профессиональной и т. п. Тем самым экономика оказывается связанной с другими сферами жизни людей — религией, культурой, образованием и т. д. И все эти связи обнаруживаются и исследуются социологами, рассматривающими их в качестве форм социальной обусловленности экономических явлений. В социологии данные формы обозначаются такими понятиями, как «социальная структура», «социальный статус», «социальная роль» и т. д.

Пример второй: социологический взгляд на политику.

Социология политики (или политическая социология) успешно развивается наряду с собственно политической наукой — политологией, потому что современная политика ставит перед исследователями ряд вопросов, ответить на которые можно, только исходя из социальной обусловленности политического поведения.

Почему пожилые люди активнее участвуют в выборах, чем молодежь? Потому что пожилые люди и молодежь образуют общности, для которых характерны разные ценностные ориентации. Пожилые люди руководствуются привычкой следовать призывам политических лидеров и ценностями, в число которых входят наличие активной гражданской позиции и неукоснительное исполнение гражданского долга. Молодежь, усвоившая в постсоветский период другие ценности, в меньшей степени готова уделять свои время и внимание политическим выборам. Различия между поколениями в электоральном (от англ. elections — выборы) поведении, с точки зрения социолога, обусловлены различиями в условиях социализации, т. е. процесса усвоения ценностных ориентации и навыков взаимодействия с другими людьми в ходе воспитания, получения образования, накопления жизненного опыта.

Почему среди министров и депутатов парламента больше мужчин, чем женщин? Потому что руководители государства при назначении чиновников и избиратели при голосовании руководствуются не только соображениями знаний и политического опыта кандидатов, но и тендерными стереотипами, предполагающими, что политика — дело по преимуществу мужское. Ценности и привычки, связанные с разделением политиков на категории по половому принципу, обусловливают поведение государственных руководителей и избирателей. А на уровне политической системы страны в целом для социолога это выглядит как обусловленность системы распределения власти (какие политики какие посты занимают) помимо прочих факторов системой социальных статусов (какие общности, категории людей являются привилегированными, а какие — дискриминируемыми).

Почему в современной России доля участвующих в выборах среди людей с низкими доходами больше, чем доля участвующих в выборах среди людей со средними и высокими доходами? Потому что люди, испытывающие недостаток средств, не преуспевшие в сложившихся экономических условиях, в большей степени надеются на поддержку со стороны государства в решении своих проблем и чаще связывают с выбором тех или иных кандидатов на государственные посты надежды на улучшение своего положения. Преуспевающие, благополучные люди при решении своих проблем в большей степени рассчитывают на собственные силы и поддержку друзей и близких, нежели на помощь со стороны государства. Политическое поведение людей обусловливают ценности и привычки, связанные с принадлежностью к общности «бедных» или общности «богатых». То, что для политолога выглядит как политическая активность, для социолога — исполнение социальных ролей, т. е. такое поведение, которое в представлении людей соответствует социальному статусу — положению экономически активного, преуспевающего и финансово независимого человека или положению человека, нуждающегося в поддержке, защите его интересов и т. п.

Почему в избирательные списки современных политических партий наряду с профессиональными политиками и юристами включаются бизнесмены, звезды спорта и шоу-бизнеса? Потому что потенциальные избиратели руководствуются не знанием партийных программ или содержания законодательной деятельности членов и сторонников партии, а впечатлением, производимым партиями во время избирательной кампании. Привлечь внимание избирателей к партии можно с помощью мощной пропагандистской кампании, которую удастся провести, только если в ней участвуют вызывающие интерес и симпатию знаменитости и если ее оплачивают в обмен на место в списке кандидатов бизнесмены. Ценности и привычки, связанные с принадлежностью к общности потребителей массовой культуры, обусловливают политическое поведение и избирателей, которые этим ценностям и привычкам следуют, и политиков, которые стремятся учесть и использовать приверженность людей данным ценностям и привычкам. На уровне политической системы страны в целом такая социальная обусловленность политического поведения выглядит для социолога как обусловленность состава политической элиты характером массовой культуры.

Итак, социологический взгляд на политику позволяет увидеть, что политическим поведением людей не всегда движет сугубо политический расчет «цели-средства». Люди не всегда руководствуются соображениями оптимальности стратегии и эффективности управления. Зачастую они следуют ценностям, моральным нормам, обычаям, привычкам, связанным с принадлежностью к общности — возрастной, профессиональной, культурной и т. п. Таким образом, политика оказывается связанной с образованием, культурой, экономикой и т. д. Все эти связи входят в предмет социологии, в рамках которой они исследуются в качестве форм социальной обусловленности политических явлений.

Пример третий:социологический взгляд на мебель.

Социологи могут исследовать социальную обусловленность не только явлений, привычно считающихся частью общественной жизни, подобно экономическому или политическому поведению людей. Объектом интереса социолога могут являться и вещи, создаваемые и используемые людьми в качестве обыденных предметов обихода. Так, например, особого рода направлением или областью исследований может быть социология мебели. Мебель может служить объектом социологии в той мере, в какой предметом изучения является социальная обусловленность дизайна и способов расстановки мебели. Как можно выявить такую обусловленность, прекрасно продемонстрировал в своей книге «Система вещей» (вышла в 1968 г.) знаменитый французский социолог Жан Бодрийяр (р. в 1929 г.). Он показал, что форма и расстановка мебели служат для людей знаками — средствами демонстрации и подтверждения социального статуса, а также средствами организации социального взаимодействия. Любой, даже начинающий исследователь легко сможет убедиться в справедливости подхода Бодрийяра, если задаст себе серию простых вопросов.

Почему кабинет/приемная директора крупной фирмы обставляется кожаными креслами, а не легкими стульями из пластика или алюминия и синтетических тканей? Потому что мебель служит средством поддержания образа солидной фирмы, необходимого для установления отношений с клиентами, и средством поддержания авторитета руководства внутри фирмы. Ценности и привычки, связанные с принадлежностью к профессиональной общности, обусловливают выбор и расстановку мебели, которая в представлении людей соответствует социальному статусу — положению руководителя, предпринимателя и т. п.

Почему в аудиториях/классах в США в основном используются одноместные столы, а в России — двухместные? Потому что администрация и учителя американских и российских учебных заведений руководствуются разными ценностями и привычками. Индивидуализм, культивируемый в США, предполагает, что учащийся должен работать исключительно самостоятельно. Одноместные столы выглядят как наиболее соответствующие данному принципу, и выбор в их пользу при принятии решений о приобретении мебели вошел в привычку у администраций американских учебных заведений. Коллективизм, культивируемый в России, предполагает, что лучшие учащиеся могут и должны помогать и позитивно влиять на других. Реализовывать этот принцип удобнее, если учащиеся сидят в классе/аудитории парами. Поэтому в традициях российских учебных заведений приобретать двухместные столы. С точки зрения социолога, отмеченное различие в форме мебели — проявление различия в социальныхнормах, т. е. в господствующих в данном обществе представлениях о правильном поведении.

Социологический взгляд на мебель позволяет увидеть, что, выбирая и расставляя мебель, люди не всегда руководствуются соображениями удобства и функциональности. Зачастую они следуют ценностям, моральным нормам, обычаям, привычкам, связанным с принадлежностью к общности — национальной, профессиональной и т. п. На уровне страны в целом подобная социальная обусловленность выглядит как обусловленность структуры производства и потребления мебели (какие ее виды и в каком количестве востребованы) помимо других факторов социальной структурой (для каких общностей, категорий людей какие виды мебели являются приемлемыми или престижными). Тем самым мебель оказывается связанной с культурой, экономикой, образованием и т. д. И все эти связи могут обнаруживаться и исследоваться социологами, рассматривающими их в качестве форм социальной обусловленности дизайна, производства и использования мебели.

Пример четвертый:социологический взгляд на НЛО.

Объектом социологии могут стать не только привычные явления и вещи, создаваемые и используемые людьми в повседневной жизни, но и явления экстраординарные и даже явления, реальность которых вызывает сомнения. Так, например, возможно социологическое изучение феномена НЛО — неопознанных летающих объектов. Научное объяснение данного феномена можно давать с точки зрения разных наук. Физик объяснит факты наблюдения НЛО как следствие атмосферных или оптических эффектов. Психолог — особенностями восприятия и мышления тех людей, которые наблюдали эти объекты. Но только с социологической точки зрения можно ответить на некоторые вопросы.

Почему сотни лет назад люди видели сходящих с небес богов и ангелов, а в последние сто лет — летательные аппараты? Потому что социальные нормы,господствующие в обществе, где велико влияние религии, заставляют людей интерпретировать необычное именно как вмешательство сверхъестественных сил. В обществе, где велико влияние науки и технологии, господствуют иные социальные нормы и необычное интерпретируется людьми иначе — как совершенные технические устройства. То, что человек видит, зависит не только от природы явления (объекта) и характера аппарата восприятия и мышления (субъекта), но и от типа общества, от того, какие социальные нормы определяют приемлемый способ видения, интерпретации явлений.

Почему в России пик наблюдений НЛО пришелся на 80-е гг. XX века? Потому что частота наблюдений аномальных, сверхъестественных явлений всегда повышается в периоды экономических, политических и духовных кризисов. В такие времена даже обычное зачастую видится и трактуется как экстраординарное. Массовый интерес к экстраординарным явлениям, широкое их обсуждение в конце советской эпохи стали специфической формой протеста против сложившегося порядка, при котором существовала монополия политических руководителей и узкого круга экспертов на принятие решений о том, что существует, а что нет, что важно, а что несущественно. Массовое распространение случаев наблюдения НЛО, с точки зрения социолога, может рассматриваться как симптом или показатель нарастания социальных конфликтов,в основе которых — противоречия между людьми, обусловленные принадлежностью последних к общностям, между которыми неравным образом распределяются материальные блага, власть, информация. Таким образом, феномен НЛО оказывается связанным с экономикой, политикой, культурой, а эти связи являются предметом изучения для социолога.

Приведенные четыре примера наглядно демонстрируют, что возможно социологическое изучение чего угодно. Следовательно, чтобы являться социологическим, исследование не обязательно должно быть направлено на особый объект, не изучаемый другими науками. Объектом исследования может быть, как уже говорилось, что угодно. Чтобы быть социологическим, исследование должно вестись с особой точки зрения — с точки зрения социальной обусловленности явлений. Социальная обусловленность явлений — особый предмет, изучение которого и составляет суть социологии как науки.

Умение выявить социальную обусловленность явлений требует особого свойства мышления, которое можно назвать «социологическим воображением». Концепция социологического воображения была сформулирована знаменитым американским социологом Чарльзом Райтом Миллсом (1916-1962). В своей книге, которую он так и назвал «Социологическое воображение» (1959), он заявил, что «исследователь, обладающий социологическим воображением, умеет связать, скажем, развитие нефтяной промышленности и современной поэзии, семейный доход с мировым бюджетом».

Миллс рекомендовал студентам-социологам вырабатывать социологическое воображение, выявляя взаимосвязь и взаимовлияние человека и общества, биографии и истории, личности и мира. Социологическое воображение— это такое свойство мышления, которое поможет увидеть личные проблемы как общественные, рассматривать индивидуальные события как проявления общественной жизни.

Повседневные заботы, составляющие содержание жизни отдельного человека, осознаваемые и решаемые им проблемы — это факты индивидуальной биографии. Общественные проблемы, неподконтрольные индивиду, но влияющие на повседневную жизнь данного человека, составляют иную категорию фактов (экономические кризисы, смена правительства, образовательная реформа, война и т. д.). Чтобы малое понимать в тесной связи с большим, необходимо развивать социологическое воображение. Оно позволяет увидеть, что частные события — это проявление общих процессов. Например, когда в городе со стотысячным населением один безработный, то это его личная, частная проблема. Но когда в стране со 145 миллионами жителей 5 миллионов безработных, то отсутствие работы у человека уже не столько частная проблема, сколько проблема устройства общества. Социологический подход позволяет сказать об индивидуальной биографии больше, чем мог бы рассказать сам индивид.

Концепция социологического воображения Ч. Р. Миллса наглядно показывает, что специфику предмета социологии определяет не круг изучаемых явлений, который может меняться, а особый способ их рассмотрения — выявление их социальной обусловленности. Такой подход к пониманию предмета социологии позволяет правильно оценить соотношение предмета социологии и предмета других со-циогуманитарных наук и тем самым определить место социологии в существующей системе социогуманитарного знания. На протяжении истории социологии предлагались различные варианты решения проблемы соотношения предмета социологии и предмета других наук. Первый вариант решения — наличие у социологии не просто своего предмета, а своего объекта и, как следствие, полная автономность социологии по отношению к другим наукам. На этом варианте настаивал, например, один из основоположников социологии, выдающийся французский ученый Эмиль Дюркгейм (1858-1917). В работе «Правила социологического метода» (1895) Дюркгейм писал, что предмет социологии составляют социальные факты,под которыми он понимал «способы мышления, деятельности, чувствования», распространенные в обществе, существующие вне индивидов и оказывающие на индивидов принудительное действие. Говоря более современным языком, социальные факты — ценности и нормы, которым индивид вынужден следовать, чтобы успешно взаимодействовать с другими людьми. Социальные факты, по мнению Дюркгейма, образуют реальность особого рода. Социальная реальность существует объективно, подобно объектам физическим, и она не исследуется и не может исследоваться никакой другой наукой, кроме социологии. Поэтому между предметом социологии и предметами других наук, таких как психология, экономика, юриспруденция и т. п., существует четко определенная граница. Определение Дюркгеймом предмета социологии как «социальных фактов», т. е. фактов социальной обусловленности явлений, сохраняет свою значимость. Но в целом подход Дюркгейма и тех, кто разделяет его точку зрения на предмет социологии, ныне выглядит несколько устаревшим, поскольку объект социологии и других общественных и гуманитарных наук зачастую один и тот же: совместная жизнь людей. Об этом совпадении объекта свидетельствует, например, то, что внутри самой социологии возникли такие области исследования, как экономическая социология, социология личности, социология политики, социология права и т. п. Трудно или даже невозможно провести четкие границы между совокупностями событий, действий, вещей, которые изучаются социологами, и совокупностями, которые изучаются другими науками — экономикой, психологией, политологией, правоведением и т. д. Однако концепция Дюркгейма сыграла положительную роль в начальный

период развития социологии, когда новая наука нуждалась в обосновании ее необходимости.

Второй вариант решения проблемы соотношения предмета социологии и предмета других наук — особое положение предмета социологии по отношению к предмету других общественных и гуманитарных наук, которое предопределяет главенство социологии в ряду этих наук. За данный вариант выступал, например, выдающийся русский социолог Питирим Сорокин[2]1 (1889-1968). В работе «Система социологии» (1920) он представил социологию в качестве обобщающей, генерализирующей (от лат. generalis — общий, главный) науки. Социология призвана изучать наиболее общие, «родовые» свойства явлений, разновидностями которых выступают явления экономические, политические, правовые, религиозные и т. д. Таким образом, объект социологии пересекается и даже совпадает с объектами других наук, но социология, по словам Сорокина, устанавливает «особую точку зрения на изучаемый ряд явлений, отличную от точки зрения других наук». В качестве генерализирующей науки социология находится на вершине иерархии, образуемой общественными и гуманитарными науками. Подход Сорокина односторонен, поскольку психология или экономика тоже могут рассматриваться в качестве «генерализирующих» наук. Психологи, исходя из того что «общим свойством» социальных явлений являются психические процессы — сознание, эмоции, чувственное восприятие и т. п., вполне успешно развивают такие области исследований, как социальная психология, политическая психология, психология труда, психология религии и т. д. Экономисты, выделяя в качестве «общего свойства» рациональное действие, т. е. действие на основе соотнесения издержек и выгод, разрабатывают модели не только собственно экономического поведения, но и политического, брачно-семейного, религиозного и т. д.

Таким образом, определение Сорокина можно отнести к любой из наук. Каждая из них устанавливает «особую точку зрения на изучаемый ряд явлений, отличную от точки зрения других наук». На этом основании строится третий, современный, вариант решения проблемы соотношения предмета социологии и предмета других наук —- альтернативность точек зрения и равновозможность интерпретаций. В качестве примера рассмотрим процесс получения студентами высшего 'образования (получения профессиональных знаний). Если данное явление рассматривать с экономической точки зрения, его можно интерпретировать как инвестирование в «человеческий капитал», т. е. затраты сил, времени и средств на накопление тех интеллектуальных ресурсов, которые в будущем принесут доход. С психологической точки зрения это явление может интерпретироваться как личностное развитие, самоутверждение. С точки зрения социологической — как социализация (усвоение ценностей и норм, характерных для данного профессионального сообщества) и приобретение социального статуса (положения в обществе). Для объяснения сущности получения профессионального образования можно избрать любую из предлагаемых точек зрения. Таким образом, место социологии в системе со-циогуманитарного знания определяется не автономностью, не главенством, а конкурентоспособностью ее предмета.

Социологию как науку конституирует не только наличие предмета, но и наличие методов — строго определенных процедур сбора и анализа данных. Выявление социальной обусловленности явлений — это своего рода интеллектуальное искусство, опирающееся на эрудицию, интуицию и опыт, а систематический сбор и анализ фактов делает выявление социальной обусловленности явлений научным исследованием.

Научный статус социологии, как и других общественных и гуманитарных наук, уже традиционно определяется на основе разделения наук на естественные и гуманитарные. В XIX веке немецкие мыслители — представители неокантианской философии В. Диль-тёй, Г. Риккерт, В. Виндельбанд предложили считать «науки о природе» (Naturwissenschaften) и «науки о духе» (Geistwissenschaften) двумя принципиально разными способами познания со специфическими критериями научности. Задача естественных наук — объяснение и формулировка законов, т. е. выявление универсальных и постоянных причинно-следственных связей. Задача гуманитарных наук — описание и понимание, т. е. интерпретация, смысла событий. В англоамериканской традиции принято еще более жесткое разделение сферы знания на собственно науки (sciences) и гуманитарные дисциплины (humanities). Первые оперируют объективными данными, экспериментальными и статистическими процедурами, формулируют общезначимые выводы. Вторые оперируют субъективными суждениями и представлениями, процедурами интерпретации смысла, формулируют эстетические и этические оценки. К наукам однозначно относятся

физика, химия, астрономия и т. п. К гуманитарным дисциплинам -философия, филология, искусствознание и т. д.

Социология наряду с историей, психологией, лингвистикой занимает промежуточное положение. На протяжении всего развития социологии в рамках ее решается проблема соединения естественнонаучного и гуманитарного подходов к познанию. Социологию нельзя отнести к разряду гуманитарного знания на том, казалось бы, простом основании, что «социология изучает людей». Социология как наука — это изучение не людей, а социальных явлений и процессов. Понятно, что без наблюдения за жизнью людей изучать социальные процессы невозможно, но из этого вовсе не следует, что социология -это изучение людей. Социолог наблюдает за поведением людей, данные наблюдения дают социологу научный материал, но исследует он на этом материале социальную структуру, социальные институты, социальные нормы и статусы, социальные изменения и т. д. В этом смысле люди'для социолога такой же объект, что и лабораторные мыши для медика, изучающего свойства нового лекарственного препарата: предмет изучения — не лабораторные, животные, а связи между биохимическими и физиологическими процессами.

Однако деятельность людей — специфический и даже уникальный объект. Люди обладают сознанием и свободой воли. Они могут изменять свое поведение, в том числе потому, что получают социологическую информацию. Поэтому социология не может формулировать универсальные, постоянно действующие законы. Кроме того, уникальность объекта социологии заключается в том, что он сам способен давать (и искажать) информацию о себе, как это может происходить при



Последнее изменение этой страницы: 2017-02-10; просмотров: 1337; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.153.166.111 (0.011 с.)