ТОП 10:

КОНКРЕТНОЕ ПОНИМАНИЕ СООТНОШЕНИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА



Здесь была предложена предельно общая и абстрактная схема (односторонняя, неполная) теоретической реконструкции проблемы. Если же необходимо получить конкретное, т.е. полное, развернутое, целостное научное представление по данной проблеме, то она (схема) с неизбежностью должна дополняться суммой знаний и понятий, напри­мер: об исторически реальных типах государства, права, общества (в частности, от так называемого азиатского способа производства, обще­ства с элементами кастовой структуры, традиционного общества, инду­стриального общества и др.); временных и содержательно-сущностных стадиях движения общества, государства, права (становление, развитие, кризис, деградация, переходный период, принципиальная смена истори­ческих моделей их существования и функционирования и т.д.); идеоло­гических и мировоззренческих ориентациях и ценностях общества, его социальных и политических структурах (религиозные системы, те или иные профили идеологических систем, набор политических институтов и принципов и т.д.).

В настоящее время очевидно усиление интеграционных процессов (континентального и межконтинентального масштаба) различного свой­ства - политического, институционального, экономического, финансо­вого, правового, военного и др. Без учета данного глобального характе­ра факта (ясно, что он может усиливаться или ослабляться, тормозиться или прекращаться) тоже нельзя составить конкретное теоретическое понимание проблемы соотношения государства и права. Во всяком слу­чае, значение прежде всего практического свойства таких вещей, как международные правовые стандарты (права человека, определенные класс нормативных актов, набор правовых установок в различных сфе­рах жизни общества и человека), своего рода международные государ­ственные стандарты (принцип разделения властей, набор демократиче­ских институтов, процедур и технологий), весьма велико для построе­ния и оценки соотношения исторически и социально-конкретного госу­дарства и права.

Последние упомянутые обстоятельства - интеграционные процессы, международные правовые и государственные стандарты, складывающие­ся и действующие явно или неявно уже достаточно долгое время, - за­ставляют учесть в рамках интересующей нас темы и роль преемствен­ности. При этом преемственность как некий практический и идеологи­ческий процесс воспроизводства тех или иных государственно-правовых институтов, процедур, технологий, форм, идей объективно свойственна как для внутреннего исторического движения общества, так и для меж­национальных, межгосударственных взаимосвязей. Теоретически опи­санная и "сконструированная" модель социалистического государства и

права и их соотношения, рожденная в XIX в. в странах Западной Евро­пы, нашла, например, свое предметное воплощение уже в XX в. в Рос­сии, ряде стран Восточной Европы и Азии. Дальнейшие судьбы этих государственно-правовых систем, их влияние на современное государст­венно-правовое развитие в названных регионах, в том числе на соотно­шение государства и права нельзя понять без учета фактора преемст­венности. Заметим, что это имеет место не только в современных нам исторических условиях. Подобного рода факторы характерны и для прошлых времен. Многократно описано и показано влияние, например, политических идей Т. Гоббса (XVII в.) на государственно-правовые процессы стран Европы последующих десятилетий.

Отметим еще одно обстоятельство, необходимое для конкретного осмысления соотношения государства и права. Речь идет о характерной в определенной степени для современной историософии идеи столкно­вения цивилизаций (по А. Тойнби, в основе истории лежит вызов). Можно по-разному относиться к этой идее, но отрицать данный факт и его влияние на взаимодействие государства и права нельзя. Реакция ми­ра на исторический вызов Запада (будь то в форме открытости, изоли­рованности, дозированного заимствования) в конечном итоге заканчива­ется модернизацией мира или, по мысли А. Тойнби, его вестернизацией. Еще раз заметим, что отношение к данной идее неоднозначно, но за­крывать глаза на такого рода практические исторические глобальные процессы (они, конечно, могут не состояться до конца) нельзя, если мы хотим составить адекватное представление о соотношении государства и права в конкретной стране.

Содержание, характер, тенденции, формы соотношения государства и права, конечно, могут определяться свойствами, особенностями, спе­цификой социальной, экономической, духовной структур общества, сменой исторического типа жизни общества, поиском альтернатив ис­торического развития (например, капитализм или социализм). Однако не только этим. Истоки данного соотношения могут содержаться в са­мой государственной власти, в системе государственных механизмов и правотворчества, в природе правовых образований. Как показывает раз­новременная и разнонациональная историческая практика, государство, государственная власть могут настолько дистанцироваться от общества, человека, что становятся замкнутой системой. Иначе говоря, возможна реальная ситуация, когда государство, если пользоваться словами Т. Гоббса, "имеет право на все". Достаточно привести такие примеры, как Россия времен Петра I, СССР времен Сталина, Германия времен Гитлера, Камбоджа времен Пол Пота. И речь здесь идет не об относи­тельной или гипертрофированной самостоятельности государства, а скорее всего, о распаде системных связей государства, общества, чело­века. В таких ситуациях соотношение государства и права, конечно же, настолько своеобразно, что оно не подпадает даже под самую удачную

теоретическую схему вопроса. Иначе говоря, сложившаяся государст­венная, политическая машинерия настолько искусственна и чужда, что она вместе с правовыми установлениями органически не совпадает со своими социальными, человеческими, духовными основами.

Другой вариант. По оценке многих западных социологов, политоло­гов, психологов, историков, современное капиталистическое общество, раскрепостив человека, предоставив ему широкий набор свобод, сдела­ло его придатком экономических, политических, информационных тех­нологий, лишив тем самым человека возможности реализовать свой ду­ховный потенциал. Современное западное потребительское общество, потеснив нравственные начала и ценности на периферию, переживая духовный кризис, оказалось в тупике, в то время как государственно-правовые механизмы, соотношение государственных и правовых инсти­тутов достаточно отлажены и формально стабильны. Однако и в данном варианте анализ соотношения государства и права необходимо должен дополняться анализом реальных социально-экономических и духовно-нравственных процессов в таком обществе.

Теоретический анализ соотношения государства и права (на уровне абстрактной схемы или на уровне взаимодействия реальных государст­венно-правовых структур) должен учитывать и такое обстоятельство. Когда мы имеем дело с государством и правом, то имеем дело пусть с противоречивыми, сложными, но органическими, живыми, меняющими­ся системами, явлениями, созданными социально-духовным творчеством (противоречивым, длительным, порой запутанным и ошибочным) людей. А это означает, что здесь не может быть однажды и навсегда четко за­фиксированных измерений, показателей, формул, параметров соотно­шения государства и права. Социально-экономическая динамика, кото­рая нередко может сопровождаться и успехом, и кризисом, и дезоргани­зацией, и деградацией (вплоть до полного распада), самым решающим образом оказывает влияние на соотношение государства и права. В свою очередь, особенности государственно-правовых структур могут быть таковыми, что они могут привести к кризису и даже гибели соци­ально-экономической системы.

Применительно к соотношению государства и права невозможно вы­строить систему предельно четких показателей, показывающих всю сложность и переменчивость данного соотношения. Ни более или менее определенность демократических институтов, процедур, систем, ни за­конодательный процесс, ни наличие или отсутствие конституции, ни принцип разделения властей, ни количество и их соотношение по юри­дической силе нормативно-правовых актов и т.д. не могут служить дос­таточными аргументами в пользу той или иной оценки соотношения государства и права. Именно в силу данного обстоятельства здесь нельзя определить максимальный или минимальный набор показателей. Еще сложнее в таких случаях осуществлять тот или иной прогноз.

И еще один момент. Широко обсуждаемые в отечественной юриди­ческой литературе идеи правового государства не могут исчерпать про­блему соотношения государства и права ни как теоретическая попытка описать реальное положение вещей, ни как стремление сформулировать цели и перспективы государственно-правового развития Российской Федерации. Набор признаков или черт (он различен и в научных иссле­дованиях, и в учебной литературе) правового государства нередко со­ставляется в зависимости от степени демократизма или практической значимости научных усилий автора. И верховенство закона, и закон­ность, и взаимная ответственность государства и личности, права и сво­боды человека и др., как чаще всего упоминаемые в литературе призна­ки правового государства дополненные условием построения "граж­данского общества", взятые вместе, напоминают некую программу по­литико-юридического и социального свойства, которую необходимо реализовать обществу, чтобы стать совершеннее. Иными словами, здесь мы имеем дело с определенными идеологического профиля пожелания­ми, нежели с теоретико-критическим осмыслением проблемы, которая, на наш взгляд, на разных стадиях развития общества, его противоречи­вого (а это не болезненное, не патологическое состояние) историческо­го движения может и пониматься и решаться нестандартно.







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-30; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.172.213 (0.004 с.)