ТОП 10:

НЕКОТОРЫЕ МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ СООТНОШЕНИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА



Является ли отношение между государством и правом сущностным? Позволяет ли положительно ответить на этот вопрос очевидный факт их единства как с внешней стороны (единая социально-экономическая ос­нова, общность задач и целей, общий объект воздействия), так и с внут­ренней (невозможность функционирования друг без друга, взаимо­оформление, взаимоупорядочение, неспособность существовать в каче­стве системы вне взаимодействия друг с другом)? Если не понимать сущностные отношения в формально-логическом плане (как количест­венно преобладающие отношения), то позволяет. Непосредственно в данном сущностном отношении каждый раз резюмируется сложный процесс развития, проявления сущности, назначения взаимодействую­щих, сосуществующих явлений. Сущностное отношение определяет со­держание и характер всех других отношений, в которые соотносящиеся явления вступают вообще. Во взаимодействии государства и права, в любом его проявлении (правотворчество, законность, деятельность пра­воохранительных органов, реализация прав, свобод и обязанностей лич­ности и др.) их сущность раскрывается наиболее ярко. Как самостоя­тельные явления государство и право могут вступать и вступают в са­мые разнообразные отношения с другими явлениями социальной, духов­ной, материальной, политической сфер жизни общества и человека, но в высшей степени характерными для них являются их собственные свя­зи. Они во многом определяют движение государства и права, систему их связей. Отношение между государством и правом - это отношение не между идеями, понятиями государства и права, а категория связи, соответствующей реальному миру, и, таким образом, оно имеет онтоло­гический характер.

Анализ соотношения вещей имеет самые различные аспекты. Мож­но, например, попытаться установить, являются ли они друг для друга целью. Думается, право и государство не являются друг для друга це­лью. Государство возникает не для того, чтобы создавать правовые нор­мы, а право - чтобы регламентировать деятельность государственного аппарата. В праве государство находит для себя наиболее рациональную и эффективную форму осуществления своих функций, установления контактов с обществом, регулирования работы своего механизма. Для права же государство является непосредственно "производящим" право и обеспечивающим его реализацию органом. В юридической литературе справедливо не выделяют в самостоятельную функцию у государства его нормотворческую деятельность, а у права - его регулирование деятель­ности государственных органов.

Правоведы и философы иногда высказывают тезис, согласно которо­му право (законодательство) есть признак или свойство (атрибут) госу-

19-6343

дарства (государственной власти); право - существенная сторона, черта, принцип государственности; право (правовая организация) входит в по­литическую организацию общества. Если оставить в стороне проблемы государственности, государственной власти, политической организации (это, на наш взгляд, самостоятельные и отдельные научные проблемы), то понимание права как признака, свойства (атрибута) государства яв­ляется спорным.

Соотношение государства и права - это не соотношение вещи и ее признака, свойства, а соотношение двух самостоятельных, взаимодейст­вующих явлений, каждое из которых обладает присущими только ему признаками, свойствами. Вообще свойство характеризует предмет со стороны качества. Оно всегда относительно. Свойства, признаки не спо­собны существовать сами по себе. Нельзя противопоставить вещь как конкретное признаку, свойству как рядоположенному. Саму правотвор­ческую деятельность, а не ее результат можно понимать как свойство (атрибут) государства, без которого оно не может ни существовать, ни мыслиться. В обществе существует не одно явление - государство, ко­торое с помощью своего признака или свойства - права организует об­щественные отношения, а две взаимодействующие, сорегулирующие в определенных сферах общественную жизнь системы.

Еще один аспект взаимодействия государства и права представляет, по крайней мере, теоретический интерес. Речь идет о так называемом примате государства над правом или права над государством. Вступить во взаимоотношение могут совместные, соизмеримые вещи, имеющие что-то тождественное, что объединяет их. Различные во всех отношени­ях вещи не могут вступить во взаимосвязь, которая, однако, возможна лишь при известном различии между вещами. Государство и право от­вечают этим требованиям. Они имеют нечто общее, но в то же время являются различными социально-политическими факторами и в этом смысле неравны. Это различие не относится к типу различий между "деревом" и "Марсом", которые Гегель называл "неистинными" разли­чиями. Данное различие таково, что оно позволяет государству и праву взаимодействовать друг с другом. Мысль о ведущем положении госу­дарства в его отношениях с правом чаще всего подкрепляют аргумента­ми: государство творит правовые нормы; государство своей принуди­тельной силой обеспечивает исполнение права, стабильность правопо­рядка. Все это верно. Однако столь же очевидно и значительное воздей­ствие права на государство. Способность творить право не распределена равномерно по всему государственному аппарату: одни органы прини­мают только законы, другие - подзаконные нормативные акты. Право же воздействует на государственный механизм в целом. Оно закрепляет форму государства, структуру государственного аппарата, что, конечно, в буквальном смысле не связывает государство "по рукам и ногам", но

позволяет государственному механизму быть организованным, целеуст­ремленным и действовать с большей эффективностью. Право вносит меру в осуществление государственной власти и управления. Велика роль законности в реализации государством своих функций. Желание уложить деятельность государства в правовые рамки - это не прихоть, не стремление общества получить страховой полис на случай возмож­ного произвола со стороны государства. Это объективно необходимое условие, ведущее к организованности, упорядоченности, согласованно­сти действий общества, государства, человека во всех сферах, в том числе и в сфере политико-правовой.

В обществе не существует никакого, так сказать, нелегального пра­вотворчества, осуществляемого без ведома государства. Право не может находиться в "подвешенном" состоянии (в подобном случае это не пра­во), оно нуждается в обеспечении со стороны государства, которое в данном случае является не дополнительной, а первой, главной силой. Не существует наиболее или наименее защищенной отрасли права. Но, с другой стороны, право оформляет государство, упорядочивает его дея­тельность, без него государство в известном смысле бессильно и не мо­жет существовать. Право, приобретая самостоятельное бытие, фиксиру­ется в своей действительной природе по отношению к государству как нечто внешнее, но не отчужденное, мистифицированное. Имея в лице государства свой непосредственный источник, право, однако, не являет­ся его продолжением в иной форме. Отношения между ними при этом не костенеют, не погашаются, не стираются. Государство и право не становятся индифферентными друг другу. Нет между ними и какой-то конвенции или сепаратизма, что лишало бы объективного характера их взаимодействие.

Укладывая свою деятельность в большей ее части в нормы права, го­сударство не оказывается в абсолютно связанном положении, не лиша­ется возможности изменяться. При этом, однако, оно не может по сво­ему субъективному усмотрению "отложить" право в сторону, если не хочет быть разрушенным. Представляется, что правильнее будет гово­рить о взаимодействии государства и права как взаимодействии равных сторон. Вообще всякое резкое противопоставление соотносящихся мо­ментов, стремление определить абсолютно первичное и абсолютно вто­ричное всегда и познавательно и практически малоэффективно, если речь идет не о ситуативном подходе, а об оценке конкретных историче­ских обстоятельств. Стремление отдать предпочтение государству или праву в их соотношении вовсе не означает стихийный или сознательный выбор позиции этатизма, правового государства или господства права. Хотя такое вполне, естественно, возможно. Как представляется, здесь мы имеем дело с чисто визуальным способом доказывания, когда берет­ся лишь внешнее сцепление обстоятельств, которое с этой своей сторо­ны может произвести именно такое впечатление.







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-30; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.231.220.225 (0.004 с.)