ТОП 10:

ИСТОКИ, РОЛЬ И НАЗНАЧЕНИЕ ТЕОРИИ РАЗДЕЛЕНИЯ ВЛАСТЕЙ



Теория разделения властей, именуемая нередко принципом разделе­ния властей, в том виде, как она воспринимается ныне применительно к государственному режиму, появилась более трехсот лет назад. Основа­телями ее считаются английский философ-материалист, создатель идей­но-политической доктрины материализма Джон Локк (1632-1704) и французский просветитель, философ и правовед Шарль Луи Монтескье (1689-1755).

Идеи Локка относительно необходимости и важности разделения властей были изложены в главном его труде "Два трактата о государст­венном правлении" (1690), а идеи Монтескье о разделении властей и другие его общественно-политические воззрения -- в романе "Пер­сидские письма"; историческом очерке "Размышления о причинах вели­чия и падения римлян" и основном его произведении - "О духе зако­нов" (1748).

Подобно другим научным идеям и концепциям, теория разделения властей возникла не на пустом месте. Она была подготовлена всем предшествующим социально-политическим развитием и накоплением исторического опыта в организации государственно-правовой жизни и поддержании стабильности в обществе и государстве.

Рассуждая на эту тему, известный государственный деятель России, автор плана либеральных преобразований в стране М.М. Сперанский (1772-1839) писал, что "царства земные имеют свои эпохи величия и упадка, и в каждой эпохе образ правления должен быть соразмерен той степени государственного образования, на коем стоит государст­во".Каждый раз, подчеркивал автор, "когда образ правления отстает или предваряет сею степень", он "испровергается большим или мень­шим потрясениям"1.

Теория разделения властей не могла возникнуть, а тем более "материализоваться", на той ступени развития государства - "степени государственного образования", которая обычно именуется "восточным деспотизмом" или "европейским абсолютизмом". Ибо власть в этих го­сударственных системах, "издревле разделявших политический мир", неизменно сосредоточивалась лишь в одних руках - восточного деспота, царя, фараона, монарха. Закон в отношении такой власти был совер­шенно беспомощен.

1 План государственного преобразования графа М.М. Сперанского. М., 1905. С. 15.

Деспотическая власть, по словам М. Сперанского, в отношении са­мого произвольно издаваемого ею закона "не допускала ни меры, ни границ". Что же касается абсолютизма, то отражавшая и реализовавшая его государственная машина, "была основана на власти самодержавной, ограничиваемой не законом, но вещественным" или "материальным ее разделением"1.

Теория разделения властей возникает и начинает "материализо­вываться" лишь на той стадии развития общества и государства, когда созревают все необходимые предпосылки для активного участия широ­ких слоев общества в социально-политической жизни и политических процессах страны, торжествует хотя бы в формальном плане политиче­ский и идеологический плюрализм; среди интеллектуальных слоев об­щества идет усиленный поиск путей и средств создания надежных га­рантий прав и свобод подданных или граждан; предпринимаются попыт­ки ограждения их, а вместе с ними всего общества и государства от возможной узурпации всей государственной власти как со стороны от­дельных лиц, так и со стороны отдельных органов государства.

Именно в такой период, в конце XVII в., в период так называемой "славной революции" в Англии, и в середине XVIII в., в период нарас­тания революционных настроений во Франции, усилиями Дж. Локка и Ш. Монтескье разрабатываются основные положения, закладывается фундамент и создается каркас здания под названием теории разделения властей.

При рассмотрении процесса формирования теории разделения вла­стей в научной литературе обычно выделяют три фазы. Во-первых, это создание таких мировоззренческого фона, обстановки, в которых стало возможным появление концепции разделения властей, оформление со­ставляющих ее элементов. Во-вторых, это создание собственно концеп­ции, оформление ее отдельных частей и гармоничное соединение их воедино. И в-третьих, это внесение первых корректировок, появившихся в результате накопления практического опыта по претворению основ­ных положений теории разделения властей в жизнь .

Длительность по времени этих фаз, по мнению ученых, далеко не одинакова. Первая фаза охватывает период с XVI в. до второй половины XVII в. Вторая, основная, фаза - со второй половины XVII в. до сере­дины XVIII в. И третья, завершающая, фаза охватывает период с сере­дины XVII в. и до конца первой половины XIX в.

С точки зрения социально-экономического и государственно-правового развития это были во многом весьма разнородные периоды.

План государственного преобразования графа М.М. Сперанского. М., 1905. С. 16.

2 Терехов В.И. Становление и развитие концепции разделения властей // Разделенно властей: история и современность / Отв. ред. М.Н. Марченко. М., 1996. С. 8.

Однако с точки зрения становления концепции разделения властей все эти процессы могут быть объединены "в рамках процесса развития од­ной мировой цивилизации". А именно той, которая заняла господ­ствующее положение в Центральной и Западной Европе, а затем рас­пространилась и на Северную Америку. "Политическая культура, со­ставной частью которой стала концепция разделения властей, была по­рождением именно этой цивилизации"1.

Говоря о конкретных условиях и предпосылках возникновения тео­рии разделения властей в Англии (в интерпретации Дж. Локка) и во Франции (в представлении Ш. Монтескье), необходимо не только ис­ходить из анализа объективных факторов, но и принимать во внима­ние субъективные воззрения ее основателей.

В частности, для глубокого понимания истоков, роли и назначения данной концепции в Англии весьма важным является не только конста­тация таких объективно существовавших факторов, которые самым не­посредственным образом сказались на содержании теории разделения властей, но и установление более "удобной" для набиравшего в тот пе­риод силу нового класса буржуазии конституционной монархии, полу­чившей затем законодательное закрепление в Билле о правах (1689) и Акте об устроении (1701), а также достижение социально-политиче­ского компромисса между земельной и денежной аристократией, между фактически господствовавшей в стране буржуазией и официально пра­вящим дворянством, и др.

Объективные факторы - реально существующие условия и предпо­сылки несомненно являются той базой, основой, на которой возникают и функционируют как отдельные идеи, так и сама теория разделения властей. Они, безусловно, имеют важнейшее значение для процесса воз­никновения и развития рассматриваемой концепции и играют при этом доминирующую роль.

Однако далеко не второстепенное значение для данного процесса имеют и субъективные факторы, в частности политико-правовые и фи­лософские воззрения самого основателя доктрины разделения властей Дж. Локка.

Будучи сторонником теории естественного права, общественного до­говора, неотчуждаемости естественных прав и свобод личности, нако­нец, идеологом социального компромисса и защитником идей либера­лизма, Дж. Локк не без оснований рассматривал разрабатываемый им принцип или теорию разделения властей как один из способов достиже­ния сложившихся в его миропонимании целей и решения ряда социаль­но-политических задач.

Терехов В.И. Становление и развитие концепции разделения властей // Разделение властей: история и современность / Отв. ред. М.Н. Марченко. М., 1996. С. 8.

Представляя государство как совокупность людей, объединившихся в одно целое под эгидой ими же установленного общего закона и создав­ших судебную инстанцию, правомочную улаживать конфликты между ними1, Дж. Локк считал, что только такой, а не какой бы то ни было иной институт, как государство - носитель публичной (политической) власти, способен защитить права и свободы граждан, гарантировать их участие в общественно-политической жизни, добиться "главной и вели­кой цели'' - сохранения собственности, ради которой люди объединяют­ся в политическое сообщество.

Однако успешное выполнение этой сложной и весьма многогранной миссии со стороны государства непременно требует, согласно воззрени­ям знаменитого философа, четкого разделения его публично-правовых полномочий на уравновешивающие друг друга составные части и соот­ветственно наделения ими различных "сдерживающих" друг друга от чрезмерных властных притязаний государственных органов.

В соответствии с этим видением вопроса полномочия принимать за­коны (законодательная власть) возлагаются на парламент, а полномочия осуществлять их (исполнительная власть) - на монарха и правительство (кабинет министров). Все виды публично-властной деятельности и реализующие их государственные органы располагаются в иерархиче­ском порядке. Верховной властью объявляется законодательная власть. Все иные ветви власти подчиняются ей, но вместе с тем оказывают на нее активное воздействие.

Отстаивая данный способ организации власти и распределения ее между различными государственными органами, Дж, Локк активно вы­ступал против концепции абсолютизации и неограниченности власти. Абсолютная монархия, писал в связи с этим автор, которую некоторые считают "единственной формой правления в мире", на самом деле "несовместима с гражданским обществом и, следовательно, не может

,. «2

быть формой гражданского правления .

Дело в том, пояснял ученый, что поскольку она сама не подчиняется закону, то, следовательно, она не может обеспечить подчинение ему и других властей и лиц. Такая власть не способна также гарантировать и естественную свободу человека.

Последняя заключается в том, что человек по природе своей полно­стью свободен "от какой бы то ни было стоящей выше его власти на земле и не подчиняется власти другого человека, но руководствуется только законом природы"3. В отличие от естественной свободы, "свобода человека в обществе" состоит в том, что он не подчиняется никакой другой "законодательной власти, кроме той, которая установ-

1 Подробнее об этом см.: История политических и правовых учений / Под ред. О.Э.Лейста. М., 1997. С. 185-193.

2 Локк Дж. Сочинения. В 3 т. Т. 3. М., 1988. С. 312.

Там же. С. 274.

лена по согласию в государстве, и не находится в подчинении чьей-либо воле и не ограничен каким-либо законом, за исключением тех, которые будут установлены этим законодательным органом в соответствии с оказанным ему доверием"1.

Согласно философским и политическим воззрениям Дж. Локка, если абсолютная монархия - эти построенная тирания и беззаконие - нахо­дится в глубоком противоречии с природой человека и общественным договором, то публичная политическая власть, построенная на основе принципа разделения властей, изначально соответствует естественной природе людей.

Обосновывая данный тезис, автор обращался к таким природным чертам человека, как его способность создавать общие для всех правила поведения и в повседневной жизни руководствоваться ими; как способ­ность претворять в жизнь принимаемые им решения и применять общие правила к конкретным ситуациям; наконец, как способность не только устанавливать, но и поддерживать на определенном уровне и в опреде­ленных рамках свои отношения с другими людьми. Наличием данных природных черт человека обосновывалась необходимость и естествен­ность разделения властей на законодательную, исполнительную, судеб­ную и федеративную (ведающую международными отношениями) вла­сти.

Разумеется, реальное проявление названных черт, как и само разде­ление властей, возможно лишь в условиях государственного, а не дого-сударственного, естественного существования и состояния отдельного человека и всего общества. Ибо, во-первых, в естественном состоянии, по мнению Локка, "не хватает установленного, определенного, извест­ного закона",который был бы признан и допущен по общему согласшо в качестве "нормы справедливости и несправедливости и служил бы общим мерилом", при помощи которого разрешались бы между ними споры.

Во-вторых, в естественном состоянии "не хватает знающего и бес­пристрастного судьи",который обладал бы властью разрешать все за­труднения в соответствии с установленным законом.

И в-третьих, в естественном состоянии часто "недостает силы, кото­рая могла бы подкрепить и поддержать справедливый приговор и при­вести его в исполнение"2.

Аналогичные идеи о разделении властей развивались и дополнялись позднее в работах Ш. Монтескье. В каждом государстве, писал он, "есть три рода власти: власть законодательная, власть исполнительная, ведающая вопросами международного права, и власть исполнительная, ведающая вопросами права гражданского.

Локк Дж. Сочинения. В 3 т. Т. 3. М., 1988. С. 274. ! Там же. С. 335.

14-6343

В силу первой части государь или учреждение создает законы, вре­менные или постоянные, и исправляет или отменяет существующие за­коны. В силу второй он объявляет войну или заключает мир, посыпает и принимает послов, обеспечивает безопасность, предотвращает наше­ствия. В силу третьей власти он карает преступления и разрешает столкновения частных лиц. Последнюю власть можно назвать судебной, а вторую - просто исполнительной властью государства" .

Неразрывно связывая идею политической свободы с идеей граждан­ской свободы и выступая за строгое соблюдение законов, регулирующих отношения между гражданами и государством, Монтескье усматривал, так же как и Локк, в четком разделении и взаимном сдерживании вла­стей не только реальную гарантию прав и свобод граждан, но и их за­щиту от государственного произвола и беззакония.

Отсутствие такого разделения властей, равно как и отсутствие меха­низма их взаимного сдерживания друг друга, с неизбежностью ведет, по мнению мыслителя, к сосредоточению власти в руках одного лица, го­сударственного органа или небольшой группы людей, а также к зло­употреблению государственной властью и произволу.

Рассматривая истоки теории разделения властей, равно как и про­цесс ее становления и развития, в научной и учебной юридической ли­тературе совершенно справедливо указывается на то, что, несмотря на общность многих положений, высказанных Локком и Монтескье в от­ношении рассматриваемой теории, учение Монтескье о разделении вла­стей "обладало значительной новизной по сравнению с /предшествую­щими концепциями"2.

В чем это проявлялось? Во-первых, в том, что Монтескье соединил либеральное понимание свободы с идеей конституционного закрепления механизма разделения властей. Свобода, доказывал просветитель, "устанавливается только законами и даже законами основными". А во-вторых, в том, что он более определенно высказался за включение в состав властей, подлежащих разграничению, судебных органов. Система государственного управления, построенная на основе принципа разгра­ничения властей, в первую очередь законодательной и исполнительной власти, дополнялась у Монтескье принципом независимости судей.

Рассмотренная им триада в виде законодательной, исполнительной и судебной властей со временем стала классической формулой теории конституционализма.

Идеологически теория разделения властей была направлена против королевского абсолютизма и служила обоснованию сложившегося в условиях предреволюционной Франции компромисса буржуазии и дво-

Монтескье Ш. Избранные произведения. М., 1955. С. 290. 2 История политических и правовых учений / Под ред. О.Э. Лейста. М., 1997.С. 233.

рянства . Государственной формой такого компромисса во Франции, так же как и в Англии, усматривалась конституционная монархия.

Теория разделения властей имела и имеет в настоящее время не только научное, академическое, но и практическое значение. Идеи раз­деления властей были широко представлены, например, в таких фунда­ментальных актах, имевших огромное для своего времени юридическое и политико-практическое значение, как Декларация прав человека и гражданина (1789), в которой акцентировалось особое внимание не только на индивидуальных правах и свободах, но и на важности для установления конституционного порядка разделения властей (ст. 16); Конституция Франции (1791), где закреплялось принципиально важное положение о том, что "во Франции нет власти, стоящей над законом" и что "король царствует лишь в силу закона, и лишь именем закона он может требовать повиновения" (гл. II, отдел 1, ст. 3); и др.

Следует обратить особое внимание на то, что в Конституции 1791 г. наряду с сохранявшейся, хотя и ограниченной законом, монархией в разделе "О государственных властях" выделялось положение о том, что "суверенитет принадлежит всей нации", что он "един, неделим, неотчу­ждаем и неотъемлем".

Весьма важным в плане разделения властей было конституционное установление, согласно которому "ни одна часть народа, никакое лицо не может себе присвоить его осуществление".

В соответствии с этим установлением "законодательная власть вве­ряется Национальному Собранию, в состав которого входят представи­тели, свободно избранные народом на определенный срок". Исполни­тельная власть "вверена королю и осуществляется под его главенством министрами и прочими ответственными органами". Судебная же власть "вверена судьям, избираемым народом на определенный срок" (разд. III, ст. 1-5).

По мере своего становления и развития теория разделения властей нашла довольно широкий отклик в академических и политических кру­гах не только Англии и Франции, но и ряда других стран.

Причем если, например, в Америке она с самого начала пользова­лась большим успехом и местными учеными и политическими деятеля­ми бралась на вооружение, то в Германии среди значительной части интеллектуальной элиты ряд ее положений подвергался сомнению.

Так, в фундаментальной работе "Общее учение о государстве" Г. Еллинек высказывает свое явно скептическое отношение по поводу возможности в реальной жизни добиться такого положения, когда зако­нодательная власть в лице парламента сможет фактически сдерживать исполнительную власть, находящуюся в руках монарха; когда между ними может быть достигнуто равновесие.

1 История политических и правовых учений / Под ред. О.Э.Лейста. М., 1997. С. 233.

Такое состояние является, по мнению мэтра, "политически наименее вероятным, так как соотношение социальных сил, составляющих основу политического могущества, крайне редко и уж во всяком случае только временно складывается так, чтобы было возможно полное равновесие двух постоянных политических факторов". Но именно на "такую неве­роятную комбинацию рассчитана теория равновесия" Монтескье и дру­гих ее сторонников, и уже поэтому реальность применения этой теории и ее действенность подлежит сомнению1.

В России среди ряда других государственных деятелей и ученых тео­рия разделения властей занимала особое внимание М.М. Сперанского. В своем "Введении к уложению государственных законов" (1809) он писал в связи с попыткой использования этой теории для "преобра­зования" самодержавия и стремлением поставить ее в рамки закона, что "нельзя основать правление на законе, если одна державная власть бу­дет и составлять закон и исполнять его". Необходимо ее разделение. Необходимо, чтобы одни "установления" действовали в процессе со­ставления закона, а другие - при их исполнении .

Из троякого порядка государственных сил, продолжал автор, возни­кает "троякий порядок сил установлений". Одно из них "должно дейст­вовать в образовании закона, другое - в исполнении, третье - в части судной. Разум всех сил установлений может быть различен".

М.М. Сперанский предлагал "два различных устройства" самодер­жавной власти на основе закона и принципа разделения властей.

Первый вариант такого устройствасостоит в том, чтобы "облечь правление самодержавное" всеми "внешними формами закона, оставив в существе его ту же силу и то же пространство самодержавия".

Главные черты и особенности такого устройства сводятся, по мне­нию автора, к тому, чтобы: 1) "установить сословие, которое бы пред­ставляло силу законодательную, свободную", которая на самом деле была бы "под влиянием и в совершенной зависимости от власти само­державной"; 2) силу исполнительную "так учредить, чтобы она по вы­ражению закона состояла в ответственности, но по разуму его была бы совершенно независима"; 3) власти судной "дать все преимуще­ства видимой свободы, но связать ее на самом деле такими учрежде­ниями, чтобы она в существе своем всегда состояла во власти самодер­жавной".

Данный вариант самодержавного устройства, делал вывод Сперан­ский, будет лишь казаться "во мнении народном" действующим. Но на самом деле он никогда не будет таковым .

26.

Еллинек Г. Общее учение о государстве. СПб., 1908. С. 521.

План государственного преобразования графа М.М. Сперанского. С. 22-

Там же. С. 26-28.

Суть второго варианта такого устройствасводится к тому, чтобы не только "внешними формами покрыть самодержавие", но и ограни­чить его "внутреннею и внешнею, существенною силою установлений". Нужно "учредить державную власть на законе не словами, но самим делом "*.

Если, писал автор, предпочтение будет отдано этому варианту, тогда все "установления" должны быть "расположены на иных правилах".

А именно: 1) законодательное сословие должно быть так устроено, "чтобы оно не могло совершать своих положений без державной власти, но чтобы мнения его были свободны и выражали бы собою мнение на­родное"; 2) сословие судебное должно быть так образовано, "чтобы в бытии своем оно зависело от свободного выбора, и один только надзор форм судебных и охранение общей безопасности принадлежали прави­тельству"; 3) власть исполнительная "должна быть вся исключительно вверена правительству". А чтобы эта власть "распоряжениями своими под видом исполнения законов" не могла бы "ни обезобразить", "ни совсем уничтожить" их, то она должна быть поставлена под "ответ­ственность власти законодательной"2 .

Сравнивая два эти возможных варианта преобразования самодержа­вия с помощью теории разделения властей, Сперанский делал оконча­тельный вывод в пользу второго как более совершенного и более дейст­венного варианта.

Если первая из сравниваемых между собой потенциальных систем, анализировал он, "имеет только вид закона", то другая есть "самое су­щество его". Если первая недолговечна и "издалека сама готовит себе прекращение", то другая при благоприятных обстоятельствах "может утвердиться, долгое время без важных перемен постепенно следовать за гражданским усовершенствованием". Наконец, если первая может быть "оправданна в народе своевольном, непостоянном, преклонном ко всем новым умствованиям и особливо тогда, когда народ сей выходит из анархии с превратными привычками", то вторая "одна может быть свойственна народу, который имеет более доброго смысла, нежели пытливости, более простого и твердого разума, нежели воображения, коего характер трудно обольстить, нелегко убедить простою исти­ною"3.

Говоря о внимании к теории разделения властей в России в других странах, следует отметить, что при этом не только широко использова­лась ее традиционная модель - триада, состоящая из законодательной, исполнительной и судебной властей, но и предлагались другие ее вари­анты.

План государственного преобразования графа М.М. Сперанского. С. 33. Там же. С. 34. Там же.

Так, М.М. Сперанский предлагал, помимо традиционного разделения властей, использовать их классификацию на физическую и материаль­ную власти1. Известный французский юрист конца XIX - начала XX в. М. Ориу в своей фундаментальной работе "Основы публичного права" выделял и анализировал с точки зрения взаимосвязи и взаимного "равновесия" властей политическую и экономическую, военную и граж­данскую, гражданскую и религиозную власти и др.

По справедливому замечанию автора, "одним из преимуществ теории равновесия является то, что она придает смысл и значение многочис­ленным разделениям, которые видны даже при самом поверхностном наблюдении над государственным режимом"3. Последний же всегда яв­ляется "режимом разделений". В равновесии он находится лишь благо­даря тому, что "разделяет окружающие его силы, противопоставляя их друг другу и восполняя одну за счет другой"4.

М. Ориу не без оснований считал возможным использование теории или принципа разделения и сдерживания (равновесия) властей не только для анализа властных взаимоотношений, возникающих в государствен­ной сфере, но и в различных общественных сферах. "В сущности граж­данское общество, - замечал он, - покоится на основном разделении между политической властью и экономическим могуществом"5.

Аналогичные подходы к анализу разделения властей и рас^пшритель-ной трактовке этой теории в последующем использовались и многими другими авторами.







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-30; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.206.187.81 (0.011 с.)