ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Я ВЫСКАЗЫВАЮ КРАТЧАЙШИЙ В МИРЕ ПАНЕГИРИК; ЗАКАТЫВАЮ ВЕЧЕРИНКУ; ПРАВИЛЬНО ЦЕЛУЮСЬ



За два дня до Рождества мне позвонила Кейша, жена мистера Киплинга.

— Аня, — сказала она со слезами в голосе, — мистер Киплинг умер. — Ему было пятьдесят четыре. После моего первого года в старшей школе он получил инфаркт. Два года спустя второй приступ погубил его. В кругу моих близких уровень смертности всегда был высоким, но в этом году особенно. В январе я потеряла Имоджен, Микки в сентябре, и вот, мистера Киплинга. Почти в каждом сезоне года.

Возможно, именно поэтому я не заплакала, когда Кейша сообщила мне эту новость.

— Мне искренне жаль.

— Я звоню спросить у тебя, можешь ли ты произнести несколько слов на похоронах?

— Это не самая сильная моя сторона. — Мне неудобно проявлять эмоции на публике.

— Для него это бы так много значило. Он невероятно гордился тобой и клубом. Собирал каждую статью о тебе.

Я была удивлена слышать это. Последние девять месяцев его жизни мы с мистером Киплингом боролись, открывать клуб или нет, которым он был невероятно горд. (На то были другие причины.) Тем не менее, со смерти моего отца в 2075-м, до моего совершеннолетия мистер Киплинг курировал каждое мое финансовое решение и некоторые личные. Не уверена, насколько временами его советы были хороши, но он делал все возможное, и ни разу не махнул на меня рукой, даже если казалось, что весь мир ополчился на меня. Я знала, что он меня любил. И я тоже его любила.

 

***

Норико; Лео, наконец-то вернувшийся из тюрьмы; и Нетти, приехавшая из Святого Сердца, сопровождали меня в собор святого Патрика. Я выступала третьей — после Саймона Грина и мужчины по имени Джо Бёрнс, партнера мистера Киплинга по сквошу, но перед его дочерью, Грейс, и его братом, Питером. Когда подошел мой черед, подмышки и ладони стали мокрыми. Несмотря на зиму, я пожалела о решении надеть черное вязаное платье.

С доской в руках я вышла на подиум.

— Здравствуйте, — начала я. — Я набросала заметок. — Мне показалось, что включается доска целую вечность. Я посмотрела свои наброски:

1. М-р К. = лучший друг отца. Пошутить о сложностях друзей босса мафиози?

2. М-р К., рассказать смешную историю о его лысине?

3. М-р К. может не самый лучший юрист, но верный. Историю об этом?

4. М-р К. чтил обязательства.

Вот что я припасла. Написала это, придя домой поздней ночью. На тот момент они показались уместными, но сейчас, стоя в соборе, я решила, что они не подходят. И выключила доску. Надо говорить от сердца, чего я обычно избегала.

— Я не знаю, о чем говорить. Он был... — в моей голове пронеслись идиотские замечания: лысым? лучшим другом отца? заурядным адвокатом? — хорошим человеком. — Ноги затряслись, дыхание стало громким. — Спасибо.

Идя по проходу, смотреть Кейше Киплинг в глаза я не осмелилась. Я села на свое место, и Нетти накрыла своей ладонью мою.

 

***

После похорон к нам подошел Саймон Грин, которого я старалась избегать. Нетти обняла его.

— Он был как отец тебе, — сказала она с сочувствием. — Твое сердце, должно быть, безутешно.

— Да. Спасибо, Нетти. — Саймон снял очки и протер их рубашкой. — Аня, — он кивнул головой в сторону. — У тебя найдется минутка поговорить со мной?

Я бы предпочла, чтобы ее не было, но разве у меня есть выбор?

— Трудно начать, — сказал Саймон на улице.

Я скрестила руки. Тон его мне не понравился.

— Мистер Киплинг оставил контору мне, но, к сожалению, число клиентов сильно снизилось. Не знаю, сколько смогу держать ее на плаву. Ты можешь отказаться, но я бы попросил тебя подобрать мне работу в «Темной комнате».

— Там уже есть юрист. — Мне не нужен был Саймон под боком.

— Знаю. Просто отметил, что бизнес разросся. Может, если он еще укрупнится, тебе понадобится еще один юрист. А такой человек как Чарльз Делакруа не засидится в ночном клубе.

— Бесполезно строить догадки о его планах.

— Ладно, Анни. Я понимаю, ты расстроена. Но ты не можешь осуждать человека за просьбу.

Я знаю, что жестка с ним.

— Послушай, Саймон, ничего личного, просто бизнес.

— Конечно, Анни. Я понимаю. — Он сделал паузу. — Я смотрю, Лео вернулся из тюрьмы.

Это не замечание вскользь, а напоминание о долге, связанное с обстоятельствами возвращения моего брата из Японии на прошлую Пасху, намек его вернуть. Если бы Саймон говорил без обиняков, я бы уважала его больше.

— Если моя ситуация изменится, я тебе сообщу.

 

***

Вот так я дожила до конца 2084 года. Было заманчиво застопориться на черной полосе (смерти, потеря Вина, распри с сестрой, и т.д. и т.п.), но впервые я решила этого не делать. Доля трагедии сделала мои триумфы так или иначе слаще. Мой бизнес процветал, я урегулировала отношения с Толстым и Семьей; впервые в жизни была на правой стороне закона; у меня было более чем достаточно денег; я стала крестной; и я стала более опытной в хождении на каблуках.

И возможно это объясняет, почему ваша бросающая вызов удовольствиям героиня решила вести себя не так, как обычно: в канун Нового года я устроила вечеринку в «Темной комнате».

Я повесила объявление, которое гласило: «ЗАКРЫТО ИЗ-ЗА ПРОВЕДЕНИЯ ЧАСТНОГО МЕРОПРИЯТИЯ». Потом открыла двери клуба пошире и включила музыку погромче.

В ту ночь Лео первый раз побывал в клубе.

— Что думаешь? — спросила его я.

Он схватил мою голову руками и поцеловал меня в лоб, щеки и макушку.

— Я, честно говоря, не могу поверить, что моя маленькая сестренка сделала это сама!

— Мне помогали, — сказала я. — Норико. И Тео. И мистер Делакруа.

— Ты самая замечательная сестра. Эй, Анни, а я могу тоже прийти сюда работать?

— Конечно, — отвечаю я. — Чем бы ты хотел заняться?

— Не знаю. Я хочу быть полезным.

Я придумаю что-нибудь. Возможно, объединю его в команду с дотошной Норико. Я все еще думала об этом, когда Нетти схватила меня за руку.

— Вин здесь! Я попросила его прийти. Мы должны пойти поздороваться.

— Что? Кто здесь? — Я не была уверена, что правильно расслышала ее из-за громкой музыки.

— Когда мы ехали сюда в поезде из Бостона, я сказала ему, что он должен увидеть твой клуб, потому что он удивительный. Я мотивировала его тем, что клуб – основная причина, по которой вы расстались, и он не прекратит прения по этому поводу, если не придет.

— Нетти, тебе действительно не стоило этого делать, — сказала я.

— Честно говоря, я не думала, что он придет, но вот он здесь.

Я пробежалась пальцами по волосам. Он не видел меня с тех пор, как я их подрезала.

Нетти повела меня к столику возле окна. Вин действительно был там вместе со своей матерью, мистером Делакруа и девушкой примерно моего возраста. Я и без объяснений догадалась, что это та самая девушка из Вермонта. Она была худой-прехудой и высокой-превысокой, со светлыми волосами до талии. Мистер Делакруа и Вин стояли. Я любезно улыбнулась (надеясь, что так оно и было) всему столу и заговорила голосом самой гостеприимной хозяйки:

— Мистер Делакруа, миссис Делакруа, так приятно снова видеть вас. Вин, какой сюрприз. А ты, должно быть, девушка Вина? — Я протянула руку скандинавке, чтобы пожать ее.

— Астрид, — представилась она.

— Аня. Рада познакомиться с тобой.

— Это место такое очаровательное, — сказала она. — Мне очень нравится. — Ее рука покоилась на его бедре. Он убрал несколько длинных белокурых прядей с ее лица.

— Очаровательное – не то слово, — согласилась миссис Делакруа. В последний раз я разговаривала с ней, когда она пребывала в замешательстве насчет клуба и роли ее мужа в этом, но она, похоже, заключила мир с нами обоими. — Вы проделали замечательную работу. Ты и Чарли. — Она посмотрела на мужа. Выражение лица мистера Делакруа было загадочным. Я не знала его достаточно хорошо, чтобы расшифровать. Он даже не поприветствовал меня, неотрывно глядя в сторону окна, как если бы вечеринка проходила на улице.

— Спасибо, — сказала я. — Мы гордимся им.

— Здорово, — сказал Вин без особого энтузиазма. — Я рад, что мне довелось увидеть его. — Он сделал паузу. — Ты изменила прическу.

— Да. — Я положила ладонь за затылок.

— Ну, она подходит этому клубу, по крайней мере, — сказал Вин.

— Наслаждайтесь, — сказала я столу. — И счастливого Нового Года!

Я пошла к бару.

— Извини насчет этого, — сказала Нетти. — Так неловко. Я не знала, что его подруга приедет в город.

— Все в порядке. Я счастлива, что он увидел клуб, да и знала уже, что у него есть девушка.

Нетти хотела что-то сказать, но затем покачала головой. Она заказала нам две Теобромы. — Хотя я была удивлена, увидев здесь миссис Делакруа. Вин говорил, что его родители разводятся.

— О, я не слышала об этом. — Мистер Делакруа был довольно скрытен и не рассказывал о своей личной жизни.

— Да. Вин не так уж и расстроен. Он говорит, что это происходит уже долгое время. Я думаю, это было решение его матери.

— Ты с Вином много общаешься?

— Ну, так. Мне он всегда нравился, как ты знаешь, — сказала она. — Встреча с ним в Бостоне ослабила тоску по дому. — Она отпила из стакана. — Спасибо тебе, кстати, что послала его ко мне.

— Нетти, я не знаю, в состоянии ли ты даже ответить на этот вопрос. Но как ты думаешь, Вин сейчас понял? Он понял, почему я должна была это сделать?

— Я думаю так, — медленно ответила она. — Он, очевидно, двигается дальше, и кажется менее ожесточенным. — Она опустила подбородок на руки. — Я думала, ты будешь с ним вечно.

— Ну, это потому что ты была маленьким ребенком, когда мы с ним встретились, — сказала я. — Я много думала об этом. Правда в том, что иногда слишком многое может произойти в отношениях, и тогда никто не сможет ничего сделать или сказать. Они разрушаются.

— Ты не предполагаешь, что это может когда-нибудь произойти с нами? — спросила Нетти.

— Конечно нет, дуреха. Ты можешь вечность быть ужасной, но я все равно буду любить тебя. В новой школе все хорошо?

Она сделала большой глоток, а затем рассмеялась.

— Я ненавижу это говорить, но ты была права. Ситуация с Пирсом становилась слишком серьезной. Как только я уехала, то смогла понять, что он стал казаться гораздо менее важным.

— Забавно, — сказал я. — Может, если бы кто-то отослал меня в школу, произошло бы то же самое с Вином.

Нетти покачала головой.

— Все же, скорее всего, нет. Вин, он, вроде как, замечательный, а Пирс – просто какой-то глупый парень.

Я посмеялась над Нетти.

— Ты не получишь Вина, — сказала я. — Он слишком стар для тебя. Плюс, он встречается со скандинавкой.

— Она похожа на настоящую викингшу. В любом случае, Вин мне ни к чему. Я бы никогда не стала встречаться с парнем, который разбил сердце моей сестры.

Он не разбивал его. Теперь я это понимаю. Если быть честной, я сделала это сама. (Примечание: кому вообще нужно сердце?) Ей было важно знать это, поэтому я произнесла вслух:

— А он и не разбивал. Никто не может разбить твое сердце, кроме тебя самого.

— Может быть, она больше смахивает на исландскую принцессу, — предположила Нетти.

Тео присоединился к нам в баре.

— Кто смахивает на исландскую принцессу? — поинтересовался он.

Нетти указала на столик Делакруа.

— Прекрати, — сказала я. — Мы же не хотим, чтобы они поняли, что мы говорим о них.

Нетти помахала.

— Все в порядке. Они нас не слышат. Привет, исландская принцесса!

— Очень красивая девушка, — отметил Тео, — но вы обе неправы. Она похожа на русалку.

— Нет свиданий? — спросила его я.

Он кивнул.

— Что? Ты уже поматросил каждую девушку в Нью-Йорке? Тео – такая шлюха, — проинформировала я Нетти.

— Si* (исп. «Да»). Тебе придется открыть филиал в другом городе, чтобы я нашел новых девушек для свидания.

— Эх, займусь этим прямо сейчас.

— Может в Канаде. Я хочу увидеть Канаду перед тем, как умру.

— Или в Париже! — сказала Нетти с диким восторгом.

— К сожалению, там шоколад легален. Какой в этом смысл?

Я отлучилась, чтобы переговорить с ди-джеем. Она играла слишком много медленных, романтичных песен. Все же это вечеринка, и мне хотелось танцевальной музыки. На обратном пути я столкнулась с Вином, который был сам по себе.

Не похоже, что он жаждал поговорить со мной, но это было неважно. Я до сих пор не поблагодарила его лично за то, что он навестил Нетти.

— Эй, незнакомец, — сказала я.

— Эй. — Он едва взглянул на меня. Вместо этого он посмотрел на стол, где по-прежнему сидели его родители и скандинавка.

— Я хотела бы поблагодарить тебя лично за визит к Нетти.

— Ничего страшного, — сказал он. — Ее школа не так далеко от колледжа.

— Это кое-что да значит, — настаиваю я. — У нас с тобой точно бы не кончилось по-хорошему, так что я ценю, что ты делаешь.

— Помогать тебе – моя вредная привычка. Мне нужно вернуться.

— Подожди. — Я старалась придумать повод, чтобы продлить наш разговор. — Вин, как тебе колледж?

— Хорошо.

Односложно, но я все равно продолжаю.

— Астрид очень красивая. Я рада, что ты встретил ее. Надеюсь, что мы останемся друзьями.

Тишина.

— Мне не нужен такой друг, как ты, — сказал он, наконец. Гораздо более зло, чем во время нашего расставания. — Мне не следовало приходить сюда сегодня.

— Почем ты до сих пор так злишься на меня? Я не злюсь на тебя.

Я услышала его глубокий вдох.

— А что насчет развода моих родителей?

— Это же не из-за меня, Вин. Твои родители были несчастливы в течение многих лет. Ты же сам мне так говорил.

— Их отношения улучшились после того, как он проиграл выборы. Но все пошло наперекосяк после того как случилась ты и твоя большая идея.

— Ты не серьезно.

— Мне жаль, что я встретил тебя, Аня. Мне жаль, что я преследовал тебя, что не оставил тебя в покое, когда ты просила. Я жалею, что пришлось переехать из Олбани. Ты не стоила той пули. Ты не стоила того, чтобы ждать. Ты не стоила всех этих проблем. Ты – худшее, что случилось со мной. Ты была ураганом в моей жизни, уносившим меня не в лучшую сторону! — Он почти кричал на меня, но, возможно, это было из-за громкой музыки. Ди-джей удовлетворил мою просьбу играть танцевальную музыку, и бас был в буквальном смысле оглушительным. — Не сказать, что я не был предупрежден. Мой отец только и говорил мне — я не знаю, — примерно один миллион раз, чтобы я держался от тебя подальше. Так что нет, я не хочу дружить с тобой. Самым лучшим в нашем расставании было то, что мы не должны быть друзьями.

А потом он ушел. Бежать за ним и настаивать на том, чтобы он принял мою дружбу, когда он явно думал, что она ничего не стоила, было жалко. Несмотря на свои чувства, я не могла покинуть вечеринку, которую устроила. Я не могла пойти домой, лечь в постель, укрыться одеялом с головой и плакать. Я натянула улыбку и пошла обратно в бар к друзьям.

Ди-джей объявила о том, что осталось две минуты до 2085 года.

Лео и Норико подошли к нашей группе. Нетти болтала с ними о том, должна ли у них быть теперь еще одна свадьба, настоящая, когда Лео вышел из тюрьмы.

За тридцать секунд до наступления Нового Года Тео взял меня за руку и посмотрел на меня пылающими и слегка опьяненными глазами.

— Бабушка говорит, что это плохая примета, не целоваться на Новый Год.

— Ты такой лжец, — сказала я. — Уверена, твоя бабушка не говорит ничего подобного.

— Это правда, — сказал Тео. — Она переживает, что в Нью-Йорке у меня нехватка поцелуев.

Я закатила глаза.

— Значит, ты не рассказываешь ей обо всем.

— 12... 11... 10...

Он взял мою руку и развернул мой табурет к нему.

— Жизнь коротка, Аня. Ты действительно хочешь умереть, зная, что у тебя был шанс поцеловать сексуального латиноса, но ты его упустила?

— Какого сексуального латиноса ты имеешь в виду?

— 9... 8... 7...

Он положил руку на мое колено.

— Хоть раз в жизни, детка, ты должна поцеловать человека, который знает, как правильно это делать.

— 6... 5... 4...

Тео посмотрел на меня взглядом пылающего Иисуса, и католическая школьница во мне скрестила ноги.

— 3... 2...

Я бы солгала, сказав, что это мне не приходило в голову, когда на другом конце зала бывший парень был занят поцелуем с Викингомрусалкойисландскойпринцессой.

— И 1! Счастливого Нового Года! С 2085-м!

— Все в порядке, Тео, — сказала я. — Поскольку это новый год, покажи мне, что подразумеваешь под словом «правильно».


 

VII





Последнее изменение этой страницы: 2016-12-17; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 75.101.243.64 (0.015 с.)