ТОП 10:

Я НАСТУПАЮ НА ТЕ ЖЕ ГРАБЛИ; ЭКСПЕРИМЕНТ С УСТАРЕЛЫМИ ФОРМАМИ ИКТ



Общепризнанная истина: жизнь – как зебра, за белой полосой всегда следует черная.

Я совещалась с Люси и Тео, когда мой телефон зазвонил. Он у меня сравнительно недавно, так как до совершеннолетия пользоваться мобильниками запрещалось – и я не привыкла выключать звук. Я взглянула на экран: школа Святой Троицы. На мгновение я даже подумала: что я натворила? Я обернулась к собеседникам.

— Извините. Это грубо, но звонят из школы моей сестры.

Я отошла к окну.

— Вам нужно забрать Нетти. Она отстранена от занятий, — произнес мистер Роуз, секретарь.

Я извинилась и выбежала на улицу в поисках такси. Пройдя по знакомому маршруту в директорский кабинет, я притормозила в дверях, чтобы рассмотреть сестру. На ней по-прежнему был фехтовальный костюм, но капелька крови на рукаве портила белоснежный цвет. Она сидела не особенно-то женственно. Ее ноги были расставлены широко и агрессивно, как бы создавая стену между нею и окружающими. Спина сгорблена, словно заносчивость много весила и тянула ее вниз. Щеку пересекала небрежная царапина. Глаза пылали гордостью и жестокостью. Думаю, вы догадываетесь, кого она мне напомнила.

Из кабинета вышла девушка с покрасневшим носом и запекшейся кровью. Ее мать положила руку на мое плечо.

— Твоя сестра животное.

Что произошло, я не знала, но не собиралась давать женщине оскорблять Нетти.

— Не смейте ее так называть. Похоже, они обе пострадали.

— Да все знают, какого вы сорта, — ответила мамаша.

Она удалилась. Я должна была позволить ей уйти, но в последнюю минуту обратилась к ней:

— О да, и какого же мы сорта?

— Отбросы общества.

Я собрала кисть в кулак, но вовремя опомнилась. Я ведь известная владелица клуба, взрослый человек и выше всяких насильственных действий. Я разжала кулак как распускающийся цветок лепестки. Пока я возвращалась в режим известной дамы, Нетти набросилась на женщину. Я едва удержала ее.

— Простой уйдите, — обратилась я к женщине. — Ну же.

— Прежде чем ты хоть слово скажешь – эта девица первая начала.

— Что случилось?

— Я в классе мистера Бири, и у него мы изучаем сухой закон.

Боже. Я как своими глазами увидела, что там было.

— А он тут как сказанет: «Лучшие преступники это те, кто решает воспользоваться законом в своих интересах. Взять хотя бы сестру Нетти...» А я прокричала ему в лицо, что ты полная противоположность преступникам. А он отправил меня в кабинет директора.

И почему его еще не уволили?

— Нетти, ты не можешь драться с каждым, кто помянет мое имя.

Она закатила свои темно-зеленые глаза.

— Я знаю, Аня.

— Не понимаю. При чем тут эта девчонка?

— После Бири у меня обед, а после фехтование для новичков. На протяжении всего урока она отпускала шуточки, обзывая меня малолеткой, неспособной контролировать себя, а Пирса любителем малолеток. Она его бывшая, поэтому у нее на меня зуб. А потом у нас был спарринг, она продолжала говорить гадости, и я сорвала с нее шлем и ударила в лицо. Она вцепилась в меня и вот, я с царапиной.

Секретарь высунул голову из кабинета.

— Баланчины. Вас хочет видеть директор.

Прежде я часто играла ведущую роль во встречах с директором. Нетти отстранили на неделю. Не будь ее оценки такими впечатляющими, вероятно, все обошлось бы гораздо хуже.

Я подбросила Нетти домой.

— Мне надо на работу. Поговорим об этом позже. Никуда не уходи. Поняла?

— Все равно.

— Я на твоей стороне, Нетти, как-никак, мы родня. Помнишь мой первый день в старшей школе?

— Ты вывалила целый поднос с лазаньей на башку Гейбла Арсли. — Он слегка рассмеялась. — Он это заслужил.

— Он-то заслужил, но делать мне этого не стоило. Я должна была подойти со своей обидой к бабушке, мистеру Киплингу или его родителям. Пожалуйста, Нетти, посмотри на меня. Борьбой или насилием ничего не добьешься.

— Твои нотации мне нужны как мертвому припарка. — Нетти вздохнула. — Почему нам это нравится? Почему мы теряем контроль?

— Потому что отвратительные вещи происходят с нами, пока мы молоды. Но будь проще, Нетти, клянусь богом. Тебе будет легче, чем мне, ты ведь намного умнее меня. Я уж молчу о том, что твои волосы от природы прямые.

— Какое они имеют отношение?

— Ты хоть представляешь, сколько прилагается усилий по выпрямлению волос? Я в постоянной борьбе с кудряшками. Диву даюсь, как никого не поубивала. — Я расцеловала ее в щеки. — Все, что ни делается, все к лучшем, вот увидишь.

— Я устала, Аня. Думаю немного вздремнуть, если все в норме. — Я не была так уж уверена, что этот разговор так много для нее значит, но надеялась, что в будущем он поможет ей.

 

***

Когда ночью я вернулась домой (или правильно сказать «утром» — где-то около трех), Нетти не было. Она оставила сообщение на моей электродоске, которую, как она знала, я с собой больше не беру.

С ПИРСОМ.

Это шло вразрез с комендантским часом и моими инструкциями.

Я прохаживалась по фойе и пыталась решить, что делать. Телефона у Нетти не было – она же несовершеннолетняя, а если я позвоню в полицию, она попадет в неприятности. Я осмотрела ее комнату в поисках номера Пирса. В тумбочке оказались презервативы – так моя сестра, еще ребенок, занималась с ним сексом? Отчасти, знать мне этого не хотелось. Наконец, номер Пирса обнаружился в ящике ее стола.

Его голос звучал сонно.

— Пирс.

— Здравствуй, Пирс. Моя сестра с тобой?

— Да, она здесь. Сейчас позову ее к телефону.

— Что? — сказала Нетти.

— Издеваешься? Где ты? Как думаешь, сколько сейчас времени? — Я даже не пыталась говорить спокойно.

— Расслабься, Аня. Я с Пирсом...

— Разумеется.

— Я заснула здесь. Не страшно. Ничего не случилось. Утром буду дома.

— Нет, ты издеваешься? Тебе четырнадцать! Ты не можешь ночевать со своим парнем.

Она отключилась. Я пришла в гостиную и бросила телефон на диван, не заметив, что на нем лежат.

— Ау! — взвыл Тео. — Что произошло?

— Не твое дело. — Вдаваться я не стала. — Когда ты съедешь в свой угол?

— Когда мой босс даст мне время.

— Почему ты здесь? Сегодня нет свиданий? — Тео был популярен в Нью-Йорке, мягко говоря. Не знаю, как он выкраивал время, но каждую ночь у него была новая девушка.

— Нет, я сегодня спящая красавица. — Тео протянул мне телефон.

— Счастливчик.

Я даже не пыталась уснуть. Какое-то время я глазела на потолок, надеясь, что трещины в штукатурке дадут мне представление о том, как быть. Я так же размышляла в шестнадцать лет, с того года, когда все пошло прахом. Что та Аня хотела сделать?

Я выждала до пяти и позвонила мистеру Киплингу.

— Нужна новая школа для Нетти. Строгая, но с хорошими преподавателями. Подальше отсюда.

Мистер Киплинг управился быстро. Несколькими часами позже он сообщил, что отыскал в Бостоне школу при монастыре, готовую принять ее в середине семестра.

— Ты хорошо подумала, Аня? Это важное решение, не стоит спешить.

 

***

Я собрала чемодан Нетти и как раз его закрывала, когда она вошла. Не спуская с меня глаз, она спросила:

— Что такое?

— Слушай, мы обе знаем, я не была тебе хорошим опекуном. Я слишком занята клубом, чтобы приглядывать за тобой...

— За мной не нужно приглядывать!

— Нужно, Нетти. Ты ребенок, и я боюсь, что если не вмешаюсь прямо сейчас, твоя жизнь будет разрушена. Взгляни на Скарлет.

— Пирс не похож на Гейбла Арсли!

— Я вижу, как ты совершаешь ошибки, потому что он рядом. Я вижу, как ты становишься на скользкую дорожку. — Я перевела дыхание. — Я уже говорила, что не хочу, чтобы все закончилось как у Скарлет, а еще, — это было трудно признать — как я.

Сестра взглянула на меня с мольбой.

— Анни! Анни, не говори так! Посмотри на свой клуб.

— У меня не было выбора. Меня выгнали из школы. Со стороны, наверное, кажется, что моя жизнь обустроена, но я хочу для тебя больше возможностей, чем их было у меня. Я не хочу обременять тебя работой в клубе. Не хочу обременять тебя всем, что связано с шоколадом или нашей испорченной Семьей. Я искренне верю, что тебе уготовано лучшее.

Нетти вытерла глаза рукавом.

— Ты вынуждаешь меня плакать.

— Мне жаль. Мистер Киплинг выбрал эту школу из-за хорошей научной программы, которая там много лучше Троицы. — Я попыталась сделать голос оживленным. — Разве не здорово, что никто не будет там о тебе знать? Там не будет предубеждений.

— Прекрати вешать лапшу на уши, Аня. Наверное, тебе хочется выдергать мне волосы. Или хочется скинуть меня, чтобы я была обузой для кого-то еще.

— Это не правда! Ты хоть понимаешь, как я без тебя буду одинока? Ты моя сестра, и во всей этой паршивой антиутопии сильнее тебя я никого не люблю. Но я боюсь, Нетти. Боюсь, что все порчу. Не знаю, как правильно поступить. Я едва понимаю, как ради себя самой поступить. Хочу, чтобы папа был жив. Или мама. Или бабушка. Мне ведь только восемнадцать и я понятия не имею, как с тобой разговаривать. Знаю одно: хочу, чтобы кое-кто уехал из города из-за тяжелого периода в Троице. Чтобы она уехала подальше от мистера Бири и людей, подобных ему, а также нашим родственникам.

 

***

Она сопротивлялась мне по дороге на станцию Пенн и у кассы (к развлечению молодежной спортивной команды – я видела сумку с мячами, но вид определить не смогла) и продолжала сопротивляться в зоне ожидания под знаком платформы. Попрошайка пихнул мою сестру и сказал: — Дай ты ей уже передышку. — Мы были примерно одинаковой комплекции, кстати, но бомжу пришло в голову, что я нуждаюсь в защите от четырнадцатилетней верещалки.

— Я сбегу, — сказала Нетти. — Независимо от того, что ты говоришь, я не сяду в этот поезд. — Она скрестила руки на груди и выпятила губу. Она выглядела той, кем является – подростком, обозленным на весь мир и каждого в нем. Я же подозревала, что выгляжу как ребенок, на спектакле притворяющийся взрослым.

— Не поедешь, если согласишься на то, о чем мы разговаривали дома. Ты исправишься?

Громкоговоритель объявил о прибытии поезда на Бостон. Она плакала и всхлипывала. Я предложила ей платок. Нетти высморкалась и выпрямилась.

— Как ты заставишь меня сесть в поезд? — спросила она спокойно. — Ты физически не сможешь. Я выше тебя, может, даже сильнее.

Кондуктор уже был наверху. Львенок осознал серьезность служителя зоопарка.

— Не могу, Нетти. Могу только сказать, что люблю тебя, и думаю, что это к лучшему.

— Ну а я думаю, это ужасно. — Мы уставились друг на друга. Ни я, ни она не моргали. Секунду спустя она развернулась на каблуках и зашагала по лестнице, ведущей к поезду.

— До свиданья, Нетти! — окликнула я ее. — Я люблю тебя! Звони мне, если что-нибудь нужно.

Она не ответила и даже головы не повернула.

 

***

Через неделю она позвонила мне, рыдая.

— Пожалуйста, Аня. Пожалуйста, позволь мне вернуться домой.

— Что случилось?

— Я здесь больше не могу. Куча правил, пусть я и новенькая. Если ты заберешь меня домой, я стану послушной, клянусь. Признаю, я вела себя ужасно. Не следовало мне оставаться у Пирса. Не следовало грубить тебе и мистеру Бири.

Я – кремень.

— Протяни еще пару недель.

— Не могу, Аня! Я умру. Я правда умру.

— Они плохо с тобой обходятся? Если это так, ты должна мне сказать.

Она не отвечала.

— Это из-за Пирса? Ты скучаешь по нему?

— Нет! Это... ты ничего не знаешь. Ты не знаешь ничего!

— Потерпи до Дня благодарения. Приедешь и увидишься с Лео.

Она бросила трубку.

Мне хотелось ее повидать. Хотелось, чтобы школа была не так далеко или чтобы работы в клубе стало меньше. Иметь знакомых в Бостоне.

Мне не хотелось с ним говорить, но я это сделала. Не хотелось ни о чем его просить.

У меня и номера-то его не было.

Я достала из ящика электродоску. Ими пользовались только по учебе, но в отличие от меня, Вин продолжал учиться. Хоть мы особо не обменивались сообщениями (никто моего возраста; смс-ились когда-то наши деды, а может и прадеды), в этот момент я прибегла к этой допотопной технологии. Казалось, так общаться гораздо вежливее и проще, чем говорить вживую.

анечка66: Ты тут? Пользуешься этим?

Где-то час он не отвечал.

вин-вин: Нечасто. Чего ты хочешь?

анечка66: В колледже?

вин-вин: Да.

анечка66: В Бостоне, правильно? Ну и как, нравится?

вин-вин: Да и да. И в ближайшее время мне нужно добраться до аудитории.

анечка66: Ты мне ничего не должен, но я нуждаюсь в услуге. Нетти в новой бостонской школе, и мне бы хотелось, чтобы ты навестил ее. Во время последнего звонка у нее был расстроенный голос. Знаю, это слишком, просить тебя...

вин-вин: Ок, ради Нетти.* Ок, где это?

анечка66: Святое сердце на Коммонвэлс.

(*ради Нетти – читать как не ради меня)

На следующий день он снова отписался.

вин-вин: Посетил в обед Н. Она определенно в порядке. Понравилась классу и другим девочкам. Может, и тоскует немного по дому, но она привыкнет. Я позволил ей стащить мою шляпу.

анечка66: Спасибо. Огромное.

вин-вин: Без проблем. Мне надо идти.

анечка66: Если приедешь на День благодарения, заходи в клуб. Можем наверстать. С меня напитки.

вин-вин: Я не приеду. Посещу семью моей девушки в Вермонте. *

анечка66: Звучит здорово. Ни разу не была в Вермонте. Круто. Я счастлива это слышать.**

вин-вин: Папа говорит, ты преуспеваешь. Поздравляю, Анни. Ты получила все, чего хотела***.

анечка66: Да. Ну, спасибо. За то, что навестил Нетти. Хорошо провести День благодарения, раз уж не увидимся. Полагаю, меня не будет.

вин-вин: Береги себя.

(* Вермонт? Вот дела. Хотя, может и нет. Мы расстались около пяти с половиной месяцев. Ну не монах же он, в самом деле?)

(** Вероятно, этим я поставила точку. Хорошо, что он не мог слышать мой голос или видеть лицо, когда я выразила радость)

(*** Хватит это повторять, не все)


 

VI







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-17; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.159.8 (0.026 с.)