ТОП 10:

Я ПРОЩАЮСЬ С ЛЕТОМ СЕРИЯМИ ЭМОЦИОНАЛЬНО НЕЛОВКИХ ЭПИЗОДОВ



— Ненавижу конец лета, — сказала мисс Ротшильд, обмахивая лицо рукой. Я застала ее плачущей в фермерской библиотеке. — Не обращай внимания. Присядь, отдохни. — Она похлопала рядышком с собой. Я вернула на полку «Доводы рассудка» – этим летом я выработала маршрут по всей Джейн Остин – и только затем села. Мисс Ротшильд положила руку на мое плечо. — Это ведь было славное лето? Ты теперь кровь с молоком, как мне кажется.

— Я чувствую себя лучше.

— Мне приятно это слышать. Надеюсь, здесь ты была счастлива. Было здорово принять вас с сестрой. Возвращайтесь в любое время. Я благодарна бывшему мужу за эту идею. Знай: ты мне всегда нравилась, даже когда Чарли был категорически против ваших с Вином отношений. Мы тогда с ним немного повздорили. Он все твердил, что у вас заурядный школьный роман, а я отвечала: нет, эта девочка особенная. Но много лет спустя мистер Делакруа сошелся со мной во мнении, как он всегда, кстати, делает. Я знаю, что он, как и я, скрестил пальцы за то, чтобы ваши с Вином дорожки пересеклись.

— Этому не бывать.

— Можно спросить, почему, Аня?

— Ну... меньше, чем год назад, я овдовела, мне до сих пор слишком больно. Трудно вообразить отношения, когда ты не ты. А истина в том, говоря образно, что я сомневаюсь в большинстве решений. Я совершила много ошибок, думая, что поступаю как должно. Мне надо отдохнуть от отношений.

— Звучит разумно, — сказала мисс Ротшильд после паузы.

— Кроме этого, кажется, Вин испытывает ко мне ностальгию, и относится ко мне хорошо из-за нашего общего прошлого. Вы вывели в мир достойного парня, поздравляю.

— Я помогала. Вин забывает, но Чарли большую часть времени был примерным отцом.

— Не могу поверить.

— Ты-то? Большинство людей глазеют на меня как на безумную, когда я защищаю этого человека... — она покачала головой. — Знаешь что? Я могу составить список недостатков Чарльза Делакруа. Всю свою жизнь я его защищала. От друзей. Родителей. Нашего сына. Вот и все.

— Мы довольно часто говорили об этом в Японии. Он все еще вас любит.

— Да, но этого недостаточно. Двадцать пять лет я в нем разочаровывалась. И наконец-то сделала это.

— Думаю, мистер Делакруа хочет измениться.

— Да, а потом выборы пройдут удачно и он свернет на проторенную дорожку. — Она кивнула сама себе, затем схватила телефон. — Ты видела фото сестры Вина?

Я покачала головой и заглянула в экран. Светло-русые вьющиеся волосы, голубые глаза как у Вина. На этой фотографии она их закатила. Я не видела сходства кроме этой гримасы.

— Проблема в знакомстве с новыми людьми не в том, что они ты можешь им не понравиться, напротив – что они понравятся тебе слишком сильно. Теперь, когда я это знаю, то буду беспокоиться, как ты там в городе, Аня. — Она взяла мою руку в свою.

— В течение многих лет я была сама по себе. Все будет отлично.

Она посмотрела на меня, затем отбросила с моего лба пряди.

— Уверена, ты выдержишь.

 

***

В нашей комнате Нетти не было, поэтому я вышла на улицу поискать ее. Она плакала в бельведере.

— Пожалуйста, Аня, оставь меня одну.

— Что такое, Нетти? Что случилось?

— Я люблю его.

— Кого его? — не поняла я.

— А ты как думаешь? — помолчав, она сказала: — Вина. Разумеется, его.

Я попыталась переварить эту информацию.

— Я знала о твоей влюбленности, когда ты была ребенком, но и понятия не имела, что это длится до сих пор.

— Он такой хороший, Аня. Только посмотри, как он вел себя летом, пытался поднять тебе настроение даже спустя столько времени.— Она вздохнула. — Он до сих пор считает меня ребенком.

— С чего ты взяла? Он говорил тебе?

— Я пыталась сделать большее, чем просто поговорить с ним. Я пыталась его поцеловать!

— Нетти!

— Мы собирали яблоки для его матери. Первые уже поспели. А он привлекательно выглядел в синей рубашке. Я брежу им.

— Ох, Нетти, я и не представляю, что ты чувствуешь.

— Как ты можешь не знать? Я влюбилась в него в двенадцать. С тех самых пор как мы повстречались в кабинете директора.

— Что он сделал, когда ты попыталась его поцеловать?

Он отстранил меня и сказал, что не думает обо мне в таком ключе. Я сказала, что мне семнадцать, вряд ли я еще ребенок. А он сказал, что это не так. Я ответила, что ты встретил Аню, когда тебе было шестнадцать. Он сказал, что тут другое, ведь и он был моложе. И добавил, что любит меня как друг и брат и всегда им будет для меня. Но я оттолкнула его и крикнула ему, что не нужно мне такой любви. Я даже посмотреть на него не смею.

Она рыдала всем телом — плечами, животом, ртом и другими частями тела, содрогающимися в такт всхлипам.

— Ох, Нетти, пожалуйста, не плачь.

— Почему нет? Я передала ему то, что ты сказала в начале лета. Что ты никогда не будешь с ним вместе, я ведь думала, он все еще надеется. Вдруг если он потеряет надежду, то влюбится в меня. Мы не такие уж разные.

— Моя дорогая Нетти, ты действительно жаждешь любви парня, считающего, что ты похожа на меня?

— А мне не важно. Если не сказать все равно! Вот так сильно я его люблю.

— Мне не кажется, что Вин думает, как нам снова сойтись. Хочешь, я с ним поговорю? — Я хотела осчастливить ее больше, чем себя.

— А ты можешь? — Глаза у нее были на мокром месте и светились надеждой.

— Я заставлю его понять. До конца лета.

 

***

После ужина я спросила у Вина, прогуляется ли он со мной.

Мы брели по саду, в котором с деревьев падали последние летние персики. Вин нашел один на ветке и снял. Его торс был худощавым и длинным, это было хорошо видно, когда он поднял за персиком руку. Он предложил мне его, но я отказалась.

— Я хочу с тобой кое о чем поговорить, — обронила я.

— О чем же? — Он укусил персик.

— О моей сестре, — сказала я.

— Да, я думал, что эта тема может подняться.

— В ней засела идея, что, если ты узнаешь мое мнение по поводу наших отношений, то возможно откроешься для... прости, это как-то неудобно.

— Возможно, я смогу тебе помочь. Она думает, что причина, по которой я не хочу начинать с ней отношения, в том, что у меня все еще чувства к тебе. И ответ на твой вопрос: она ошибается. Я думаю, что она умна и очаровательна, как и все девочки в ее возрасте, но даже если бы не было Ани, Нетти не подошла бы мне. Ты уверена, что не хочешь персик? Они очень сладкие в это время года.

— Тогда зачем ты проводил с ней столько времени? Ты же понимаешь, почему ей пришла эта мысль в голову.

— Потому что ты меня попросила. Или ты забыла, сделав это? Три года назад ты отправила меня к ней в школу.

— Вин.

— Я сделал это, потому что мог. Ты редко, даже когда мы встречались, просила меня помочь. Хотя наши отношения закончились плохо, я был счастлив сделать что-то для тебя.

— Почему ты такой хороший?

— У меня хорошие родители, которые меня очень сильно любят. Возможно, поэтому.

— Даже твой папа.

— Да, даже мой отец. Он хочет вершить великие дела, как и ты, и это нелегко. Он делает все по высшему классу. Я стал старше и вижу это. Кстати, он был твердо уверен, что я останусь здесь на лето.

— О чем ты говоришь?

— Он сказал, что тебя сильно ранили, и что вы с сестрой поживете у нас. Он сказал, что очень полюбил тебя и хотел бы, чтобы ты провела лето среди молодых людей и друзей. Я, по его мнению, один из них.

— Он меня авторитетно заверил, что тебя здесь не будет. Ты знаешь об этом?

— В этом весь папа.

— Я практически хочу полюбить твою сестру, — сказал Вин. — Она похожа на тебя, только повыше и волосы прямее. Она не такая капризная как ты, и к тому же отличная компаньонка. Но даже если бы ей не было семнадцать, я не смогу. Она – не ты.

Но вернемся к тому, что ты должна сказать Нетти, — продолжил он. — Ты можешь сказать ей, что мне неловко из-за того, что она подумала, что мои чувства обращены к ней. Я понимаю, почему она обнадежилась. Впрочем, я никогда не думал о ней иначе, кроме как о подруге, я полюбил ее как сестру за эти три года. Мне не терпелось увидеть ее, как никого другого, потому что я хотел услышать все новости о ее сестре.

Ты можешь сказать ей, что я даже до того как сел в поезд в Нискейуну знал, что практически не осталось шансов, чтобы мы с ее сестрой снова сошлись. Я знаю, что ее сестра слишком упряма и, наверное, никогда не простит меня за то, что я не поддержал ее в открытие клуба. Я знаю, что ее сестра видит препятствия, которых не существует, есть еще и тот факт, что она пережила некоторые физические травмы. Я желаю, чтобы ее сестра знала, как сильно я восхищаюсь ей, как сильно я жалею, что не был рядом с ней, как сильно я до сих пор люблю ее и может когда-нибудь, когда она снова обретет себя, она сообщит мне об этом. Ты можешь сказать ей, что, когда речь заходит о ее сестре, у меня остается не так уж много инстинктов самосохранения и чувства достоинства. Она может выйти замуж за десяток других мужчин, это не будет иметь значения.

— Ты не должен ждать меня, Вин. Я не могу прямо сейчас. Я хотела бы, но я не могу. Мне очень жаль.

Я не ожидала, что он будет улыбаться. Но он улыбнулся и вытер слезу с моей щеки.

— Я думал, что ты можешь так ответить. Здесь все просто. Я буду любить тебя вечно. А в ответ ты можешь решить, хочешь ли ты что-то делать с этой любовью на каком-то этапе в своей жизни. Но знай, что никакая другая девушка не нужна мне, кроме тебя. Ни твоя сестра. Ни еще кто-либо. Для меня достаточно быть парнем, который любит Аню Баланчину. Однажды я сделал неправильный выбор, и я думаю, что заплатил за это. — Он приподнял мой подбородок. — И хорошо, что я не твой парень или муж, потому что ты не можешь указывать мне, что делать, — сказал он. — Так что я буду ждать, потому что я предпочел бы ждать тебя, чем тратить свое время на кого-то другого, не тебя. И я настраиваюсь на долгую игру. Как говорят в бейсболе, проигрыш игры и даже двух это не повод отказываться от всей серии. Когда ты будешь готова, если ты вообще будешь готова, скажи мне.

Я взглянула на персики в фруктовом саду, падающие на землю. Понаблюдала за заходящим солнцем. Посмотрела на поток реки. Я слышала его тихое дыхание, и почувствовала, как мое собственное сердце стучит. Мир стал безмолвным и я попыталась представить себя в будущем. В будущем я буду сильной, снова смогу работать, но останусь одинокой.

— Что мне сказать? — спросила я тихо. — Если я буду готова. Ты знаешь, я не разбираюсь в таких вещах. Что мне сказать?

— Тогда я облегчу тебе задачу. Все, что тебе нужно сделать, это попросить меня проводить тебя домой.

 

***

Мистер Делакруа был у нас наездами в то лето из-за планирования своей предвыборной кампании в мэры. Он вернулся за день до того, как мы с Нетти принялись помогать матери Вина закрыть дом. Я отправилась забрать пакет яблок, которые намеревалась взять с собой в город и когда я подняла их, то увидела, как он пересекает лужайку, направляясь ко мне.

— Ты выглядишь ужасно крепкой, — сказал он. — Я доволен решением отправить тебя сюда.

— Вы всегда довольны собой.

Мы пошли посидеть на пристани. Он достал шахматную доску и положил ее на стол.

— Я смотрю, Вин уехал, — сказал он.

— Да.

— Мой план совершенно провалился, так?

Я не ответила.

— Ну-ну, не надо меня обвинять. Я прежде никогда не пытался играть роль свахи.

— Что вы за странный человек. Ломаете только для того, чтобы потом через годы склеить обратно.

— Я люблю своего сына, — сказал мистер Делакруа. — Я подозревал, что он еще не совсем остыл к тебе, и попытался подстроить встречу. Я думал, что твое сердце открыто для воссоединения и что такое воссоединение приведет к обоюдной радости. На твою долю выпало много трудностей за последние годы и мне доставляло удовольствие представлять, что ты в итоге будешь счастлива. И, так как я не безупречный человек, мне закралась мысль, что этим я могу чуть-чуть искупить свои грехи.

Я передвинула ладью.

— Я не знаю, с чего вы решили, что это сработает. Никому не понравится, когда тебя подставляет собственный отец. Даже если бы я была достаточно доверчивой, чтобы поверить вашей лжи, то Вин знал, что вы задумали с самого начала.

Он передвинул своего короля подальше от моей королевы.

Я собиралась передвинуть ее поближе, но потом передумала.

— Ну реально, несколько дней в августе? Ваш план сработал бы. Но если бы такое произошло в бизнесе, я бы вас уволила. Мне не нравится, когда меня подставляют.

— Согласен с тобой. Я хороший заговорщик, но боюсь, что мне легче иметь дело с пешками и политиками, чем с человеческими сердцами. Я вижу тебя насквозь. Ты тянешь время. Ходи, Аня.

Я не стала трогать свою королеву и оставила стоять там, где она стояла, а вместо этого пешкой пригрозила его слону.

— Это был хороший план, — сказала я, — Но кажется, я слишком изменилась со времен школы.

— Я не знаю.

Я решила сменить тему.

— По возвращению в город я подумываю присмотреться к производству для «Темной комнаты» шоколадных батончиков. Батончики можно взять домой, а не есть их в клубе. Какао для запертых дома, вроде меня. Я бы сказала, что еще можно заработать деньги на плитках шоколада.

— Это интересная мысль. — Он передвинул свою королеву и после посмотрел на меня. — Аня, мне нужно кое о чем тебе сказать. Я думаю, ты уже знаешь о чем. Мэрская кампания подразумевает, что мне придется оставить «Темную комнату». Я могу помочь тебе нанять другого юриста...

— Нет, все нормально, — холодно сказала я. — Я поищу, как только вернусь в город.

— Я могу дать рекомендации...

— Я способна найти юриста, мистер Делакруа. Я нашла же вас, не так ли? Я знаю юристов всю мою жизнь. Жизнь, которую я веду, сделала меня экспертом в таких мероприятиях.

— Аня, ты злишься на меня? Тебе следовало знать, что такой день настанет.

По правде говоря, я очень привязалась к нему и буду скучать, но было слишком трудно сказать это. Я упорно работала, чтобы никогда не нуждаться ни в ком в своей жизни.

— Мы будем видеть друг друга, — сказал он. — Я даже надеялся, что ты будешь участвовать в кампании.

— Зачем вам нужен кто-то вроде меня? — Да, я была обижена.

— Слушай, Аня, хватит дурачиться. Если тебе что-нибудь понадобится, я обеспечу это, если оно окажется в пределах моих возможностей. Ты знаешь, о чем я говорю?

— Удачи, коллега, — я встала и ушла. Впрочем, я не была слишком быстрой, он, если бы захотел, мог бы догнать меня.

Я почти добралась своей комнаты, которая скоро перестанет быть моей с окончанием лета. Когда я положила руку на ручку двери, я подивилась сама себе и подумала, что со мной не так, почему я не смогла поблагодарить и пожелать удачи с кампанией.

Я почувствовала руку на плече.

— Не иди этой дорогой, — сказал мистер Делакруа. — Я точно знаю, о чем ты думаешь. Я хорошо тебя знаю. Я точно знаю, какие мысли вращаются за твоим непроницаемым обликом. Тебя очень часто бросали. Ты думаешь, что если наши деловые отношения закончатся, то мы не будем больше участвовать в жизни друг друга. Но мы будем. Ты мой друг. Ты мне дорога, как собственная плоть и кровь, невероятно, но я люблю тебя как свою дочь. Так что удачи, коллега, если это необходимо, — сказал он. Он крепко обнял меня. — И, пожалуйста, береги себя.

 

***

На следующий день мы с Нетти отправились на железнодорожный вокзал.

— Мне до сих пор так стыдно, — сказала она. Я передала сообщение Вина, оставив те части, где он говорил, что любит меня.

— Не надо, — сказала я. — Думаю, он понимает.

— Ты его любишь? — спросила она меня спустя какое-то время. — Ты сказала, что нет, но так ли это?

— Не знаю.

— Я не могла заснуть прошлой ночью. Чем больше я думала об всем, тем больше я начала понимать, что то, что я приняла за его любовь ко мне, было, по сути, любовью к тебе. Лицу вдруг стало жарко, я начала потеть, и была так подавлена, что мне захотелось физически покинуть свое тело. Я начала думать о дне, когда сказала ему, как я волнуюсь за тебя, что ты не ешь – ты все еще тощая – что трудно бороться с тобой, потому что ты упрямая, и ты не будешь просить помощи или даже признавать, когда тебе больно, и что ты привыкла быть сильной и заботиться обо всех остальных. И он сказал, что попытается заставить тебя съесть что-нибудь, если я так хочу.

Я сказала ему, что я бы была благодарна ему за попытку, но я сомневалась, что удача будет на его стороне. Я вернулась в комнату, и увидела вас обоих на пристани. Я наблюдала, как он оторвал листочки от ягоды, я смотрела, как он опустился на колени, смотрела, как он протянул к тебе руку, а после я наблюдала за тобой. Я смотрела, как ты берешь у него ягоду. И он выглядел невероятно милым в тот момент. Как я могу не любить его? Он был так добр к моей бедной сестре, которой даже не было с ним три года. И я подумала, что он сделал это для меня, но теперь я поняла: это было для тебя. — Она покачала головой. — Я умный человек, но какой же дурой я была, — сказала она.

— Нетти… — сказала я.

— Ты говоришь, что не любишь его больше, но скорее всего ты врешь сама себе. Этот парень, наш Вин, отрывал листочки для тебя. Если это не проявление любви, тогда я, честно, не знаю что это.

— Сегодня утром я получила возможность заглянуть в свое будущее, Анни. Хотела бы ты знать, что я увидела?

— Я не уверена. — Видения Нетти часто включали мою преждевременную смерть.

— Может быть, это был День Благодарения, — сказала она. — Вин там был и ты, и мы втроем весело посмеивались над тем, что в одно лето гениальная Нетти позволила себе влюбиться в Вина, хотя каждому было очевидно, как сильно он до сих пор любит Аню. Это. Было. Так. Очевидно. И мне даже не стыдно, потому что это будущее и предполагаемая я.

— Я люблю тебя больше чем кого бы то ни было в этом мире.

— Ты не думала, что я об этом знаю? — спросила она.

Объявили поезд до Бостона.

— Удачного семестра, — пожелала я.

— Звони мне каждый день, Аргон, — ответствовала Нетти.


 

XXIV







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-17; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.232.51.240 (0.016 с.)