ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

У МЕНЯ ЕСТЬ МЫСЛИ; Я В ОСНОВНОМ НЕ ПРАВА



Этой ночью я не могла заснуть.

Я думала о Вине, как сильно я любила его и как сильно, по его утверждениям, он любил меня. Этого было недостаточно, чтобы заставить его понять, почему я была вынуждена открыть клуб.

Я думала о Тео и о том, насколько хорошо он понимал мой бизнес и меня. Я думала о том, как он очень сильно мне нравился. Я думала о том, как он заставлял меня чувствовать себя униженной и что я не могла любить его так, как он любил меня, а я любила Вина. — Что в тебе такого особенного, раз ты отвергаешь любовь вполне хорошего парня? — Спросила я себя.

Я думала о том, как я пыталась всю зиму прекратить свои отношения с Тео. Я думала, что брак, безусловно, будет одним из способов прекращения их.

В основном я думала о Юджи, который спас мою жизнь и жизнь моего брата. Я думала о том, какую пользу принесет этот союз моему бизнесу и многим людям, за которых я была ответственна.

Я думала о том, что жить Юджи осталось недолго.

Когда он умрет, мне не будет так больно, потому что я его не люблю.

Я думала о многих людях, живших в браке и в итоге разводившихся или чувствовавших себя несчастными. Я думала о родителях Вина и моих родителях.

Я думала о том, что романтическая любовь – это не самый лучший повод для женитьбы. Люди меняются, любовь умирает. Можно, например, обнаружить себя в ночном клубе в новогоднюю ночь с любимым парнем, который скажет, что он хотел бы никогда не встретить тебя. Такое иногда случается.

Семья. Обязательства. Наследие. Чем больше я думала об этом, тем более весомыми они казались, а также вполне практическими соображениями, по которым следовало выйти замуж.

Я подумала, что я выросла.

Я подумала, что я знаю, что делаю.

Это лишь часть той лжи, которую что я себе внушила.


 

XIV

Я ПРИСУТСТВУЮ НА ВЫПУСКНОМ

— Как ты даже могла об этом подумать? — кричал Тео. Это было три недели спустя, когда он вернулся из Сан-Франциско и обнаружил, что я упаковываю чемоданы и готовлюсь отправиться в Японию, остановившись по пути в Бостоне. Как бы трудно не было поверить, Нетти окончила среднюю школу и собиралась выступать с прощальной речью в школе Святого сердца.

Тео вытащил одежду из чемодана и швырнул через всю комнату.

— Прекрати, — сказала я.

— И не подумаю. Я пойду еще дальше. Мне придется связать тебя или запереть в шкафу. Ты совершаешь ужасную ошибку.

— Тео, пожалуйста, ты мой лучший друг.

— Тогда, как твой друг, я несчастен из-за тебя. Ты не должна покидать меня из-за того, кого ты не любишь.

— Любовь тут не причем.

— Так в чем причина-то? Ты богаче, чем твой отец. Ты выполнила все, что планировала. Ты не обязана этому человеку отдавать свое сердце.

— Я не отдаю ему свое сердце. Только руку.

— Мы счастливы, Аня. Мы были счастливы целый год. Почему ты хочешь сделать кого-то другого своим мужем?

— Мы не были счастливы. Мы месяцами ругались. И с нашим несчастьем больше некуда деваться. Я выхожу замуж за Юджи Оно, потому что я должна. Нет, потому что я хочу.

— Юджи Оно разбил сердце моей кузины Софии.

— Это неправда.

Он сменил тон.

— Аня, por favor* (исп. «пожалуйста»). Мы должны обсудить это. Если ты все еще хочешь выйти замуж за Юджи Оно, то сделай это. Но не спеши. Куда тебе торопиться?

— Он умирает, Тео. И он хочет, чтобы я унаследовала его бизнес, так я могу сделать со «Сладостями Оно» то же самое, что мы сделали в Нью-Йорке.

— Puta*(исп. «Шлюха»), — сплюнул Тео.

— Что?

— Это означает «шлюха».

— Я знаю, что это означает. Ты называешь меня шлюхой?

— Я так называю человека, который выбирает деньги, а не любовь. Такой человек – шлюха.

— Я не люблю тебя, Тео. Я не знаю, сколько и как долго повторять это. Да даже если бы я любила тебя, то без уверенности, что достаточно сильно.

Тео пробормотал что-то на испанском.

— Что?

— Ты жалкая, Аня. Мне жаль тебя.

У меня зазвонил телефон.

— Это моя машина, — сказала я. — Я ухожу.

Он не ответил.

— Поздравь меня. Я бы поздравила тебя.

— Ты не можешь действительно так думать. Иногда мне кажется, что я совсем тебя не знаю. — Он вышел из комнаты и после я услышала, как он покинул квартиру.

Я собрала свою помятую одежду и засунула ее обратно в чемодан. Я бы солгала, если бы сказала вам, что мое настроение не было также слегка помято от слов Тео.

Как только я вышла в коридор, Скарлет выскочила из своей спальни – они с Феликсом теперь жили в старой комнате Норико и Лео. Скарлет все еще была в униформе «Темной комнаты», видимо со вчерашнего вечера. Она, должно быть, заснула в ней. Около месяца назад Скарлет прошла кастинг. Что-то экспериментальное в неизвестном театре. Что-то за бесплатно. Ее героиня называлась Истиной. Между работой и игрой в театре я едва видела ее, несмотря на тот факт, что мы жили вместе.

— Аня! — сказала она. — Подожди.

— Ты собираешься остановить меня и также сказать, что я ужасный человек? — спросила я.

— Конечно же нет. Как я могу осуждать, особенно тебя, моя дорогая? Я хотела сказать: береги себя и звони мне, когда сможешь. — Она обняла меня. — А еще поздравь от меня Нетти с окончанием школы.

 

***

Два года назад я выпускалась из школы в комнате с раздолбанным кондиционером. Нетти же, напротив, выпускалась в саду, в мае, в самый прекрасный день. Темно-синие и белые ленты свисали с навесов и деревьев. Цвели розы и наполняли воздух своим ароматом. Церковь держала павлинов, их перья были разбросаны по земле, что показалось мне странным, но очаровательным. Нетти подстригла волосы, превратя их в короткий боб, она была высокой и красивой в своей бледно-желтой шапочке и мантии. На следующий год она поедет в Массачусетский технологический институт. Ее прощальная речь была посвящена воде и важности разработки новой технологии будущего. Мне нравилось наблюдать за слушателями. Моя сестра собиралась занять место в жизни.

Люди сгрудились вокруг нее после окончания церемонии выпуска. Я слонялась с краю толпы, когда почувствовала руку на своем плече.

— Анни, — произнес Вин. — Как дела?

Я знала, что Нетти пригласила его – они дружили в Бостоне, и от моего внимания не ускользнуло, что их дружба пережила мои отношения с Вином – и поэтому не удивилась, увидев его. Он был одет в светло-серый костюм-тройку. Узкие брюки хорошо на нем сидели, он был красив, как всегда. Я протянула ему руку, и он пожал ее.

— Здорово увидеть тебя, — сказала я.

Он держал в руках перо павлина, от него пахло цитрусом и мускусом.

— Как ты? — спросили мы одновременно.

Я засмеялась.

— Ты первый. Твой отец говорил, что ты все еще думаешь о медицинской школе?

— Могу представить, какой именно разговор у нас с тобой будет. Да. Да, так.

— О чем бы ты предпочел поговорить?

— Обо всем. О погоде.

— Сегодня прекрасный день для выпуска из школы.

— О твоих волосах.

— Подумываю дать им отрасти.

— Хотя у меня нет права голоса, но я одобряю такое дело.

Я забрала перо павлина.

— Зачем тебе оно? — спросила я.

— Не уверен. Может быть, я напишу им роман.

— О, да? — снова спросила я. — И о чем же он будет?

— Хм. Плохая девушка встречает хорошего парня. Амбициозный отец встает между ними. Девушка выбирает бизнес вместо парня. Чтото типа того.

— Мне кажется, я уже где-то такое читала.

— Что ж, возможно, потому что это штамп.

— И что случится в конце?

— Девушка выходит замуж за другого. Так я слышал. — Он замолчал. — Это правда?

— Да, — я отвела взгляд. — Но это не то, чем кажется.

— Окажется, ты пройдешь по проходу?

— Да.

Он прочистил горло.

— Ну, ты всегда знала, чего ты хочешь. Ты всегда знала свое сердце.

— Знала ли?

— Я так думаю, — сказал он. — Я... я совершил ошибку два года назад, пытаясь указать тебе, что делать. Я до сих пор считаю, что был прав, но причина, по которой ты мне нравилась, в первую очередь состояла в том, что ты была такая независимая, упрямая – в этом ты вся. Нельзя поменять мнение Ани Баланчины ни в чем. Я был не прав, что даже пытался. — Он посмотрел на сестру, которая разговаривала с одним из учителей на сцене. — Должно быть, ты очень гордишься.

— Да.

— Ты все сделала правильно, Аня. Я знаю, она тоже так считает.

— Я сделала все возможное, но уверена, что наделала ошибок. Я рада, что мы наконец- то разговариваем. Я скучала по тебе.

— Правда? Я бы не предположил, что ты по кому-то скучаешь. Ты смотришь прямо перед собою, в будущее, и не оглядываешься назад. Кроме того, я знаю, ты не оставалась без компании последние два года. Тео Маркес, Юджи Оно.

— Ты тоже! Нетти говорила, что когда видела тебя, у тебя каждый раз была другая девушка.

— Это должно сделать тебя важной. Я ни к кому не отношусь серьезно. — Он посмотрел на меня. — Ты сломала меня, — сказал он игриво, насколько это было можно сделать после такой фразы. — Я надеялся, что увижу тебя сегодня. У меня есть кое-что, что я хотел бы сказать, пока не прошли годы, и это не осталось невысказанным. Дело в том, что я иногда читаю о твоем клубе.

— Ты?

— Мне нравится следить за новостями. Но это в контексте, а суть не в этом. Я собирался сказать тебе, как сильно я горжусь тобой. — Он взял меня за руку. — Я не знаю, имеет ли это для тебя значение, но мне хотелось так сказать.

Я собиралась ответить, что это, конечно, важно для меня, но в тот момент к нам присоединилась Нетти.

— Вин, — сказала она, — пойдем с нами обедать!

— Я не могу, — ответил он. — Твоя речь была великолепна, малышка. — Он вытащил небольшую коробочку из кармана и протянул ей. — Это тебе, Нетти. Еще раз поздравляю.

Он обнял Нетти, а затем пожал мне руку. Мы с Нетти смотрели ему вслед. Я все еще держала перо павлина. Я чуть не окликнула его, но решила не делать этого.

На обеде Нетти развернула подарок Вина. Это был маленький серебряный медальон в форме сердца.

— Он по-прежнему видит во мне маленького ребенка, — сказала она. Она сунула коробочку в сумочку. — О чем вы разговаривали сегодня?

— О старых временах.

— Хорошо. Не рассказывай мне. Ты уверена, что не хочешь, чтобы я поехала с тобой в Японию? Ты выходишь замуж.

— Это будет больше похоже на деловую встречу.

— Это самое грустное, что я когда-либо слышала.

— Нетти. Я так решила. — Я вынула ежедневник. — Ты будешь в лагере, — она была вожатой, — а затем отправишься колледж. Я вернусь в сентябре, чтобы помочь тебе обустроить комнату в общежитии, хорошо?

— Анни, я беспокоюсь о тебе. Кажется, ты не понимаешь, во что ввязываешься.

— Я понимаю, Нетти. Слушай, люди женятся по разным причинам. Есть только две вещи, которые меня волнуют в этом мире, и первая – это моя семья: ты и Лео – а вторая – это моя работа. Я не романтик, так что выходить ли замуж без любви, или же по иной причине, для меня не имеет такого значения, как для других. Меня расстраивает, когда ты смотришь на меня с таким трагическим выражением на лице.

— Ты романтик. Ты любила Вина.

— Я была подростком. Это другое.

— Ты все еще подросток до августа, — напомнила она мне.

— Технически.

Нетти закатила глаза.

— Даже если это притворство, сфотографируйся, хорошо? Дела обстоят так, что это может быть мой единственный шанс увидеть тебя в свадебном платье.


 

XV





Последнее изменение этой страницы: 2016-12-17; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 75.101.243.64 (0.011 с.)