ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Серия: Тексты трансперсональной психологии Издательства: АСТ



Г.

 

Как наши мысли воздействую на наши тела? Как мы используем осознание для преобразования опыта телесных симптомов?

 

Эта книга базируется на открытии сходных фундаментальных закономерностей, лежащих в основе наших тончайших переживаний и субатомных частиц, что позволило по-новому мыслить о людях и работать с телесными симптомами.

 

Практика, предлагаемая в этой книге, основана на научных открытиях и идеях из древних традиций. Научно ориентированный читатель сможет найти дополнительное разъяснение идей и теорий в приложениях.

Научная редакция к. филос.н. Владимира Майкова

 

Своеобразие языка Арнольда Минделла. Предисловие переводчика

¡ ОТ АВТОРА

 

¡ Предисловие

 

I. СИЛА БЕЗМОЛВИЯ В СИМПТОМАХ

¡ 1. Сила бесконечности

 

¡ 2. Радужная медицина

 

¡ 3. Нано заигрывания и мудрость тела

 

¡ 4. Гиперпространства симптомов

 

¡ 5. Шаманизм и сущность симптомов

 

¡ 6. Что такое жизнь?

 

¡ 7. Природа пилот-волны: призрак атомов

 

¡ 8. Параллельные миры песни

 

¡ 9. Купание в когерентности как квантовая медицина

 

II. НЕЛОКАЛЬНАЯ МЕДИЦИНА, МИР В СИМПТОМАХ

¡ 10. Как сообщество влияет на тело

 

¡ 11. Трудности во взаимоотношениях как гиперпространственная медицина

 

¡ 12. Симптомы как лекарство из будущего

 

¡ 13. Свобода от генетики


¡ 14. Генетическое «обратное действие» Как сновидения влияют на гены

 

III. СТАРЕНИЕ: ХИМИЯ, БУДДИЗМ И ЭНТРОПИЯ БИОЛОГИЯ, ФИЗИКА И ПСИХОЛОГИЯ СТАРЕНИЯ

 

¡ 15. Старение и буддизм

 

¡ 16. Почему свободные радикалы убивают

 

¡ 17. Теломеры означают «конец»

 

¡ 18. Квантовые демоны осознания

 

¡ 19. Смерть, конец?

 

IV. ЖИЗНЬ С КВАНТОВЫМ ДЕМОНОМ

¡ 20. Нелокальная медицина на практике

 

¡ 21. Безвредный образ жизни

 

ПРИЛОЖЕНИЯ

¡ Приложение I. ВОЛНЫ: Переход квантового состояния

 

¡ Приложение II. МИРЫ: Множественные миры Эверетта

 

¡ Приложение III. УМЫ: Квантовый ум

 

О психологии, физике и медицине телесного опыта

Сновидение и квантовые размерности симптомов Как общество порождает симптомы Новые воззрения на происхождение жизни и смерти Симптомы, музыка и творчество

Осознание, как фактор, препятствующий старению

 

Своеобразие языка Арнольда Минделла Предисловие переводчика

 

При переводе любого текста с иностранного языка всегда возникает дилемма: попытаться точно передать ход мыслей и манеру изложения автора или просто пересказать содержание текста своими словами. Второй метод хорош для художественной и популярной литературы , но совершенно не походит для научных статей или книг , в силу наличия в них специфической терминологии . Это, в особенности, касается текстов в области психологии и исследований сознания.

 

Хотя эта книга задумана автором, скорее, как популярная, а не научная, она содержит довольно много специальных терминов из области психологии, физики и биологии, равно как и собственных терминов А. Минделла, в которые он специально вкладывает множественный смысл, соединяющий в себе идеи современной науки и духовных традиций .

 

Однако, попытка точно передать авторский текст неизбежно сталкивается с затруднениями, обусловленными так называемым «принципом лингвистической относительности», эмпирически найденным антропологами Сепиром и Уорфом, и теоретически сформулированным философом Куэйном в середине XX в. Согласно этому принципу, реальность, в которой мы живем, зависит от нашего естественного языка; одним из следствий принципа лингвистической относительности является принципиальная невозможность точного перевода с одного языка на другой текстов, касающихся основных характеристик реальности. Именно такой текст представляет собой книга, которую вы сейчас держите в руках — и потому ее перевод потребовал переистолкования некоторых понятий, отсутствующих или имеющих другое значение в русском языке. Я надеюсь, что это не привело к существенным искажениям мыслей автора, и постараюсь разъяснить основные термины в кратком предисловии. Оно относится, в основном, к данной книге — «Сила безмолвия» — но может быть полезно и для понимания других работ А. Минделла, в особенности, двух предыдущих книг этой серии

— «Сновидение в бодрствовании» и «Ученик создателя сновидений».

 

Прежде всего, о названии — «Сила безмолвия». Его смысл легче всего понять, если вспомнить знаменитую фразу Л. Виттгенштейна: «О том, что нельзя выразить ясно, следует молчать». «Силабезмолвия»—это не сила кого-то или чего-то безмолвствующего,или самого состояния безмолвия(какв русской фразе: «В таких ситуациях он предпочитает молчать, и в этом его сила»). «Сила безмолвия»

 

— это «сила невыразимого» — сам Минделл ясно дает это понять, сравнивая ее с Дао. В первой книге этой серии «Сновидение в бодрствовании», он называл ее «Сновидением» — понятием из духовной традиции австралийских аборигенов. «Сновидение» с большой буквы, в отличие от «сновидения» — это не то, что нам снится, а сила или процесс, создающие то, что нам снится; во второй книге серии эта сила названа «Создателем сновидений», но в «Силе безмолвия» автор, по-видимому, решил отказаться от такой очевидной религиозной аналогии, и говорит просто о «сущности». Во всех трех книгах


встречается термин «времена Сновидения», который в духовной традиции аборигенов означает состояние, предшествующее возникновению «реальности». Минделл проводит параллель между этим состоянием и существованием «квантово-волновой функции» в «мнимом времени» в момент возникновения Вселенной, предполагаемым теорией Большого Взрыва. Глубоко измененное состояние сознания, соответствующее «времени Сновидения» — это «мир» или «уровень сущности».

 

Сила безмолвия (или сущность) первоначально проявляется в «Стране грез». У Минделла, «Страна грез» — это не только мир наших сновидений, фантазий, грез, а также едва уловимых телесных ощущений, или «заигрываний», но также особое измененное состояние сознания и особая виртуальная реальность, в которой еще не реализованные возможности существуют как «параллельные миры» в предложенной Хьюго Эвереттом интерпретации квантовой теории. Мы выбираем из этих миров «наиболее вероятный» путем «маргинализации»; Минделл подробно объясняет смысл этого термина в книге «Сновидение в бодрствовании». «Маргинализация» означает вытеснение какого-либо переживания на границы сознательного восприятия; этот термин почти аналогичен термину «вытеснение» в глубинной психологии. В состоянии бодрствования мы забываем большинство своих снов; мы притворяемся, что Сновидение (сила безмолвия, сущность) и Страна грез не существуют, подобно тому, как согласно Копенгагенской интерпретации квантовой механики, после измерения не существует («коллапсирует») квантово-волновая функция. Результатом такого рода «маргинализации» или «измерения» становится «общепринятая реальность».

 

Это понятие и различные производные от него встречаются в книге наиболее часто. В английском тексте для него используется термин “consensus reality” (буквально, «реальность консенсуса» — то есть, реальность, в отношении которой достигнуто общее соглашение). Хотя этот термин широко распространен в англоязычной психологической литературе и ее русских переводах, в русском тексте данной книги вместо него чаще используются два других термина — «общепринятая реальность» и «обусловленная реальность». Первый из них выбран по очевидным стилистическим соображениям . Второй используется для построения антонимов понятия «реальность консенсуса» и его производных («nonconsensual reality» = «необусловленная реальность»). Этот второй термин (англ. “conditioned” или “conditional reality”)предложил в своей книге«Пробуждение»Ч.Тарт,который указал на неточностьпонятия «реальность консенсуса»: никто не спрашивает согласия детей, хотят ли они жить в «общепринятой реальности», к которой их в процессе воспитания приучают путем «обусловливания»

 

— буквально, выработки условных рефлексов посредством поощрения правильного восприятия и поведения и наказания неправильного.

 

Общепринятой (повседневной, обыденной) реальности соответствует «обыденный ум». У Минделла, «обыденный ум» — это не только субъект понятийного восприятия и мышления (как в большинстве духовных традиций и в психологической литературе), а прежде всего состояние сознания, в котором человек отождествляется со своим индивидуальным «я» в общепринятой реальности, и считает эту реальность единственно реальной.

 

Наряду с «общепринятой реальностью» существует «необусловленная реальность» — «параллельные миры», которые доступны «осознанию». Это самый трудный термин, поскольку для него не существует точного аналога в русском языке. Английское слово “awareness”, которое в русскоязычной литературе принято переводить как «осознание», буквально означает «осведомленность», то есть, по-русски, «знание о чем-либо». Однако, в английском языке оно имеет и более узкое значение «личное знание, не доступное никому другому» — то есть, чисто субъективное переживание, которое не обязательно выражено словами, то есть, представлено понятийному сознанию (у Минделла и в духовных традициях—обыденному уму).Когда объект осведомленностивыражен словами (представлен понятийному сознанию), в английском языке используется термин “conscious awareness” —буквально, «сознательная осведомленность» (по-русски это было бысознательное осознание — масло масленое).

 

Дело в том, что в большинстве европейских языков слово «сознание» (consciousness) генетически связано со словом «совесть» (conscience), первоначально означавшим знание, потенциально доступное всем (отсюда муки совести: «а вдруг об этом узнают?!»; понятие совести, как «сверхэго», появилось гораздо позже, с распространением монотеизма — «Бог всеведущ»). Поэтому для обозначения «интимной» разновидности сознания стали использовать термин “awareness” — осведомленность. Таким образом, можно «быть осведомленным» о невыразимом — «тенденциях движения» и «едва уловимых телесных ощущениях», а также о собственном состоянии сознания — что и составляет основу психотерапевтических методов Минделла.

 

Есть еще два понятия, непосредственно связанных с «осознанием» и требующих разъяснения. Объектом осознания может быть чувственный опыт («тенденции», «заигрывания», ощущения, фантазии и т. п.), либо состояние сознания (глубокий сон, сон со сновидениями, бодрствование, какое-либо измененное состояние и т . д.).


В первом случае, Минделл использует термин “sentient experience”. Слово “sentience” переводится на русский язык как «чувствительность», либо «разумность». Минделл имеет в виду именно первое значение, первичную чувствительность, которой обладают все живые существа (а в духовных традициях — вообще все сущее). Таким образом «чувственный опыт» у Минделла чаще всего означает «опыт первичной чувствительности», а не «опыт органов чувств» (уже проинтерпретированный умом в качестве зрительного, слухового, осязательного и т. д.). Применительно к осознанию опыта органов чувств, в данной книге используется термин «чувственноеосознание».Очень часто,особенно в книгах«Сновидение в бодрствовании»и«Ученик создателясновидений», Минделл заменяет понятие «осознание чувственного опыта» одним термином

 

lucidity” (буквально, «ясность», «прозрачность»), который во всех трех книгах переводится как

«осознанность».

Этот термин появился в психологической литературе в результате исследований так называемых «прозрачных» или «осознанных» сновидений. В осознанном сновидении человек «осведомлен» не только о содержании сновидения, но и о собственном состоянии сознания — то есть, о том, что он спит и видит сон. Таким образом, когда Минделл говорит о наличии «осознанности» в отношении чувственного опыта, это означает «осведомленность» не только об этом опыте, но и о том, что вы о нем «осведомлены». Кроме того, он использует для обозначения такого осознания собственного состояния сознания термин “lucid awareness”, который в данной книге переводится как «рефлексивноеосознание»,то есть,осознание,которое осознает не только свой объект,но и само себякак процесс.Этот термин не следует путать с само-осознанием (self-awareness), которое означает само-осведомленность субъекта осознания (самости, эго и т. д.).

 

Из всего сказанного легко понять смысл основного термина Минделла «сновидящее тело», который означает, что тело непрерывно переживает поток «чувственного опыта», подобно частице в теории Дэвида Бома, испытывая направляющее влияние «пилот-волны» или Силы Безмолвия.

 

Я не даю объяснений физических и биологических терминов, которые принадлежат к «универсальному языку» науки — при желании, их легко найти в справочной литературе. В авторской библиографии я постарался в большинстве случаев дать ссылки на русские переводы (если таковые существуют).

 

Я искренне надеюсь, что мой перевод не испортил эту замечательную книгу (и две предыдущих). Очень рекомендую всем читателям попробовать на себе упражнения, которые предлагает автор: можете мне поверить — они работают!

Александр. Киселёв[1]

 

ОТ АВТОРА

 

Я хочу высказать свою признательность… Сюзан Косен за расшифровку записей моих лекций и семинаров в Центре Процессуальной Работы

 

в Портленде, Орегон Дорогим участникам моих учебных групп и семинаров по проблемам квантовой медицины,

 

которые мы проводили вместе с моей женой Эми Минделл в Портленде, Лондоне, Цюрихе, Токио и многих других городах. Идеи этой книги рождались в процессе того, как вы слушали, экспериментировали и задавали вопросы.

 

Ричарду Левитону из «Хэмптон Роадз» за поддержку и интерес к этой книге, и за идею первого подзаголовка «Квантовые размерности симптомов». Это предложение вызвало у меня много новых мыслей.

 

Маргарет Райен за ее замечательную способность выявлять и углублять новые идеи в процессе редактирования. Как ей удается так хорошо понимать мысли автора?

 

Карлу Минделлу за то, что он указал на перенасыщенность первоначального варианта физикой и помог лучше соотнести его с врачами и пациентами.

Рэнди Левин Талли, за исправление моих ошибок в том, что касается музыки.

 

Шэрон Сэшшенс с физического факультета Орегонского Университета за проверку моих физических выкладок, особенно в том, что касается термодинамических представлений о вселенной.

 

Хейке Споддек за помощь со многими деталями и просьбу в больше мере осознавать, когда я нахожусь в обыденном модусе мышления, и когда я думаю как сновидец.

 

Доуну Менкену, Яну Дворкину, Максу Шупбаху, Джо Гудбреду и другим друзьям, за то, что они подтолкнули меня к попытке соотнести науку телесной работы с глубочайшими переживаниями ума.

Моим друзьям, смело интерпретирующим и обновляющим физику — Фреду Алену Вольфу, Нику Херберту и Эмиту Госвами — за пионерский характер их работы.

 

Тем, кто помогали мне понимать медицину и альтернативную нелокальную медицину — Джею


Томлину, Пьеру Морину, Митчу Старгроуву и Ларри Досси.

 

Дорогим теням учителей, окружавшим меня при написании этой книги: Марии Луизе фон Франц, познакомившей меня с идеей синхронности К.Г. Юнга в 1961 г. в Цюрихе; Францу Риклину, который рассказал мне о шаманизме и показал, как воплощать его в повседневной жизни; К.Г. за невидимую поддержку во всем, касающемся того, что он называл «психикой и материей»

 

Различным врачам аллопатической, альтернативной и комплементарной медицины, которые были моими клиентами, друзьями и помощниками, за все, чему я у них научился.

 

Хотя их больше нет среди нас, я должен поблагодарить замечательных основателей квантовой физики — Луи ДеБройля, Эрвина Шрёдингера, Джона фон Ноймана, Дэвида Бома и Ричарда Фейнмана; а также ныне живущих специалистов по физике гиперпространств Мичио Каку и Стивена Хоукинга за их высказывания о виртуальных пространствах, воображаемых временах и других реалиях, стоящих за жизнью.

 

Дорогая Эми, твоя работа о творчестве научила меня серьезно относиться к куклам. Вместе с этими куклами, твой научный дух помогал мне узнавать , прояснять и проверять идеи в отношении квантовых размерностей симптомов, которые, как я думаю, никогда не приходили в голову ни одному физику (без куклы). Ты помогала разрабатывать и излагать практически каждую главу этой книги. Спасибо тебе.

 

Предисловие

 

Как наши мысли воздействую на наши тела? Как мы используем осознание для преобразования опыта телесных симптомов?

 

В этой книге, названной «Сила безмолвия», я исследую связи между традиционной биомедициной

 

и альтернативными медицинскими методами, и предлагаю эмпирические и квантово-механические основания телесного разума. Моя терапевтическая работа с отдельными людьми и группами побудила меня изучать специальные области психологии, физики и медицины, чтобы соединять эти науки. Эта книга базируется на открытии сходных фундаментальных закономерностей, лежащих в основе наших тончайших переживаний и субатомных частиц. Открытие этих принципов позволило мне начать по - новому думать о людях и работать с телесными симптомами.

 

Исследование нанособытий и наномедицины («нано» означает атомные и молекулярные процессы, имеющие размерность порядка одной миллиардной доли сантиметра) вскоре приведет к многим прорывам в сегодняшней медицине. Медицина и связанные с ней дисциплины психологии и физики станут еще ближе друг к другу, чем сейчас. В то же время, известно мало объединяющих парадигм, которые бы связывали исследования в анатомии, психологии, психобиологии, биофизике, медицинской инженерии, медицинском образовании, общей практической медицине и медицинской диагностике с различными видами психотерапии (в том числе, с использованием движения и музыки).

 

Первая цель этой книги — сосредоточение на телесных симптомах. Она задумана, в первую очередь, как практическая. В то же самое время, ее вторая цель состоит в том, чтобы предложить объединяющие идеи, направленные на сближение перечисленных выше областей. Практика, предлагаемая в этой книге, основана на научных открытиях и идеях из древних традиций. Я подробно рассказываю об этих открытиях и традициях в разделах, содержащих «более подробную информацию о» всем том, что я резюмировал в тексте. Научно ориентированный читатель сможет найти дополнительное разъяснение идей и теорий в приложениях .

 

Написание этой книги пробудило во мне множество чувств. Вечером, перед тем, как начать писать окончательный вариант, я проснулся во сне. В этом сне я понимал, что нахожусь высоко в горах, в холодном ночном воздухе. Какая-то величественная сила заставила меня бродить в горах, пока я не остановился в одиночестве на дороге, лицом к скальной стене, склону высокой угловатой вершины. В сгустившихся сумерках я мог ощущать присутствие какой-то внушающей благоговение силы, исходящей от склона горы. Я мог чувствовать, но не мог описать эту силу.

 

Просыпаясь, я сразу же понял, как должна называться эта книга о телесных симптомах: «Сила безмолвия». В полусне я писал следующие абзацы, которые казались посланием от той силы горного склона, адресованным всем нам людям. Сегодня мой обыденный ум восстает против этих абзацев из-за их очевидной оскорбительности.

 

Направление вашей жизни ясно предстает в некоторых снах. Однако в повседневной жизни вы ведете себя так, как будто вы не уверены в том, что делать дальше. В течение дня вы ощущаете определенную, но трудно уловимую силу, исходящую из глубочайших пространств ночи, побуждающую ваше тело к жизни, и все же вы обычно предпочитаете игнорировать эту силу.

 

Оглядываясь на свою жизнь, вы замечаете, что эта сила присутствовала всегда. На самом деле,


ваш жизненный путь кажется почти неизбежным. То, что в то или иное время казалось случайным, по размышлении, оказывается неотвратимым. В каждый момент жизнь выглядит хаотической, движущейся наугад. Однако, оглядываясь назад, вы видите, что за каждым, казалось бы, случайным действием, таилась сила безмолвия. Конкретный путь, который вы называете своей «жизнью» кажется неотвратимым, хотя в данные моменты в прошлом вы считали, что можете договориться с этой силой. При взгляде назад путь кажется неумолимым. Задним числом вы понимаете, что могли лишь соглашаться с этой силой и двигаться вместе с ней, либо не соглашаться и подвергнуться уничтожению.

 

Бесполезно притворяться, что эта сила не существует, поскольку игнорирование ее присутствия превращает ее в ужасающее событие телесных симптомов. Действуйте так, будто этой силы нет — и жизнь обманет ваши ожидания, и все вокруг наполнится призраками. Открывайтесь этой силе безмолвия в повседневной жизни — и жизнь предстанет бесконечным, удивительным путешествием.

 

Сила безмолвия связана не только с вашим личным существованием, но и с происхождением вселенной. Сила безмолвия для науки является неизмеримой реальностью. Однако ее власть можно видеть в математике, и она не ограничена во времени историей этой планеты, или в пространстве — ее пределами.

 

После этого сна название «Сила безмолвия» казалось чрезвычайно уместным, поскольку, в конце концов, именно так мы переживаем таинственные телесные события, которые до сих пор приписывались природе, Богу, квантовым процессам (суперпозиии состояний, нелокальности, сцепленности и т. п.), или темной материи (теоретическая невидимая дополнительная материя, требующаяся во вселенной, чтобы объяснить темп ее изменения).

 

О взаимосвязи между физиологией, медициной, физикой и психологией спорят уже многие годы.

 

В этой книге высказывается воззрение, что математические выражения, описывающие элементарные частицы, молекулы и человеческие тела, представляют собой проекции опыта сновидения.

«Сила безмолвия» обращается к той части вас, которую интересуют понимание симптомов и эмпирическая работа с вашими симптомами и неприятностями других людей. Для той части вас, что страдает от симптомов, есть бесчисленное количество методов подхода к этим симптомов и обогащения ими. Для ученого, заинтересованного в объединении различных областей, моя точка зрения на науку проста: Первопричиной является человеческое осознание. Основу любого наблюдения или любой теории составляет то, как мы замечаем те или иные вещи , то есть, природа нашего восприятия и опыта.

 

Написание этой книги столкнуло меня лицом к лицу с самой «реалистичной» частью меня самого, с той частью, которая порой игнорирует субъективный опыт. Живущий во мне консервативный ученый полагает, что в течение одной жизни лучше заниматься чем-то одним. Я согласен. Однако, поскольку меня всю жизнь интересовала работа с симптомами, что-то во мне не могло связать себя той скрупулезностью, которой требует приверженность одной научной дисциплине. Я могу лишь признать, что в меру своих способностей постарался сделать эту работу как можно более рациональной, обоснованной и понятной.

 

Моя борьба напоминает мне о словах Эрвина Шрёдингера, одного из основателей квантовой механики. Во введении к своей небольшой книжке «Что такое жизнь?» он пишет:

 

«Предполагается, что ученый обладает полным и доскональным знанием из первых рук о некоторых предметах, и не должен писать на любую тему, которой он не владеет. Принято считать, что «положение обязывает». Для целей данной книги я прошу лишить меня «положения», если таковое есть, и освободить от вытекающего из него «обязательства»…

 

Одному уму стало почти невозможно владеть больше, чем небольшой, специализированной частью науки… Я не вижу другого выхода из этой дилеммы (чтобы наша подлинная цель не была потеряна навсегда), кроме того, что некоторым из нас следует заняться синтезом фактов и теорий — хотя и с неполным и полученным из вторых рук знанием некоторых из них — и рискуя поставить себя в глупое положение».

 

Работа с симптомами не оставляет некоторым из нас иного выхода , кроме как связывать воедино то, что мы знаем о психологии, медицине, физике и духовных традициях, без овладения ими всеми.

 

По этим причинам, и стремясь больше узнать о теле и о психологии, я выжидал более двадцати лет после написания «Сновидящего тела» для того, чтобы обосновать свое понимание того, каким образом сновидения связаны с телесными симптомами и влияют на них. Во второй главе книги «Сновидящее тело», вышедшей в 1982 г., я говорил о том, что у сновидящего тела много общего с квантовой теорией. В то время я не стал дальше развивать эту тему, вместо этого сосредоточившись, главным образом, на мифологии сновидящего тела. В течение прошедших с тех пор двадцати лет я был удовлетворен результатами психологической и соматической работы со сновидящим телом. Я исследовал и расширял основные идеи, делая их применимыми к работе с отдельными людьми и группами во всевозможных состояниях сознания. Сегодня мой опыт, а также эксперименты, и практика


с более чем ста тысячами человек по всему миру, подвели меня к написанию данной книги: к попытке связать медицину и психологию с физикой нелокальности .

 

Наши тела находятся там, где мы есть. С другой стороны, тело нелокально, испытывая влияние взаимоотношений и групп, событий непосредственного окружения и далекого космоса. Не только природное и человеческое окружение влияет на нас, но и то, что происходит внутри нас, изменяет мир. Продвигаясь по страницам этой книги, читатель узнает, что подобные изменения, которые предсказывает квантовая теория, теперь должны стать частью новой «квантовой» или нелокальной медицины. Мы не можем разрешать телесные проблемы, глядя только внутрь тела. Для решения некоторых из наших проблем, нам нужно работать со всем миром точно таким же образом, как мы его переживаем.

 

Пусть эта книга принесет пациентам, врачам и теоретикам большее понимание и избавление от физической боли.

Яхатс, Орегон, 2002

Заявление

Предлагаемые в этой книге методы работы с симптомами иногда требуют вхождения во временные измененные состояния сознания. Если вы, дорогой читатель, чувствуете неловкость в отношении измененных состояний сознания, то позаботьтесь о психологической или медицинской поддержке, прежде чем пробовать некоторые из упражнений, предлагаемых в тексте.

 





Последнее изменение этой страницы: 2016-12-15; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.216.79.60 (0.028 с.)