ТОП 10:

Наполeон и Польша. Восстание в Вильне



Вооруженные силы России были весьма недостаточны: на западной границе вторжению неприятельской «Великой армии» могло быть противопоставлено не более 200 000 войска, так как значительная часть русских войск в это время еще находилась в турецких владениях, и, несмотря на заключенный уже мир с Турцией, не могла быть тотчас переброшена на север. Однако огромная разница в численности русских войск и войск Наполеона нимало не ослабила мужества императора Александра, который проявил достойную уважения твердость перед лицом грозившей опасности. В своем рескрипте к председателю государственного совета Александр I заявил, что он «не положит оружия, доколе ни единого неприятельского воина не останется в его царстве», — и сдержал слово.

28 июня под шум радостных криков и возгласов польского населения Наполеон вступил в Вильну — столицу Литвы. К этому времени польский сейм в Варшаве уже преобразовался в польскую генеральную конфедерацию и отправил к Наполеону депутацию с мольбами о восстановлении Польши. Такие быстрые мероприятия были не во вкусе Наполеона, и он, наговорив полякам множество всяких громких фраз о святости их дела, все же отпустил депутацию ни с чем. Своим приближенным он, в виде объяснения такого способа действий, сказал только, что «трудно было бы предсказать, где окончится этот пожар, если только дать ему разгореться»; иначе сказать, он и сам не знал, чего ему следует желать. 16 июля армия Наполеона выступила из Вильны и двинулась далее.

Выставленные против Наполеона в количестве около 200 000 человек русские войска были разделены на три армии: первая, под командой военного министра Барклая-де-Толли, расположена была в Виленской губ.; вторая, под начальством князя Багратиона, в Гродненской губ.; третья, под начальством графа Витгенштейна, заграждала Наполеону дорогу к Петербургу.

Генерал-фельдмаршал, князь Михаил Богданович Барклай-де-Толли

Генерал от инфантерии, князь Петр Иванович Багратион

Для первых двух армий совершенно правильным представлялся тот план, который уже ранее (еще в 1807 г.) обсуждался со всех сторон, — план «войны Парфянской»: отступать в глубь страны и предоставить времени и пространству начать дело расчленения и истребления неприятельской армии в ожидании того момента, когда эта разрушительная работа продвинется уже настолько, что се можно будет успешно прикончить собственными, сбереженными от разгрома, силами.

Когда же выяснился план войны, избранный Наполеоном, разъединение этих двух армий оказалось весьма неудобным: можно было опасаться, что Наполеон, пользуясь своим превосходством в силах, разгромит каждую из них порознь. Ввиду такого опасения решено было как можно скорее соединить первую и вторую армии и пунктом соединения их назначен был Витебск. Наполеон, угадав цель движения этих двух русских армий, употребил со своей стороны все усилия для воспрепятствования этому соединению у Витебска. В течение трех дней (13, 14 и 15 июля), вследствие этого, первой русской армии пришлось выдерживать у Витебска натиск значительно превосходящего в силах неприятеля; а вторая армия в то же время выдерживала жестокие бои под Могилевом. Соединение армии осуществиться не могло, а потому оба главнокомандующих решили продолжать отступление и соединиться далее, под Смоленском. Тогда и Наполеон, в свою очередь, двинулся по пятам отступающих армий, стараясь вынудить их к генеральному сражению и охватить хотя бы одну из них…

Однако отступление обеих армий совершалось так стройно и стойко, что никакие попытки Наполеона не увенчались успехом. При этом изумительные подвиги были совершены многими русскими генералами во главе отдельных отрядов. Так, например, граф Остерман получил приказание во что бы то ни стало задержать наступление французов от Витебска; вследствие этого со своим небольшим отрядом он в течение целого дня выдерживал натиск всей наполеоновской армии и все же сохранил свою позицию до наступления ночи; когда же в пылу сражения начальники отдельных частей посылали гонцов к графу Остерману с запросом: «Что им делать?» — Остерман спокойно отвечал: «Стоять и умирать».

Другой генерал, Неверовский, с 7-тысячным отрядом, должен был сдерживать наступление вдесятеро сильнейшего неприятеля, который хотел зайти в тыл русским войскам, раньше них занять Смоленск и таким образом отрезать обеим армиям путь к Москве. Бой длился в течение полусуток; во время него французы произвели сорок кавалерийских атак против отряда Неверовского, но все же не могли сломить его и вынудить очистить дорогу. Такое же геройство было проявлено генералами Раевским, Дохтуровым и Кановницыным в бою под стенами Смоленска, 4 и 5 августа: с весьма незначительными силами они до тех пор отбивали на подступах к Смоленску все атаки 200-тысячной армии французов, пока обе русские армии не успели соединиться и в полном порядке отступить по Дорогобужской дороге. Смоленск был уже почти разрушен артиллерийским огнем французов, и пылал во многих местах, когда под вечер 5 августа Дохтуров покинул этот город, представлявший груду развалин, заваленных трупами. Отчаянная оборона Смоленска, стоившая Наполеону громадных потерь (от 12–20 000 человек убитыми и ранеными), до такой степени поразила Наполеона, что он сделал даже некоторую попытку вступить в переговоры с Александром… Но не был удостоен ответа.

Генерал от инфантерии, граф Петр Петрович Коновницын

Генерал от инфантерии Дмитрий Сергеевич Дохтуров

Карта театра войны 1812 г.

В то время, как русские войска бились с французскими у Смоленска, император Александр уже назначил нового главнокомандующего для всей русской армии: выбор его пал на Кутузова, только что возвратившегося с театра Турецкой войны, и все с радостью узнали о новом назначении. 17 августа 1812 года Кутузов приехал в село Царево-Займище (Смоленской губ., Вяземского уезда), где находилась главная квартира русской действующей армии. Приняв главное командование над армией, Кутузов решился дать Наполеону генеральное сражение, которого давно уже желали и народ и войско, уже роптавшее на излишнюю осторожность Барклая-де-Толли. С этой целью новый главнокомандующий выбрал весьма удобную позицию у села Бородина, в 108 верстах от Москвы. Здесь он остановил свою армию на обширном поле Бородинском, воздвигнул сильные укрепления в центре и на флангах русской армии, и стал поджидать наступления французов.

Генерал-фельдмаршал, князь Михаил Илларионович Голенищев-Кутузов Смоленский

В то время, как Кутузов и главные силы русской регулярной армии готовились к решительным действиям, весь русский народ принимал самое активное участие в борьбе с Наполеоном. Всюду собирались народные ополчения ратников; отовсюду стекались в казну щедрые пожертвования. Смоленское дворянство выставило на свой счет 20 000 ратников; московское — 80 000 ратников и пожертвовало 3 000 000 рублей на военные издержки; московское купечество собрало для той же цели 10 000 000 рублей; донские казаки поднялись поголовно; вообще же вся Россия добровольно выставила до 300 000 ратников и доставила государю до 100 000 000 рублей на военные нужды. Воодушевление охватило все слои общества; особенно трогательно было то самопожертвование, с которым народ выжигал свои дома, имущество и запасы, лишь бы только все это не досталось неприятелю и не послужило ему на пользу. И эта самоотверженность возрастала все более и более, по мере приближения неприятеля к Москве и ее святыням, дорогим для каждого русского.

Наконец 26 августа, в 6 часов утра, обе армии сошлись на битву на поле Бородинском. Со стороны русских в битве участвовало немного более 100 000 человек, при 600 орудиях; со стороны французов 130 000 и почти столько же орудий. С обеих сторон битвы ожидали с нетерпением: русским хотелось померяться силами с врагом в открытом поле, а французы, утомленные дальним и трудным походом, надеялись быстрой победой добиться мира и закончить кампанию, поначалу не обещавшую ничего доброго. Сам Наполеон весьма самоуверенно желал и добивался битвы: «Над нами встает солнце Аустерлица!» — сказал он, обращаясь к окружающим и указав им перед началом битвы на окутанное туманом солнце. Но битва оказалась беспримерной по упорству сражающихся и по своей чрезмерной кровопролитности: она продолжалась 12 часов подряд и вырвала из строя сражающихся около 70 000 храбрых воинов! Главные силы французов были устремлены против центра русской армии и против его левого крыла, которым командовал Багратион. Но все искусство Наполеона, все усилия французов, направленные к тому, чтобы прорвать центр русской армии, оказались тщетными. Целые полки полегли в этом месте битвы с той и другой стороны; укрепления по шесть раз переходили из рук в руки, но ничто не могло вынудить русских уступить врагу поле битвы. Только на мгновение французы взяли верх на левом крыле, где Багратион был смертельно ранен. Но в то время, когда Наполеон собирался направить сюда стремительный удар, Кутузов отвлек его внимание ложной атакой, которую произвел в тылу французов небольшой русский отряд, посланный в обход. Вследствие этого Наполеон не успел вовремя послать подкрепления на левый фланг: французы здесь были отбиты и русская армия всюду удержала свои позиции на поле битвы.

План сражения при Бородине

Бородинская битва, 26 августа 1812 г. Рисунок А. Адама

Памятник на Бородинском поле

По окончании битвы оказалось, что вследствие громадных потерь, понесенных в тот день, все части русской армии настолько расстроены (во многих полках оставалось в живых по несколько десятков человек), что их необходимо было привести в порядок и пополнить новыми подкреплениями, прежде чем вступать в дальнейшую борьбу с французами; а потому решено было в ту же ночь отступить далее, по Московской дороге. Все еще верили в то, что русские войска еще раз сразятся с врагом под стенами Москвы, но четыре дня спустя, на военном совете в деревне Фили (под Москвой) решено было, что древняя столица будет уступлена французам без боя. И действительно, 2 сентября русские войска стали проходить через Москву, направляясь на Рязанскую дорогу, а за ними, почти по пятам их, вступили в Москву французы — и нашли город опустевшим и покинутым жителями.

Наполеон в Москве

Наполеон, долго любовавшийся с ближайших высот на Москву, блиставшую вдали золотыми куполами своих храмов, поспешил в нее въехать, окруженный блестящей свитой и уверенный в том, что в Москве все население встретит его также торжественно и раболепно, как встречали его в других европейских столицах, когда он в них въезжал победителем. И вдруг, к величайшему изумлению, ему донесли, что Москва покинута жителями, что казенное имущество и важнейшие драгоценности из Москвы вывезены, а запасы уничтожены. Сумрачный сошел он с коня в Кремле и остановился в царском дворце.

Пожар в Москве

Но здесь ему пришлось оставаться недолго. Уже на другой день опустевшая Москва запылала — сначала в одном конце города, потом в другом. Французы задумали тушить пожары, но оказалось, что пожарные инструменты из города увезены, а русские сами поджигают город в разных местах. На следующий день пожар усилился и уже 4 сентября вся Москва была так объята пламенем, что самому Наполеону пришлось переселиться в загородный дворец (Петровский) и оттуда следить за быстрым и разрушительным действием всепожирающего пламени. Не прошло и 5–6 дней, как уже от всей громадной столицы уцелела только 1/10 часть ее.

Начало народной войны

Гораздо страшнее этого московского пожара было то, в сущности, совершенно безвыходное положение, в котором оказалась наполеоновская армия. Для всех становилось вполне ясным, что русские и не помышляют о мире, а между тем продолжать с Россией войну было невозможно. Нельзя было также и оставаться на зимовку в Москве, совершенно выжженной, и притом не имея запасов; а самый подвоз запасов в Москву к концу сентября оказался не только чрезвычайно затруднительным, но даже почти невозможным, так как в подмосковных губерниях всюду поднялся народ и началась народная война против французов, вызванная манифестами государя, изданными в Москве и призывавшими весь народ к ополчению против общего врага. И это была война грозная, беспощадная, — война насмерть! Жители бросали жилища, укрывались со своим имуществом и семьями в лесах, истребляя все, что не могли захватить с собой. Затем, вооружившись чем попало, — вилами, топорами, дубьем, — они выходили из лесов, нападали на курьеров и на мародеров, а впоследствии, сплотившись в целые шайки, стали нападать уже на небольшие отряды и транспорты. И это народное восстание все росло и крепло, и обратилось наконец в весьма грозную силу, действовавшую чрезвычайно стойко и дружно, при более или менее правильной организации, под руководством помещиков, старшин, даже священников и женщин. Имена многих из таких вождей народного ополчения — Энгельгарда и Шубина,[12] Богуславского, Нахимова, Храповицкого, Семичева, Иоанна Скобеева, Герасима Курина, старостихи Василисы — сделались историческими и сохранились в памяти потомства.

Карта окрестностей г. Москвы (во время войны 1812 г.)

Партизанские отряды

В помощь народу появились и правильно организованные партизанские отряды, под командой опытный офицеров — Дениса Давыдова, Сеславина и Фигнера; эти отряды, явившиеся в период времени между битвой при Бородине и битвой при Тарутине, мало-помалу разрастаясь, охватили наконец все расположение французов в Москве, с севера и юга. Чрезвычайно удачные, быстрые и притом почти неуловимые действия первых партизанских отрядов побудили Кутузова к тому, что, заняв на юго-западе от Москвы тарутинскую позицию, он обратился к партизанским действиям, как к одному из главных средств для борьбы с Наполеоном, засевшим в Москве. И вот у первых предводителей партизанских отрядов явились достойные подражатели и продолжатели их дела: князь Вадбольский, фон Визин, генерал Дорохов, князь Кудашев, полковники Ефремов и Фиглев, и многие другие.

Генерал-лейтенант Денис Васильевич Давыдов

Полковник Александр Самойлович Фигнер

Генерал-лейтенант Иван Семенович Дорохов

Командир корпуса Алексей Петрович Ермолов. Гравюра с портрета того времени

Овладев всеми дорогами в тылу неприятеля, производя беспрестанно набеги, появляясь неожиданно то тут, то там, они не давали покоя французам, отбивая обозы с припасами, уничтожая разъезды и нападая на отдельные отряды фуражиров. Между партизанскими отрядами и шайками народного восстания установилось величайшее единение и даже некоторого рода солидарность в действиях. Партизаны, быстро передвигаясь с места на место, поддерживали одушевление в народе, снабжали его порохом и оружием, отбитыми у неприятеля, а народ доставлял партизанам припасы, проводников и поддерживал их действия всюду, где то было нужно. Таким образом, из партизанских отрядов и народных шаек мало-помалу образовалось вокруг Москвы двойное кольцо, державшее французов в тесной блокаде.

Такое положение французов в Москве становилось совершенно невыносимым, тем более, что потери, понесенные ими во время 5-недельного пребывания в Москве, были чрезвычайно велики; о них можем судить по следующим достоверным цифрам: французская армия вступила в Москву 2 сентября в числе около 100 000, получила во время стоянки в Москве около 30 000 подкрепления, и все же выступила из Москвы в начале октября в числе 107 000 человек. Следовательно, общая убыль французской армии за этот период, причиненная исключительно партизанами и народными шайками, доходила почти до 25 000 человек!







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-10; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.227.208.153 (0.008 с.)