ТОП 10:

АЛЬПИНИЗМ БУДЕТ НАРОДНЫМ СПОРТОМ



Окончилась война. Советский народ вынулся к мирному труду. Дру­гие задачи встали перед школой инструкторов. И в 1946 г. всесоюзная школа была реорганизована в республиканскую, и ее возглавил мастер спорта И.С. Тютюнникав, вернувшийся из армии.

Школа стала теперь главной базой альпинистской работы в Казахста­не, своеобразным учебным альпинистским комбинатом. В ее стенах обуча­ются младшие инструкторы, готовятся разрядники. В школе же происходит подготовка значкистов, с ее гостеприимной площадки выходят в походы альпиниады и спортивные группы. Широкий профиль школы дал возмож­ность повысить качество учебной работы и сконцентрировать необходимое количество инструкторских кадров и снаряжения.

Летом 1946 г. возобновили свою деятельность альпинистские лагери «Туюк-су» и «Металлург» — по горным тропам и ледникам двинулись к вершинам цепочки альпинистов.

Направляющим центром всей работы стала альпинистская секция при Республиканском комитете по делам физкультуры и спорта. Секция начала большую работу по составлению описаний вершин, изучению горных райо­нов, проверке карт.

1948 г. прошел в напряженной борьбе за превращение альпинизма в подлинно массовый, народный вид спорта. За лето на вершинах Заилийского Ала-тау побывало 1800 человек, из них 1200 по линии Республиканского комитета и 600 — из учебных лагерей. Если расшифровать цифру «1200» и посмотреть, что она значит, то мы увидим большую работу: значок «Альпинист СССР» 1 ступени получило 252 человека; 127 спорт­сменов добились III разряда (из них 121 получили звание младшего ин­структора-стажера); десять альпинистов приобрели право на II спортивный разряд, а шесть спортсменов получили I разряд и имеют все возможности в ближайшее время получить звание мастера спорта.

На вершинах Ала-тау в этом году побывали школьники, студенты, стахановцы колхозных полей, фабрик и заводов. Это несколько сотен но­вых энтузиастов, пропагандистов и организаторов альпинизма в Казахстане и это главный итог 1948 г. и первые достижения в борьбе за превращение альпинизма в подлинно-массовый, народный спорт.

 

БОРЬБА ЗА ТАЛГАР

Значительную роль в развитии альпинизма в Казахстане сыграла борь­ба за победу над самой высокой вершиной Заилийского Ала-тау — Тал-гаром. Эта борьба длится уже много лет. Еще в середине XIX в. ученые, посетившие Заилийский Ала-тау, обратили внимание на мощный горный массив, царящий над всем хребтом. Его громадная, издали плоская, вер­шина отвесными стенами поднимается до 5000 м и называется Талгар (что значит плоское, ровное место).

Почти десять лет изучал район Талгара местный краевед Е. Дмитриев. В своей книге «Талгар — главная вершима Заилийского Ала-тау» он под­вел итоги ряда интересных походов к Талгарскому массиву. Эта книга на долгое время стала единственным источником сведений о высочайшем участке хребта, а картографический материал, собранный автором, был использован при составлении топографических карт.


На пути к вершине

Фото Ю. Губанова


В 30-х годах группа альпинистов отправилась по пути, описанному Е. Дмитриевым: через перевал Тогузак (4283 м) в верховья р. Левый Талгар и далее к заманчивой вершине. Пройдя перевал, они опустились на громадный ледник Богатырь, но сколько ни искали, главную вершину Заилийского Ала-тау обнаружить здесь не могли.

Куда же исчез Талгар? Эту загадку разгадал после многолетних исследований альпинист-гляциолог В. Горбунов. Оказалось, что в 1903 г. Дмитриев из живописной долины р. Иссык через перевал Кок-булак (4080 м) проник на ледник, спускающийся с Талгарского массива на юг.

Зимой на Джантуганском плато

Фото Ю. Губанова

Это был огромный ледник, во много раз превосходящий размерами все известные Дмитриеву ледники Заилийского Ала-тау. Исследователь назвал ледник Богатырем. Продолжая свои исследования Талгарского массива, Дмитриев поднялся по р. Средний Талгар я подошел к вершине с севера. В 1910 г. он решил проникнуть в интересующий его район с юго-запада, через перевал Тогузак. На восток от этого перевала он увидел большой ледник и принял его за Богатырь. Но это был другой ледник. Руковод­ствуясь описанием Дмитриева, топографы, заснявшие его, назвали его Богатырь, а видневшиеся в его верховьях вершины ошибочно приняли за Талгарский массив.

Только через 25 лет В. Горбунов обнаружил эту ошибку, и карты были исправлены. Самый большой ледник хребта, спускающийся с Талгар­ского массива, был нанесен на карты и назван ледником Корженевского.

Летом 1935 г. группа X. Рахимова пыталась взойти на Талгар с се­вера и достигла гребня хребта вблизи от подножья северного ребра вер­шины. Место, до которого добрались альпинисты, они назвали Копр.

В тяжелых зимних условиях в том же году к Талгару пробивались с юго-запада 12 алматинских комсомольцев под руководством В. Зимина. Преодолевая большие трудности, эта группа достигла юго-западной вер­шины Талгара (4860 м). Еще через три года к Талгару отправляется группа новосибирца Е. Алексеева. Поднимаясь с севера по пути X. Рахи­мова, группа достигла гребня хребта. По восточному отрогу в метель и февральскую стужу альпинисты вступили на северную вершину массива (5000 м). По этому же пути летом 1938 г. на главную вершину Талгара (5017 м) взошли сибиряки — Л. Катухитин, Г. Макатров и И. Кропотов.

После взятия главной вершины интерес к Талгару не уменьшается, а, наоборот, возрастает, — ставится проблема траверса. Летом 1940 г. Г. Маслов, В. Пелевин и Г. Макатров совершают траверс массива. По­бывав на веек трех вершинах, группа возвратилась на главную вершину и по ее юго-восточному отрогу спустилась на ледник Корженевского.

С ледника Корженевского и далее по юго-восточному отрогу в январе 1941 г. на главную вершину взошла группа полковника Д. Горина: Н. Чек-марев, В. Радель и К. Гусев.

Прекрасный спортсмен, человек несгибаемой воли, полковник Горин стал «болельщиком» горного великана. В годы Отечественной войны, организовывая подготовку горных стрелков, Горин несколько раз посетил Заилийский Ала-тау. Осенью 1943 г. он отправился к Талгару по уже знакомому пути — через верховья р. Иссык на ледник Корженевского. Вместе со своей группой (капитан М. Аграновский, лейтенант А. Ерохин, сержант Ю. Менжулин и горные стрелки А. Томберг и П. Кривенцов) Горин поднимается на главную вершину Талгара и на Ак-тау, затем де­лает первовосхождение на пики: ГУВВО (около 4650 м) и Всевобуч, (около 4550 м). Дальнейшие восхождения были прерваны трагической гибелью Горина во время подъема на юго-западную вершину Талгара.

Кончилась война, и спортивная борьба за Талгар разгорелась с новой силой. В 1946 г. группа В. Неаронского (В. Алексеев, М. Губерман, В. Зи­мин и Ю. Менжулин) решила, поднявшись по отрогу Ак-тау, подойти к «Талгарской пропасти». За пропастью лежал южный вариант пути на Талгарский массив. Путь к пропасти через вершины Чекист (4550 м), Саланов (4380 м) и Ак-тау занял пять суток. Кончался контрольный срок, и группа прервала восхождение.

На следующий год В. Алексеев, Л. Келье, Ф. Лемстрем, Ю. Мен­жулин и В. Неаронский начали траверс массива с севера. По самому трудному маршруту они вышли на плечо (Иинь-тау, высота 4820 м), но сильные снегопады заставили группу повернуть назад. 1948 г. тоже не при­нес окончательной победы над Талгаром: полного траверса с севера на юг. Лето было исключительно жарким. В горах грохотали ледовые обва­лы, скалы были покрыты панцирем натечного льда.

Но и эта последняя проблема Талгара несомненно будет разрешена.

Б. МАРЕЧЕК

ВОСХОЖДЕНИЯ АЛЬПИНИСТОВ

КИРГИЗИИ

 

Киргизская ССР располагает исключительными природными условиями для развития альпиниз­ма. Длинными цепями с запада на восток тя­нутся мощные хребты Тянь-шаня. На террито­рии Киргизии насчитывается 44 хребта этой грандиозной горной системы, причем добрая половина их вздымает свои вершины значительно выше снеговой линии, достигая порой значительных высот. В Советском Союзе лишь в Тад­жикистане встречаются более высокие горы. Далеко на востоке Киргизии у самой границы с Китаем горделиво возвышается никем еще не покорен­ный пик Победы (7439 м) — второй в Союзе по высоте после пика Сталина (7495 м). Недалеко от него расположена четырехгранная мраморная пирамида легендарного Хан-тенгри (6995 м). Вокруг них, образуя сложные лабирин­ты цепей, ущелий и ледников, расположились хребты и пики, лишь нем­ного уступающие им по высоте и трудности. К таким вершинам можно отнести в первую очередь пики Военных топографов (6873 м), Чапаева (6371 м), М. Горького, Мраморной стены (6146 м) и множество других, подавляющее большинство которых ждет своих покорителей.

Сказочна природа диких гор Тянь-шаня. Величественна прелесть узких горных ущелий, покрытых густыми лесами стройных тяньшанских елей, порой каким-то чудом удерживающихся над отвесными скальными стена­ми. Незабываема бирюзовая гладь высокогорных озер и рокот бурных рек, бьющихся среди скал и щедро разбрасывающих вокруг себя алмазные брызги.

Сверкающие снега гор изумительно сочетаются с сочной зеленью альпийских лугов и красно-бурым «загаром», обожженных солнцем и су­хим дыханием пустыни Такла-макан, острых и неприступных скал. Красивы горы Киргизии и зимой.

Ели стоят недвижимо, мохнатые ветви-лапы, придавленные снегом, свисают к земле. Когда большими хлопьями медленно падает снег, сквозь его завесу кажется, что в медленном танце кружатся в длинных одеждах белые фигура. В солнечную погоду омега сверкают и переливаются всеми цветами радуги.

Красота гор, неизведанные места неудержимо влекли к себе людей, которые уже издавна посещали глухие уголки седого Тянь-шаня. Поиски путей между горными селениями и скитания смелых охотников иногда при­водили к восхождениям и переходам через труднодоступные перевалы. Неслучайно возникла легенда о батыре Арслане, покорившем вершины мас­сива Бау-беш-ата.

Научное исследование Тянь-шаня началась в середине прошлого века. В 1856-1857 гг. на берега Иссык-куля и в сердце Центрального Тянь-шаня проник П.П. Семенов-Тян-Шанский, всесторонне исследовавший эту страну. Его работы дали возможность, в частности, опровергнуть гипотезу Гумбольдта о ее вулканическом происхождении. Исследования Северцова, Мушкетова и других русских путешественников и ученых систематически увеличивали познание Тянь-шаня. Наименее изученным оставался Централь­ный Тянь-шань с неразгаданной тайной Тенгри-тага и неисследованным хребтом Кок-шаал-тау.

В 1903 г. в поисках Хан-тенгри в бассейн Сары-джаса прибыл немец­кий географ Г. Мерцбахер. Ему удалось приподнять завесу тайны Хан-тенгри, однако типичная немцу самонадеянность и чрезмерная вера в соб­ственную интуицию привели его самого, а за ним и других ученых к ряду серьезных заблуждений и путаницы в отношении орографии района. Только в последние годы советские исследователи и альпинисты окончательно установили правильную картину расположения горных хребтов этой страны.

Исследования Центрального Тянь-шаня в советское время были нача­ты в 1929 г. украинскими и московскими альпинистами.

Постепенно все большее число экспедиций приезжало сюда, и наши ученые систематически и всесторонне изучали эти края.

В высокогорных районах Киргизии совершали свои путешествия и восхождения многие выдающиеся советские альпинисты. Здесь были неод­нократно альпинисты-исследователи М.Т. Погребецкий и А.А. Летавет со своими спутниками, приезжали многие спортивные группа для восхож­дений на замечательные вершины Республики.

Альпинистские экспедиции и восхождения альпинистов, приезжавших из других республик Советского Союза на Тянь-шань, не могли не оказать влияния на возникновение и развитие альпинизма в Киргизии.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.226.254.115 (0.006 с.)