ТОП 10:

Нелегко иметь домик в деревне



У калитки нас встретил пес. Он большой и грозный с виду, но это только на первый взгляд.

Александр Александрович говорит, что Дик – добрейшей души, хочется сказать, человек. Он никого не кусает и свободно гуляет по участку. Глаза у собаки умные и грустные.

Когда-то Нечаевы подобрали слабого с перебитыми задними лапами щенка у дороги (видимо, кем-то подкинутого), выходили его, откормили. С тех пор Дик как сыр в масле живет у них. немного полаяв на меня для приличия и повиляв хвостом, пес уходит под куст. А из-под дома выглядывает его подружка, сидящая на цепи. Вот это дама серьезная и, если кого невзлюбит, может и схватить…

Вообще, у супругов Нечаевых хозяйство большое. Кроме собак, в доме живут пять кошек, по огороду в солнечную теплую погоду разгуливают куры, за которыми часто с зеленой кроны дерева наблюдает ястреб. Корову-кормилицу сейчас супруги не держат. Зато веселая пятнистая телушка Зорька, когда ее выпускают попастись на лужок, как хвостик ходит за своей хозяйкой Риммой Петровной. Справа от дома, в отдалении виднеются пчелиные ульи. Прямо-таки пасторальная картина какая-то получается… Если не знать, какой адский труд скрывается за этой идиллией. «Хорошо иметь домик в деревне», - шутят, вздыхая, супруги по вечерам после тяжелого трудового дня.
Наша газета уже неоднократно писала о семье Нечаевых. Поэтому я не буду долго говорить о том, что в начале 90-х, в самый модный на фермерство период, муж с женой купили дом в местечке, называемом в народе Андогская больница. Самого здания больницы давно уже нет, а вот несколько хозяйственных деревянных построек и красивый старинный дом, где проживали когда-то врачи, сохранился. Его и приобрели Александр Александрович и Римма Петровна. Хозяйка в свободное от сельхозработ время, помимо домашних хлопот, любит играть на гармошке и заниматься резьбой по дереву. Ажурные кружевные узоры орнамента, украшающего фасад здания и большую веранду – дело ее рук.
Огромный участок земли супруги обрабатывают с помощью трактора. Просто с лопатой тут нечего делать: четыре гектара тяжелой земли не шутка. Но супруги не ропщут. Привыкнув к своим необозримым просторам, над нашими пятисоточными дачами беззлобно посмеиваются. Нечаевы – люди оптимистичные, веселые и жизнерадостные. Наверно, поэтому создается впечатление, что большое хозяйство они обрабатывают, словно играючи. В течение уже нескольких лет их участок отмечается как лучший в районном конкурсе "Ветеранское подворье".
В порядке содержится у них и дом, где царят любовь и взаимопонимание. Вот это и есть главный повод моего визита к Нечаевым. В прошлую субботу они отгуляли свою золотую свадьбу, скромно в кругу родных и друзей отметили 50-летие совместной жизни. Обычно в таком случае много говорят пафосных и банальных слов. А какие тут могут быть слова, если люди просто полвека вместе, не мыслят жизни друг без друга, а главное – всегда эти скромные труженики были на своем месте: и в молодости, честно трудясь на производстве, и сейчас, с любовью обрабатывая свою землю.


Марина СЕВРУК.
http://www.gazeta-kaduy.ru/?page=1&new=950

 

Село Никольское было малочисленное (22 двора), но считалось своего рода «столицей» Андоги. Из него выходили семь дорог, в том числе дороги в г. Череповец и к железнодорожной станции Кадуй. Конечно, какие-то из них были продолжением друг друга, т. е. можно было считать, что одна дорога, проходя через село, дает два конца, но расходились они в таких разных направлениях, что решить, какой конец считать началом, а какой его продолжением, было бы трудно.

На схеме я указываю ближайшие деревни, которые первыми встречаются на этой дороге (за исключением дорог, конечным пунктом которых были Кадуй и Череповец), а дальше, конечно, шли другие деревни и ответвления дорог к ним. Между селом и Станом было еще отдельных три дома, которые трудно назвать деревней, хотя они и имели собственное имя «Слудинка». В них жили акушерка, урядник, ветеринар и какая-то служащая почты.

За Слудинкой на правом берегу Шулмы была больница, которую годами создавал работавший в ней старый врач (фамилии его я, к сожалению, не знаю). Каждый год он что-то пристраивал, что-то улучшал и сделал одну из лучших сельских больниц (помню, что в палатах были даже телефоны — в то время большая редкость). А позднее она сгорела дотла. К девушкам — ночным дежурным пришли их кавалеры. У врача, должно быть, было какое-то предчувствие — тревога за свое детище, и он по ночам иногда обходил территорию больницы. Заметив, что он ходит, ребята спрятались на чердаке между сложенными там старыми матрацами. Когда тревога улеглась, они ушли, по-видимому оставив непогашенный окурок. Окон на чердаке не было, и поэтому разгоревшийся внутри огонь снаружи не был виден. Пожар обнаружили, когда уже весь чердак был охвачен огнем и прогорели стены. Мой отец как раз вышел в это время к реке, откуда была видна больница, и заметил, что здание больницы под крышей опоясано полосой огня. Забили в колокола, сбежался народ, стали по цепочке передавать от реки ведра с водой (это, в частности, делала Аня), но погасить уже разбушевавшийся пожар не удалось.

Почти около больницы, немного ближе к селу был деревянный мост через Шулму, а за ним дома почты, мельницы и два жилых дома, в одном из которых жила хозяйка мельницы, а в другом мельник и рабочие, обслуживавшие мельницу. По слухам, хозяйка была любовницей богатого купца, который выстроил и подарил ей эти здания. Несмотря на эти не слишком почтенные сведения о ней, она держалась важной дамой, да, собственно, окружающие так и относились к ней: она была богата и имела власть над приезжающими на мельницу «помольцами» — так назывались крестьяне, привозившие молоть зерно.

В самом селе были две церкви и соответственно два кладбища, обнесенные кирпичной оградой, ярмарочные «ряды», большой, по сельским понятиям, магазин купца Демидова, маленькая сельская лавка Виктора Кузина и дом «крендельщика» Скобелева, который пек на продажу крендели (баранки). Таким образом, крестьяне соседних деревень в церковь, на кладбище, почту, мельницу, на ярмарку, в магазин, в больницу шли либо в село, либо через село, вблизи от него, и в их жизни оно играло большую роль, чем далекий город Череповец, до которого было 56 верст, и к тому же про них здесь говорили: «мерила баба клюкой, да махнула рукой — пусть будет 56».

Жить в селе или деревенской девушке выйти замуж за парня из него считалось почетным, а сельские девушки за деревенских не шли, и, может быть, поэтому в селе было достаточно старых дев. Уроженка одной из андогских деревень Хариса рассказывала, что для нее пойти в село (или, как там говорили, в «села») было праздником. К нему готовились заранее и для него наряжались. Постоянное общение с большим количеством приезжих и проезжих, наличие учреждений (почта, больница, церковь) со служащими, более или менее образованными людьми привело к тому, что культурный уровень «сельских» был несколько выше, чем в деревне, — более правильный язык (хотя и не совсем литературный), элементы городской одежды, грамотность, стремление учить детей и т. д.

Основное население составляли две крестьянские династии — Абузиных и Цветковых (по 6 дворов). Остальные семьи: Крапивины, Самойловы, Калачевы, Скобелевы, Кузины, по-видимому, появились в селе позднее и еще не «расселились» — их было по одной семье. Интересно, что в некоторых семьях настоящая фамилия сохранялась в документах, а в быту их обычно называли иначе. Так, одну из семей Цветковых все звали Егоровыми, по имени умершего деда, Калачевых — Кондратьевыми, по имени главы семьи старика Кондратия. Семья Скобелевых занималась выпечкой кренделей (баранок), поэтому всех их многочисленных детей звали Крендельщиковыми (Васька Егоров, Алексей Кондратьев, Манька Крендельщикова и т. д.). Семья Крендельщиковых приехала в село уже на моей памяти, и если культурный уровень основных сельчан был немного выше деревенских жителей, то Крендельщиковы заметно в этом отношении отставали. Например, одним из развлечений, которым они почти гордились, было поставить на стол трех-летнего мальчишку, который по команде «Давай, Ленька!» выпаливал большой запас грязных матерных слов.

Долгое время в селе совсем не было воровства. Если из дома уходили все, то последний просто приставлял к входной двери снаружи палку: это значило, что в доме никого нет. Наружная дверь не имела замка, только на ночь накидывали крючок, а все внутренние двери вообще не запирались. Правда, поговаривали, что Алеха Крапивин может подобрать валяющуюся во дворе без призора вещь, но это был не подтвержденный фактами слух, а в дом он никогда не заходил (между прочим, этот совершенно типичный и довольно невзрачный мужик хорошо играл на скрипке). Уже где-то в 20-х гг. появился в селе вор Васька Егоров (Цветков), но после нескольких не очень удачных краж он был пойман, заперт в бане, сделал подкоп под стену и скрылся. Позднее он разъезжал по стране, а когда на него составляли протокол по поводу безбилетного проезда, он назывался именем брата и давал его адрес. Брату присылали повестки с обязательством уплатить штраф за безбилетный проезд, например, от Вятки до Иркутска, хотя он никогда там не был.


Судакова Лидия Васильевна (1909-1990)

Из приложения к книге Л.А. Вознесенского «Истины ради» (М.: Республика, 2004. С.599-632).

 

Автор: Neva 2.8.2008, 8:58

Ярмарки в Андоге
ДЕМИДОВ Александр Григорьевич

Кр-ц.
1907г.р. РСФСР. Вологодская обл. Кадуйский р-н. Кадуйский с/с. Призван Кадуйским РВК.
Погиб в бою 16.01.1940

Версия для печати темы

Нажмите сюда для просмотра этой темы в обычном формате

Форумы Череповца _ Истоки _ Андога

Автор: Neva 24.9.2006, 18:00

Жители села Никольского и прилегающих к нему деревень на вопрос «Откуда они родом?» не без гордости отвечают «Я из Андоги».
Интересна история топонима – Андога. Корень «анд» находим в испанском языке, что означает «дар».
Один из родов угро-финского происхождения в поисках благоприятных природных условий поселился на берегах озера, очень богатого рыбой. Племя рассматривало эти богатства как «дар бога» и назвало озеро Анд, а реку, вытекающую из него, Андога.
Это название впоследствии закрепилось за селом Никольским и окрестными деревнями.
Галина Иванова
P.S. В древнейшие времена слово анд обозначало “наивысший” и даже имело свой символ (иероглиф) – &.
«Простота и хлебосольство… без лести и обмана» как самобытные качества характера андогского народа, что проживают в Череповецком уезде, особо отмечены в исследовании Н. Богословского.

Андога – совесть и радость души,
Пусть её реки совсем не молочные,
Только нам лишь они хороши.
Пусть в них водица со вкусом болота,
С горечью трав и туманом в ночи,
Эта земля нам извечная Родина…
Юрий Печорин

1.Андогский край
http://www.proshkolu.ru/org/116-287/folder/11088/

2.Васюков И.Л. Золотое кольцо Андоги
http://www.proza.ru/texts/2006/06/05-262.html
Фото: http://gallery.cherepovets.net/details.php?image_id=2279&mode=search

Горина А. Ключевой воды напиться // Красный Север (Зеркало). – 2001. – 26 сент. – С. 2.
О кузнеце из Кадуйского района Александре Калачеве, изготовившем Поклонный крест, который установлен в с. Никольском.

Сальников А. Ключик к завтрашнему дню // Красный Север (Зеркало). – 2001. – 24 окт. – С. 8.
О селе Никольском Кадуйского района, в основном об освящении нового источника у села.
Фото: http://forum.cherepovets.net/gallery/albums/userpics/11020/P1060870.jpg

Молодёжные гуляния в Семёновской.
Деревня Семёновская расположена на правом берегу реки Шулмы, в 6 километрах от центрального села Никольского. Почему именно эта небольшая деревня была выбрана в первой половине 20 века молодёжью для гуляний?
Старожилы деревни (В. Н. Белов и Л.И. Ваганова) объяснили так: деревня расположена в удобном месте, в центре не только андогских деревень, но и андроновских и даже великосельских. Привлекал молодёжь и мост через Шулму, построенный в своё время с участием купца Демидова.
Молодёжь так и говорила: « Пойдём гулять на Семёновский мост»
Гуляния проходили по субботам и воскресеньям в весенний период: с мая до половины июня. К этому времени в основном заканчивались работы с пряжей, ткачеством, посевная и сенокос ещё впереди.
Последний день в году для гуляний – Заговенье, примерно неделю спустя после Троицы. В особо значимые престольные праздники: Никола (весенняя), Троица и Заговенье со всей округи собиралось до 300 человек молодёжи. В народе говорили: « В этот праздник было столько народу на Семёновской, что улица не поднимается». Это значит - яблоку негде упасть. Красивое это было зрелище: улица запружена яркими толпами. Парни и девушки наряжались в самое яркое, что было в сундуках. Часам к 6 вечера со всех сторон группами подходила молодёжь. Гуляние начиналось. Шеренгами, по 6-8 человек, взявшись под ручку, неспешно шествовали вдоль деревни. Впереди юноши, пиджаки наброшены на плечи, до блеска начищенные хромовые сапоги, брюки навыпуск. Девушки в ярких платьях и платках. Звучит гармошка, звенят девичьи голоса, выпевая задорные частушки - коротушки. Длинные песни не пели. Когда надоедало шествие вдоль улицы, усаживали гармониста на брёвна или на камень, и начиналась пляска (в одиночку, парами, группами) русская задорная, да со всевозможными коленцами. Старались - кто кого перефорсит. Вальсов и фокстротов не танцевали, но были в моде ленчик и метелица и тоже с задорными частушками. Именно об этом говорится в частушках, которые нам удалось записать. Они – ценный творческий материал, который помог во многом составить представление о молодёжных праздниках.
Девки ленчика плясали
Посредине улицы.
Так отчаянно дробили,
Что взлетели курицы.
Далеко в поле уносились звуки деревенского веселья.
На Семёновской гуляла,
Баско нарядился.
Наплясалась да напелась,
Надолго зарядился.
Но не только поплясать да попеть шла сюда молодёжь.
Здесь влюблялись, находили себе пару, нередко создавали семью.
После массового гуляния парни подходили к давно или только что приглянувшимся девушкам, некоторое время парами прохаживались по деревне, а чаще по мосту, потом сидели по укромным местам, на крылечках домов, провожали девушек до дому. Возвращались в свою деревню только к утру. А наутро ждала работа, так что и поспать было некогда.
На Семёновской гуляла,
Там и дролю обрела.
Вниз по Шуломке-по речке
С ним на лодочке плыла.
Из уст парней звучали и хулиганские частушки. Гармонист начинал играть под драку. Начиналось наступление «стенка на стенку» парней из деревень, расположенных на противоположных берегах Шулмы. Иногда возникали драки из-за девушек. Началом неприятностей служили иногда частушки, исполненные по-особому дерзко одной из компаний.
Вы, зарицкие ребята,
Приходите в гости к нам,
Наденьте белые рубахи-
Разорвём напополам.
А в ответ на нее не менее дерзкая (хулиганская)
Ты не режь, товарищ, финочкой:
В тюрягу попадёшь.
Лучше колышком- прижимочкой,
Хоть дома поживёшь.
До серьёзных увечий дело не доходило. Чаще всего девушки мирили разбушевавшихся. Помнят хорошо местные жители имена драчунов, которые известны всей округе. З.И. Белова(1927г. рождения д. Борисово) назвала их имена. Это Оводов Пётр из деревни Бильково, Смирнов Алексей из деревни Лепилово, Захаренков Алексей из деревни Бузыкино. Остались в памяти имена отличных гармонистов, которые не уставали веселить молодёжь в продолжение всего вечера: Епарин Михаил (Томаша), Виноградов Павел ( Ивановская), Иванов Иван (Бильково), Матюнин Михаил (Ишкобой), Волков Алексей (Копосово).

2.3 Массовые гуляния в деревнях Андоги.

После Заговенья по такому же образцу продолжались гуляния в «Гудке», (так называли колхоз) в деревне Малышово, расположенной также на берегу Шулмы, за два километра от Семёновской. Но там собиралось значительно меньше молодёжи, в основном из ближних андогских деревень. В летний период, несмотря на занятость, молодёжь устраивала массовые гуляния ещё в пяти деревнях Андоги. В деревне Ципилёво гуляли в Тихвинскую( 9 июля), в Ишкобое - в пятницу Троицу, в Прягаево - в Ильин день (2 июля), в Постникове- в Спасов день (яблочный, 19 августа), в Петров день в Чурове (12 июля). С чувством восторга наши респонденты рассказывали об этих гуляньях, особенно в Семёновской. И это закономерно: молодость - лучшая пора в жизни человека. Душа ждёт чего-то необычного, и это необычное запоминается на всю жизнь.

2.4. Подсельская – уникальное место отдыха молодёжи.
Любимым местом массовых гуляний молодёжи Андогской и Прягаевской волостей была Подсельская. Об истории Подсельской рассказали нам старожилы села Никольского: В.Н. Чернышова (1911г.рождения), Андреева З.А.(1924г.рождения), Кудряшов Н.А. (1928г.рождения).
Подсельская расположена на левом берегу Шулмы в том месте, где она впадает в реку Андогу. Когда-то здесь была «корабельная роща» вековых сосен. В альманахе «Кадуйские зори» говорится о том, что «шведские лесопромышленники любовались «корабельным лесом» и предлагали за него миллион золотых рублей, но согласия на его продажу не получили». Очевидно, слишком дорога была роща андогжанам. Расположена Подсельская на высоком песчаном холме. В роще три просторных поляны, обрамленные вековыми соснами. Отсюда открывался вид на реку Андогу, село Никольское, Филипо-Ирапский монастырь, на прекрасный бор на правом берегу Андоги. Это был действительно живописный уголок андогской земли. А воздух здесь упоительный. Неслучайно Подсельская была выбрана местом для массовых гуляний, встреч влюблённых. Собиралось здесь по вечерам в обычные дни человек -50, в праздничные до 200 и более. Две особо привлекательных поляны служили прекрасным местом для проведения досуга. Какие формы досуга были в почёте у молодёжи на Подсельской? Здесь не ходили девушки шеренгами за парнями с гармонистом во главе, как в Семёновской, а чаще собирались группами, много общались между собою друзья, влюблённые. Уставали прохаживаться, рассаживались на скамейки, пели старинные песни, любимыми играми для молодёжи были «горелки», «двое мало - третий лишний», «ручеёк», «прятки», качались на качелях. Конечно, плясали русского, и ленчика, и метелицу под гармошку. Но нам показалось, не столь размашисто, как в Семёновской. Не помнят наши респонденты, чтоб было здесь « стенка на стенку». Может быть, потому что гуляния молодёжи начинались значительно раньше по времени, чем в Семёновской, и раньше закончились. Мы особое внимание обратили на то, что молодёжь наводила на Подсельской идеальный порядок. В определенных местах вырывали неглубокие ямы, в которых жгли костры, сжигали опавшие сучьи сосен, оберегали место отдыха от захламлённости. В годы Великой Отечественной войны, когда в Андоге строилась линия обороны, роща на Подсельской была вырублена. Печальна судьба Подсельской: из места гуляний она превращена в кладбище. Остались яркие воспоминания о тех уже далёких временах только в памяти старожилов.

2.5 Беседы.
После окончания сенокосных работ и уборочной осенью начинались долгожданные дни для молодёжи - беседы. Чувства нетерпеливого ожидания бесед выражены в частушке.
Не дождаться того время,
Когда бабы снимут лён,
Девки сделают куделю,
На беседушку пойдём.

На беседы собиралась молодёжь из нескольких ближайших деревень. А вот в таких больших деревнях, как Ишкобой, где в своё время жило до 500 человек, среди них не менее двух сотен молодых, неженатых людей, были свои деревенские беседы: маленькие и большие. В маленьких беседах принимали участие подростки 13 – 16 лет. На больших беседах – девушки и парни старше 16. Охотно предоставляли возможность проводить беседы в своих просторных избах вдовы. Им это было выгодно. Устроители бесед приносили дрова, лампы заправленные керосином, спички. Часто наводили порядок в доме: мыли полы, накрывали лавки принесёнными из дома красивыми половичками, иконы украшали полотенцами.
Об этом свидетельствует частушка – присказка. На вопрос устроителей, какая плата нужна за предоставленную хату, хозяйка отвечает:
Совсем немного:
Дровец возок,
Керосину жбанок,
Да пшеницы полпуда,
Да гороху три блюда,
Да варения, да брагу,
Да пива корчагу,
Да мёду туесок,
Да масла горшок,
Да денег пятачок.
Эти слова произносила хозяйка с юмором.
Первыми на беседу приходили девушки с пряжей, пяльцами для вышивки, спицами для вязания, чинно рассаживались по лавкам, и принимались за работу, делились новостями. И опять об этом частушка.
На беседу торопился
Всю дорогу песни пел.
Моя милка пряла пряжу,
Я у прялочки сидел.

Позднее шумной ватагой во главе с гармонистом заходили парни, часто с приятными для девушек присказками и прибаутками: «Мы пришли к вам с гармошками да балалайками, угостим вас зарицкими байками», «мы пришли издалека на ваш живой товар посмотреть и себя показать».
По словам Вагановой Л.И стрелковские чужаки хорошо играли на балалайках: Виноградов Иван, Лиманов Фёдор. Их уважали по - особому.
На беседы часто приходили кудеса (ряженые), начиналась потеха. И сыпались частушки, задорные, с юмором:
Невесёлая беседа
В том краю за родником.
Отдубасила меня
Милашка сковородником.
А в ответ не менее юморная:
Это чей кисет дырявый?
Это чей же ухажёр?
Это чьи корявы ноги,
Как осиновый забор.
Подвипивших парней на беседах не было, но курили бесцеремонно. Употреблять скверные слова девушки не позволяли парням. Под конец вечеринки - «хоть топоры вешай». В «Кадуйских зорях» называются танцы: кадриль и полька, которые исполнялись на беседах. В андогских деревнях плясали только ленчик и метелицу. Особо популярным у молодёжи на беседах было «горе». Почему так назывался этот ритуал, непонятно. Парень и девушка уединялись на мосту (коридоре) или в потаённом месте в избе для интимного разговора. В книге В.И. Белова «Лад» говорится, что в Харовском районе этот ритуал назывался «горюн» или «столбушка», но форма в основном такая же и на андогских беседах. В течение вечера в «горе» обычно бывали большинство собравшихся. Кого не вызывали в «горе», тот чувствовал себя обделённым. Игра «горе» давала возможность познакомиться с тем, с кем хотелось, свидеться наедине с любимым (с любимой), избавиться от того, кто не нравился.
Беседы прекратили своё существование в 50-е годы 20 века. В деревнях появились избы-читальни, клубы, библиотеки, где собиралось молодёжь, и уже по-другому организовывала свой досуг.

3. Выводы.
1) Бытовая упорядоченность молодёжной жизни как нельзя лучше сказывалось в гуляньях в облюбованных на андогской земле местах и беседах.
2) Общий уклад жизни крестьянской молодёжи объединял хозяйственные и эстетические стороны жизни. Одно без другого просто не существовало.
3) Исследуемые нами молодёжные действа (гуляния, беседы) отличались самобытностью и имели особое нравственное значение: последовательно меняющиеся трудовые будни и праздники образовывали стройный круглогодовой цикл. Молодёжные народные гуляния имели в своё время положительные значение: объединяли молодёжь, рождали чувство общности и коллективизма.
4) Нельзя не согласится с нашими респондентами о том, что современной молодёжи не плохо было бы перенять от своих предшественников то положительное, что их украшало: скромность, доброжелательность, гостеприимство, неприятие (особенно девушками) всего негативного. Много материала по интересующей нас проблеме нам найти не удалось, но это нас не огорчает. Значит, объект нашего интереса изучен слабо. В связи с этим ценность нашего исследования, надеемся, возрастает.
6) Гуляния были не просто развлечением, но и психологической разгрузкой. Благотворно влияли на формирование культуры общения.
7) Наше исследование – благодатный материал для воспитания русской духовности.


Автор: Neva 24.9.2006, 18:19







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-18; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.206.12.79 (0.01 с.)