ТОП 10:

Корабельная роща на Подсельской



На левом берегу Шулмы, около того места, где она впадает в реку Андогу, когда-то была «корабельная» роща с тремя большими полянами, обрамленными вековыми соснами. С полян открывался вид на село Никольское, на реку Андогу с виднеющимися вдалеке монастырем Филиппа Ирапского, на чудесный бор по правому берегу Андоги.

Шведские лесопромышленники любовались «корабельным лесом» и предлагали за него миллион золотых рублей, но согласия на его продажу не получили.

Подсельская, так называлась роща, была расположена на высоком песчаном холме. С ранней весны до поздней осени она была любимым местом массовых гуляний молодежи Андогской и Прягаевской волостей. На двух полянах, в строго определенных местах, в неглубоких ямах жгли костры, сжигая опавшие сучья сосен, и этим наводили порядок в лесу, оберегая его от захламленности.

Много приятных воспоминаний сохранилось о Подсельской у молодежи того времени. Здесь пели старинные песни, играли в «горелки» и другие игры, которые, к сожалению, теперь уже забыты.

Старинная пословица говорит: «времена меняются, люди меняются, все меняется». Изменилась и судьба Подсельской.

В конце 1920 года возвратился из Красной Армии больной туберкулезом кавалер ордена Красного Знамени, командир батальона Крылов Павел Петрович, участник свержения самодержавия, активный участник Октябрьской социалистической революции. Весной 1922 года он умер.
Андогские комсомольцы, относившиеся к нему с большим уважением и любовью, похоронили его в селе Никольском, на площади против бывшего Дома крестьянина. Место было выбрано неудачное, так как здесь обычно привязывали лошадей приезжавшие в село по делам.
В 1923 году по решению Андогского волисполкома комсомольцы перенесли останки Крылова на Подсельскую и там захоронили. После закрытия кладбищ в Никольском, Стане и Пречистой всех умерших стали хоронить на Подсельской.
В дни Великой Отечественной войны, когда в Андоге строилась линия обороны, роща на Подсельской была вырублена, осталось только несколько очень старых сосен, древесина которых не была признана пригодной для работ.
Так Подсельская из места гуляний превратилась в кладбище.
Источник: www.booksite.ru/fulltext/kad/uyi/skie/
Автор: Neva 17.11.2009, 22:35

Отрывки из статьи «Как искореняли деревню» (газета «Наше время», 29 октября 2009 г.)

<В 20-е годы 20 в.> в Андогской волости на заработки из 4358 хозяйств уходило 2918 человек, из которых 1938 были профессиональными плотниками.

В Троеречье (округа у д. Ишкобой) держали в основном крупный рогатый скот, зато в Прягаевской округе было больше овец…

Из деревни Вахонькино кулаком был признан пожилой учитель Акинф Белов, благодаря которому было открыто первое во всей округе Вахонькинское двухклассное Министерское училище. Их его стен вышли практически все наши «звезды» – известные земляки 20-х годов. Затем еще долго судились сельсовет и сельпо за его экспроприированную недвижимость… А его сын Григорий Акинфович Белов тем временем стал народным артистом.

Г.В. Загребин, научный сотрудник Кадуйского краеведческого музея.


Автор: Neva 8.3.2007, 14:24

ТАМ ШКОЛА КОММУНА БЫЛА, ЭПОХИ МИНУВШЕЙ ДЕЛА
Сегодня имя одного из первых председателей Прягаевского волостного исполнительного комитета мало кому известно. Как, впрочем, и имя его жены – Курмановой (в девичестве Цветковой) Евдокии Николаевны. А ведь именно она организовала в Филиппо-Ирапском монастыре детскую школу-коммуну имени Некрасова. Была Е. Н. Цветкова из тех коммунистов, которые на самом деле старались жить так, чтобы не было «мучительно больно за бесцельно прожитые годы».

Писатель А. Платонов считал, что символом той эпохи послереволюционных преобразований является котлован, яма. Но, кажется, более подходящим образом тех лет были школы-коммуны, как основы нового счастливого мира. А тогда его многим хотелось приблизить скорее.

Когда в 1916 году Евдокия Цветкова закончила педагогический класс Петербургского сельскохозяйственного училища и стала учительствовать под Новгородом, она и представить не могла, какие ожидают ее вскоре перемены. Она выросла в небогатой крестьянской семье и поэтому, как сама она пишет: «мы с сестрой нашли возможность занять денег и учиться в долг».
Казалось, Февральская революция избавила Дусю от долгов, поэтому она приняла ее торжественно.
А в Новгороде: кто уже «революционный держал шаг», кто до хрипоты митинговал, а кто и просто радовался свободе: «эх, эх, без креста».

Непрерывно проходили какие-то собрания, съезды, например волостные, учительские.
Письмо матери застало Евдокию в самый разгар революционной сумятицы. Мать звала дочь домой и жаловалась, что запахать землю невозможно – лошадей нет. Пашут, мол, люди на себе, а ей что одной делать. Дуся решила вернуться на родину, в село Никольское. До станции Званка ее сопровождал друг, ну и дальше уж она ехала одна, взволнованная своим первым чувством. Вспоминая, какие ожесточенные проходили митинги, на мосту через Волхов, на том самом, где когда-то дрался кольями былинный Васька Буслаев.

А теперь на одной стороне моста заходились от лозунгов большевики, а на другой свою правоту доказывали кадеты.
Но вот и Кадуй. Интересно, каким же он был тогда.
Евдокия Николаевна вспоминает: «Наша станция Кадуй маленькая, глухая, с несколькими бедными домишками. Я оставила вещи в Теплом и пешком пошла домой».
А дома вскоре ее встретила мать, радующаяся возвращению дочери под родной кров.

Молодой энергии было в Дусе хоть отбавляй, и она с увлечением окунулась в хозяйственные заботы. Но, как человек чуткий к веяниям времени, не могла оставаться в стороне от жизни. Ей и в деревне дома не сиделось, потому быстро подружилась с учителями местной школы. Стала ходить на сходки, волостные собрания и даже ставить любительские спектакли, которые были в моде.

Как-то раз мать Евдокии говорит: «Ты знаешь, у нас теперь не волостное правление, а Прягаевский исполнительный комитет, и председателем его является большевик Курманов. Простой парень, а называют все в деревне его «царь и бог».
– Почему? – удивилась дочь.
– Да что угодно сделает. Представь, недавно у офицеров револьверы и велосипеды отобрал. Про него даже байку сочинили: Сидит Ленин на березе, а Курманов на ели. Дайте, девушки, холстинки: у товарища Курманова штаны разорвались».
Но когда Евдокия через несколько дней сказала своим новым знакомым, что, дескать, ждать народу от сиволапого мужика, те возмутилась и взяли ее в оборот: «Ты еще поговори у нас – сразу арестуем. Алексей Николаевич настоящий политик».
Впоследствии Дуся не только переменит о нем мнение, но и влюбится, выйдет за него замуж.

В августе 1918 года Евдокия Цветкова от Череповецкого отдела народного образования получила новое назначение: организовать детдом – школу-коммуну для сирот Андоги в бывших гостиницах Филиппо-Ирапского монастыря.
Недели за две до 1 сентября она пошла знакомиться с местом предстоящей работы. R монастыре уже знали о его новых обитателях, и встретивший Дусю монах был с ней по-светски учтив и любезно показал ей все помещения. Поразил тогда девушку внешний вид спасающегося от мира: завитые волосы, новенькая ряса и ослепительно белый крахмальный воротничок.

– Вот посмотрите, – говорил инок. – В комнатах уже стоят кровати, а на улице налаживают деревянные умывальники.
– А кто же это распорядился? – поинтересовалась Евдокия.
– Да ваш председатель Курманов, – пояснил франтоватый монах. – Он заставил всех мужиков сделать за счет трудповинности.
Уже через неделю стали набирать детей. Многие из них были настолько истощены, что иногда падали прямо у порога. Одни сами приходили, других приводили родственники. Учителя тоже стали прибывать и сразу включались в работу – дел было невпроворот. Например, из пустых мешков надо скорее сшить простыни и наволочки, а подушки набить сеном. Кроме того, в покоях игумена устроить классы и не забыть смастерить учебные пособия и выработать такой распорядок дня, чтобы дети не скучали и учились с увлечением.
Прошло немного времени, и обитель стала выглядеть вполне по-мирскому.
Начались учебные занятия, причем самые разнообразные. Ребят даже обучали лепить и рисовать, знакомили с музыкальным искусством. А еще учителя вместе с воспитанниками ходили в походы, заготовляли сообща лекарственные травы. Коммунары также активно участвовали в сельскохозяйственном труде. Было даже у них свое опытное поле.

Педагоги тоже не скучали. Иногда по вечерам устраивали вечера отдыха, и тогда веселые наигрыши гармониста странно перемешивались с церковными песнопениями монахов. Поначалу насельники монастыря относились к коммуне враждебно; непоседливые бойкие мальчишки – это все же не смиренные послушники, но потом, видя, что ребята достойно себя ведут, учатся уму-разуму, стали воспринимать новых обитателей спокойно. И уже не ругали «бесовскими детьми».

Осенью 1918 года церковь была отделена от государства, а земли и хозяйство монастырское были национализированы. Монахам предложили остаться рабочими создаваемого в стенах обители совхоза. А Евдокию Цветкову назначили на место игумена Алимпия. И стала она руководить всем хозяйством. Поначалу, правда, пробовала отказаться, сославшись на то, что в ее ведении целая школа, но ей строго сказали: «Если не желаете, то пошлем на принудительные работы». На другой день Евдокия уже назначала монахов на работу, а бывший игумен помогал ей составлять наряды.
Например, отца Антония, знавшего народные приметы, назначили сеятелем, отца Николая – конюхом. Словом, дело нашлось всякому. Не обошлось и без курьезов. Как-то утром к ней приходит монах и говорит: «Матушка игуменья, благослови лошадку за сеном съездить».
– Какая же я игуменья? – смутилась Дуся.
– Ну раз главная у нас, значит, игуменья, – твердо стоял на своем монах.
За продовольствием часто приходилось в Череповец ездить, а время было беспокойное. Все наслышаны о бандите Николаеве, который убил 27 человек. Однажды решила Евдокия ехать в город за мукой, так как дети уже голодать стали. За кучера с ней отправился бывший игумен Алимпий. Положили сена побольше, чтоб теплей было – холода стояли сильные. Неожиданно на резком повороте Дуся слетела с верхушки копны и упала на дорогу.
– Стой, подожди – закричала она в темноту.
Ладно, что еще услышал ее кучер. Затем сказал ей: «Держись за мою руку, Николаевна».
Так они и ехали дальше рядом. Старик с огромной заиндевевшей бородой и симпатичная девушка в нарядной шубке.

В детском доме уборные уже не чистились два года, и зимой стало невмоготу совсем. Технический персонал быть за ассенизаторов наотрез отказался, даже за соль, хоть с ней и было как раз плохо. Тогда Дуся велела запрячь ей лошадь и достать бочку с черпаком.
Сначала возила сама, а затем к ней присоединились два молодых педагога. А когда повезли третью бочку, прибежал дворник Алексей и сказал: «Евдокия Николаевна, ведь стыдно, что вы сами возите. Давайте я поеду».
Были и такие монахи, которые потянулись к ионом жизни. Таким, к примеру, был отец Павел. В 60 лет он женился на матери одной ученицы. А до этого пришел к игумену и попросил:
– Благослови, отче, на брак.
– Ты что, рехнулся? – изумился тот. – Одной ногой в могиле, а жениться хочешь.
– Ну и шут с тобой, не благословляй, – махнул рукой Павел. – Я вот женюсь, а грех на тебе будет.

Монашеская братия была, конечно, разная. Кто шутил, а кто и ябедничал. Два раза монахи ездили в Москву жаловаться самому Ленину, что их иногда заставляют работать по воскресеньям. Владимир Ильич дал распоряжение череповецким властям обследовать дело на месте. Приехавший вскоре заведующий губсовхозами Богданов познакомился с жизнью коммуны и с работой совхоза и остался очень доволен всем увиденным. Оказалось, что монахам положено трудиться и по воскресным дням, если погода хорошая.
Самой замечательной датой своей жизни Евдокия Николаевна Цветкова считала 1920 год, когда она в составе делегации посетила Петроград, где присутствовала на открытии съезда в Таврическом дворце и слушала выступление Ленина. На протяжении нескольких дней она лично видела и слышала Владимира Ильича.

Впоследствии монастырь окончательно упразднили, а монахов увезли в неизвестном направлении, то есть в лагеря или в ссылку.
А школа-коммуна существовала до конца 20-х годов. Потом и монастыре обосновался дом отдыха. И колокола там больше уже никогда не звонили.

Источник: www.booksite.ru/fulltext/kad/uyi/skie/

 

Автор: Neva 5.4.2007, 20:56

Топонимы наших деревень

Автор работы: Зубков Максим (11 класс)
Руководитель: учитель - краевед Иванова Галина Александровна

В обжитой человеком части Земли всякое место имеет свое собственное имя, топоним. В топонимах отразилась история, быт, занятия и даже верования. Хотелось бы докопаться до каждого топонима наших деревень, его смысла: вероятно, за ним стоит важное событие, трудовая традиция, какое-то верование наших предков. Но сделать это нелегко.

Я попытаюсь рассказать о топонимах нашего Кадуйского района на основе того, что мне удалось узнать из разных источников.
Имена местам дают люди. Впервые такая необходимость возникла тогда, когда наша местность стала заселяться людьми с одинаковым языкам. На территории нашего района поселились племена под названием весь. Они и создали первый слой топонимов, некоторые из них дожили и нашего времени.

По подсчетам, в свое время сделанным краеведом А.Г. Юковым, примерно в 10% имён наших населенных пунктов сохранились корни слов, идущие от веси: Кадуй, Уйта, Нежбуй, Ишкобой, Солохта, Пелемень (всего их свыше двадцати). Среди названий рек процент корней, идущих от веси, значительно больше: Суда, Андога, Казара, Кумсара, Сивец, Ингобой.

С десятого века наши места усиленно заселяются словенами, и начинают укореняться славянские названия. За десять веков славяно-русского периода славяно-русские топонимы стали преобладающими (90% всех названий населенных пунктов нашего края). А топонимия рек существенно за это время не изменилась.

Со славянской древностью связаны названия Смердяч, Селище, Чурово, Чудиново, Раменье. Поселения, расположенные по берегам рек и укрепленные валом и тыном, назывались Селищами и Городищами. Тогда еще помнили и почитали языческих богов, вроде "чура", "чудина - чудища".

Проходит век за веком, люди заселяют более обширные пространства, но все еще жмутся к рекам.
Большинство наших андогских деревень расположено по обоим берегам рек Шулмы, Андоги. Новые деревни люди называют по реке или по положению относительно её.

Часто деревни называли по особенностям места, на котором она основана: Горка (в районе несколько деревень с таким названием), Холмища, Дубравное, Заозерье (за озером), Замошье (за мхом), Глухое (в глухомани), Заказарье (за рекой Казарой). Так появляются названия деревень Кадуй, Шулма, Усть-Колпь, Бережок, Пороги, Низ, Вершина.
Есть в районе населенные пункты, топонимы которых основаны на фамилии первых поселенцев: Бобровка (Бобровы), Васильевская (Васильевы), Ивановская (Ивановы).

В названиях многих наших деревень отразился процесс возникновения деревень на лесных вырубках: Осеки, Починок (Починков в районе тоже несколько - Горелый Починок, Вахонин Починок). Есть деревни, которые получили свой топоним по древнему промыслу. В наших местах строились барки. Для них нужны веревки, канаты, конопатка. Видимо, бережливые наши предки не хотели на это тратить лён, а возились с вахонью. Зимами целые деревни занимались этим промыслом, вот и "прилип" этот корень "вахонь" к названию деревень Вахонькино и Вахонин Починок. Деревня Ковалёво - топоним также по древнему промыслу ковалей.

Около 20% топонимов деревень связано с именами людей: Кузьминка, Тимохино, Спирютино, Фадеево, Лукьяново, Сафроново, Никоновская, Спиренская, Романково, Данилково. Кто были эти люди, имена которых стали топонимами деревень, где они жили? Среди них, очевидно, были такие, которые оставили о себе добрую память, и эта память была настолько яркой и впечатляющей, что забылось старое название деревни. И так одни топонимы вытесняются другими.
Закрепилось за некоторыми топонимами и коллективное прозвище: Бабье, Брюхово, Рукавицкая.
Об очень многих топонимах нашего края, особенно о названиях деревень и собирательных названиях местностей (Андога, Федото-Раменье, Татарщина - древний собирательный топоним деревень, Бузыкино, Постниково, Спиренская) живут предания и легенды, в которых их создатели пытаются дать объяснение происхождению и смыслу топонима.
На правом берегу Шулмы находится деревня Завод. Для человека, незнакомого с историей нашего края, такое название покажется странным: Здесь не видно заводских труб, зданий. Никакого завода здесь нет. Но, как гласит предание, здесь был винокуренный завод, принадлежащий главнокомандующему русской армии Михаилу Илларионовичу Кутузову. Завод в свое время сгорел, а крепостным крестьянам, работавшим на заводе, была дарована Кутузовым вольная. Топоним "завод" закрепился за названием деревни. Нас заставляет верить этому преданию то, что до сих пор на берегу Шулмы сохранились котлованы, а в реке основание плотины.

Деревня Стан в нашем Никольском сельсовете расположена на левом берегу Шулмы. До сих пор сохранились здесь развалины Воскресенской церкви. В источниках 17 века известны два топонима: Воскресенское - официальное название (по церкви) ушло из употребления, Стан - бытовое, стало официальным. Опять наблюдаем процесс замены одного топонима на другой.
В глубокой древности на оживленных дорогах во всех русских землях устраивались поселки - хутора, где останавливались князья, а позже их наместники во время сбора дани - станы. Очевидно, селение, возникшее на этом месте, и стало называться - Стан.

Село Никольское - центральное село Андоги, расположено на возвышенности при впадении Шулмы в Андогу. В нем две церкви: Никольская, принадлежащая барину Петрову, и Покровская - герою Отечественной войны 1812 года М.И. Кутузову. Раньше (15 - 16вв.) селение называлось Никольским погостом по церкви, с 17 века именуется - Никольское.
Будиморово - деревня на левом (?) берегу Шулмы тоже нашего Никольского сельсовета. Во второй половине 17 века имела три названия: Микифоровская, Филиповская, Будимировская. Все три ойконима восходят к мужским именам. Наиболее стойким оказался топоним Будимировская. Имя "Будимир" (от "буди" и "мир") отмечено в письменных источниках 15 - 17вв. В связи с тем, что имя Будимир ушло из употребления, Будимировская изменилась на Будиморовская, а затем - в Будимирово.
Деревня Новое расположена на правом берегу реки Андоги. По преданию, здесь было когда-то село, принадлежащее барону Таумбе, но оно полностью выгорело. Через десятилетие после случившегося пожара здесь снова стали строить дома заново - отсюда топоним - Новое.

Занино расположено слева от тракта Кадуй - Марыгино. Топоним также возник из имени Захар, а неполное мужское имя - Заня. Деревня Занино упоминается в писцовой книге 1678 года. Изменение Занинская - Занино развивается в 18 - 19 вв.
Деревня Бузыкино входит в число деревень, которые до сих пор старожилы называют Татарщиной. По преданию, здесь побывали в 14 веке татары. В деревне, что носит название Бузыкино, грабили местное население, бузили. Первоначальное название деревни - Бузаково (от слова "буз"), где-то в 16 веке название несколько видоизменилось. Топоним Бузыкино закрепился за деревней на века.

Деревня Лыковская находится на самом берегу Шулмы. Первое упоминание о ней относится к 16 веку. Первоначально топоним деревни - Лыково. Опять же, по преданию, жители этой деревни занимались промыслом лыка для хозяйственных нужд. Затем топоним Лыково изменился грамматически, приобретя в свой состав суффикс "ск" и окончание "ая", как и топонимы деревень, находящихся рядом: Тарасовская, Семеновская, Михайловская.
Деревня Верховье Чупринского сельсовета впервые упоминается в 17 веке. Селение названо по местоположению: "верховье" - местность у истока реки.

Средний Двор - деревня бывшего Федото-Раменского сельсовета, по нынешнему административному делению - Андроновского. В далеком прошлом слово "двор", кроме "усадьба", обозначало "однодворное селение". Средний Двор - селение, находящееся в середине, с одной стороны вплотную примыкают дома деревни Марковская, с другой - Копосово.
Старина - деревня Никольского сельсовета. Название восходит к существительному старина, что обозначает "пустое место". Деревня, возникшая на месте старой распаши или бывшего поселения. В районе есть еще одна Старина в Великосельском сельсовете, к её названию добавляется слово "Подлесная": этот ойконим говорит сам за себя.

Барановская - центр Барановского сельсовета нашего района (отмечен в писцовых книгах 1678 года). Название происходит от русского мужского имени Боран, широко распространенного в Русском государстве в 13 - 16 вв.
Бойлово - центр Бойловского сельсовета. В 17 веке в писцовых книгах упоминается как Буйлово, образовано от прозвища Бойло. В древнерусском языке слово "бойло" означало избиение, драка. Прозвище Бойло - драчливый.
Васильевская - деревня Никольского сельсовета - ойконим от мужского имени - Василий.
Вахинин Починок - деревня Андроновского сельсовета. Данный ойконим упоминается в книгах 17 века. Вахонин - Вахно - Василий - Вахоня - отсюда Вахонин. Вторая часть ойконим, Починок, означает "однодворная деревня".
Горка, деревня Бойловского сельсовета, названа по местоположению: находится на небольшой возвышенности.
Заэрап - деревня Мазского сельсовета. Судя по писцовой книге 1678года селение принадлежало московскому боярину Стешневу и называлось Заирапье - названо по местоположению: деревня находится за ручьями Малый и Большой Ирап. Это слово финно-угорского происхождения.

Казариново - небольшая деревня на правом берегу Шулмы. Название восходит к древнерусскому имени Казарин (15 - 17 вв.). От этого имени образовался топоним.
В районе две деревни с названием Красное (в Великосельском и Андроновском сельсоветах). Данный топоним восходит к слову "красный", появился в связи с революционной деятельностью в крае.
На берегу реки Андоги есть деревня Пакино. Название произошло от финского слова "пакина", что в переводе озаначает "беседа". По-видимому, в ней собирались старейшины родов племени для обсуждения жизненно-важных вопросов.
Деревня Себра в переводе на русский язык значит "дружественная". Очевидно, жители поселения не вступали в столкновения с жителями окружающих поселений.
Деревня Дора. Слово "дора" - славянское. Оно означает место, освобожденное от леса и предназначенное для поселения и полей.

Стоит на берегу Шулмы деревня, которая за свое существование сменила несколько названий: Авгина, Княжое Село, Княжово, Никоновская. В этих названиях отражены исторические периоды. В старину это место, где жили князья андогские во времена крепостного права, называли Никоновская.
Многие деревни нашей округи названы по рекам, по берегам которых возникли поселения.
Деревня Солохта, принадлежащая в старину барону Таумбе, расположена на живописном берегу речки с таким же светлым названием.
Казара - на реке Казара; Троеречье - по берегам трех рек: Шулма, Казара, Кумсара; Черный берег - на берегу реки Шулма, пласт берега торфяной, черный.

Деревни, находящиеся на территории нынешнего Никольского сельсовета, издавна называют общим наименованием Андога. "Я из Андоги", - скажет житель любой деревни нашего сельсовета и в наши дни. Корень "анд" находим в эстонском языке. Он соответствует русскому слову "дар" от глагола дарить. Как могло произойти это название? Один из родов в поисках благоприятных природных условий поселился на берегах озера, очень богатого рыбой. Она для поселенцев стала одним из средств существования. Племя рассматривало рыбные богатства озера, как дар богов и назвало его Анд, а реку, вытекающую из него, Андогой. А многие наши деревни расположены по берегам реки Андоги, отсюда обобщенное название всех деревень - Андога.

В завершении топонимов Кадуй - центр нашего Кадуйского района. Селение названо по небольшой речке, протекавшей вблизи (первое упоминание в переписных книгах 17 века). Название происходит от финно-угорского языка, состоит из двух корней: "Кад" - можжевельник, "вуэй" - ручей, речка. Следовательно, топоним "Кадуй" обозначает можжевеловый ручей.
Работа с топонимами интересна и полезна. она во многом способствует формированию нашего представления о предках, их мудрости, самобытности и оригинальности. К сожалению, источников, с которыми можно было бы поработать более масштабно, очень мало.

Примечание:
Работа выполнена с целью использования её на факультативе "Наш край", который ведется как предмет в Андогской средней школе.

Источниковая база:
1. Ю.И. Чайкина "Географические названия Вологодской области".
2. В.А. Аникин "Кадуйские зори". Историко-литературное издание.
3. А.Г. Юков "Наш край" рукописный журнал.
4. Словарь иностранных слов.
5. Д.А. Архангельский "Воспоминания о прошлом нашего края".
6. А. Кузнецов "Названия Вологодских озер".


Автор: Neva 9.4.2007, 22:24

Находка в траве

Наш музей оформлен в виде деревенской избы: горница, комната с экспонатами старинных вещей, околица, здесь же поделки детей. Пополнение музея экспонатами продолжается. А создавала его заместитель директора школы Галина Павловна Никитина.

Необычными уникальными экспонатами в нашем музее считаем титульную доску деревни Ишкобой, исторические корни которой уходят в глубину веков. По преданию топоним этой деревни появился во времена нашествия татар на нашу землю. Якобы татары учинили здесь бой с местными жителями. Сторонние наблюдатели удивлялись этому явлению и в один голос произносили: «Ишь, какой бой!» Под таким названием и была записана деревня в писчую книгу. Этот экспонат был обнаружен в траве, на месте, где была когда-то часовня .

Также привлекают внимание экскурсантов портреты 150-летней давности супругов Домаковых, выполненные неизвестным художником. (За 10 лет в музее перебывали сотни посетителей, не только из нашего района, но и других регионов.)

Педагогический коллектив под руководством заслуженного учителя РФ Савиной Людмилы Александровны уверен, что роль музея в образовательном процессе неоценима. Здесь проводятся уроки по курсам «Народоведение», «Истоки», проходят занятия кружков «Глинка», «Светелка», «Лоскуток», «Живая старина», различных факультативов. А народные праздники Осенины, Покров, Вербные заигрыши, Масленица в стенах музея получают особое звучание. А как любят дети игры, которые проводит преподаватель народоведения Кренделева Любовь Алексеевна!

Надолго остаются в памяти детей и взрослых тематические вечера «Откуда мы родом?», «Храни огонь родного очага», «Выходи, мое сердечко, слушать песни гусляра».

Каждый экспонат музея нам дорог. За последние пять лет собран и обобщен интересный материал по истории малой родины.

Видеофильмы, снятые во время поискового десанта, альбомы памяти, письма земляков, фотографии служат патриотическому воспитанию наших детей. Мы охотно делимся опытом со всеми, кто приезжает в нашу школу. Так что милости просим к нам. Готовы принять гостя из родной «Учительской газеты» в небольшой сельской Андогской школе.

Галина ИВАНОВА, учитель-краевед, с. Никольское , Кадуйский район, Вологодская область
http://www.ug.ru/issues/?action=topic&toid=1074

 

 

Автор: Neva 18.4.2007, 20:12







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-18; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.160.19.155 (0.011 с.)