Участь міжнародних неурядових організацій у процесі розробки проектів договорів Ради Європи.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Участь міжнародних неурядових організацій у процесі розробки проектів договорів Ради Європи.



Практически с самого начала существования Совета Европы международные неправительственные организации(МНПО) пользовались его особым вниманием. Уже в 1952 г. была принята резолюция, закреплявшая механизм консультаций с МНПО по вопросам компетенции Совета Европы.Резолюция (2003)8 вводит вместо консультативного статуса понятие «статуса участия», который может предоставляться международным МНПО, обладающим авторитетом в области своей компетенции и представительностью на европейском уровне, т. е. имеющим членов в большинстве стран Европы, способным поддерживать достижение большего единства, закрепленного в ст. 1 Устава посредством участия в деятельности и совещаниях Совета Европы и распространения информации о его деятельности среди европейской общественности Статус участия дает НПО право направлять письменные обращения через Генерального секретаря, по приглашению осуществлять экспертизу политики, программ и деятельности Совета Европы, получать документы Ассамблеи, присутствовать на открытых заседаниях Конгресса местных и региональных властей. Постоянные комитеты и иные органы Комитета министров могут вовлекать такие НПО в определение политики, программ и действий Совета Европы, в частности путем предоставления тематическим группам НПО статуса наблюдателя. Статус участия накладывает на НПО обязанности – информирование общественности о деятельности Совета Европы, предоставление информации, документации или мнения, содействие распространению уважения к стандартам Совета Европы в государствах-членах, периодическое предоставление Генеральному секретарю отчета о деятельности в статусе участия.

Международные неправительственные организации, а также государства, не являющиеся членами Совета Европы, могут принимать участие в качестве наблюдателей в процессе разработки проекта договора. Такое право предоставляется на основании резолюции (93) 38, касающейся отношений между Советом Европы и неправительственными организациями. В данной резолюции определены правила предоставления и лишения консультативного статуса международных неправительственных организаций14 . Кроме того, в документе, определяющем компетенцию комитета экспертов, могут содержаться положения по вопросу предоставления статуса наблюдателя государству, не являющемуся членом Совета Европы, международной межправительственной или неправительственной организации. Комитет может принять также единогласное решение о приглашении на свои заседания наблюдателей (параграф 5 резолюции (76) 3). По общему правилу наблюдатели не имеют права голоса, однако с разрешения председателя комитета они могут сделать письменное или устное заявление. Практика приглашения наблюдателей из числа представителей государств, не являющихся членами Совета Европы, или неправительственных или межправительственных организаций способствует более плодотворной работе членов комитета.

 

31. Из истории разработки Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

С 10 августа по 8 сентября 1949 года в Страсбурге должна была состояться первая сессия Консультативной Ассамблеи Совета Европы, повестку дня которой надлежало выработать Комитету Министров. По предложению представителя Ирландии в Подготовительной Комиссии Совета Европы в проект повестки дня, который затем должен был быть рассмотрен Комитетом Министров, был включен пункт 9, озагавленный “Защита и развитие прав человека и основных свобод”, позднее переименованный в “Определение, защита и развитие прав человека и основных свобод”.

Перспектива обсуждения этого вопроса Консультативной Ассамблеей не вызвала большого воодушевления со стороны Комитета Министров. В результате Комитет, собравшись на свою первую сессию 9 августа 1949 года (т.е. накануне первого заседания Консультативной Ассамблеи), провел голосование и исключил данный пункт из повестки дня Ассамблеи: было подано семь голосов в пользу снятия “правозащитного” пункта, четверо проголосовали за его сохранение в повестке дня, а еще один член Комитета Министров воздержался. По мнению большинства голосовавших, рассмотрение вопроса о защите прав человека было бы в то время преждевременным в виду того, что данной проблемой уже занималась Организация Объединенных Наций в рамках Комиссии ООН по правам человека. В этой связи вряд ли следовало “соперничать” с ООН. В будущем же можно было бы вернуться к изучению этого вопроса, но уже в чисто европейском контексте.

Учитывая это и другие разногласия в Комитете Министров, Консультативная Ассамблея взяла инициативу в свои руки и сама приняла повестку дня своей сессии, которая была затем одобрена Комитетом. 19 августа 1949 года Пьер-Анри Тейтжан выступил в Ассамблее с докладом, где обозначил основные контуры будущей Европейской конвенции. В соответствии с проектом в текст Конвенции предусматривалось включить десяток прав и свобод; создать Европейский Суд по правам человека в составе девяти судей, который бы обладал правом аннулировать решения правительств, законодательные, административные и судебные меры, явно противоречащие гарантируемым правам; создать Комиссию, состав которой определялся бы Европейским судом по правам человека, в функции которой входил бы предварительный отбор дел для их последующего рассмотрения Судом. После состоявшихся дебатов по докладу П.-А. Тейтжана, данная тема была поручена для дальнейшей проработки Комиссии по правовым вопросам Ассамблеи в составе 23 человек.

Как видно из вышесказанного, уже самый первый проект был достаточно далекоидущим и предлагал создание системы, являвшейся по существу революционной, принимая во внимание международно-правовые взгляды того времени. Да и сейчас ряд положений того проекта выглядит весьма радикально. Ведь даже в наши дни, когда права человека прочно укоренились в межгосударственном общении в Европе, у Европейского Суда по правам человека нет полномочия на отмену решений органов государственной власти стран-членов Совета Европы. Поэтому нетрудно себе представить, какие противоречивые чувства мог вызвать проект международного договора по правам человека, предусматривающий столь сильный механизм контроля за выполнением обязательств. В этой связи вполне понятно, почему для окончательного согласования текста Европейской конвенции потребовалось несколько раз отправлять ее проект на доработку из Консультативной Ассамблеи в Комитет Министров и обратно. Технические аспекты будущей Конвенции рассматривались попеременно различными специализированными комиссиями двух главных органов Совета Европы.

Комиссия по правовым вопросам Консультативной Ассамблеи начала с того, что определила круг прав и свобод, которые следовало бы включить в рамки конвенционной защиты. При этом за основы были взяты права, зафиксированные во Всеобщей декларации прав человека 1948 года. Одновременно Комиссия уточнила механизм “коллективной гарантии этих прав”, возможность подачи петиций частными лицами о нарушении их прав или свобод. Последнее обстоятельство делало просто необходимым создание именно Европейского Суда по правам человека, так как Международный Суд ООН мог рассматривать только дела, сторонами в которых выступали государства. Одновременно предлагалось учредить “Комиссию по расследованию и примирению”, которая бы находилась под общим контролем со стороны Суда.

Доклад Комиссии по правовым вопросам рассматривался на пленарных заседаниях Консультативной Ассамблей с 5 по 8 сентября 1949 года. В ходе дебатов была предложена масса поправок к проекту, не все из которых были приняты. Как уже указывалось, обсуждавшийся текст носил революционный характкр, поэтому недостатка во мнениях и предложениях по его изменению не было. Однако в итоге 8 сентября выработанный Комиссией проект Конвенции был одобрен 64 голосами против одного при 21 воздержавшимся. При этом первоначальная направленность текста и его основные положения были сохранены. Принятый Консультативной Ассамблеей проект был затем направлен в Комитет Министров.

Бегло рассмотрев данный вопрос на своем заседании 5 ноября 1949 года, Комитет Министров принял решение созвать встречу правительственных экспертов государств-членов Совета Европы, которые должны были изучить подготовленный Консультативной Ассамблеей проект и представить свое мнение Комитету.

Было проведено две таких экспертных встречи: со 2 по 8 февраля и с 6 по 10 марта 1950 года. Учстники встреч были едины по вопросу о необходимости принять Конвенцию о защите прав человека, участниками которой были бы государства члены Совета Европы. В то же время среди экспертов наметился раскол по вопросу о том, следует ли давать максимально возможное детальное определение прав и свобод человека и их ограничений в Конвенции (так как государства не могут принять на себя обязательства по коллективной гарантии прав, чье значение неясно), или же следовало ограничиться кратким перечислением гарантируемых прав. Дело в том, что в рамках Комиссии ООН по правам человека шла ожесточенная дискуссия по определению прав, которые надлежало включить в Пакты о правах человека. Эксперты же стран Совета Европы опасались, что их понимание прав и свобод человека может в итоге войти в противоречие с итоговыми формулировками документов ООН. За то, чтобы детально определить права и свободы в Европейской конвенции выступали, в частности, эксперты Великобритании и Голландии, в то время как Бельгия, Франция и Италия склонялись к простому перечислению гарантируемых прав, как это было предложено Консультативной Ассамблеей.

Учитывая достаточно настойчивую позицию представителей Великобритании, эксперты передали Комитету Министров сразу два проекта Конвенции, отражающих обе точки зрения по указанному вопросу. Таким образом, именно Комитету надлежало принять политическое решение по вопросу о том, по какому пути следует идти дальше при разработке Европейской конвенции. Эксперты также не обсудили вопрос о создании Европейского Суда по правам человека, посчитав, что и это надлежит решить Комитету Министров.

Таким образом, Комитет Министров вновь оказался в достаточно сложной ситуации, по существу не продвинувшись вперед в разработке Европейской конвенции. По мнению членов Комитета, эксперты довольствовались выполнением чисто технической роли и не справились с поставленной им задачей. Не имея возможности тут же разрешить упомянутые вопросы, Комитет счел необходимым созвать “Конференцию высоких должностных лиц”, которые имели бы соответствующие инструкции своих правительств в целях выработки окончательного решения по остающимся несогласованным проблемам.

Вполне понятно, что в ходе Конференции разгорелись столь же горячие дебаты по остающимся нерешенными проблемам, что и на предыдущих этапах разработки Конвенции. Не вдаваясь в подробности обсуждений и дискуссий, следует подчеркнуть, что Конференции все же удалось подготовить доклад, в котором содержался унифицированный текст Конвенции, хотя, как было отмечено в докладе, единства среди участников дебатов достичь так и не удалось. В этой связи решение по каждой из остававшихся проблем принималось большинством голосов, причем состав такого большинства не всегда совпадал. Что же касается проблемы учреждения Европейского Суда по правам человека, то было принято решение сделать факультативным полномочие создаваемого Суда рассматривать дела по Конвенции, то есть эта компетенция Европейского Суда ставилась в зависимость от соответствующего заявления со стороны того или иного государства-участника Европейской конвенции.

После консультаций с Комиссией по правовым вопросам Консультативной Ассамблеи, Комитет Министров изучил доклад Конференции на своей сессии в начале августа 1950 года. Именно тогда Комитетом впервые было рассмотрено и одобрено предложение Великобритании о том, чтобы сделать право на подачу петиций частными лицами также факультативным. Приняв еще ряд поправок, Комитет Министров одобрил проект Европейской конвенции 7 августа 1950 года.

25 августа того же года Консультативная Ассамблея, после рассмотрения доклада Комиссии по правовым вопросам, приняла рекомендацию одобрить текст проекта, сделав, тем не менее, ряд предложений о поправках к нему. В частности, Ассамблея по рекомендации Комиссии выступила за то, чтобы включить в рамки конвенционной защиты дополнительно такие права, как право собственности, право на образование и право на свободные и тайные выборы.

Не желая откладывать далее подписание Европейской конвенции и породить новые дебаты по предложенным Консультативной Ассамблеей поправкам, Комитет Министров решил отправить их на доработку юридическим экспертам, а на подписание вынести текст, уже одобренный Комитетом в августе.

В итоге Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод была подписана 4 ноября 1950 года в замке Барберини в ходе сессии Комитета Министров в Риме 28. Лишь Греция и Швеция подписали Конвенцию позже – 28 ноября того же года в Париже.

Європейська конвенція про захист прав людини, і основоположних свобод прийнята з метою додержання країнами-підписантами (учасниками Ради Європи) та забезпечення на своїй території прав та основоположних свобод людини.

Конвенція була учинена в Римі 4 листопада 1950 року та вступила в силу в 1953 році англійською і французькою мовами, обидва тексти Конвенції є однаково автентичними, кожен існує лише в одному примірнику, і зберігається в архіві Ради Європи.

Генеральний секретар Ради Європи надсилає засвідчені копії Конвенції кожній країні, що до неї приєднується.

Після її ухвалення було створено два незалежних органи: Європейська комісія з прав людини (1954) та Європейський суд з прав людини (1959). Вони повинні були слідкувати за дотриманням прав людини, що гарантувались Конвенцією. Під час Віденського саміту у 1993 році було ухвалено рішення про створення нового Європейського суду з прав людини, який замінить колишню двоступеневу систему. Новий Суд, що був створений у Страсбурзі як орган Ради Європи, почав свою роботу 1 листопада 1998 року.

Конвенція складається з 59 статей та 3 розділів: Права і свободи (ст. 2-18), Європейський суд з прав людини (ст. 19-51), Інші положення (ст. 52-59)

32.33.Структура Европейской конвенции о правах человека.

В Преамбуле Европейской конвенции вновь подчеркивается одна из целей Совета Европы, а именно “достижение большего единства между его членами”, а также указывается, что одним из средств достижения этой цели “является поддержание и дальнейшее осуществление прав человека и основных свобод”. Кроме того, подписавшие Конвенцию государства заявили здесь же о своей решимости “сделать первые шаги на пути коллективного осуществления некоторых из прав, сформулированных во Всеобщей декларации” прав человека.

Последний момент во многом объясняет то обстоятельство, почему перечень прав и свобод, включенных изначально в Европейскую конвенцию, оказался куда более скромным, чем аналогичный перечень во Всеобщей декларации 1948 года. Дело в том, что авторы Конвенции прекрасно понимали, что на той стадии они еще не могли эффективно гарантировать соблюдение и обеспечение всего комплекса прав, упомянутого в Декларации. Поэтому они избрали путь, при котором Европейская конвенции изначально задумывалась как живой, постоянно развивающийся и обогащающийся организм. Таким образом, на протяжении всех последующих после принятия Конвенции лет государства-участники постоянно трудились и продолжают трудиться над ее усовершенствованием, принимают к ней дополнительные Протоколы, вносящие изменения в процесс функционирования контрольного механизма и дополняющие перечень гарантируемых по Конвенции прав и свобод человека.

Статья 1 фиксирует, что государства-участники Европейской конвенции обязуются обеспечить “каждому лицу, находящемуся под их юрисдикцией, права и свободы, определенные в Разделе I настоящей Конвенции”. В той мере, в которой государства ратифицировали Первый, Четвертый, Шестой и Седьмой Протоколы к Европейской конвенции, данное обязательство применимо и к правам и свободам, зафиксированным в этих Протоколах, ибо формально они считаются дополнительными статьями Конвенции, в отношении которых действуют также все прочие положения Европейской конвенции. Учитывая фундаментальное значение статьи 1 для понимания сферы действия всей Конвенции, представляется важным остановиться на ней несколько более подробно ниже в отдельном подразделе настоящей главы.

В Разделе I Европейской конвенции “Права и свободы” содержатся следующие права и свободы человека:

Статья 2: право на жизнь;

Статья 3: свобода от пыток или бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания;

Статья 4: свобода от рабства или подневольного состояния, а также от принудительного или обязательного труда;

Статья 5: право на свободу и личную неприкосновенность;

Статья 6: право на справедливое публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом;

Статья 7: свобода от обратного действия уголовного законодательства;

Статья 8: право на уважение частной и семейной жизни, жилища и корреспонденции;

Статья 9: свобода мысли, совести и религии;

Статья 10: свобода выражения мнения;

Статья 11: свобода мирных собраний и ассоциаций;

Статья 12: право на вступление в брак и создание семьи.

Первый Протокол включил дополнительно следующие права в круг конвенционной защиты:

Статья 1: право беспрепятственно пользоваться своим имуществом;

Статья 2: право на образование и свободный выбор образования;

Статья 3: право на свободные выборы путем тайного голосования.

В Четвертый Протокол были включены следующие права и свободы:

Статья 1: запрет на лишение свободы на основании невыполнения договорного обязательства;

Статья 2: свобода передвижения и свобода выбора местожительства;

Статья 3: запрет на высылку из государства гражданства и на лишение права на въезд в государство гражданства;

Статья 4: запрет на коллективную высылку иностранцев.

В соответствии с Шестым Протоколом его государства-участники приняли на себя обязательство отменить смертную казнь (статья 1).

Седьмой Протокол содержит следующие права и свободы:

Статья 1: предоставление гарантий процедурного порядка в случае высылки иностранцев, проживающих на территории государства на законных основаниях;

Статья 2: право на пересмотр осуждения или приговора по уголовному делу вышестоящей судебной инстанцией;

Статья 3: право на компенсацию лицу, ранее признанному виновным в совершении уголовного преступления, если вновь открывшееся обстоятельство убедительно доказывает наличие судебной ошибки;

Статья 4: запрет на повторное уголовное осуждение или наказание за преступление, за которое лицо уже было окончательно оправдано или осуждено (принцип non bis in idem);

Статья 5: равенство прав и ответственности супругов.

Все остальные статьи Раздела I содержат общие положения, относящиеся к пользованию, защите и ограничениям вышеупомянутых прав и свобод. В соответствии со статьей 13 всякое лицо, чьи права и свободы, изложенные в Конвенции, нарушены, должно располагать эффективными средствами правовой защиты перед национальными властями, даже если такое нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве. Статья 14 требует от государств-участников обеспечивать пользование конвенционными правами и свободами без какой-либо дискриминации по признакам пола, расы, цвета кожи, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, принадлежности к национальным меньшинствам, имущественного положения, рождения или иным признакам. Статья 15 предоставляет государствам право принимать меры в отступление от своих обязательств по Конвенции во время войны или иного чрезвычайного положения, угрожающего жизни нации. В соответствии со статьей 16 государства-участники обладают правом вводить ограничения на политическую деятельность иностранцев, несмотря на положения статей 10, 11 и 14. Согласно статье 17 ничто в Конвенции не должно рассматриваться как оправдывающее действия, направленные на невыполнение изложенных в ней прав и свобод, или их ограничение в большей степени, чем это предусматривается в Конвенции. Наконец, статья 18 закрепляет, что допускаемые Конвенцией ограничения прав и свобод не применяются для каких-либо целей, иных, чем те, для которых они были предусмотрены.

Кроме вышеперечисленных весма важных статей Европейская конвенция содержит также ряд других положений, целью которых является обеспечение соблюдения государствами-участниками своих договорных обязательств. В этой связи сразу следует оговориться, что контроль за выполнением Конвенции должен осуществляться в первую очередь на внуригосударственном уровне соответствующими национальными властями, и в первую очередь-судами государств-участников Конвенции (по крайней мере, в тех государствах, где нормы Европейской конвенции действуют напрямую 30). Это же, в частности, подразумевает и положение статьи 13 Конвенции. В том же случае, если внутригосударственные процедуры отсутствуют или они не предоставляют надлежащих способов защиты, или же если решение последней инстанции не является, по мнению пострадавшей стороны или государства-участника Конвенции, удовлетворительным, только тогда Европейская конвенция предусматривает свой контрольный механизм.

Ранее конвенционная процедура контроля подразделялась на два этапа: на первой стадии дело рассматривалось Европейской Комиссией по правам человека, а на второй-Европейским Судом по правам человека или же Комитетом Министров Совета Европы. Кроме того, определенными контрольными функциями по Конвеннции обладал также Генеральный секретарь Совета Европы. Однако после вступления в силу Протокола №11 к Европейской конвенции произошла основательная реформа контрольного механизма. В соответствии с Протоколом была упразднена Европейская Комиссия по правам человека, а Комитет Министров утратил полномочия по рассмотрению дел о нарушении государствами конвенционных прав и свобод. На базе бывших Комиссии и Суда создан новый единый Европейский Суд по правам человека, деятельность которого регулируется Разделом II Европейской Конвенции “Европейский Суд по правам человека”. 12‑13 мая 2004 года в ходе 114‑й сессии Комитета министров Совета Европы на уровне министров в городе Страсбурге был открыт для подписания «Протокол № 14 к Конвенции, вносящий изменения в контрольный механизм Конвенции» (таково полное название документа).

Официальная краткая цель Протокола – повысить эффективность работы Европейского Суда по правам человека в условиях резкого увеличения числа жалоб в связи со вступлением в Совет Европы новых государств – членов.

В Раздел III , озаглавленный “Прочие положения”, вошли все оставшиеся статьи Европейской конвенции. В частности, в соответствии со статьей 52 Генеральный секретарь Совета Европы обладает правом направлять запросы государствам-участникам Конвенции о представлении последними разъяснений относительно обеспечения их внутренним правом эффективного выполнения любого из положений Конвенции.

Статья 53 закрепила правило, ставшее уже общим правилом международного права прав человека, в соответствии с которым договор, устанавливающий большую защиту, имеет преимущество по отношению к договору, предусматривающему более слабую защиту. Согласно этой статье, ничто в Конвенции не должно толковаться как ограничение или отступление от прав и свобод, которые могут гарантироваться законодательством государства-участника или любым иным соглашением, в котором оно участвует.

Статья 54 устанавливает, что ничто в Конвенции не наносит ущерба полномочиям Комитета Министров, возложенным на него Уставом Совета Европы.

Целью статьи 55 является возложение наблюдения за соблюдением Конвенции на международном уровне исключительно на органы, определенные самой Европейской конвенцией. В соответствии с этой статьей государства-участники, “кроме случаев заключения особого соглашения об этом”, не воспользуются иными способами для разрешения возникших между ними споров о толковании или применении Конвенции. В тех случаях, когда имеется четкая ссылка на Европейскую конвенцию, исключительная компетенция Европейского Суда по правам человека не вызывает никаких сомнений. В случае же иных спорных ситуаций, но когда тем не менее речь также идет о праве, защищаемом в том числе и по Конвенции 31, целесообразность и применимость данного правила статьи 55 выглядят не столь очевидными и даже сомнительными. По мнению автора настоящей работы, текст статьи 55 не подразумевает исключительной компетенции конвенционных средств урегулирования в отношении последней категории споров. В то же время, следует заметить, что существует определенная разница во взглядах на содержание обязательства государств-участников Европейской конвенции в соответствии со статьей 55. В частности, в принятой 15 мая 1970 года резолюции (70)17 Комитет Министров Совета Европы занял позицию, отличную от точки зрения автора настоящей работы. Однако одновременно Комитет признал, что имеются определенные сложности в толковании статьи 55 (тогда еще статьи 62) Конвенции. В упомянутой резолюции Комитет Министров заявил, что “поскольку проблема толкования статьи 62 Европейской конвенции не разрешена, государства-участники Конвенции, ратифицирующие или присоединяющиеся к Пакту о гражданских и политических правах ООН и делающие заявление в соответствии со статьей 41 Пакта 32, должны по общему правилу использовать только процедуру, установленную Европейской конвенцией в отношении жалоб на другую Договаривающуюся сторону Европейской конвенции, где речь идет о якобы имевшем место нарушении права, которое по существу покрывается как Европейской конвенцией (или Протоколами к ней), так и Пактом о гражданских и политических правах ООН, при том понимании, что процедура ООН может быть задействована в отношении прав, не гарантированных Европейской конвенцией (или Протоколами к ней), или применительно к государствам, не являющимся участниками Европейской коннвенции.” 33

Статья 56 касается территориальной сферы действия Европейской конвенции и устанавливает право участвующих в Конвенции государств при ратификации или в любое время после этого заявить о распространении Конвенции на все территории или на любую из них, за международные отношения которых они несут ответственность.

Статья 57 касается оговорок, а статья 58 говорит о праве государств-участников денонсировать Конвенцию.

Наконец, статья 59 регулирует порядок подписания, ратификации и вступления в силу Европейской конвенции, а также устанавливает обязанности Генерального секретаря Совета Европы как депозитария Конвенции.

В свою очередь, Второй, Третий, Пятый, Восьмой, Девятый, Десятый и Одиннадцатый Протоколы касались изменения процедуры функционирования контрольных органов Европейской конвенции. Однако после того, как вступил в силу Протокол №11, предусмотревший достаточно всеобъемлющую реформу контрольного механизма, текст Конвенции приобрел его нынешний вид, а упомянутые протоколы утратили свое значение.

Или Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод является одним из основных документов Совета Европы[1]. Этот международный договор подписан в 1950 году и вступил в силу 3 сентября 1953 года. Конвенция устанавливает неотъемлемые права и свободы для каждого и обязывает государства гарантировать эти права каждому человеку, который находится под их юрисдикцией. Главное отличие Конвенции от иных международных договоров в области прав человека — существование реально действующего механизма защиты декларируемых прав — Европейского суда по правам человека (сокр. ЕСПЧ), рассматривающего индивидуальные жалобы на нарушения конвенции. Любой гражданин или житель страны Совета Европы, считающий, что его права и свободы, закрепленные какой-либо статьёй Конвенции, были нарушены, имеет возможность обращения в Европейский суд по правам человека, если соответствующая статья была его страной ратифицирована.

Членами Конвенции являются все страны Совета Европы. Новые государства-члены обязаны подписать её при вступлении в Совет Европы и ратифицировать в течение одного года. В тексте Конвенции можно выделить две части: перечень защищаемых прав и порядок деятельности Европейского суда. Протоколы № 2, 3, 5, 8, 9, 10, 11, 14бис (утратил силу после вступления в силу протокола № 14) и № 14 посвящены изменениям в порядке деятельности Суда.

34. Дія Європейської Конвенції про захист прав людини та основних свобод в Україні

Відповідно до Конституції України, Закону України «Про міжнародні договори і угоди», чинні міжнародні договори, згода на обов’язковість яких надана Верховною Радою України, є частиною національного законодавства України. У Законі України «Про міжнародні договори і угоди» так само встановлено, що міжнародні договори застосовуються в порядку, передбаченому для норм національного законодавства. Якщо міжнародним договором, який вступив у законну силу в установленому порядку, встановлено інші правила, ніж ті, що передбачені у відповідному акті законодавства України, то застосовуються правила міжнародного договору (ст. 19 Закону України «Про міжнародні договори і угоди»). При цьому укладення міжнародного договору, який суперечить Конституції України, можливе лише після внесення відповідних змін до Конституції України (ст. 9 Конституції України).

Отже, Європейська конвенція про захист прав людини та основних свобод (далі - Конвенція, Європейська конвенція) є частиною національного законодавства України, і підлягає застосуванню нарівні з національним законодавством України. При цьому на законодавчому рівні діє принцип примату норм міжнародного права у випадку, якщо вони суперечать нормам національного законодавства України. Таким чином, норми Європейської конвенції повинні застосовуватися національними судами, так само як і внутрішнє законодавство, як норми прямої дії.

23 лютого 2006 року Верховна Рада України прийняла Закон України «Про виконання та застосування практики Європейського суду з прав людини» (закон про виконання рішень Європейського суду). Згідно з цим законом, при розгляді справ судами України, Конвенція та практика Європейського суду з прав людини повинні використовуватися як джерела права. Дане положення спрямоване на реалізацію вищевказаних конституційної норми і норм Закону України «Про міжнародні договори та угоди».



Последнее изменение этой страницы: 2016-08-14; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.239.170.169 (0.015 с.)