Особенности политического процесса в современной России.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Особенности политического процесса в современной России.



Политический процесс в России представляет собой широкую палитру политических взаимодействий субъектов, носителей и институтов власти. Они действуют на основе тех ролей и функ­ций, которые задаются системой культуры, традициями, конфес­сиональной средой, ментальностью общества, особенностями исторического развития, чертами психологического склада этно­сов и т.д. Обозначенные социальные переменные предполагают определенную интерпретацию политических ролей и функций, заметно отличающуюся от той, которая принята в современных демократиях. Поведение субъектов власти и властных институтов в России имеет иные логику и происхождение.

Первая особенность политического процесса в России состоит в нерасчлененности политики и экономики, социальных и личных отношений. Политика не отделена от других сфер жизни в силу незрелости институтов гражданского общества, которые должны ее ограничивать и контролировать. Несформированность гражданского общества является одной из особенностей политического развития России. В этих условиях полити­ческий процесс характеризуется всепроникающей способностью политики, которая пронизывает все сферы жизни общества. Ни один вопрос экономического, социального, духовного развития не решается без вмешательства властных структур.

В условиях перехода России к рыночной экономике статусная дифференциация дополняется социально-экономической, классовой, которая сталкивается с первой. Нарастающее экономическое неравенство в обществе, вызван­ное перераспределением государственной собственности через приватизацию и акционирование, вступление в свои права института частной собственности формируют разнородную массу политических интересов и выражающих их сил. Преж­няя политическая однородность разрушена, теперь ей проти­востоит государство как организованная сила. Однако, по­скольку монополия государства на собственность и ресурсы сокращается, постольку растет желание правящего класса лю­бой ценой сохранить экономическое, политическое влияние, в связи с чем сам правящий класс пытается самоорганизоваться, соз­дать партию власти.

Отсюда вытекает вторая особенность политического про­цесса в России - отсутствие консенсуса между участниками политического жизни. В России не было традиции консенсуса, и ее невоз­можно было укоренить за несколько лет реформ. Другая же причина конфликтности политического процесса кроется в различном понимании ценностей свободы и демократии у за­рождающихся политических сил, а также в их неравных воз­можностях активного участия в реформаторском процессе и удовлетворения собственных интересов.

Новые политические силы, представляющие интересы за­рождающегося класса предпринимателей, а также работников бюджетных сфер (учителя, медики, инженерно-технические работники и т.д.) имели худшие стартовые позиции при пере­ходе к рыночной экономике, чем, например, работники госу­дарственного аппарата, правящая элита, дельцы «теневой эко­номики». Различные условия старта формировали прямо противоположные устремления и цели этих политиче­ских сил. Для отстаивания разнородных политических целей и реализа­ции своих требований политические силы (партии, движения, группы давления) используют широкий арсенал средств, включая незаконные (коррупцию, шантаж, подлог, насилие и т. д.).

Третья особенность политического процесса в России со­стоит в его неструктурированности и высокой степени совме­щения и взаимозаменяемости политических ролей. Обманчиво кажущееся многообразие участников российской политиче­ской жизни, поскольку их реальная роль и политические функции достаточно ограниченны. Способности политических партий выражать интересы гражданского обще­ства весьма условны. Во-первых, потому, что интересы граж­данского общества только начинают формироваться, а сами партии, кроме лидеров и их ближайших сторонников, мало кого представляют. Во-вторых, современные партии похожи скорее на клиентелы, объединяющие единомышленников во­круг политического деятеля, чем на форму связи власти с гра­жданским обществом.

Отсутствие дифференциации и специализации политиче­ских ролей и функций у субъектов и носителей власти обу­словлено российской политической традицией, заключающей­ся в концентрации власти, господства в одном центре, например, в дореволюционное время - у монарха, а в совет­ское - у властвующей коммунистической партии. Малейшее ослабление политического господства монопольно властвую­щего органа приводило к конфликтам, потере управляемости социальными процессами и в конечном счете к революциям.

В современных условиях ситуация концентрации полити­ческого господства в России не преодолена, несмотря на фор­мально-юридическую декларацию принципа разделения вла­стей и функций. Только теперь большинство политических функций конституционно сконцентрировано в руках прези­дента страны. Сохранение в подобных объемах власти в президентских структурах во многом является результатом несформированности институтов гражданского общества, недифференцированности групп интересов.

Четвертая особенность политического процесса в России выражается в отсутствии интеграции среди его участников, что является следствием отсутствия в обществе единой коммуни­кационной системы. Вертикально организованный политиче­ский процесс функционирует через диалог между властью и обществом, в котором последнее доносит свои требования до властных структур посредством разветвленной системы пред­ставительства. Однако подобной системы представительства интересов в России не было, поскольку отсутствует традиция такого диалога. Несформированность институтов гражданского общества не создавала разветвленной системы трансляции требований граждан к властным структурам. В условиях совет­ского тоталитарного режима единственным легальным кана­лом коммуникации власти и общества была коммунистическая партия. Такая форма позволяла власти контролировать умона­строения большинства общества, целенаправленно формиро­вать их. В период так называемой хрущевской оттепели система представительства расширилась, она была дополнена рядом форм коммуникации, которые имели латентный (скрытый) характер. Так появились диссидентские организации, косвенно представ­лявшие власти требования определенной части интеллигенции. В этот же период достаточно активно шел процесс формирования групп интересов, связанных с «теневой экономикой».

Не создана разветвленная система представительства инте­ресов и в наши дни. А наибольшими возможностями здесь обладают правящая элита и бюрократия, контролирующие ре­сурсы и политическое влияние. Партийная система в России еще не в состоянии выступать эффективным каналом трансляции требований от широких социальных общностей к власти. Ве­роятно, поэтому доминирующей формой политического представительства стали заинтересованные группы, отражающие специфические интересы и требования отраслевого, регио­нального, этнического характера. Реальные различия в мате­риальном, культурном, этническом, социальном, территори­альном аспектах групп и общностей приобретают латентные формы представительства.

Пятая особенность политического процесса в России вы­ражается в том, что в его основе лежит активный политический стиль, состоящий в навязывании обществу нововведений со стороны правительства. Активная роль государства, как в фор­мировании проблем, так и в интеграции интересов различных групп вызвана культурно-религиозной, этнической и политической неоднородностью общества. Эту интеграцию раз­личных субкультур участников политического процесса госу­дарство проводит методом навязывания им определенных ценностей и стандартов политической деятельности. Тем са­мым властные структуры делают поведение субъектов полити­ки предсказуемым.

Во взаимодействии «власть - общество» политическая ини­циатива принадлежит государству, поскольку оно концентрирует власть и ресурсы в своих руках. Однако отсутствие диф­ференциации политических ролей и функций институтов го­сударственной власти приводило к тому, что процесс принятия решений был анонимным. Принцип «коллективной ответствен­ности» порождал традицию безответственности политиче­ской власти за последствия принимаемых решений. Кроме того, неструктурированность политического процесса обуслов­ливала появление неконституционных органов, которым принад­лежало исключительное право на принятие стратегических решений.

Шестой особенно­стью российского политического процесса является высокая концентрация политической власти и ресурсов в руках правящей элиты, что заставляет контрэлиту и оппозицию оформляться и выступать в качестве радикальных движений, а не политических оппонентов. Острое противо­борство правящей элиты и контрэлиты выступает следствием культурно-политической неоднородности самой элиты, разные группы которой ориентируются как на либеральные, так и на социалистические ценности. Идеологическое противостояние дополняется процессом кристаллизации интересов на основе экономических факторов - частной собственности, конкурен­ции, рынка и т. д. Усиливающееся имущественное неравенст­во углубляет конфликтность политических взаимодействий. Ин­теграция сторонников правящей элиты и контрэлиты происходит не на рациональной, а на эмоциональной и символической основе (симпатии или антипатии к лидерам, имиджу, символике и т. д.). Стремление правящей элиты монопольно кон­тролировать политический процесс порождает желание у оп­позиции использовать радикальные средства борьбы для того, чтобы заставить официальную власть признать и легитимизировать оппозицию и учитывать ее мнение при выработке полити­ческого курса. При этом сохраняющаяся маргинализация общества повышает значение эмоциональных и сим­волических факторов политического взаимодействия. Их пре­обладание оттесняет на второй план принятие и реализацию конкретных решений. Этим объясняется невысокая динамика реформаторского процесса и слабая эффективность прини­маемых политических решений.

Седьмая особенность политического процесса в Россиизаключается в том, что тотальная маргинализация посткоммунистического обще­ства обусло­вила ситуацию, когда лидеры, чтобы остаться у власти, обра­щались к помощи более развитых западных стран. С изменений во внешней политике начинал реформы М. С. Горбачев, провозгласив «новое мышление» и «общечелове­ческие ценности» основами своего внешнеполитического кур­са. Такой же логике следовал Б. Н. Ельцин, выступая с доктри­ной «партнерства во имя мира» с западными странами.

Однако уступки во внешней политике в обмен на финансовую поддержку правящего режима не продвинули страну по пути реформ, а лишь усиливали финансово-экономическую зависимость Рос­сии от западных стран, ослабляя национальную экономику. Совершенно очевидно, что западные страны не стремятся ока­зывать технологическую и инвестиционную поддержку, по­скольку это может создать в лице России конкурентоспособную державу. Осознав это, руководство современной России стало проводить самостоятельную внешнюю политику, ориентированную, прежде всего, на интересы российского общества.

14 + 15. Истоки российской автократии.
Существует гипотеза русской автократии, выдвинутая Яновым А.Л., согласно которой, русская политическая история рассматривается как циклическая по своей форме. Каждый цикл разделяется на три фазы. Первая фаза – псевдодеспотизм; она хронологически соответствует эпохам царствования Ивана Грозного, Петра Первого, Павла Первого, Николая Первого, Александра Третьего, а новейшей истории периоду сталинизма. Такая фаза характеризуется в первую очередь как средства, ликвидации политической оппозиции. Другими признаками данной фазы является редукция социальной системы общества до двух полярных классов – управляющих и управляемых, и, как следствие, ограничение горизонтальной мобильности; становление идеологической монополии государства. Эта фаза цикла всегда заканчивается со смертью её инициатора. Псевдодеспотизм, по мнению Янова, сменяет фаза Смутного времени, для которой характерно: возрождение политической оппозиции, реабилитации жертв террора; хаотичная реформаторская деятельность; попытки добиться легитимизации ограничения власти. Эта фаза отличается крайней нестабильностью политической системы государства, что вызывает наступление третьей фазы – Псевдоабсолютизма. В этой фазе намечаются попытки синтеза некоторых черт двух предыдущих этапов. Террор служит теперь не тотальным орудием управления, а лишь средством самозащиты режима. На данном этапе власть стремится удежать реформистский потенциал смутного времени, отделив его от либерализма. Отличительной чертой Псевдоабсолютизма является нарастание элементов консерватизма во внешней и внутренней политике. Тем самым готовится почва для прихода к власти "правых", ультраконсервативных модернистов, своего рода "консервативных революционеров", которые вновь реставрируют мобилизационный проект Псевдодеспотизма. Русский учёный Питирим Сорокин ввёл разделение циклических процессов в общественных науках на периодичные и не периодичные. Согласно Сорокину, классификация циклических процессов выглядит следующим образом:

1) Вечно повторяющиеся идентичные циклы;

2) Линейные или спиральные, стремящиеся к определенной цели:

- Периодичные - Регрессивные – Не периодичные;

- Прогрессивные - Регрессивные – Прогрессивные;

3. Циклы и ритмы, которые не идентичны периодичным, и не стремятся к определенной цели. Помимо общественных наук теории цикличности существуют в биологии, физиологии и психологии. В биологии существует принцип циклизации, согласно которому, на всех уровнях организации, от клеточного до планетарного, биологические процессы частично или полностью циклизированы. Примерами циклических процессов могут служить циркуляция компонентов крови, да и само кровообращение, как пример

циркуляции молекул и клеток в организме как системе. Цикличность характеризует так же взаимоотношения в пределах экосистем и биосферы, где происходит циркуляция массы и энергии. Цикличность проявляется во

взаимоотношениях вида «хищник-жертва». Принцип циклизации может объяснить высокую экономичность и эффективность живых систем благодаря многократному использованию одних и тех же структур. Циклизация также обеспечивает согласование всех компонентов, реализующих многоэтапный процесс; определяет многие эволюционные особенности биологических функций, в том числе их устойчивость. Таким образом, идеи эволюции и цикличности, являются той основой, от которой необходимо отталкиваться при анализе системы «человек - общество - природа». Такое направление современной науки на исследование сложных циклично развивающихся систем существенно меняет методы изучения. На первый план выходит необходимость создания особых способов описания и прогнозирования состояний такой системы –

моделирования возможных направлений развития. Трудность в том, что основным инструментом обнаружения таких циклических процессов является статистический анализ, осложненный трудностью выделения главных факторов и отсева, игнорирования влияния факторов второстепенных, отсутствием надежной статистики и, зачастую, большим периодом времени, на котором такая цикличность проявляется.

Одну из первых серьезных попыток компаративистского исследования русской политической структуры XVI и XX в. предпринял политолог А.Янов. Он выдвинул гипотезу о политической спирали. Деспотический сталинский период (1929-1953 гг.) удивительным образом воспроизвел исторический цикл деспотизма Ивана Грозного (1564-1584 гг.), естественно, на новом уровне сложности.

10 примеров, выбранных Яновым для доказательства практической тождественности политических структур XVI и XX в., как представляется, точно отражают существо дела (192, 150-151).

А.Янов, опираясь на фундаментальную работу К.Виттфогеля «Восточный деспотизм», а также на работы других авторов, формулирует ряд важнейших теоретических заключений. В силу близости их к позиции автора данной работы, воспроизведем эти положения.

1. Деспотизм основан на непосредственном бюрократическом управлении хозяйственным процессом или на тотальном распоряжении его результатами государством, что исключает экономическую самодеятельность общества и, следовательно, по определению, экономические ограничения власти.(По моему мнению, в советском варианте деспотизма экономические ограничения существуют, рано или поздно они о себе заявляют, о чем будет сказано ниже).

2. Отсутствие экономических ограничений, естественно, ведет к более или менее перманентной хозяйственной стагнации. Говоря в экономических терминах, деспотизм основан на простом воспроизводстве национального валового продукта.

3. Отсутствие того, что мы называем экономическим прогрессом, основанным на непрерывной модернизации хозяйственного процесса и на расширенном воспроизводстве, сочетается с отсутствием политической динамики, с тем, что можно было бы назвать простым политическим воспроизводством. Подтверждается гипотеза Монтескье, согласно которой деспотизм исключает историческое развитие общества.

4. Для того чтобы существовать тысячелетия в условиях экономической и политической иммобильности, деспотизм должен был выработать и особую социальную структуру. Она характеризуется крайней упрощенностью и поляризацией общества - редуцирована до двух полярных классов: «управляющих», и «управляемых».

5. Экономической иммобильности системы соответствуют: а) иммобильность управляемого класса, отсутствие того, что в современной социологии называется горизонтальной мобильностью населения; б) его полная недифференцированность, при которой управлению противостоят не группы, не сословия, не классы, не какая бы то ни была форма политически дискретного общества, но абсолютно однородная масса управляемых. Равенство их перед лицом деспота постулируется.

6. Оборотной стороной этой абсолютной однородности и стабильности управляемого класса является абсолютная атомизация и нестабильность класса управляющих, т.е. полная хаотичность процесса вертикальной мобильности. Деспотизм не знает того, что можно назвать категорией «политическая смерть». Ошибка равнялась смерти физической.

7. Власть, отрицающая экономические ограничения, не может не отрицать ограничения идеологические.

8. Это объясняет также чудовищную стабильность деспотических систем, ибо исключает возникновение политической оппозиции (или реформистского потенциала системы).

9. Отсутствие латентных, т.е. социальных, экономических и идеологических ограничений ведет к невозможности для деспотических структур сопротивляться подчинению частным целям деспота. Огромная степень дивергенции целей, восходящая в конечном счете к полной автономии управления от системы, и делает неограниченную власть деспота столь же абсолютно нестабильной, сколь абсолютно стабильной оказывается деспотизм как политическая структура.

10. Деспотизм оказывается мертвым политическим телом. Ему неизвестна политическая альтернатива, это закрытая система. Мир, который органически не способен сам из себя произвести политическую цивилизацию (192,140-142).

Социалистическая система по преимуществу искусственная система, лишенная естественного основания в виде персонифицированных форм собственности, сложившегося механизма товарного обмена. Нельзя забывать, что у истоков отрицания частной собственности с одновременным отрицанием частных собственников-промышленников и крестьян, фактическим уничтожением целых классов, разворачивания системы принудительного труда, лишения жителей сельской местности паспортов, превращения их в крепостных и тому подобных явлений стоит коммунистическая партия.

Характерной чертой социалистического общества является слияние партии с государственными органами. В нашем Отечестве, к примеру, неразрывность партийных и государственных функций берет свое начало практически сразу после революции и продолжается до конца 80-х гг. Основной принцип партийного руководства всеми сторонами общественной жизни, всем государственным аппаратом был сформулирован на VIII съезде партии. Его решения нацеливали на необходимость всемерного усиления руководящей роли партии в Советах. Ленин постоянно подчеркивал, что пролетарский государственный строй должен быть подчинен политике партии, ибо не партийная политика существует для аппарата, а аппарат для политики партии. «Поэтому, - говорил он на X съезде партии, - нужно все силы употребить на то, чтобы безусловно добиться полного подчинения аппарата политике» (86, т. 43, 72-73).

Автократический режим занимает как бы промежуточное положение между тоталитаризмом и демократией. С тоталитаризмом его роднит автократический, не ограниченный законами характер власти, с демократией - наличие автономных, не регулируемых государством общественных сфер, сохранение элементов гражданского общества.

При автократии отношения государства и личности построены больше на принуждении, чем на убеждении. При этом авторитарный режим либерализует общественную жизнь, не стремится навязывать обществу четко разработанной официальной идеологии, допускает ограниченный и контролируемый плюрализм в политическом мышлении, мнениях и действиях, мирится с существованием оппозиции.

Российская Федерация, напротив, хотя и многонациональная, но все же, по сравнению с другими государствами современного мира, относительно однородная страна: 80% населения — русские, среди которых мало культурно-исторических различий. Остальные 20% населения делятся на маленькие народы и диаспоры. Они играют важную роль для самоопределения РФ как полиэтнического государ ства. Однако как коллективные деятели эти — часто географически раздробленные — меньшинства имеют недостаточно прямого влияния на формирование основных направлений политики в Москве и не представляют собой консолидированную политическую силу. Россия к тому же пострадала, по определению ведущего стэнфордского специалиста по российской политике Майкла Макфола, от своей «незаконченной революции». Не доведенная до конца, начатая в 1990-х трансформация России, а особенно незавершенность ее новых демократических институтов, всегда была преградой для ее развития. В конечном итоге это привело к авторитарной реставрации Путина. Сходные аргументы сосредоточивались также на подрывающих процесс становления плюралистического общества результатах чеченской авантюры Ельцина в 1994 году или на сом нительных политических последствиях владения Россией крупными энергетическими запасами. Эти факты, конечно, хорошо известны в России. Однако они играют относительно незначительную роль в национальной мифологии и самовосприятии многих русских. Вместо этого положительные оценки таких фигур, как Александр Невский или Петр Великий и частично даже Иван Грозный и Иосиф Сталин до сих пор доминируют в национальной исторической памяти россиян. Эти государственные деятели были успешными военачальниками и в некотором смысле модернизаторами. Но они также сконцентрировали власть в своих руках и не терпели ограничений своих прерогатив. Даже самый прозападный среди царей России, почти повсеместно обожаемый Петр играл двойственную роль в российской истории, так как модернизированное Петром Великим государство было в то же время сверхцентрализованным, если не сказать протототалитарным.

В некотором смысле этим можно объяснить и головокружительный — хотя и определяемый, в основном, ценами на энергоносители — взлет Путина. Скорее удачливый, нежели великий лидер, современный российский президент выступает в имидже нового Петра: Путин — авторитарный вождь, но и (якобы) эффективный модернизатор.

Ни многогранная история русского народа, ни судьба его многочисленных гениев, часто подвергаемых преследованиям власти, не определяет взгляд великороссов на историю своей родины. Вместо этого имперское наследие вооруженного могущества, территориальной экспансии и побед в войнах — это то, что, по мнению многих русских, делает их уникальными.

пример — едва нарождающийся бюрократически-олигархический режим в пост коммунистической Россиии ряде других государств, возникших на территории бывшего Советского Союза. О формировании в России такого, близкого к авторитаризму режима исследователи писали уже в 1991 —1993 гг. (48), а к 1994—1995 году количество публикаций, указывающих как на стабилизацию постсоветского режима, так и на возникновение в российской политике устойчиво-авторитарных тенденций (49), значительно возросло. Этот режим еще только формируется и пока что трудно с уверенностью предсказать его дальнейшую эволюцию. Элементы демократического устройства пока причудливо совмещаются здесь с характеристиками только что описанного бюрократического авторитаризма, прежнего однопартийного режима и даже автократии (как например, в октябре—декабре 1993 г ., когда вся полнота власти оказалась сосредоточенной в руках Президента). Появляются в нем и элементы корпоратизма (50). Только время поможет ответить на вопрос о действительной природе этого режима и потенциале его устойчивости.

16. Становление институтов законодательной власти в России (1990-1993 гг.).
Органы законодательной власти
- это Федеральное Собрание Российской Федерации, народные собрания, государственные собрания, законодательные собрания республик в составе Российской Федерации; думы, законодательные собрания, областные собрания и другие законодательные органы власти краев, областей, городов федерального значения, автономной области и автономных округов. Основная особенность этих органов состоит в том, что они избираются непосредственно народом и никаким другим способом формироваться не могут. В своей совокупности они составляют систему представительных органов государственной власти Российской Федерации. Органы законодательной власти делятся на федеральные и региональные (субъектов Федерации).

Полномочия и статус высшего органа законодательной власти в Российской Федерации неоднократно пересматривались и уточнялись. Заметными вехами на этом пути стали: законы об изменениях и дополнениях Конституции РСФСР от 27 октября 1989 г., от 31 мая, 16 июня и 15 декабря 1990 г., от 24 мая и 1 ноября 1991 г., закон Российской Федерации от 21 апреля 1992 г. Большинство этих изменений и дополнений были связаны с начавшимися в стране глубокими социально-экономическими и политическими преобразованиями и роли в них представительных институтов.
Самым принципиальным изменением в системе государственной власти этого периода стало введение в 1991 г. поста Президента РСФСРи соответствующее перераспределение властных функций между различными ветвями власти. Хотя Съезд народных депутатов как высший орган государственной власти и Верховный Совет, состоящий из двух палат - Совета Республики и Совета Национальностей, как его постоянно действующий законодательный, распорядительный и контрольный орган сохраняли широкие полномочия в области законодательной деятельности, определения внутренней и внешней политики, принятия решений по вопросам государственного устройства и т.д., многие их прежние права, включая подписание и обнародование законодательных актов, формирование правительства и назначение его Председателя, контроль за их деятельностью, отошли к Президенту РСФСР как высшему должностному лицу и главе исполнительной власти в Российской Федерации.
Подобное перераспределение общественных ролей в условиях отсутствия парламентских традиций, отработанного механизма согласования интересов, а также личные амбиции руководителей с обеих сторон не раз служили причиной острых правовых и политических коллизий во взаимоотношениях законодательной и исполнительной властей, что, в конце концов, привело в октябре 1993 г. к их открытому конфликту, завершившемуся роспуском Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета Российской Федерации и ликвидацией системы советов.
21 сентября 1993 г. Президент России Б.Н.Ельцин издал Указ №1400 “О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации”, которым предписывалось “прервать осуществление законодательной, распорядительной и контрольной функций Съездом народных депутатов и Верховным Советом Российской Федерации”. Этим Указом вводилось в действие Положение о выборах депутатов Государственной Думы. В соответствии с этим Положением предлагалось провести выборы в Государственную Думу - нижнюю палату Федерального Собрания Российской Федерации.
В развитии представительной и законодательной власти в РФ наступал новый этап.

Правовая основа российской государственности в конце 1991 - начале 1992 гг. была довольно противоречивой. Она базировалась на законах, унаследованных от СССР, и за конах РСФСР как составной части Союза. Такая проти воречивость конституционной базы России была объектив но обусловлена ее эволюционным переходом к новым принципам построения государства, общества и взаимоот ношений между ними.

В одном государственном организме сосуществовали и противостояли друг другу два несовместимых начала. Новое - президентская власть, федерализм, принцип разделения и взаимного ограничения властей, ответственнос ти перед обществом. И старое - строгая иерархия систе мы Советов с ее монополией на все властные функции и коллективной ответственностью (т. е. безответственностью) за принимаемые решения.

Законодательное оформление новой российской госу дарственности вначале шло постепенно, путем принятия отдельных поправок к действующей Конституции РСФСР 1978 года, законов, деклараций, указов Президента РФ. Важным достижением в этом отношении была принятая в 1990 г. Декларация о защите прав и свобод граждан - основополагающий документ для дальнейшей работы над законодательством, обеспечивающим права человека.

В связи с реформированием социально-экономических отношений, стремлением создать социально ориентирован ную рыночную экономику были приняты законодатель ные акты, регулирующие новые отношения собственности, земельные отношения, предпринимательскую деятельность, приватизацию, банковскую сферу, гарантировавшие сво боду средствам массовой информации. Важными шагами в правовом оформлении новой российской государствен ности стали начавшаяся судебная реформа, значительны ми вехами которой были учреждение Конституционного суда, арбитражных судов и суда присяжных, серьезное обновление уголовного и уголовно-процессуального зако нодательства, гарантирующего реальность презумпции невиновности.

Однако принимаемые законодательные акты не обеспечивали четкого и ком плексного регулирования, не всегда предусматривали ме ханизмы их реализации, гарантии и ответственность властных структур перед обществом.

Многие поправки к Конституции РСФСР, другие законодательные акты принимались в острой борьбе двух политических сил — реформаторов и контрреформаторов, которые в течение 1992-1993 гг. все более поляризовались. При этом все сильнее обостря лось, особенно на федеральном уровне, противостояние между исполнительной властью и Советами. Тактика посто янного балансирования, поиска компромиссов с политичес кими оппонентами сдерживала создание новой российской государственности, временами вела к отступлению от курса реформ, к продлению болезненных эффектов переходного периода.



Последнее изменение этой страницы: 2016-08-14; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.215.79.116 (0.018 с.)