Развитие постсоветских элит. Особенности политического лидерства в современной России.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Развитие постсоветских элит. Особенности политического лидерства в современной России.



Политическая элита — это относительно немногочисленный слой людей, занимающий руководящие посты в органах государственной власти, политических партиях, обще­ственных организациях и т.п. и влияющий на выработку и осуществле­ние политики в стране. Это организованное меньшинство, контролирующая группа, обладающая реальной политической властью, возможностью воздействовать на все без исключения функции и политические действия общества.

Авторитетность элиты - важнейшее условие ее пребывания у власти и сохранения власти, политическая элита должна быть легитимной. Когда политическое или государственное сообщество перестает санкционировать власть данной политической элиты, то она утрачивает социальную базу своего существования и в конце концов теряет власть.

Политические элиты могут приходить к власти в результате выборов, выиграв политическую борьбу у других организованных меньшинств, пре­тендующих на роль политической контролирующей группы. В этом случае взаимодействие элиты и массы носит легальный и легитимный характер. Однако политическая элита может прийти к власти революционным путем или посредством государственного переворота. В такой ситуации новая политическая элита стремится обрести необходимую легитимность нефор­мальным признанием со стороны неорганизованного большинства. В лю­бом случае отношение элиты с массами строится на принципах лидерства и авторитетного руководства, а не слепого подчинения. Легитимация поли­тической власти элиты отличает ее от олигархии ( власти немногих).

В странах с легитимным существованием власти содержание и границы функций, выполняемых политической элитой, определяются конституцией страны. Однако, в реальной жизни нередки случаи расхождения между конституциями и реальной властью. Это возможно в случае резкой смены политической ситуации, когда изменений не отражены еще в конституции, а также в случае отступления от норм конституции. Например, в Конституции СССР провозглашалось, что власть на всех уровнях принадлежит Советам, однако реальная политическая картина этого не подтверждала. На содержание политических функций большое влияние оказывает политический режим.

Необходимо выделить следующие наиболее существенные функции политической элиты:

стратегическую - определение политической программы дейст­вий путем генерирования новых идей, отражающих интересы общест­ва, выработка концепции реформирования страны;

организаторскую - осуществление на практике выработанного курса, воплощение политический решений в жизнь;

коммуникативную – эффективное представление, выражение и отражение в политических программах интересов и потребностей различных социальных слоев и групп населения, предполагающая также защиту социальных целей, идеалов и ценностей, характерных для общества;

интегративную - укрепление стабильности и единства общества, устойчивости его политической и экономической систем, недопуще­ние и разрешение конфликтных ситуаций, обеспечение консенсуса по основополагающим принципам жизнедеятельности государства.

Высшая политическая элита включает в себя ведущих политических руководителей и тех, кто занимает высокие посты в законодательной, ис­полнительной и судебной ветвях власти (непосредственное окружение президента, премьер-министра, спикеры парламента, руководители органов государственной власти, ведущих политических партий, фракций в парла­менте). Численно – это достаточно ограниченный круг людей, принимаю­щих наиболее значимые для всего общества политические решения, ка­сающиеся судеб миллионов людей, значимых для всего государства. При­надлежность к высшей элите определяется репутацией (советники, кон­сультанты президента - при Б.Н. Ельцине, по некоторым данным, только советников из-за рубежа насчитывалось 15-20 тыс. человек), финансами (так называемые «олигархи»), или положением в структуре власти.

Средняя политическая элита формируется из огромного количества выборных должностных лиц: депутатов Государственной думы, членов Совета федерации, глав администраций и депутатов законодательных собраний субъектов федерации, мэров крупных городов, лидеров различных политических партий и общественно-политических движений, руководителей избирательных округов. К средней элите относят примерно 5% населения, одновременно обладающих тремя достаточно высокими показателями: доходом, профессиональным статусом и образованием. Люди, у которых образовательный уровень выше, чем до­ход, более критичны к существующим общественным отношениям и тяго­теют к левому радикализму или центризму. Представители средней элиты, у которых доход выше, чем уровень образования, чаще проявляют недо­вольство своим престижем, общественным статусом и тяготеют к правым политическим позициям.

Главная особенность в процессе формирования современной по­литической элиты России заключается в том, что она приобрела черты во многом аналогичные с политическими элитами демократических государств. Это обусловлено процессом становления демократического государства и многопартийной политической системы в Рос­сии. Вместе с тем основной удельный вес в политической элите со­временной России продолжает принадлежать административно-поли­тической элите — высшему персоналу государственно-административ­ных органов.

Анализируя состав трех крупных волн — когорт в смене правя­щей политической элиты: брежневской, горбачевской, ельцинской — исследователи института социологии Российской академии наук под руководством О. Крыштановской отметили, что последняя лишь на 10 % состоит из людей, пришедших к власти при Б.Н.Ельцине. 37 % ельцинской элиты стали относиться к политической эли­те еще при Брежневе, 39 % — при Горбачеве. Около 70 % глав администраций в регионах занимали руководящие посты в прежних поколениях политической элиты.

В составе новой политической элиты России произошли зна­чительные изменения в образовательном, возрастном и профес­сиональном планах.

Так, Правительство и элита в регионах стали моложе почти на десять лет. В то же время парламент постарел на шесть лет, это объясняется лишь искусственным его омоложением в брежневский период. Прекращение квотирования по возрасту освободило высшую законодательную власть страны, как от комсомольцев, так и от квотируемых молодых рабочих и колхозников.

Б. Ельцин приблизил к себе молодых ученых, блестяще образованных городских политиков, экономистов, юристов. Доля сельских жителей в его окружении падает почти в 5 раз (с 58% до 12,5% против брежневской элиты). Даже среди региональных руководителей (самой близкой к селу группы) доля «сельчан» теперь меньше в 2 раза. В целом доля сельских выходцев в элитных слоях упала за последние 10 лет в 2,5 раза.

Элита всегда была одной из самых образованных групп обще­ства. Даже в брежневские времена, когда элита происходила из низких слоев общества, доля тех, кто имел высшее образование, была близка к 100%. Резкий скачок образовательного ценза элиты произошел в современной России. Так, в состав ближай­шего окружения Б.Ельцина входят известные ученые, общест­венные деятели. Президентская команда Б.Н.Ельцина на 2/3 состояла из док­торов наук. Высок также процент имеющих ученую степень в Правительстве и среди лидеров партий. Можно сделать вывод, что власть в России стала более интеллектуальной.

Изменения затронули не только уровень образования элиты, но и характер образования. Брежневская элита была технократи­ческой. Подавляющее большинство руководителей партии и го­сударства 80-х гг. имели инженерное, военное или сельскохозяй­ственное образование. Причем 2/3 брежневской когорты закан­чивали провинциальные политехнические вузы. При М.Горбаче­ве процент технократов снизился, но не за счет прироста числа гуманитариев, а за счет роста доли партийных работников, получивших выс­шее партийное образование). И, наконец, рез­кое снижение удельного веса лиц, получивших техническое обра­зование, мы видим при Б.Ельцине (почти в 1,5 раза). Причем это происходит на фоне все той же образовательной системы в Рос­сии, где по-прежнему 70% вузов имеют технический профиль.

Наконец, важнейшим моментом является вопрос о преемст­венности между старой, номенклатурной элитой и новой полити­ческой элитой России. При Л. Брежневе практически невозмож­но было войти в элиту, минуя номенклатурную лестницу или перескакивая через ступени иерархии.

В постперестроечный период неноменклатурный путь наверх открылся практически для всех субэлитных групп. Половина всех лидеров партий, более половины новых бизнесменов, значительная часть депутатов, четверть президентской команды и правительства никогда в про­шлом не были в составе номенклатуры. Наиболее традиционным путем рекрутировалась региональная элита, где в конце 1990-х гг. лишь около 20% оказа­лись свободными от номенклатурного прошлого.

Этот этап сближает современную российскую элиту с институционализированными формами воспроизводства и продвиже­ния, характерными для западных элит. Вместе с тем сохранилась преемственность с номенклатурной ротацией кадров. Типичной становится ротационная кадровая схема: «политическая элита — административная элита — бизнес-элита». Она как бы воспроиз­водит в обратной последовательности прежнюю номенклатурную схему: «хозяйственный руководитель — административный ра­ботник — политический руководитель». Указанная особенность, с одной стороны, маргинализирует элиты, а с другой — за счет циркуляции и инфильтрации, повышает степень их корпоратив­ности. В этом отношении новая российская политико-админи­стративная элита ближе к номенклатурной, нежели к западному типу политико-административной элиты. Такую систему можно назвать номенклатурно-демократической, поскольку власть фактичес­ки не избирается, а распределяется, но в рамках не одного политичес­кого центра, а нескольких. Затем идет борьба за перераспределение между несколькими центрами.

Соответственно фрагменты центральной элиты с различной ори­ентацией имеют в своих регионах социальную базу и поддержку ре­гиональных элит.

Структурно-функциональный срез в исследовании политико-ад­министративной элиты позволяет составить ее портрет, но он будет не полон и не вполне понятен, если его не дополнить генетическим срезом, из которого вытекает объяснение базовых деятелъностных характеристик современной российской элиты.

Поэтому важным аспектом изучения полити­ко-административной элиты является генетический. Не­посредственной предшественницей современной элиты была номенк­латурная элита. Ей посвящены многочисленные работы 3.Бжезинского, Р.Такера, М.Джиласа, М.Восленского, А.Авторханова, А.Зиновьева, О.Крыштановской, С.Кислицына и др.

Рассмотрение этапов генезиса и эволюции советской партийно-номенкла­турной системы показывает, что в социально-функциональном отно­шении она была связана с программно-целевым типом государственного управления. Вначале этот тип управления реализовался в процессе борьбы за завоевание государ­ственной власти, а затем при использовании государственной вла­сти — в решении социально-экономических и военно-политических задач. По мере изменения и усложнения этих задач трансформировалась и партийно-номенклатурная система.

Перестройка, начатая элитной группой М.С.Горбачева и частью партийной номенклатуры, подготовила начальный этап перехода от системы программно-целевого политического управления к социаль­но-представительскому типу политического управления, который при­зван реализовать социально-экономические интересы разных слоев и групп населения. В этих условиях партийно-номенклатурная система оказалась просто неэффективной.

Исторический анализ политических, социально-экономических и цивилизационных особенностей развития России показывает, что, в отличие от западных государств, для российской действительности программно-целевой метод политического управления являлся наиболее адекватным, позволяющим со­хранять государственную целостность и идентичность. Что касается социально-представительского типа управления, то следует отметить, что на протяжении последних столетий, такая политическая практика практически отсутствовала.

Поэтому воспроизведение современной политической элитой не­которых форм и методов деятельности номенклатурной системы объясняется не только генетическими причинами, но и цивилизационными особенностями России.

Продолжая структурно-функциональный срез, характеризующий современную российскую политико-административную элиту и сопо­ставляя ее общий структурный портрет с западной элитой, можно отметить наряду с существенными различиями по ряду основных пара­метров значительное сходство.

Образовательный уровень российской политической элиты и его профиль в целом соответствует уровню западной элиты. Другие структурные показатели политико-административной элиты Рос­сии в целом близки показателям западноевропейской. У нас так же значителен удельный вес выходцев из малых городов, низок процент женщин, более рельефно обозначился представи­тельский отрыв от основных социальных слоев (рабочие, крестьяне, молодежь). Современная российская политико-административная элита моложе политической элиты Запа­да на 7—10 лет. Однако, процесс утверждения ее ценностных ориентаций не завершен.

В западной политической элите приоритетом выступает социальное происхождение, определяющее стартовые воз­можности, условия и ориентиры первичной и вторичной социализа­ции в отличие от российской, где место этого фактора занимает предшествующая связь с номенклатурной элитой и приверженность лидеру — руководителю. Иными словами, корпоративное происхож­дение.



Последнее изменение этой страницы: 2016-08-14; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.117.38 (0.006 с.)