Проекты Лондона военного времени



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Проекты Лондона военного времени



Планы Аберкромби

101. Патрик Аберкромби. План Большого Лондо­на. Основная сеть авто­мобильных коммуника­ций и проект городов-спутников, 1944 г. Чер­ным обозначены города-спутники, связанные с новыми городами, по­строенными после войны

1 —Стивенедж: 2 Харлоу178


Характерным явлением довоенного времени было все возраставшее передвижение жителей Англии на юг страны и, в частности, в лондон­скую агломерацию. В 1937 г. была создана специальная комиссия, ко­торая должна была исследовать географическое размещоние населения, работающего в промышленности.

Особое внимание комиссия уделила росту Лондона, чрезмерной кон­центрации мест приложения труда и населения в его пределах. Она предложила целую систему мероприятий, существо которых сводилось к созданию авторитетного правительственного органа, который бы влиял на размещение промышленности, в частности активно воздействовал бы на разгрузку переуплотненных агломераций и, наоборот, поддержи­вал развитие обезлюдевших областей.

Настоящие градостроительные работы были начаты в 1940 г., когда Патрик Аберкромби и главный архитектор муниципалитета лондонского графства Джон Генри Форшоу были уполномочены разработать гене­ральный план графства. В 1942 и 1944 гг. было предложено несколько планов строительства и реконструкции Лондона. Из этого числа работ мы уже ранее называли два проекта: группы МАРС и Л. Гильберсей-мера, применивших комбинацию принципов зонального и линейного города.

В октябре 1942 г. был выставлен генеральный план Лондона, разработанный в Королевской академии под руководством известного английского архитектора старше­го поколения Эдвина Лютьена. План был решен в духе академических традиций XIX в. Авторы проекта не занимались техническими, эксплуатационными и экономи­ческими проблемами и свой план сами назвали «идеальной возможностью».

Весной 1943 г. в Национальной галерее был выставлен другой план Лондона ■ его пригородной территории, разработанный коллективом архитекторов под руковод­ством А. У. Кеньона. План охватывал территорию около 2200 км2. Его авторы пред­лагали дезурбанизацию Лондона, который в их проекте вообще назывался не горо­дом, а «самым большим градостроительным комплексом в Великобритании». Для пол­ноты картины необходимо также напомнить о плане реконструкции Сити, разработан­ном в июне 1943 г. под руководством инженера Ф. Форти. В своем существе этсплан ограничивался лишь небольшим улучшением существующего состояния плотно-застроенного городского ядра.

ю
БО им

После двухлетней ра­боты, в июле 1943 г П. Аберкромби и Д. Г. Форшоу представили план лондонского граф­ства, т. е. компактно за­строенного центра суще­ствующего Лондона с на­селением 3 млн. человек Главная идея проекта со­стояла в том, чтобы сни­зить число жителей более чем на 600 тыс. человек. Это снижение должно бы­ло произойти в основном вследствие планомерного переселения из ropoz: Сама территория р сматривалась как неким конгломерат мелких жи­лых образований, в : зультате сращивания .-горых город, собственно. и возник когда-то. Этим планом нельзя было до­стичь лучших результ;-


16 км



102. Патрик Дберкромби. План Большого Лондо­на. Основные общест­венные комплексы; 1944 г. Выделение от­дельных, естественно формирующихся общест­венных и жилых комп­лексов на территории города. Черным обозна­чен общегородской центр и местные центры рас­селения вне границ лон­донского графства


тов, поскольку он был ограничен административными границами, слу­чайно совпавшими с центральной частью значительно более крупно­го комплекса.

В декабре 1944 г. П. Аберкромби вместе с большим штатом сотруд­ников закончил план Большого Лондона, начатый в 1942 г. По этому проекту охватывалась территория 6700 км2 с населением, превышавшим тогда 6 млн. человек, разделенных на 143 самостоятельные админи­стративные единицы. Это одна из наиболее крупных выполненных гра­достроительных работ. Сегодня ее уже рассматривают как классическую Этот план и его судьба заслуживают того, чтобы рассмотреть их более подробно.

П. Аберкромби во вступлении к сопроводительному документу своего плана весьма ярко формулирует пять основных принципов, на которых базируется общее решение:

«1. ...за исключением чрезвычайных случаев, не допускать в Лондоне и центральных графствах никакой новой промышленности...

2. ...децентрализовать население и промышленность из переуплотнен­ного центра в соответствии с выводами генерального плана лондонского графства...

Основным изменением, вытекающим из этих двух принципов, будет новое размещение населения и промышленности внутри области.




60 км

80 км


103.Патрик Аберкромби. План Большого Лондо­на. Концепция четырех основных колец; 1944 г.

/ — административная тер­ритория лондонского граф­ства (черный цвет); 2—внут­реннее городское клльцк 3 — предместья; 4 — зеленый пояс; 5 — внешнее ландшафт­ное кольцо

104.Лондон. Размеще­ние новых городов-спут­ников; 1946. Эти города, как правило, размеща­лись за границей зеле­ного изолирующего поя­са вокруг Лондона. Кроме них выбраны не­которые так называемые перспективные города, в которых поддержива­ется развертывание жи­лищного строительства


 

3. ...общее число жителей области не вырастет, но наоборот, несколь­
ко уменьшится. В соответствии с требованием более логичного разме­
щения промышленности произойдет новое размещение населения и про­
мышленности также и за пределами разрабатываемой территории;

4. ...лондонский порт и в дальнейшем останется одним из крупней­
ших портов мира;

5. ...необходимо создать новые инструменты планирования, включая
воздействие на цены участков»3.

Существо решения состояло в том, чтобы разгрузить город более чем на 1 млн. жителей. Внутри разрабатываемой области должно было переместиться свыше 769 тыс. жителей, из них 125 тыс. — в жилые райо­ны, связанные с компактной застройкой и называемые Аберкромби квазнсателлитами. В 10 вновь спроектированных городов-спутников предполагалось переселить 383 250 жителей, а в существующие города вокруг Лондона 261 тыс. человек. Вне планируемого района должно было переселиться 263 750 жителей. Этим принципам соответствовала и общая планировочная концепция Большого Лондона, разделенного на «четыре округа, которые могут быть охарактеризованы следующим об­разом:

1) внутренний городской округ;

2) округ предместий;

3) зеленый пояс;

4) внешний ландшафтный округ»4.

Первый округ представляет собой центральную компактную город­скую территорию, охватывающую почти всю площадь графства и не­которые другие административные единицы за его пределами. Именно с этой территории предполагалось перемещение населения и точек при­ложения труда.

Другие округа представляют собой по существу компактные, но не столь плотно застроенные предместья, в которых количество населения должно было стабилизироваться. Зеленый пояс резервировался для сельского хозяйства. Он должен был стать своеобразной преградой на пути роста города. Внешний пояс, наоборот, был предназначен для размещения жилой застройки и промышленности, выводимых из цент­ральной области.



Английские «новые города»

 


Таковы главные черты проекта, проработанного весьма подробно вместе с анализами промышленности, решением транспортных вопро­сов, проектом зеленых площадей и зон отдыха. Авторы не забыли даже выделить охраняемые зеленые области для отдыха и спроектировать пешеходные трассы для прогулок жителей в окрестности города. Этот проект системой округов напоминает некоторые теоретические концеп­ции, рассмотренные нами в предыдущих главах.

Планировка самой застраиваемой территории лишь намечена в ра­диально-кольцевой системе коммуникаций, в системе обслуживания и в проекте последовательного членения жилой территории на микро­районы с числом жителей 5—10 тыс., «что представляет максималь­ную величину социальной единицы, которую мы считаем приемлемой и которую мы поэтому предложили в плане лондонского графства»5. Величина микрорайона, далее делимого на группы по j 00—300 семей, выводилась из количества жителей, имеющих детей и потому завися­щих от начальной школы. Для среднего микрорайона в плане приведены соответствующие расчеты и несколько примеров конкретного градо­строительного решения. Составной частью проекта является также план и расчеты города-спутника на 60 тыс. жителей, располагаемого на од­ном из предложенных мест у города Онгар в Эссексе.

Авторы предложили свой проект только как предварительную кон­цепцию, рекомендуя разработать на его основе генеральный план горо­да, по которому можно было бы руководить строительством и дальней­шим развитием. Первой предпосылкой планомерного развития Лондона они считали преобразование его административных органов и особенно деятельность авторитетного планирующего учреждения для всей лон­донской области.

Некоторые принципы плана Большого Лондона начали реализовать в первые послевоенные годы. В 1946 г. был издан закон о новых горо­дах, в соответствии с которым только вокруг Лондона, в среднем на расстоянии 40—50 км от него, началось строительство восьми городов-спутников, из которых два воздвигались на местах, предложенных пла­ном Аберкромби. Кроме того, на расстоянии 60—100 км было выбрано 12 существующих городов — «expanding towns», с которыми Лондон заключил договор о переселении жителей и принял на себя обязатель­ства, касающиеся финансовой помощи.

Всего после войны в Англии было заложено 15 новых городов. Они строились не на абсолютно свободных территориях и в своем боль­шинстве были связаны с поселениями, имевшими в целом 133 302 корен­ных жителя. Средняя перспективная величина была определена в 50— 70 тыс. жителей, что в целом составляет 895 тыс. человек. В настоящее время в этих городах живет свыше полумиллиона человек. В их градо­строительном решении были использованы некоторые принципы горо­дов-садов, касающиеся главным образом озеленения и преобладания малоэтажной застройки с низкой плотностью населения. Жителям были созданы здоровые условия жизни. Архитектурное решение новых жилых комплексов и, в частности, их торговых и общественных центров вместе с пространствами для пешеходов отличается тщательностью. Новые английские города бесспорно относятся к наиболее интересным резуль­татам послевоенного градостроительства 6.

Однако строительство новых городов вызвало и критику. Обнару­живается тот факт, что проживание в новых городах доступно лишь для обеспеченных слоев населения и что поэтому жилищная проблема не решается как раз там, где она наиболее остра. В новых городах не уда­лось создать удовлетворительной среды для общественной жизни. Кри­тикуется также невыразительность общего решения, слишком низкая плотность населения и бесконечное море небольших индивидуальных домов. Психологи констатируют, что в новых городах не формируются дружеские связи и люди живут во взаимной изоляции. В последних


вариантах градостроительного решения «новых городов», как, напри­мер, в проекте нереализованного Хука, очевидно стремление к боль­шей концентрации, увеличению плотности населения и замене свободной: структуры микрорайонов более компактным решением плана.

Большой ЛондонНовые города не выполнили своей основной роли. Они не разгрузили

растет дальшепереуплотненный городской центр. Английский урбанист А. Армстронг

сказал об этом на недавно состоявшейся градостроительной конферен­ции в Дортмунде: «Эти города удалены от Лондона на значительное расстояние и затрудняют ежедневные поездки, что, собственно, и не предусматривалось, поскольку поездки уже сами по себе достаточно большие. Скорее эти города должны были ...функционировать как само­стоятельные города, причем главной идеей было откачать полмиллиона из 9 миллионов официальных жителей Лондона.

Однако какая могла быть разница между 9 и 87г миллионами? Но и этот главный замысел не оправдал себя. Полмиллиона жителей не было выселено из Лондона, но, наоборот, население Лондона за время строительства этих городов увеличилось на 1 млн.»7

Хотя в центральной части Лондона количество работающих в про­мышленности уменьшается, в то же время каждый год количество ра­ботающих здесь служащих административных учреждений возрастает на 15 тыс. За период с 1948 по 1956 г. в центре Лондона было допущено строительство конторских зданий с общей площадью всех помещений около 4 млн. м2. Этот процесс продолжается, в последнее время здесь строятся башенные административные объекты. Продолжается и пере­мещение жителей в лондонскую область. Почти 40% всех новых точек приложения труда Англии и Уэльса возникает в лондонской области, а свыше 13% — непосредственно в центре города. В новые города пере­селяется население не из центров, а из внешнего округа и агломерация в результате этого еще более увеличивается. Ежегодно в агломерации прибывает по 70 тыс. жителей. При этом в городе остались последние резервные территории приблизительно для 128 тыс. квартир, а в новых городах-спутниках— для 62 тыс. квартир.

Эти факты могут служить поводом для нового ряда анализов и вы­водов. В 1960 г. официальная комиссия исследовала ход осуществления плана Большого Лондона. Комиссия, подобно тому как это уже раньше отмечал сам автор плана Аберкромби, констатировалг, что главные принципы плана не реализуются. Не удалось отрегулировать развитие мест приложения труда и лимитировать число жителей *. Новые города не помогли разгрузке переуплотненного центра, в котором все больше концентрируются административные учреждения. В городе не были построены коммуникационные сооружения, возрастают трудности с транспортом. Вся агломерация непрерывно и стихийно растет, а ее центр все больше перегружается.

По мнению комиссии, «эти отклонения от предпосылок плана Боль­шого Лондона будут скорее увеличиваться, чем уменьшаться», и поэто­му «комиссия не сомневается в том, что предпосылки плана Большого Лондона требуют как можно более скорого пересмотра. Для всей рас­сматриваемой территории такую меру может обеспечить только орган, у которого была бы официальная обязанность контролировать всю соот­ветствующую территорию и плакировать необходимым образом»8.

Конечно, проще всего было бы свалить вину на генеральный план, однако ясно, что причины неудовлетворительного развития Лондона кроются в другом. Ближе к действительности оказываются выводы ко­миссии там, где они констатируют недостатки в координации и руковод­стве общим развитием города и напоминают о том, что именно в этом было и остается одно из основных условий реализации плана.

* По данным Совета Большого Лондона 1971 г., за последнее десятилетие удалось все же сократить население города, которое к 1970 г. уменьшилось до 7,6 млн. человек. (Прим. ред.)

TS2




40 им

 


 


105. С. С. Шестаков. Большая Москва; 1924 г.

1 — центральная городская зона; 2 — два промышлен­ных сектора; 3 — четыре сектора городов-садов; 4 — окружная железная дорога


Другая комиссия констатировала, что с 1944 г. не разрабатывался никакой новый комплексный план Лондона и его области и что «строи­тельство ведет большое количество организаций с различными функциями, имеющих разные интересы и потому действующих лишь в своих ограниченных сферах... Отсутствует координирующий автори­тетный орган,., который бы выступал от имени Большого Лондона»9. Именно поэтому выдвигается ряд различных предложений, по одним из которых новые города отрицают, а по другим считается необходи­мым строить их в как можно большем количестве. Одни рекомендуют строить новые небольшие города, а другие — города для 300-—400 тыс. жителей. Тот факт, что Лондон разрастается преимущественно за счет административных учреждений, породил идею о необходимости по­строить вокруг Лондона несколько городов для учреждений и служа­щих с населением по 200 тыс. жителей.

Однако все эти проекты весьма проблематичны и нереальны до тех пор, пока правительство не обеспечит условия, в которых план можно было бы реализовать»10. Это относится не только к плану Лондона 1944 г., но к любому другому плану этого большого города, осущест-






20 км

 


 


Москва

106. Ле Корбюзье. Про­ект реконструкции Мос­квы; 1930 г. Первое про­ектное воплощение идей Лучезарного города Корбюзье

1 —■ промышленность; 2 — жилье; 3 — административ­ный центр; 4 — спортивные центры; 5—главный вокзал: 6 — университетский городок

«Большая Москва» Шестакова

107. Эрнст Май. Моск­ва групповой город; 1932 г. Более жирной линией обведены жилые районы, тонкой линией обведена промышленная территория. Вариант представляет собой наи­более яркое воплощение дезурбанистических тен­денций


вление которого особенно тесно связано с общим развитием расселения и размещением производительных сил в Англии.

Еще в первые годы после революции был разработан проект «Новой Москвы». Достаточно напомнить о том, что Парк культуры и отдыха им. Горького, ныне пользующийся большой популярностью, был зало­жен в соответствии с этим планом еще в 1923 г. Его заложили на месте бывшей городской свалки и в том же году использовали для проведе­ния первой сельскохозяйственной выставки. Тогда еще не были соз­даны экономические предпосылки для более широких вмешательств в старую структуру города. Тем не менее благодаря первому плану была начата систематическая градостроительная деятельность, которая существенным образом повлияла и на планирование других советских городов.

Наиболее интересный проект Большой Москвы середины 20-х годов был разра­ботан С. С. Шестаковым ". Проект представлял собой ясную концепцию разгрузки города за счет городов-спутников.

Планом предусматривалась планировка не только самого города, но и обширной пригородной территории, причем собственно Большая Москва охватывала площадь 215 000 га.

Обращает на себя внимание предполагаемый рост населения по плану Шестако-за, весьма точно соответствовавший действительному развитию.

Активная дискуссия о градостроительных проблемах, проходившая на рубеже 20-х и 30-х годов, довольно отчетливо отразилась и во взгля­дах на дальнейшее развитие Москвы. Эти вопросы рассматривал и пле­нум ЦК ВКП(б), проходивший 11—15 июня 1931 г. Пленум принял постановление о перепланировке г. Москвы, как социалистической сто­лицы пролетарского государства"


 


Варианты 1930— 1932 гг.


В процессе подготовки генерального плана реконструкции Москвы в период около 1930 г. советские и зарубежные архитекторы разрабо­тали ряд вариантов дальнейшего развития города. Вплоть до сегодняш­него дня эти варианты представляют собой наиболее полный сборник различных возможностей решения градостроительной структуры боль­шой существующей агломерации 13.





 


 


 


108. Ганнес Майер. Мос­ква город со спутни­ками; 1932 г. Большие спутники сосредоточены вокруг основных транс­портных линий и особен­но в юго-восточном на­правлении за крупней­шими московскими про­мышленными районами

109. Курт Мейер. Моск­ва город с предместь­ями; 1932 г. Расселение развивается в виде не­прерывных поясных це­пей вдоль основных транспортных линий


К этим вариантам относится также ответ Ле Корбюзье на анкету о дальнейшем развитии Москвы, сопровожденный графическим проектом более позднего Лучезар­ного города 14.

Наиболее характерным было решение коллектива, которым руководил Эрнст Май. Проект был назван «групповым городом», но сами авторы разрабатывали его под де­визом «пролетарская Москва — город-коллектив». Город по этому проекту решался как система «производственно-жилищных комбинатов», т. е. районов со средним ко­личеством населения 100 тыс. жителей. Легкая промышленность территориально свя­зана с комбинатами. Пешеходная доступность к ней через зеленые пояса составляет 15—20 мин. Тяжелая промышленность сохраняется на юго-востоке и востоке, она свя­зана с жилищными комбинатами своих окрестностей скоростными дорогами, которые должны были стать основным средством транспорта во всем групповом городе. От­дельные комбинаты, удаленные от Москвы на 10—15 км, представляют собой типич­ную механическую строчную застройку, развитую, как правило, вдоль коммуникацион­ной оси, а принцип параллельного членения жилья и производства, очевидно, связан с концепцией Милютина15.

На этом проекте легко проследить относительность различных понятий. Деление города на комбинаты является использованием принципа, который в СССР предла­гался так называемыми урбанистами, и в частности Л. Сабсовичем. Однако в кон­кретных условиях Москвы использование этого принципа не означало проявления урбанистических тенденций, но представляло собой, наоборот, явную дезурбанистиче-скую концепцию.

Идею «сателлитового города» выдвигает группа Ганнеса Майера, а сам он за­являет, что «Москва—это система городов с полным административным, политиче­ским, культурным и хозяйственным обслуживанием» 16. Это решение, подобно предыду­щему проекту, предполагало перемещение жителей в города-спутники, привязанные к железнодорожным путям и размещенные главным образом в юго-восточном направле­нии, за промышленностью.

Наиболее компактным проектом зарубежных авторов был «город с предместья­ми», созданный группой Курта Мейера. Связанные с центром отдельные поясные, комплексно оборудованные районы, должны были отходить от него лучеобразно. Этот проект в большей степени, чем другие, учитывал существующие условия города и его-отдельные функциональные зоны. Курт Мейер обосновывал решение тем, что «прин­ципом государственного порядка социализма является принцип демократического централизма. Идеальная геометрическая фигура этого принципа — система лучей...»17

Сходная концепция была у коллектива советских архитекторов, предложивших так называемый город с колониями.

Суть решения составляет тоже звездообразное развитие города вдоль отдельных железнодорожных путей. Оно должно было представлять собой продолжение на пла­новой основе развития расселения в окрестностях Москвы, которое стихийно сосре­доточивалось в цепи вдоль железных дорог.

Самыми интересными были три проекта коллективов советских архитекторов, ко­торые учитывали возможности развития всех функциональных компонентов города в будущем и этому фактору подчинили свои концепции.






20 км

20 км

 


 


ПО. Г. Б. Красин и кол­лектив. Москва город, развивающийся звездо­образно; 1932 г. В зна­чительной степени скон­центрированный город с радиальными лучами жилых комплексов

111. В. В. Кратюк и кол­лектив. Москва город как совмещение специа­лизированных районов; 1932 г. Динамичный план, учитывающий дальнейшие возможно­сти развития города по­ясами вдоль вновь спро­ектированных скорост­ных дорог

1— промышленность; 2— жи­лая территория; 3 — направ­ление развития центра

Подготовка генерального плана


Бригада В. В. Кратюка разрабатывала Москву как «сумму специализированных районов» и рассчитывала на рост города и его центра вдоль трасе скоростных дорог «в нескольких направлениях, неравноценных по своему объему и интенсивности, с со­хранением основного направления, подчиненного основному фактору промышленности на восток»18.

Группа Н. А. Ладовского предложила «город-ракету». Этот проект на первый взгляд мог бы показаться весьма формалистичным и нереальным. Необходимо, одна­ко, помнить, что графическое изображение отдельных проектов схематично и отра­жает лишь главную идею решения. Сопоставление схемы с самим решением показы­вает, что авторы и этого проекта учитывали конкретные условия.

Решение Ладовского представляет собой своеобразное использование идеи зо­нального города, состоящего из четырех параллельных зон — центра, жилой, про­мышленной и сельскохозяйственной. Представляет интерес тот факт, что в 50-е годы этот принцип в качестве якобы совершенно нового решения предложил один запад­ногерманский автор. Конкретное рождение этого принципа в условиях Москвы про­изошло вследствие существующего расположения города и стремления использовать здесь зональный принцип. Недостатки этого проекта состоят в том, что промышлен­ность размещается вдоль реки, отрезая, таким образом, существенную часть города от природы и т. п.

Непрерывным комплексным городом назвала свой проект бригада членов извест­ного Всероссийского общества пролетарских архитекторов — ВОПРА, основанного в 1929 г. и руководимого В. В. Бабуровым. По существу это был зональный город с параллельной компоновкой пяти комплексных жилых единиц, предвосхитивший сход­ное использование того же принципа группой МАРС и Гильберсеймером в проектах Лондона. Вновь очень интересной была идея поясного развития центра в направле­нии на юго-запад и северо-восток; та же идея в несколько иной форме появилась и в настоящее время.

Несмотря на то что вышеприведенные проекты были интересны, от­личались новизной и оригинальностью, ни один из них не был исполь­зован. Очевидно, это произошло потому, что в них содержались слишком отвлеченно теоретические и малореальные концепции, которые в недо­статочной мере учитывали существующий город, его возможность и по­требности. Одновременно нельзя забывать о том, что эти работы оцени­вались в тот период, когда в советской архитектуре и градостроитель­стве наметился сдвиг от авангардистских направлений к более традиционным трактовкам и реальным решениям, необходимым в период перехода от программных градостроительных заявлений к конкретному строительству городов.

Уже упоминавшийся июньский пленум ЦК ВКЩб) (1931 г.) пришел к заключению, что «дальнейшее развитие промышленного строительства страны должно идти по линии создания новых промышленных очагов в крестьянских районах и, тем самым, приближать окончательное уни­чтожение противоположности между городом и деревней», а поэтому


 



 




ш


 


 


112.Н. А. Ладовский и коллектив. Москва город-аракета»; 1932 г.Яркая концепция, явля­ющаяся своеобразным выражением принципов поясного города

1— промышленность; 2— жи­лая территория; 3 — направ­ление развития центра

113.Коллектив ВОПРА. Москва непрерывный комплексный город; 1932 г. Использование принципа поясного го­рода

Генеральный план реконструкции Москвы 1935 г.


нецелесообразно нагромождение большого количества предприятий в ныне сложившихся крупных городских центрах19. На основе этих выводов было решено с 1932 г. в Москве и Ленинграде не размещать новых промышленных предприятий. Позже это решение было распро­странено на Киев, Харьков, Ростов-на-Дону, г. Горький и Свердловск. Оно оказало значительное влияние на планирование дальнейшего раз­вития Москвы. Той же цели содействовали принципы разработки и утверждения генеральных планов городов, одобренные Советским пра­вительством в июне 1933 г. Эти принципы формулировались следую­щим образом:

«а) обеспечивать возможность дальнейшего развития и роста на­селенных мест в соответствии с общими перспективами развития народ­ного хозяйства СССР; б) обеспечивать наиболее благоприятные усло­вия деятельности и развития новых и расширения существующих про­мышленных и транспортных предприятий; в) обеспечивать создание наиболее благоприятных условий труда и жизни населения; г) преду­сматривать места для строительства учреждений по социально-куль­турному и бытовому обслуживанию, в целях планомерной перестройки быта на социалистических началах...; д) содержать указания по архи­тектурно-художественному оформлению»20.

Рабочие группы специальной комиссии исследовали вопросы раз­меров городов и основные концепции, касающиеся транспорта, архи­тектурных решений, жилищного строительства, общественного обслужи­вания, промышленности и инженерных сетей. В 1932 г. работу над об­щим генеральным планом Москвы начал большой авторский коллектив под руководством В. Н. Семенова. Основа плана была готова в июне 1933 г. Оценивала эту работу большая комиссия, в составе которой были наиболее известные советские архитекторы и градостроители: Б. М. Иофан, А. В. Щусев, И. В. Жолтовский, К. С. Алабян, В. А. Веснин и М. Я- Гинзбург. В 1934 г. продолжались уточнение и проработка всего плана, которой руководил С. Е. Чернышев. Одновременно с городом раз­рабатывались вопросы его пригородной территории и зоны отдыха.

Вскоре после открытия первой линии метрополитена, 10 июля 1935 г. был одобрен генеральный план реконструкции Москвы. В Постановле­нии об этом плане сформулированы также некоторые общие градострои-




 


 


114. Москва. Генераль­ный план строительства и реконструкции; 1935 г. Основная концепция ис­ходит из сохранения ра­диально-кольцевой пла­нировочной системы, в которой отдельные жи­лые комплексы отделе­ны один от другого вы­разительными зелеными клиньями


тельные принципы, ставшие основой дальнейшего развития строитель­ства советских городов. В Постановлении говорилось о том, что «ЦК ВКП(б) и СНК СССР отвергают проекты сохранения существую­щего города, как законсервированного музейного города старины, с соз­данием нового города за пределами существующего. ЦК ВКП(б) и СНК СССР отвергают также предложения о сломке сложившегося го­рода и постройке на его месте города по совершенно новому плану. ЦК ВКП(б) и СНК СССР считают, что при определении плана Москвы необходимо исходить из сохранения основ исторически сложившегося города, но с коренной перепланировкой его путем решительного упоря­дочения сети городских улиц и площадей. Важнейшими условиями этой перепланировки являются правильное размещение жилых домов, про­мышленности, железнодорожного транспорта и складского хозяйства, обводнение города, разуплотнение и правильная организация жилых кварталов с созданием нормальных здоровых условий жизни населения города» м.

Далее в Постановлении было высказано положение, сильно повлияв-



 


шее на дальнейшее развитие советской архитектуры. Оно заключалось в том, что «должно быть достигнуто целостное архитектурное оформле­ние площадей, магистралей, набережных, парков, с использованием при строительстве жилых и общественных зданий лучших образцов класси­ческой и новой архитектуры, а также всех достижений архитектурно-строительной техники»22.

Главные принципы нового плана Москвы можно свести к несколь­ким пунктам:

1) не закладывать в Москве никакой новой промышленности, а пер­
спективную численность населения определить в 5 млн.;

2) снизить плотность населения и в связи с этим постепенно расши­
рять границы города с 28 000 до 60 000 га основное расширение города
на 16 000 га, провести на юго-западе, где будет сосредоточено обшир­
ное жилищное строительство;

3) постепенно присоединять к городу резервные территории и, кроме
того, создать вдоль границ города непрерывный лесной и парковый пояс
шириной Ю км;

4) обеспечить снабжение города водой, соорудить канал Москва —
Волга, а на территории города создать систему водоемов;

5) построить набережные рек Москвы и Яузы и провести по ним хо­
рошо оборудованные коммуникации; очистить территорию Лужников
и другие набережные от устаревших строений и разрешать на набереж­
ных строительство только жилых и общественных зданий,

6) разгрузить и перестроить центр города и другие территории, пред­
назначенные для крупных общественных зданий;

7) создать систему улиц шириной не менее 30—40 м, а наряду с этим
построить магистрали и систему колец, стремясь к улучшению транс­
портных связей и разгрузке центра города;

8) вместо малых кварталов площадью 1,5—2 га строить укрупнен­
ные жилые микрорайоны площадью 9—15 га; застройку проводить
в соответствии с требованиями инсоляции и проветривания; плотность
снижать таким образом, чтобы в среднем в микрорайонах она не пре­
вышала 400 жителей на 1 га. Строить шестиэтажные жилые дома, а на
ведущих площадях — дома 7—14-этажные;

9) создавать сеть общественного обслуживания, размещая ее пред­
приятия не в жилых домах, а на удобных местах в микрорайонах;

 

10) постепенно вывести из города промышленные предприятия, вред­
ные в гигиеническом и опасные в пожарном отношении, а также мелкие
предприятия, препятствующие реконструкции города;

11) вывести из пределов города сортировочные и товарные станции
и склады, осуществить реконструкцию и электрификацию московского
железнодорожного узла.

В Постановлении помимо принципов новою плана содержались кон­кретные задачи строительства и их сроки, разбитые на отдельные этапы. Были поставлены точные задачи строительства дорог и мостов, жилищ и общественных зданий, набережных, инженерных сетей и энергети­ческих устройств.

Оценивая сегодня генеральный план Москвы 1935 г. и рассматривая результаты его осуществления, можно глядеть на его концепцию по-раз­ному. Можно, безусловно, обратить внимание на те сильные акценты, ,которые придавались парадным пространствам. Можно не согласиться с тем, что большинство домов строилось вдоль основных городских ма­гистралей и что их архитектура не отвечала ни своему времени, ни их жилой функции. Можно критически относиться к чрезмерной компактно­сти и довольно традиционной трактовке городского плана и композиции отдельных улиц и площадей. Можно сожалеть и о том, что не были в большей мере использованы те отдельные возможности для разгруз­ки города, которые возникали в результате слома и реконструкции ста­рого города.

Имея в виду отдельные факты, можно говорить об излишних укра-


Расширение границ Москвы

 


шениях на фасадах домов и злоупотреблении симметрией в качестве композиционного принципа при сооружении отдельных зданий, ансамб­лей, городских пространств и целых районов. Трудно согласиться и со слишком плотной застройкой на новых набережных. Такая застройка неудачна на бе



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-28; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.231.243.21 (0.016 с.)