ТОП 10:

Прорыв обороны немцев в Нормандии



 

Июль был месяцем тяжелых боев в Нормандии, причем результаты их были незначительны, а потери велики. Немцы не могли позволить себе таких потерь, как союзники, у которых за линией фронта непрерывно накапливались новые резервы

3 июля 1-я американская армия, перегруппировавшись после взятия Шербура, начала наступление в целях прорыва в южном направлении к основанию полуострова. Однако наступавшие все еще не имели достаточного пространства для маневра, и их продвижение было медленным. 8 июля 2-я английская армия генерала Демпси прорвалась к Кану, но была остановлена на переправах через р. Орн. Последовавшие фланговые удары союзников были немцами также отражены. 18 июля союзники предприняли более крупное наступление известное под наименованием Операция Гудвуд. Три бронетанковые дивизии союзников, построенные в три эшелона, начали наступление с плацдарма к северо-востоку от Кана и, войдя в узкий 5-километровый проход, проделанный сильной воздушной бомбардировкой, обрушились на тыловые оборонительные рубежи немцев в районе Кана. Казалось, что прорыв обороны немцев уже обеспечен. Однако слишком замедленные темпы наступления союзников и их нерешительности при обходе оборонявшихся противником населенных пункте дали немцам возможность быстро преградить дорогу, перебросив на угрожаемые направления танки и противотанковые пушки. Возможность прорыва была упущена, и новые удары английских и канадских войск не смогли выправить положение, но же этими действиями союзники приковали внимание противника и его лучшие войска к сектору Кана. Всего на этом направлении было сковано семь из девяти немецких танковых дивизий.

На западном фланге нормандского плацдарма американские поиска под командованием генерала Брэдли продвинулись в течение первых трех педель июля на 8-13 км. Тем временем 3-я американская армия генерала Паттона была переброшена из Англии в Нормандию для участия в более крупном наступлении.

Это наступление союзников под наименованием Операция Кобра было начато 25 июля. В нем вначале участвовали шесть дивизий, которым была выделена полоса по фронту 6,5 км. Наступлению предшествовала воздушная бомбардировка, более мощная, чем в Операции Гудвуд. Местность была так сильно изрыта снарядами, что это помогло малочисленным и оглушенным бомбардировкой оборонявшимся немецким войскам остановить американское наступление. За первые два дня американские войска продвинулись всего на 8 км, но затем они расширили прорыв, и темп их наступления в направлении юго-западной части полуострова увеличился. Решающий прорыв немецкой обороны был совершен 31 июля. Успех прорыва был обеспечен внезапной переброской с восточного участка р. Орн в центральный сектор фронта южнее Байе 2-й английской армии, которая за сутки до прорыва нанесла удар по немецкой обороне из района Комон. Воспользовавшись тем, что немцы усилили это ставшее для них угрожающим направление войсками, переброшенными из района Кана, американцы совершили прорыв у Авранша, вблизи западного побережья п-ова Котантен.

Войдя в прорыв, танки Паттона, сначала устремившись в южном направлении, а затем в западном, быстро овладели большей частью п-ова Бретань. Затем они повернули на восток, промчались по территории севернее р. Луары и двинулись в направлении к Ле-Ману и Шартру. Ограниченный плацдарм на п-ове Котантен протяженностью 110 км был в течение короткого времени расширен до 650 км. На таком огромном пространстве немцы не могли наличными силами оказать какое-либо серьезное противодействие наступлению союзников, которые систематически обходили узлы дорог, где немцы пытались организовать сопротивление

Единственной опасностью для этого расширившегося потока было то, что немцы могли нанести контрудар с целью перерезать узкий коридор у Авранша, через который производилось снабжение наступавших союзных войск. По указанию Гитлера немцы попытались нанести такой контрудар в ночь на 6 августа, перебросив в этот район четыре танковые дивизии. Направление удара, выбранное Гитлером по карте в штабе, расположенном на восточном фронте, было слишком прямым. Немецкие войска столкнулись с войсками прикрытия американцев. По этому поводу Брэдли заметил: Если бы противник нанес своими танковыми дивизиями удар на направлении, отстоящем на несколько километров южнее, он мог бы прорваться к Авраншу в первый же день. Как только наступление немцев было остановлено, они сразу подверглись ударам со стороны авиации союзников. Неудачный исход наступления оказался роковым для немцев. Они вынуждены были перебрасывать свои войска на запад, в то время как американские бронетанковые соединения стремительно придвигались у них в тылу на восток. Американское левое крыло повернуло на север к Аржантану, чтобы совместно с 1-й канадской армией генерала Крерара, наступавшей от Кана в южном направлении на Фалез, окружить две немецкие армии. Хотя полное окружение немецких войск союзникам осуществить не удалось, все же они захватили в плен 50 тыс. человек, на поле боя немцами было оставлено 10 тыс. трупов, а вырвавшиеся из окружения немецкие дивизии были сильно потрепаны. Еще больше пострадала боевая техника немцев, в частности танки, в результате систематических воздушных бомбардировок, которым союзники подвергали немецкие войска на все более суживавшемся пространстве. В связи с потерями, понесенными в фалезском мешке, немцы остались без войск, танков и транспортных средств, которые были необходимы им для отражения продолжавшегося быстрого наступления союзников к р. Сене и дальше в восточном направлении.

Каждый раз, когда немцам удавалось ускользнуть из одной западни, они попадали в другую, еще более крупных масштабов. Союзники систематически обходили удаленный от моря фланг немецких войск, в то время как тылам немцев угрожала опасность удара со стороны танков Паттона, действовавшего на правом крыле союзников. Систематически обходя при своем движении опорные пункты противника, армия Паттона осуществляла непрерывный стратегический обход главных сил немецкой армии[30].

Успех прорыва немецкой обороны на западе был обеспечен обширностью пространства и стремительностью действий союзников. Там, где не удавалось добиться успеха штурмом, широко применялся маневр. Как только было обеспечено неограниченное пространство для маневра, подвижность механизированных войск дала союзникам возможность использовать громадное превосходство своих сил.

Стремительность широкого обходного маневра союзников, быстро приведшая к общему крушению германской обороны во Франции, исключала необходимость высадки 15 августа 1944 г. в Южной Франции американской (и французской) 7-й армии генерала Пэтча. Вторжение союзников с юга явилось прогулкой, ибо немцы вынуждены были оголить в связи с высадкой союзных войск в Нормандии побережье Ривьеры (Лазурный берег), оставив там только четыре второсортные дивизии. При последующем наступлении вглубь Франции, вдоль долины р. Гоны, высадившихся на юге войск союзников перед союзным командованием возникали проблемы, связанные скорее со снабжением, чем с ведением боевых действий. Марсель был занят 30 августа, наступавшие через горы войска в тот же день подошли к Греноблю.

19 августа французские силы движения Сопротивления подняли восстание в Париже, и, хотя положение французов в течение нескольких дней оставалось критическим, перевес оказался на их стороне благодаря вступлению в город 25 августа бронетанковых частей союзников. Тем временем армия Паттона мчалась северо-восточнее Парижа к р. Марне.

Следующим важным событием было наступление 2-й английской армии, которая переправилась через Сену восточное Руана с целью окружить остатки 7-й германской армии, все еще сдерживавшей наступление 1-й канадской армии западнее Руана. Значительной части немецких войск удалось своевременно переправиться через Сену, но там немцы обнаружили, что английские бронетанковые колонны совершают еще более глубокий обходный маневр с целью отрезать им дальнейший путь отступления. Головные колонны войск Демпси достигли Амьена рано утром 31 августа, пройдя от Сены расстояние в 110 км за двое с половиной суток. Переправившись через Сомму, они быстро продвинулись через Аррас и Лилль к бельгийской границе, выйдя в тыл германской 15-й армии, на побережье пролива Па-де-Кале. Восточнее 1-я американская армия Ходжа также сделала бросок вперед и вышла к бельгийской границе в районе Ирсона.

Дальше к востоку армия Паттона совершила еще более грандиозный бросок через Шампань, минуя Верден, к р. Мозель и вышла на рубеж Мец-Тионвиль, вблизи границы Германии. Однако дальнейшее продвижение Паттона замедлилось в связи с трудностями снабжения горючим, и, в конце концов, его головные бронетанковые соединения вынуждены были остановиться, хотя стратегические перспективы росли с каждым днем, ибо союзники находились в 130 км от Рейна. Когда было доставлено горючее и Паттон возобновил наступление, сопротивление немцев уже усилилось. Наступление Паттона оказало решающее влияние в битве за Францию, однако, трудности со снабжением горючим не дали ему возможности одним ударом выиграть так же битву и за Германию.

Подтвердился стратегический закон, что перенапряжение сил неминуемо приводит к остановке. На этом участке фронта остановка оказалась длительной, так как Паттон был втянут в прямое наступление на Мец, а затем в ближний бой за этот знаменитый город-крепость, лишившись возможности использовать обходный маневр.

В первые дни сентября 1944 г. темпы наступления на левом крыле увеличились, и сюда были направлены основные усилия союзников для достижения скорой победы. 3 сентября английские бронетанковые колонны вошли в Брюссель, 4-го - в Антверпен и затем вторглись в Голландию. Этим крупным маневром Монтгомери отрезал пути отхода немецким войскам, оставшимся в Нормандии и на побережье пролива Па-де-Кале, т. е. основной немецкой группировке на западе; 1-я американская армия заняла Намюр и переправилась через р. Маас в район Динан и Живе.

В этот критический момент командование немецкими войска ми на западе было возложено на генерала Моделя, завоевавшего на русском фронте репутацию человека, способного наскрести резервы из ничего. Теперь он совершил это чудо в более крупном масштабе. По обычным расчетам казалось, что немцы, которых более полумиллиона человек попало в плен при наступлении союзников во Франции, не имели возможности изыскать резервы, чтобы удержать собственную границу, создать более или менее достаточную плотность войск для организации эффективной обороны 800-километрового фронта между Швейцарией и Северным морем. Однако немцы каким-то удивительным образом смогли восстановить силы, что дало им возможность продлить войну еще на восемь месяцев.

В этом немцам значительную помощь оказали затруднения союзников в снабжении, в результате чего первоначальный мощный натиск союзников постепенно превратился в серию слабых ударов, для отражения которых было достаточно поспешно организованной обороны. Впоследствии эти затруднения мешали союзникам накапливать силы для подготовки нового мощного наступления.

Частично затруднения в снабжении объяснялись слишком глубоким продвижением союзников, а отчасти были вызваны действиями немцев, которые оставляли в тылу союзников войска для удержания французских портов в своих руках. По этой причине союзники не могли использовать такие порты, как Дюнкерк, Кале, Булонь и Гавр, а также крупные порты в Бретани. Такие действия немцев явились серьезным тормозом для наступления союзников. Хотя союзники захватили в хорошем состоянии крупный порт Антверпен, воспользоваться им было нельзя, так как немцы держали под контролем устье р. Шельды.

До прорыва фронта в Нормандии расстояние от баз союзников до линии фронта составляло всего лишь 30 км. Теперь запасы для войск надо было перевозить на расстояние почти 480 км. Вся тяжесть перевозок ложилась почти исключительно на автотранспорт, так как французские железные дороги были разрушены воздушными бомбардировками. Бомбардировка, оказавшаяся столь полезной для того, чтобы парализовать действия немцев, направленные против вторжения, доставила много хлопот союзникам, когда потребовалось материальное обеспечение стремительно наступавших союзных войск.

В середине сентября была предпринята смелая попытка ослабить возраставшее сопротивление немцев выброской трех воздушно-десантных дивизий за правым флангом немецкой армии в Голландии, чтобы подготовить путь для нового наступления 2-й английской армии к Рейну в нижнем его течении и через него. Воздушно-десантные войска были выброшены последовательными эшелонами в тылу германского фронта, в районе с периметром около 100 км. Десантники приступили к захвату опорных пунктов, необходимых для обеспечения форсирования четырех водных преград: канала Вильгельмины в районе Эйнд-ховена, р. Маас у Граве, р. Ваал и р. Лек (две последние являются рукавами Рейна) соответственно в районе Неймегена и Арнема. Три из четырех опорных пунктов были захвачены, и войска переправились через водные преграды. Задержка с захватом третьего пункта не дала возможности захватить четвертый, так как немцы предприняли быстрые контрмеры.

Эта неудача привела к задержке наступления наземных войск и к потере 1-й воздушно-десантной дивизии в районе Арнема. Однако возможность обойти с фланга рубеж обороны немцев на Рейне была таким стратегическим призом, который оправдывал риск и исключительную смелость выброски воздушного десанта в глубоком тылу противника; 1-я воздушно-десантная дивизия продержалась на своем изолированном плацдарме у Арнема десять дней, в то время как союзники рассчитывали, что она продержится максимум два дня. Однако шансы на успех были снижены тем, что высадка воздушного десанта в четырех пунктах, последовательно расположенных на одной линии слишком явно свидетельствовала о намечавшемся направлении наступления 2-й английской армии.

Разгадав замысел английского командования, противник сосредоточил свои наличные резервы для удержания последнего объекта и разгрома, находившихся там английских воздушно-десантных войск до подхода к ним передовых частей 2-й армии. Характер местности в Голландии, возможность двигаться только по определенным направлениям также помогали немцам препятствовать продвижению английских войск. В то же время англичане не пытались путем более широких действий скрыть свои намерения и отвлечь внимание противника.

 

Битва за Рейн

 

После провала рискованной операции в районе Арнема перспективы на скорую победу исчезли. Союзники снова были вынуждены накапливать ресурсы на границах Германии для крупного, но осторожного наступления. Накопление сил требовало времени, но союзное командование само увеличило свои трудности, сосредоточив сначала усилия на попытке прорвать фронт в районе Ахена (Аахен), вместо того чтобы освободить от противника устье р. Шельды и обеспечить новый путь для снабжения своих войск. Американское наступление на Ахен приобрело слишком прямой характер и поэтому ж имело успеха.

На остальной части западного фронта действия союзников в сентябре и октябре 1944 г. ограничивались мелкими стычками. Тем временем немцы продолжали усиливать свою оборону. На фронт прибывали резервы, которые немцы смогли наскрести в других местах, и свежие формирования, не считая тех войск, которым удалось пробиться из Франции. Накопление сил и средств немцами происходило в более быстром темпе, чем союзниками, несмотря на то, что Германия намного уступала им по наличию материальных ресурсов, Устье Шельды было освобождено от противника только в начале ноября 1944 г.

В середине ноября на западном фронте было начато генеральное наступление. В нем приняли участие все шесть армий союзников. При больших потерях результаты оказались чрезвычайно малыми. Попытки союзников продолжать наступление привели лишь к истощению их сил.

У командования американских и английских войск были различные взгляды на ведение этой наступательной операции. Англичане предлагали нанести сосредоточенный удар, тогда как американцы хотели прощупать германскую оборону на очень широком фронте. Победила американская точка зрения. Когда наступление окончилось неудачей, англичане, естественно, стали критиковать американцев за рассредоточение усилий на широком фронте. Однако при более внимательном анализе операции видно, что основным ее недостатком было не рассредоточение усилий, а очевидность намерений. Хотя наступление велось на широком фронте силами нескольких армий, в полосе каждой армии оно было сконцентрировано на направлении, которое не было для противника неожиданным. Удары, как правило, были направлены против естественных подступов к Германии. Более того, главные удары наносились на равнинной местности, которая в зимнее время часто затоплялась.

В середине декабря немцы внезапно начали контрнаступление. Они сумели задержать наступление союзников, не расходуя своих подвижных резервов. Поэтому, когда стало ясно, что американцы не в состоянии прорвать фронт немецкой обороны, возникла опасность нанесения немцами мощного контрудара. Эта опасность стала еще более реальной, когда немцы отвели с фронта во время октябрьского затишья большинство танковых дивизий для вооружения их новыми танками. Однако союзники надеялись на скорую победу и поэтому не допускали мысли о возможности контрудара со стороны немцев, которые от этого только выиграли.

Наилучший момент для крупного контрнаступления или контрудара с ограниченной целью бывает тогда, когда наступающий ввел в сражение все свои силы, но не добился успеха. В то же время продолжительное напряжение войск вызовет их естественную усталость, а резервы, которыми располагает командование на случай отражения контрудара, незначительны, особенно если этот контрудар будет наноситься с маловероятного направления.

Германское командование выгадало также и оттого, что рассматривало вопрос о пригодности местности с совершенно другой точки зрения, чем союзники. Оно выбрало местом для проведения своего контрнаступления холмистые и покрытые лесами Арденны. Так как Арденны обычно считались труднодоступным районом, крупное наступление там, вероятно, было бы неожиданным для ортодоксальных стратегов. В то же время лесные массивы Арденн обеспечивали скрытое сосредоточение войск, а возвышенная местность благодаря наличию более твердого грунта создавала благоприятные возможности для маневра танков. В связи с этим немцы могли надеяться на успех.

Главной опасностью для немцев была возможность быстрого вмешательства военно-воздушных сил союзников. Модель говорил по этому поводу следующее: Нашим врагом № 1 являются военно-воздушные силы противника. Пользуясь абсолютным превосходством, авиация союзников будет пытаться уничтожить наши танки и артиллерию атаками истребителей-бомбардировщиков и бомбежкой по площадям, а также сделать невозможным передвижение в тылу наших войск. Поэтому немцы начали свое наступление тогда, когда, по метеорологическим сводкам ожидалась плохая погода, и в первые три дня контрнаступления немцев туман и дождь прижали авиацию союзников к земле. Таким образом, даже плохая погода была использована немцами в своих целях.

Своим контрнаступлением немцы пытались добиться максимально возможных результатов. Они сделали большую ставку, имея очень ограниченные ресурсы. Немцы знали, что затеяли рискованную игру, и что они выбросили свой последний козырь. Ударная группировка немецких войск состояла из 5-й и 6-й танковых армий, которым были переданы все танки, какие только удалось собрать.

Недостатком Арденн с точки зрения наступательных действий было то, что возвышенность пересекалась глубокими долинами и проходящие через них дороги представляли собой дефиле. Здесь легко было преградить путь танкам. Германское командование могло бы предупредить эту опасность, выбросив парашютные войска для захвата дефиле, имеющих стратегическое значение. Но после захвата Крита в мае 1941 г. численность этого специального рода войск сократилась, а его техника устарела. Поэтому в ходе арденнской операции было сброшено всего несколько небольших парашютных групп.

Своим контрнаступлением немцы преследовали далеко идущие цели, а именно: обходным путем прорваться к Антверпену, отрезать английскую группу армий от американских войск и 6aз и, изолировав, разгромить ее; 5-я танковая армия под командованием Мантейфеля должна была прорвать американский фронт в Арденнах, ударить сначала в западном направлении, затем повернуть на север к Антверпену через Маас (в районе Намюра). По мере продвижения она должна была обеспечить свой личный фланг, выставив заслон против возможного удара со стороны американских армий с юга; 6-я танковая армия под командованием Сеппа Дитриха (бывший командир танковой дивизии СС) должна была наступать на северо-запад через Льеж к Антверпену, создав стратегический заслон в тылу английских и расположенных севернее американских войск.

Контрнаступление немцев в первые дни благодаря внезапности развивалось быстро, создавая тревогу и смятение в рядах союзников. Наиболее глубокий прорыв был совершен 5-й танковой армией Мантейфеля. Но время и благоприятные возможности были потеряны из-за недостатка горючего вследствие действий авиации союзников по тылам немцев. Поэтому наступление немцев выдохлось на подступах к р. Маас, хотя в некоторых местах немецкие войска подошли к реке зловеще близко. Неудачу немцев во многом предопределили то упорство, с которым окруженные американские части удерживали некоторые наиболее важные дефиле в Арденнах, а также быстрота, с которой Монтгомери, взявший в свои руки руководство войсками на северном участке фронта, перебросил оттуда резервы на юг, чтобы помешать противнику переправиться через Маас.

На следующем этапе операции, когда союзники сосредоточили силы и попытались срезать большой клин, образовавшийся в линии фронта, немцы провели искусный отход, избежав окружения. Само по себе контрнаступление было выгодным делом, Поскольку оно хотя и не достигло своих целей, но все же сорвало приготовления союзников и нанесло им значительный урон ценой сравнительно небольших потерь. Только на последнем этапе операции, когда Гитлер стал препятствовать отходу немецких войск, потери немцев возросли.

Однако, учитывая обстановку в целом, это контрнаступление немцев оказалось для них гибельным. В ходе операции они израсходовали больше сил, чем могли позволить себе в их тяжелом положении. Эти потери лишили немцев возможности оказывать длительное сопротивление в случае возобновления союзниками наступления. Контрнаступление открыло немцам глаза на их неспособность изменить военную обстановку в свою пользу и развеяло последние надежды на победу. Короче говоря, контрнаступление немцев было признанием военного банкротства Германии. После провала контрнаступления стало невозможно скрыть от германской армии и гражданского населения, что Германия исчерпала свои ресурсы, и что дальнейшие жертвы немецкого народа являются бессмысленными.

 

Последний этап

 

С августа и до конца 1944 г. главный русский фронт был стабильным, его линия проходила посредине Польши, а русские армии восстанавливали коммуникации на территории, по которой они наступали летом, продолжая наращивать силы для дальнейшего наступления. Попытки русских прорваться в Восточную Пруссию осенью 1944 г. окончились безрезультатно.

Тем временем русские армии, составлявшие левое крыло и наступавшие из Румынии и Болгарии, совершали глубокий обходный маневр, постепенно продвигаясь через Венгрию и Югославию. Это было наступление, преследовавшее далеко идущие цели в плане как большой, так и военной стратегии. Оно замедлялось трудностью установления контроля в странах, через которые наступала Красная Армия, слабо развитыми коммуникациями на этом театре военных действий. Однако по мере проведения русскими этого обходного маневра осуществлялось, естественно, и стратегическое концентрическое наступление против общего объекта. В то же время необходимость переброски большого количества войск для оказания противодействия при движению русских через боковую дверь Германии значительно сказалась на устойчивости немецкой обороны на основных - восточном и западном - фронтах.

В середине января 1945 г. армии Конева начали большое наступление в южной части Польши с плацдарма на берегу Вислы в районе Сандомира. После прорыва обороны противника и создания угрозы центральной группе немецких войск с фланга армии Жукова устремились вперед с плацдармов, расположенных ближе к Варшаве. В течение первой недели наступавшие войска русских продвинулись вперед в зимних условиях почти настолько же, насколько и летом за то же время.

Местность позади фронта, в западной части Польши, была открытой и неудобной для обороны, в чем немцы убедились во время своего наступления в 1939 г. Природные же условия были благоприятными для наступающего, особенно когда он обладал превосходством в силах для проведения маневра на обширных пространствах Польши. Теперь немцам, которые сами оборонялись, не хватало сил и подвижности, чтобы отражать удары русских.

В течение второй недели темп наступления русских продолжал сохраняться, в то время как количество пленных возросло. Это свидетельствовало о том, что германское командование запоздало с проведением организованного отхода. Поспешная эвакуация гражданских лиц из крупных населенных пунктов в Германию была признаком того, что быстрота и мощь русского наступления еще раз опрокинули расчеты германского командования и заставили немецкие войска оставить промежуточные позиции, на которых они рассчитывали задержаться.

Наступая на обширном фронте между Краковом и Лодзью, армии Конева прорвались через западную польскую границу в Силезию. Краков и Лодзь пали 19 января, причем Лодзь была захвачена войсками Жукова, совершившими походный маневр. 23 января Конев достиг Одера выше Бреслау (Вроцлав) на 65-километровом фронте и захватил несколько переправ через эту водную преграду. Во время быстрого наступления Конев захватил важные промышленные районы в Верхней Силезии, ослабив тем самым военное производство Германии. Однако немцы прочно закрепились за Одером, и им удалось ограничить размер плацдармов, захваченных русскими на противоположном берегу реки.

На правом крыле русских войск армии Рокоссовского бросились вперед от р. Нарев, северо-восточнее Варшавы, и нанесли удар по Восточной Пруссии. Прорвав границу в се западной части, они устремились через знаменитое поле сражения у Танненберга - место крупной русской катастрофы в 1914 г. - и 26 января вышли к балтийскому побережью восточнее Данцига. Большая часть немецких войск в Восточной Пруссии была отрезана и затем окружена в районе Кенигсберга.

 

Тем временем в центре Жуков вел наступление в северо-западном направлении к Торуни и Познани - двум важным центрам коммуникаций. Обойдя оба города, он стремительно двинулся к германской границе, оставив эти объекты в тылу своих войск изолированными, наподобие островков, выступающих из воды во время прилива. Русские пересекли границу Германии 29 января, после чего Жуков устремился к Одеру, который протекает здесь значительно западнее, чем в Силезии. Поскольку его целью явно был Берлин, который находится в каких-нибудь 80 км за Одером, Жуков, естественно, встретил более упорное сопротивление противника. Хотя танки Жукова 31 января достигли Одера в районе Кюстрина, прошло еще некоторое время, прежде чем он смог выйти к реке на широком фронте, и затем настойчивые попытки форсировать реку были отражены немцами.

Войска Конева пытались оказать давление на фланг немцев, наступая в северо-западном направлении вдоль западного берега Одера, но в свою очередь были остановлены на р. Нейсе, которую немцы использовали в качестве оборонительной, отсечной позиции.

Закон перенапряжения усилий (в результате слишком большой растянутости линий коммуникаций) снова вступил в действие, и русские были задержаны на востоке до тех пор, пока исход борьбы не был окончательно решен на западе.

Когда русские сражались за Одер, армии Эйзенхауэра в начале февраля провели новое большое наступление с задачей окружить и уничтожить германские армии западнее Рейна, не дав им возможности переправиться через реку. Наступление было начато 1-й канадской (и английской) армией на левом крыле, устремившейся вверх вдоль западного берега Рейна с целью ударить во фланг немецких войск, занимавших оборону против американских 9-й и 1-й армий западнее Кёльна. Но в связи с арденнским ударом немцев наступление американских войск задержалось настолько, что в результате наступившей оттепели дороги стали труднопроходимыми. Это помогло немецкой обороне. Немцы укрепили свое положение, взорвав дамбы на р. Рур и задержав тем самым американское наступление через эту водную преграду на две недели. Но и после переправы немцы оказывали упорное сопротивление. В результате американцы вошли в Кёльн только 5 марта. Немцы получили возможность эвакуировать свои потрепанные войска и большую часть техники через Рейн.

Однако немцам пришлось использовать значительную часть своих сил, чтобы сдержать левое крыло союзников. Ослабление вследствие этого левого крыла немцев создало благоприятные возможности для 1-й и 3-й американских армий. Войска на правом фланге 1-й американской армии прорвались к Рейну у Бонна, и одна из частей этой армии внезапно захватила неповрежденным мост через Рейн в районе Ремагена (20 км юго-восточнее Бонна). Эйзенхауэр не сразу использовал эту неожиданно представившуюся возможность, так как для этого потребовалось бы перебросить резервы и внести значительные коррективы в план следующего, и решающего, этапа операции. Но угроза немцам со стороны Ремагена заставила их приковать свои скудные резервы к этому направлению.

Большое преимущество союзники получили тогда, когда 3-я армия прорвала оборону немцев в районе горного массива Эйфель (продолжение Арденн на немецкой территории). 4-я бронетанковая дивизия (снова в первом эшелоне армии Паттона, как и при действиях в Нормандии) стремительно прорвалась к Рейну у Кобленца. Затем Паттон повернул свои войска на юг через низовья Мозеля, в Пфальцграфство, после чего быстро двинулся вверх по западному берегу Рейна, в тыл немецким войскам, оборонявшимся против 7-й армии Пэтча. Этим маневром немцы были отрезаны от Рейна. Паттон захватил большое количество пленных и обеспечил себе беспрепятственную переправу через Рейн, когда он снова повернул на восток.

Войска Паттона переправились через Рейн ночью 22 марта на участке между Майнцем и Вормсом и устремились в глубь Северной Баварии. Это привело к развалу всего немецкого фронта и не дало немцам возможности отступить в свою прославленную горную твердыню на юге, что немецкое командование неоднократно прогнозировало.

Планировавшееся форсирование Рейна в его нижнем течении у голландской границы было осуществлено ночью 23 марта группой армий Монтгомери. Эта мощная водная преграда была форсирована в четырех пунктах, а утром в тыл противника Лыли сброшены две воздушно-десантные дивизии для ослабления давления на захваченные плацдармы. Сопротивление немцев начало ослабевать по всему фронту, что и продолжалось вплоть до общего крушения немецкой обороны.

Но даже и после этого конец был отсрочен более чем на месяц. Это произошло не из-за серьезного отпора со стороны разбитой немецкой армии, хотя они и оказывали значительное сопротивление в нескольких пунктах на крайних - северном и южном - участках фронта, а из-за трудностей снабжения армий союзников. Но мере их продвижения за Рейн и необходимости считаться со сложными политическими факторами, а также вследствие помех, чинимых воздушными бомбардировками союзников, в результате которых все дороги во Франции и Германии были завалены грудами обломков.

Исход войны был окончательно решен после форсирования союзными войсками Рейна. Но еще задолго до этого было ясно, что развал перенапряженной германской армии был неминуем, неизвестно было только, когда именно это произойдет.

Ее фронт, огромный сначала, сокращался по мере того, как подавался назад, к центру, под давлением со всех сторон, но в еще большей степени это сокращение обусловливалось чрезмерными потерями, понесенными немцами вследствие негибкости оборонительной стратегии Гитлера. Абсолютное отсутствие гибкости в действиях Гитлера в обороне было полной противоположностью дальновидной гибкости его прежних наступательных методов, которых он придерживался, пока одерживаемые победы не вскружили ему голову.

На фоне тех потерь, которые понесли германские вооруженные силы, и того ущерба, который был причинен их материальным ресурсам, кажется просто чудом, что Германия так долго сопротивлялась, ведя войну на столь многочисленных фронтах. Отчасти это объясняется необычайной выносливостью немцев, отчасти - категоричностью требования союзников о безоговорочной капитуляции, что нельзя расценить иначе, как слишком непрямое действие в области большой стратегии. Прежде всего, длительное сопротивление Германии свидетельствовало об огромной мощи, присущей современной обороне. Согласно обычным военным расчетам, германские вооруженные силы не должны были устоять перед таким мощным натиском даже в течение одной недели. Однако они выдерживали его многие месяцы. Когда немцы оборонялись на фронте, ширина и глубина которого соответствовали их силам, они часто успешно отражали удары, несмотря на шестикратное, а иногда и двенадцатикратное превосходство противника. Немецкие войска были разбиты не противником, а пространством.

Если бы противники Германии своевременно знали об этом и подготовились к отражению агрессии, используя в максимальной степени преимущества, присущие обороне, мир был бы избавлен от колоссальных разрушений и жертв.

Много лет тому назад знаменитый боксер Джеймс Мейс, исходя из своего опыта боев на ринге, рекомендовал следующее правило: Пусть противник бросится на вас, - и он будет битым. Позднее Кид Маккой выразил то же самое так: Заставьте противника броситься на вас первым и, сдерживая его одной рукой, другой рукой наносите удар.

Справедливость правила Джеймса Мейса была подтверждена на полях сражений в Африке, России и Западной Европе. По мере приобретения военного опыта все искусные командиры старались извлечь пользу из преимуществ, которыми обладает оборона, даже в тех случаях, когда сами наступали.

Это было также основным выводом из опыта Второй Мировой войны в целом. Германия во многом сама способствовала своему поражению. Если бы Германия действовала иначе, противникам было бы гораздо труднее разгромить ее. Слишком прямой подход Германии к проблеме завоевания победы явился непрямым решением. Крушение планов Германии и ее расширение, вместе взятые, во многом помогли союзникам сократить сроки войны. Однако если бы союзные страны, вместо того чтобы готовиться воевать по-старому, постарались понять основные принципы войны, то продолжительность войны и принесенные ею разрушения были бы значительно меньше.

 

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ







Последнее изменение этой страницы: 2016-06-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.214.184.124 (0.04 с.)