ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава 45. Мы нужны друг другу



Андреев решил принять неожиданного гостя сидя, чтобы не показывать лишний раз своё удивление и некоторую оторопелость тем, что этот человек смог узнать его мысли. Андреев всегда допускал существование людей со всякими сверхвозможностями, но сам с ними никогда не встречался, хотя и ходили слухи, что Каганович держит у себя на службе целый отряд таких монстров. Но Андреев никогда бы не стал просить Кагановича познакомить себя с этими «удивительными» людьми, да и неинтересно ему было. Мало ли какие ещё чудеса есть на свете, со всеми не ознакомишься, да и не было для него ничего чудеснее и волшебнее музыки.

Секретарь сообщил:

- Пришёл начальник охраны с господином – простите, как вас представить? – с господином Русланом.

- Пусть господин Руслан зайдёт, - Андреев был уверен, что начальник охраны обязательно проверил гостя, и ничуть не беспокоился по поводу своей безопасности.

В кабинет зашёл мужчина с сединой в длинных, скрученных в хвостик волосах, но лицо его было отнюдь не старым, а глаза так и вовсе блестели любопытством и жизнерадостностью, что отличает молодых и наивных людей либо тех, чья жизнь наполнена глубоким смыслом. Гость прошёл к круглому столу, сел в одно из кресел, не дожидаясь приглашения, и произнес:

- Я бы, пожалуй, выпил чашечку чая, вы ведь любитель, да, Эдуард Петрович? – и хитро посмотрел на Андреева.

Андреев, не ожидавший такой самоуверенности и даже некоторой наглости от гостя, быстро справился с собой, понимая, что пришедший – очень непрост, но просить, кроме чая, видимо, ничего не будет. Поэтому спокойно отдал распоряжение секретарю насчёт чая и - ничего не поделаешь – встал из-за стола, и также сел за круглый стол. Но дальше отпускать инициативу было нельзя, поэтому Андреев заговорил:

- Ну что ж, таинственный незнакомец по имени Руслан, вы показали, что уверены в себе. Но на чём основывается ваша уверенность? Может быть, вы просто шпион, провокатор или мошенник?

- Знаете, Эдуард, не стоит пытаться с самого начала оскорбить собеседника, о котором вы ничего толком не знаете. Вдруг вы тем самым откажетесь от столь необходимой вам помощи? А в то, что я шпион или мошенник, вы и сами не верите, иначе не стали бы со мной встречаться. Ведь я удивил вас? А это не каждый может - удивить человека, который умеет удивляться только музыке. Да, я знаю о вас много, но ведь это можно прочитать и в интернете. А вот что нельзя прочитать в интернете, так это выводы, которые сделали ваши аналитики. И, чтобы не тянуть кота за хвост, скажу: я и есть та третья сила, которая должна была вступить в игру на стороне Колышева, - и Руслан замолчал, давая собеседнику время освоить выложенную им информацию.

На лице Андреева не произошло никаких изменений, казалось, что ему рассказывают о вещах, для него абсолютно неинтересных и бесполезных. Какое-то время он молчал. Молчал и Руслан. Молчание их прервала девушка, которая привезла на тележке чай нескольких видов в японских керамических чайниках, чашки и блюдца того же японского стиля, а также тарелочку с маленькими пирожными, мёд и сливки. Спросив у присутствующих, какой они предпочтут чай, она разлила его по чашкам и удалилась. Опять воцарилось молчание. Наконец, Андреев спросил:

- Ну, допустим, что всё так и есть. Но каким образом вы можете вылечить Президента? И зачем вы пришли ко мне?

- Вылечить Президента я могу, используя тот самый аппарат, который на него так повлиял – «Нимб». Вы, конечно же, слышали о нём?

Андреев коротко кивнул, давая понять, что осведомлён об этом агрегате.

- Так вот, подобное лечится подобным. Президент потерял, простите за образность, душу, и я, используя «Нимб», могу её вернуть. А к вам я пришёл за тем, чтобы вы помогли мне беспрепятственно проникнуть в больницу, - Руслан, слегка зажмурившись, с довольной улыбкой отхлебнул чай.

- Интересно, зачем вам я, если вы и сам такой крутой? - не меняя тембра, заметил Андреев, не притрагиваясь к своей чашке.

- Дело в том, что я, действительно, и сам могу проникнуть в больницу так, что меня никто не заметит. Но мне ещё нужно провести изобретателя и протащить сам аппарат. Проблема даже не в этом, я и с этим справлюсь, если больницу охраняют обычные люди. Однако есть две сложности, и они для меня непреодолимы. Первая - это то, что в момент, когда я направлю аппарат на излечение Президента, я утрачу ментальный контроль над окружающими и меня сразу все увидят, а плотность людей, находящихся там, слишком высока. А вторая - это возможность того, что охране раздадут И-шлемы. Правда, есть и третья – это вмешательство тех, кому не нужен здоровый Президент (а если до завтрашнего утра мы ничего не предпримем, то Президент умрёт). Ну, а ваше присутствие там в тот момент, когда Президент придёт в себя, и помощь в этом – залог того, что ваше личное влияние ощутимо возрастёт. И тогда вся работа по объекту Томилино будет передана вам, - закончил Руслан, с удовольствием пробуя маленькое пирожное.

Андреев опять задумался. Потом сказал:

- Излагаете складно. И я почему-то вам верю. Но вот незадача – моего влияния может не хватить, чтобы преодолеть противодействие Майорова и проникнуть в больницу, а сейчас в силе он, – Андреев вопросительно посмотрел на Руслана.

- Что-то мне подсказывает, что очень скоро Майоров нам уже мешать не будет, - с этими словами Руслан закрыл глаза и просидел так около минуты. Потом открыл их, и Андрееву показалось, что Руслан даже не понимает, где сейчас находится. Но это быстро улетучилось, и Руслан сказал с усмешкой: - Да, Аннушка уже пролила масло…

- Простите? – Андреев, конечно, знал эти знаменитые слова, но как-то неожиданно было услышать их сейчас.

- Те, кто нам мешают, нам и помогут. За последние пару суток Майоров совершил несколько недопустимых в его судьбе переходов, а потому сейчас он полностью беззащитен от любых воздействий на него, как хороших, так и плохих. Впрочем, будем надеяться, что всё обойдётся. Ваша задача – вечером быть у больницы и обязательно заручиться поддержкой министра обороны, чтобы он не только не мешал нам, но и помог максимально. Это в ваших силах. Когда подойдёте, перезвоните на тот номер, с какого я звонил вам - мы там скоординируемся.

- Хорошо. Я сделаю это. Может быть, нам лучше сейчас не разделяться? – Андреев принял решение и собирался воплотить его в жизнь.

- Нет, мне нужно быть там, у больницы. Видите ли, я не один такой умный, есть и другие, и они могут начать действовать, но в другую сторону. Спасибо за чай, - Руслан встал и направился к выходу, но уже на пороге повернулся и сказал: - Эдуард Петрович, очень большой помощью с вашей стороны стало бы выделение мне во временное пользование какого-нибудь не засвеченного средства передвижения, я имею в виду авто.

- Без проблем. У нас как раз стоят внизу несколько наших экспериментальных моделей, на электроходу. Я распоряжусь, - Андреев вызвал по телефону начальника охраны и выдал ему соответствующее распоряжение.

- Ну что ж, спасибо ещё раз. Будем стараться, чтобы всё у нас получилось, - и Руслан открыл дверь.

- С Богом, - вслед ему сказал Андреев.

- Только с ним…

После ухода гостя Андреев ещё минуту посидел, собираясь с мыслями, а потом сделал звонок:

- Алло, Коте Ревазович? Давайте мы с вами вот как поступим…

Глава 46. Нет, совесть дороже Кремля!

Шайба открыл глаза и попытался сфокусировать зрение. Пробуждение давалось нелегко - никак не получалось полностью осознать, что происходит вокруг, болела голова, и во рту так пересохло, что казалось, язык залили цементом и он теперь никогда уже не сдвинется с места. В конце концов Шайбе с большим трудом удалось осознать реальность, и окружающая картинка стала более осмысленной. Но нисколечки не радостной. Шайба помнил, что засыпал на топчане в строительном модуле, а сейчас он проснулся в какой-то небольшой комнате без окон, с одной дверью и тусклой лампочкой на потолке. Правда, лежал он на таком же топчане, без одеяла и подушки, на тонком матрасе. Рядом стоял ещё топчан, и, повернув голову, Шайба увидел спящего Кощея. Решив рассмотреть комнату полностью, Шайба попытался приподняться и сесть, но удалось это не сразу, так как руки, оказалось, что-то держало, и он не мог на них опереться. Кое-как, со второй попытки, Шайба приподнялся и присел. Закружилась голова, и Шайба закрыл глаза, чтобы не упасть. Немного посидел с закрытыми глазами, справляясь с головокружением и тошнотой, наконец, счёл, что глаза можно открыть. Точно так же он себя чувствовал несколько лет назад в одном городе в гостинице, когда они с Кощеем познакомились с двумя весёлыми девчонками и пригласили их в гости, в свой номер. Девчонки оказались клофелинщицами, и друзья тогда чуть не сдохли от не в меру добавленного в водку клофелина. А когда окончательно очухались, увидели, что их обокрали. Правда, через два часа местная братва всё вернула с извинениями, но неприятный осадок остался.

«Так, блядей, вроде, не было, - тяжело, как в тумане, соображал Шайба, - так какого хрена тут творится?» Руки, аккуратно связанные между собой так, чтобы максимально препятствовать движениям, но, в то же время, и так, чтобы кровь поступала в конечности, давали представление о том, что здесь постарался человек понимающий. Кроме того, само средство связывания чем-то походило на наручники, но выполнено из пластика, похоже, достаточно прочного. Поднявшись, Шайба обнаружил третий топчан, на котором лежал Миша. Вся обстановка комнаты, в особенности металлическая дверь с окошечком, говорила о том, что находятся они в «гостях» у государства, а если быть точным, то в камере, что подтверждали стандартный унитаз и раковина в углу.

Шайба встал и, пошатываясь, побрёл к раковине. Включил воду и сначала напился невкусной и тёплой воды, после чего засунул голову под кран и долго лил на неё воду. Почувствовав, что хоть немного приходит в себя, Шайба выключил воду, дошёл до топчана и сел. Потом посмотрел на лежащего Кощея. Тот, вроде, дышал, но был бледен и сильно вспотел. Шайба приподнял на нем футболку – повязка на ране была свежей. Хоть это радовало.

Но вывод следовал один – их каким-то образом вычислили и захватили, предварительно усыпив. Видимо, кто-то сдал. И Шайба почти на сто процентов был уверен, что это работа девушки Оли. Ей он с самого начала не доверял, слишком уж всё неправильно было.

В углу, на третьем топчане, начал просыпаться Миша. Только он попытался сразу вскочить, а потому, не удержавшись из-за пут на руках и ногах, свалился на пол с ужасным грохотом, после чего начал с чувством материться. Шайба подошёл к нему и, в меру своих возможностей, помог подняться.После того как Миша сел на топчан, он повторил то же самое, что до этого делал Шайба – посидел, раскачиваясь, потом дошёл до раковины, проделал водные процедуры и вернулся назад, всё ещё раскачиваясь.

- Где мы, уважаемый? – слабым голосом спросил Миша у Шайбы.

- Где, где. В тюрьме, - беззлобно ответил Шайба. – Ты лучше Кощея осмотри, а то он до сих пор в отключке.

Миша осмотрел Кощея и сказал:

- Он так же, как и был. Поправляется. Только ему, похоже, что-то вкололи да рану обработали.

- Как гуманно, мать их! – Шайба понимал, что положение у них не самое лучшее, но, тем не менее, был благодарен неведомым докторам за заботу о друге.

Миша только собрался ещё что-то спросить, как за дверью послышался шум. Потом приоткрылось окошечко, а за ним и дверь, и в камеру зашёл высокий лысый мужик в хорошем костюме с абсолютно начальничьим выражением на лице. Он внимательно осмотрел камеру, сидевших друзей, а потом присел на топчан Кощея и грустным голосом сказал:

- Вот что, соловьи-разбойники, я долго распространяться не буду. Я генерал-лейтенант Майоров, и я здесь самый крутой, усекли? У вас есть возможность себе помочь, мне помочь, всей стране помочь, в конце концов. Но делать это надо быстро, времени нет. Вопросы?

- Начальник, ты вот что, за советскую власть нас не агитируй, говори коротко, чего хочешь. И объясни, по какому праву нас сюда приволокли. Я - депутат, между прочим! - Шайба, как мог, дерзил, хотя ему и было очень любопытно, что тут сейчас происходило, ибо происходящее было насквозь неправильным. В нормальной ситуации до них никогда бы не снизошёл целый генерал, занимался бы ими какой-нибудь капитанишка, чай, не велики шишки. Поэтому он и позволил себе вести себя нагло.

- Ты мне не хами, молод ещё, депутат. Дел за тобой столько, что на сто лет можешь сесть. Поэтому молчи и слушай меня внимательно. Суть вот в чём – буду с вами откровенен – случилось несколько ужасных вещей, в части которых виноват я сам. И я хотел бы исправить хотя бы то, что в моих силах. Но для этого мне нужна ваша помощь, своим людям я это приказать не могу. Вы монастырь помните?

Шайба коротко кивнул.

- Так вот, видимо, там и сидит один из тех, кто дёргает за ниточки, и у него, кстати, сейчас находятся ваши друзья, Люда с Сергеем. Тихо, тихо, я ещё не договорил. Человек этот, на мой взгляд, очень опасен - его надо взять и обезвредить, но тихо, без шума. Привезти сюда я его не смогу, привлечь никого из своих тоже, это опасно. Ну что, готовы помочь друзьям?

- Друзьям помочь всегда готовы, но вам, господин генерал, веры нет. Чего это вы, вдруг так поменялись? Сутки за нами гонялись, стреляли, а теперь вот… Тут что-то не так… - в глубине души Шайба, почему-то, генералу верил, но хотел, чтобы тот рассеял его сомнения.

- Слушай, ты, сосунок! – на секунду генерал вспылил, но потом успокоился. - Я перед тобой отчитываться не намерен. Почему я поменял своё мнение – тому были причины, и объяснять это долго. Если вы согласны, то сейчас вас оденут подобающе, дадут оружие, даже вернут телефоны. И я поеду с вами, один, без подстраховки, то есть, я вам верю. И вы мне верьте.

Шайба минуту подумал. На провокацию не похоже, слишком сложно. Видимо, генерал действительно говорит правду, поскольку всё остальное не имеет смысла.

- Ладно, коли так, то поехали. Только пусть будет такая машина, чтобы мы Кощея могли с собой прихватить, мне будет спокойнее. И ещё - дайте хоть чего-нибудь сожрать, а то ведь так и не поели ни разу.

Через полчаса они уже ехали в микроавтобусе, выделенном генералом. Как он и сказал, их было всего трое, не считая Кощея, положенного на заднее сиденье, и одели их в такие же костюмы, как были одеты те, с кем они воевали возле монастыря.

Миша, на удивление, был абсолютно спокоен, только что-то шептал про себя, видимо, молился Аллаху.

- Так, слушайте меня внимательно. Вы, по сценарию, мои бойцы, приехали конвоировать пленных. Как только нам их отдадут, мы должны будем обездвижить этого человека и обезвредить тех, кто будет рядом. Наверное, их не будет много. У каждого из нас будет по маленькому шприцу-тюбику, вот такому,– генерал показал, какому именно. – Учтите, калечить и убивать нельзя - это всё-таки монастырь. Потом вы берёте епископа, а я вывожу ваших друзей.

- Как, генерал, мы должны будем похитить епископа? – Миша удивлённо переглянулся с Шайбой.

- А разве я не сказал, что он епископ? Тебя что, это волнует? Не муллу же. Да вы не переживайте, он такой же Божий слуга, как я воспитатель детского сада. В крайнем случае, потом извинимся. Вы сами подумайте, ведь ваши друзья зачем-то же туда пришли, и вы утром не случайно там оказались. Да, забыл сказать. Вон там лежат специальные шлемы, наденьте их и включите кнопки.

- Генерал, а откуда вы знаете, что наши друзья там? – Шайба вдруг понял, что генерал не говорил о происхождении своей осведомлённости.

- А мне епископ позвонил и предложил их забрать. Сказал, что они ему ни к чему, – Майоров достал телефон и сделал вызов. – Штаевский? Слушай внимательно. От Белого дома отъезжай - диспозиция поменялась. Выдвигайся к ЦКБ и смотри там в оба. Головой отвечаешь за Президента. Да, и если тебе на глаза, вдруг, попадётся кто-то из той компании, за которой ты всю ночь гонялся, ну, изобретатели эти, так вот, ты их не трогай, даже помоги - это друзья. Подробнее объясню потом. И будь предельно внимателен и ко всему готов, чувствую я, что там что-то готовится. Выполняй.

Когда доехали до монастыря, были уже сумерки. Генерал позвонил заранее, и теперь их встречал монах - с виду обычный слуга Божий.

- Пожалуйста, за мной. Владыка ждёт вас.

Они спустились по лестнице и прошли в подвал. В зале навстречу им вышел епископ, перекрестил их и сказал:

- Благослови вас Господь. Очень хорошо, генерал, что вы так быстро приехали, а то я начал беспокоиться. Представляете – первый раз за мою бытность здесь к нам злоумышленники проникли, не побоялись гнева Господня. Хорошо ещё, что братия у нас среагировала быстро - скрутили супостатов. А то, не дай Бог, повредили бы храм или ещё что худого сотворили бы.

- Разберёмся, - коротко сказал генерал. – Где они?

- А в одной из келий, здесь. Я и монаха для охраны приставил, - епископ говорил так елейно, что Майоров на минуту засомневался, тот ли это человек, с которым он уже два раза днём разговаривал.

Всей группой они прошли узким коридором до отдаленной кельи, у двери которой стоял другой монах. Увидев его, Шайба напрягся: это был один из тех, кто встречался ему в Томилино, а потом участвовал в утренней схватке. Но у Шайбы оказалось преимущество – его лицо было почти скрыто надетым по настоянию генерала шлемом, поэтому он не опасался быть узнанным. Они с Мишей встали так, чтобы оказаться рядом с монахами, а генерал встал рядом с епископом. Когда открыли дверь и они увидели своих друзей сидящими на полу и связанными, генерал сильно закашлялся. В этот же момент, как и было условлено, все они воткнули шприцы в свои жертвы. Оба монаха повалились почти мгновенно, а вот епископ остался стоять. Более того, он мгновенно отшатнулся, потом вскинул руки вверх и прокричал:

- Салая ла са лар!

Над ними грохнуло и сверкнула яркая вспышка. Генерал, Миша и Шайба на какое-то время ослепли и оглохли, а когда пришли в себя, то епископа уже не было.

- Вот, гадёныш, ушёл! – расстроился генерал. – Ну, ничего, найдем злодея. Хватайте своих друзей – и на выход, срочно.

Миша и Шайба подлетели к Люде с Сергеем, развязали их и, крикнув, что все объяснения потом, потащили к выходу. На удивление, никто им не мешал, и они без помех достигли автомобиля.

- Ну, я ещё разворошу это осиное гнездо, - сказал генерал и стал садиться за руль. Но не сел, а, сначала побледнев, а затем захрипев, схватился за грудь и начал оседать на асфальт.

- Снайпер! – закричал Шайба. – Миша, хватай генерала, а я - за руль, уходим!

Миша при помощи всё ещё ничего не понимающего Сергея затащил генерала в машину, Шайба прыгнул за руль, и машина, дико завизжав проворачивающимися колёсами, буквально взлетела и понеслась по улице.





Последнее изменение этой страницы: 2016-06-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.239.233.139 (0.013 с.)