ТОП 10:

Глава 20. Колдовство, да и только



Отец Савватий и отец Сергий были в недоумении. Впервые они столкнулись с кем-то, кто смог им противодействовать. Их можно было понять, ведь целенаправленная работа в энергетических полях очень сложна - нужно обладать множеством знаний и умений, чтобы за неё безбоязненно браться. Если твоего умения и сил не хватит, если твоя воля легко подавляема обстоятельствами, то не контролируемая тобой Сила пожрёт тебя или, по крайней мере, может нанести серьёзные увечья психике, а то и телу.

Впрочем, справедливости ради стоит заметить, что о самом существовании плотных полевых структур, обладающих своей волей, или эгрегоров, мало кто знает, а те, кто знают, просто мирятся с этим фактом, никак не используя его в повседневной жизни. На неосознанном уровне кое-кто из людей может влиять на эгрегоры, на их суть и содержание, но буквально считанные единицы, песчинки в океане человечества, могут эффективно воздействовать через эгрегор на других людей. Проще пользоваться разлитой вокруг энергией Жизни. Но её воздействие также требует, во-первых, умения, а во-вторых, у такой энергии есть своя сущность, можно сказать, даже свой Разум и Воля, и не всегда её действие можно направить куда-либо по своей прихоти.

Одним из таких редких индивидуумов, могущих влиять на эгрегоры, был отец Евпатий. Но умел он не только это, он мог передавать свои умения, так сказать, делегировать полномочия, своим ученикам, в число которых входили монахи Савватий и Сергий. Им уже приходилось пользоваться переданными им способностями, но каждый раз это требовало непосредственного их присутствия в том месте, где находились объекты приложения сил.

Вот и в этой ситуации они были в полной уверенности, что всё идет, как надо, воздействие удалось и план отца Евпатия набирает силу. Ещё несколько дней - и сообщество неординарных личностей превратится в стаю истеричных и параноидальных человекоподобных, и не надо будет им ничего: ни славы, ни открытий, ни признания, ни восхищения. Передерутся между собой и разбежатся или, по крайней мере, президент вынужден будет их разогнать. А дальше кто-то из них, возможно, придёт в себя, а кто-то окончательно съедет с катушек, ведь от гениальности до безумия один шаг.

И тут на тебе, вмешался какой-то приспешник Сатаны, из-за чего всё пошло прахом. Мало того, что ему практически удалось снять воздействие с большинства учёных, так его присутствие каким-то образом соединилось с тем, что провели монахи, повлияв на работу «Нимба». Они пытались на время вывести аппарат из строя, а он всего лишь дал сбой, но сбой в самый неожиданный момент. Из-за этого «Нимб» и его изобретатель сейчас находились под усиленной охраной, что существенно усложняло выполнение основного задания.

Монахам пришлось разделиться, как только они почувствовали, что вмешался ещё кто-то. Отец Савватий попытался своей Силой отследить пакостника, а отец Сергий предоставил своё «расширенное сознание» под контроль отца Евпатия. Это было очень рискованно – в случае какого-либо воздействия на Сергия Евпатий тоже мог серьезно пострадать.

В эзотерике такой процесс называется «созданием аватара», или образа-проводника. И аватар на какое-то время действительно может стать носителем большой мощи, особенно, когда овеществляет Силу одной из высших личностей, иногда называемых Богами, или коллективный интеллект какого-нибудь мощного эгрегора. Например, святые, творящие чудеса именем Бога, являются проводниками эгрегориальной мощи соответствующего коллективного разума, но при этом они очень рискуют, ибо, как уже говорилось, в случае неспособности умело контролировать поток энергии люди могут быть запросто уничтожены этим потоком. То же касается всех магов, колдунов и экстрасенсов. Многие из них получают доступ к этим силам, почти не понимая их природы, из-за чего не могут держать их под контролем и, уж тем более, правильно ими управлять. Поэтому так и велик процент смертности от внезапных и очень сильных болезней среди практикующих экстрасенсов и прочих колдунов, а заодно и их не в меру доверчивых клиентов. Впрочем, каждому даётся по вере его. Чаще всего именно неверие и становится причиной фатальных отклонений от выбранного пути.

Монахи всё это знали, но спокойно продолжали выполнять порученное, ибо были твёрдо уверены в том, что для отца Евпатия эти силы представляют не большую опасность, чем для Теслы электричество. Однако таинственного соперника отследить не удалось - видимо, он потратил все свои силы и сейчас отдыхал, находясь в пассивном режиме. Так в темноте не виден выключенный светильник. Отец Евпатий быстро оценил обстановку, но операцию отменять не стал, наоборот, велел, чтобы монахи, несмотря ни на что, были готовы к осуществлению той её части, которая касалась «Нимба» и его изобретателя. После этого он покинул сознание отца Сергия, незаметно выехал из монастыря и направился к базе в Томилино, чтобы воздействовать на происходящее в непосредственной близости, поскольку почувствовал, что противостоит ему очень серьёзный противник, и очень хотел познакомиться с ним воочию.

Когда уже стало совсем темно и на территории комплекса всё затихло, отцы решили приступить к выполнению решающей стадии операции и для этого разделились. Сергий должен был добыть «Нимб», а Савватий прихватить Александра. После этого, отведя всем глаза, они собирались просто воспользоваться одной из машин охраны, чтобы на ней выехать с территории и спокойно доставить Сашу и его игрушку в монастырь.

Поначалу всё шло так, как было задумано, но потом начались непредвиденные проблемы. Отец Сергий, направляясь по коридору за «Нимбом», активизировал ментальное воздействие на охрану, отключил камеры и вдруг почувствовал ускользающий след такого же воздействия, которое было совершено от силы пять минут назад. Он мгновенно перешёл в трансовое состояние и помчался к комнате с «Нимбом», но успел только увидеть, как кто-то выскользнул в окно в конце коридора. Монах бросился следом, но сумел разглядеть в темноте только силуэт человека с какой-то тяжёлой ношей, уже входящего на склад. «Врёшь, не уйдёшь!» - подумал Сергий и проскользнул к складу. Нейтрализовать внезапно возникшего противника монах мог бы без проблем и уже готовился ворваться на склад, как вдруг почувствовал, что человек на складе не один, их несколько, они вооружены и кто-то из них на ментальное воздействие не среагирует. «Вот искушение!» - подумал монах и тенью проскользнул в приоткрытую дверь, поняв, что эти люди начинают смещаться в угол здания. «Надо же, подземный ход», - не без удивления понял Сергий и решил уже скрытно последовать за беглецами, но потом одумался. Негоже оставлять одного отца Савватия, которому тяжелее, так как он вынужден вести человека под своим контролем, а не тащить в руках достаточно лёгкий прибор. А ведь при этом необходимо и отводить внимание охраны. Поэтому отец Сергий решил помочь напарнику, рассудив, что изобретатель важнее, чем его изобретение, и вернулся к основному корпусу. Из него уже выходил отец Савватий, ведущий ничего не соображающего Александра, как вдруг резко взвыла сирена в караульном помещении, а вокруг разлился яркий свет мощных прожекторов. Раздались топот бегущих бойцов и отрывистые команды. Сейчас всё решали мгновения. Отец Сергий, молча присоединившийся к отцу Савватию, выставил защиту. Обычные бойцы не должны были бы заметить их группу, но не дай Бог нарваться на кого-нибудь, не подверженного ментальному воздействию. В этом случае защита не помогла бы, а прямой бой на открытой местности мог иметь фатальные последствия - пришлось бы бросать Сашу и спасаться бегством. Но обстоятельства оказались на их стороне, и монахи достаточно спокойно добрались до одного из броневиков охраны и загрузили туда Александра. Отец Савватий сел за руль, а отец Сергий побежал открывать ворота и нейтрализовывать охрану на контрольно-пропускном пункте. Кроме того, предстояло ещё сломать привод ворот сразу после выезда, чтобы задержать возможную погоню, поскольку происходящее было далеко от идеального варианта.

В спешке оба монаха не заметили, как на заднее сиденье проскользнула вёрткая лёгкая фигурка, сразу перебравшаяся в багажное отделение броневика, чтобы прикрыться там кучей сумок из-под амуниции, оставленных охраной…

Зигфрида, успевшего задремать, из неги сна вырвал вой сирены. Он в ярости выскочил из комнаты, которую занял в основном корпусе, на бегу натягивая форму. В коридоре было темно, вокруг суетливо бегали бойцы, раздавались маловразумительные команды. Полковник мощной лапищей выхватил одного из пробегавших мимо бойцов:

- Стоять! Кто такой, и что происходит, докладывай, живо!

- Лейтенант Зеленцов, твщ пкник, кажется, проникновение!

- Как это, кажется?! Капитана Тарасюка ко мне, живо! Блокировать все окна и наружные двери! Ты, лейтенант, бери вот этих бойцов - и по номерам с проверкой, при сопротивлении – захват, но старайтесь никого не убить и не покалечить!

Полковник стремительно помчался в сторону комнаты, где четверо бойцов должны были охранять «Нимб». Наконец кто-то догадался включить освещение, и тогда стало окончательно ясно - случилось что-то экстраординарное. Единственное, что пока утешало, так это то, что люди полковника быстро сориентировались, уже успели блокировать все входы и выходы и начали проверять номера. Полковник влетел в комнату с «Нимбом», где капитан Тарасюк короткими ударами по щекам приводил в чувство охрану. Оглядев комнату, Зигфрид понял, что дело плохо - чемоданчика с прибором в комнате не было. Тут раздался топот, прибежал лейтенант Зеленцов.

- Товарищ полковник, изобретатель Астафьев пропал!

- На территорию, живо, всё прочесать. Капитан, свяжись с периметром, поднимай ментов, пусть организовывают перехват. Мобильные группы на выезд, - полковник давал распоряжения на бегу, стремительно перемещаясь наружу.

- Капитан, что там за суета у ворот? – спросил Штаевский, выбежав на крыльцо.

- Где, товарищ полковник, вроде всё тихо?

- Как это, где? Ты что, не видишь, что одна машина выезжает с территории?

- Никак нет, не выезжает!

- Идиот слепой! За мной, бегом марш!

Полковник на бегу стал орать в рацию:

- Ворота, мать вашу, кто выезжает? Как никто, вы что там, совсем ослепли?! Всех расстреляю к чертям!

Зигфрид не успевал. До ворот было метров триста, а они уже закрывались за покидающим охраняемую территорию мощным внедорожником.

- Стреляйте, огонь, мать вашу! – орал полковник, но выскочившие на улицу охранники только недоумённо водили дулами автоматов по окрестностям, не понимая, в кого надо стрелять.

Штаевский, не снижая темпа, выскочил за ворота. Уехавший экипаж мелькнул задними фонарями вдали улицы и скрылся.

- Капитан, срочно в погоню, за нашей машиной!

Наконец-то и подбежавший капитан, и остальные бойцы смогли понять, что на стоянке не хватает одной из машин. Быстро загрузились в оставшиеся внедорожники, но возникло очередное препятствие – они не заводились, а ворота не захотели открываться, оказался сломанным привод. Сначала полковник хотел приказать взорвать ворота, к чёртовой матери, но потом понял, что поздно, время упущено. Сам быстро связался с вертолётами, патрулировавшими МКАД, сам связался с ОМОНом и ГИБДД, а также с оставленными на базе собственными подразделениями. Но Зигфриду уже было понятно, что он чудовищно опаздывает. Пока менты организуются, пока их начальство даст добро на начало операции «Перехват», злоумышленники успеют до Саратова доехать, если они, конечно, туда поедут, а не притаятся где-нибудь в Москве, что было более вероятным.

Это был жестокий удар. Ещё никто не убегал от Зигфрида на его же собственном броневике. Но не это больше всего злило и удивляло полковника. Всё что произошло, выходило за меру его понимания: что за чертовщина тут творилась?

Глава 21. Хоум, свит хоум

- Эй, Шайба, здесь дверь! – крикнул шедший впереди Кощей.

- Ну, и чё? Открывается?

- Да я ещё не пробовал.

- Ну, так пробуй. Замок какой-нибудь видишь?

- Да, какой-то круг, как на кораблях.

- Верти его, сколько мы уже будем тут торчать? Я прикрою, - и Шайба встал в стороне от Кощея и направил в створ двери своё оружие.

- Эй, Шайба, ты зажмурься - вдруг там яркий свет. А ты, Кощей, присядь и сразу, как откроешь, откатывайся в сторону, - советы Серёги были толковые, и его друзья не преминули ими воспользоваться.

- Да не должно там никого быть, - тихо произнесла Людмила. Она пришла в себя где-то минут десять назад, когда вдали подземного хода прогремел взрыв - сработала одна из шайбиных ловушек. Хорошо, что ход был сработан грамотно, со множеством вентиляционных отдушин, несколькими поворотами и расширяющимися залами, иначе взрывная волна могла им прилично навредить, если бы не нашла выхода. А так - ничего, рассеялась по дороге.

Дверь неожиданно легко и бесшумно открылась. За дверью действительно никого не было, только шумно гудели трансформаторы.

- Во, Шайба, смотри, подстанция. А ты мне не верил, что в Москве гэбэшники тайных ходов понаделали и выходы в электроподстанциях устроили, - с торжеством в голосе заявил Кощей, который читал массу боевиков и кучу всяких разоблачительных изданий о деятельности спецслужб. Верил он им безоговорочно.

- На самом деле этот ход был сделан недавно, и идею выхода в подстанцию почерпнули как раз из книги, - с усмешкой сказала Люда.

- Ну что, выходим? - озабоченно спросил Сергей.

- Только аккуратно. А то четыре электрика, среди которых одна женщина, выходящие в три часа ночи из подстанции, могут вызвать удивление, - Люда всё больше и больше оживала.

- Ха-ха, очень смешно, - Шайба аккуратно открыл дверь наружу. На улице шёл несильный дождь, и оказались они в каком-то то ли парке, то ли в лесу. – Где мы? – спросил он у Люды.

- Где-то в Томилино. Видимо, парк, но я точно не знаю, мне только успели сказать, где вход, про выход не сказали. В любом случае, далеко мы уйти не могли.

- Что делать будем? – спросил Сергей.

- Надо каким-то образом из Томилино выбираться. Я думаю, может быть, стоит дождаться утра, здесь, в этой избушке на курьих ножках, а потом спокойно себе раствориться среди людей, а то ночью мы как-то заметнее.

- Не пойдёт, - сказал Шайба. – Там за нами кто-то шёл, слышали взрыв? Так они могут и дальше за нами идти и тогда возьмут нас здесь, как миленьких.

- А может, это крыса была? - неуверенно спросил Сергей.

- Ага, крыса, ростом с человека. Та машинка срабатывает на движение по прямой, я её на высоте где-то метр сорок установил. Так что здоровенная больно крыса должна быть, – Шайба нервничал, вступать в открытый бой с силами спецназа ему совсем не улыбалось.

- О, ДжиПиЭс заработала, - радостно сообщил Кощей и уставился в экран. – Смотрите-ка, если спутник не врёт, то мы где-то в трёхстах метрах от нашего дома!

- А вы что, тут дом купили? – Серёга вполне допускал и такой расклад событий.

- Да нет, братва подогнала. Чего тогда стоим-то? Пошли, в доме и зашхеримся, о нас всё равно никто не подозревает, - предложил Шайба, имея в виду, что об их с Кощеем участии в этом деле никто не должен догадываться.

- Ну что ж, разумно, - ответила Люда. – Темнее всего под пламенем свечи. Вот только я собак боюсь.

- Каких собак? А… ты в этом смысле…Ничего, у нас и для них кое-что найдётся, - и Кощей принялся поливать всё вокруг из аэрозольного баллончика. – Только надо по асфальту идти, а лучше бы по ручью или реке.

- Да, а хорошо бы ещё подводную лодку и акваланги, - съязвил Шайба. – И так дождь идёт. Я вот думаю, может поставить ещё сюрпризов в этой подстанции?

- Нет, не надо, а то настоящие электрики взорвутся. Мы ведь, когда выходили, нарушили маскировку двери хода, восстановить её сами не сможем, а придёт электрик, полезет из любопытства внутрь - и всё, привет с небес, - Люда задумчиво оглядывала раскуроченную маскировку, выполненную под электрощит.

- Ладно, пёс с ними. Ты, Кощей, не забывай почаще из баллончика брызгать, - и Шайба пошёл вперёд, следуя указаниям навигатора, экран которого достаточно ярко светился, несмотря на дождь.

Без особых приключений компания добралась до дома. Несколько раз они слышали сирены, проезжали машины, где-то неподалеку тарахтел вертолёт. Такой шумовой фон в Москве не представляет ничего особенного и ночью, поэтому дёргаться лишний раз не было смысла.

Когда вошли в дом, Люда попросила:

- Не включайте свет, на всякий случай, чтобы снаружи никто не любопытничал. Есть тут такая комната, где можно спокойно зажечь свет, чтобы его не было видно с улицы?

- В подвале. Там тренажёрный зал, сауна, ещё пара каких-то комнат. Его снаружи не видно. А до утра не подождёт? – Шайба порядком вымотался за эти дни и хотел спать.

- Да что вы, мальчики, спасибо вам большое, идите, отдыхайте, - спохватилась Люда. – А мне ещё нужно поработать. Компьютер тут есть?

- Ноутбук подойдёт?- Кощей сходил в одну из комнат и на ощупь нашарил там ноутбук.

- А какая-нибудь система беспроводной связи там стоит? – Люда сразу схватилась за плоский компьютер.

- А хрен его знает, я в этом мало чего понимаю, - Кощей пожал плечами, - сама разбирайся.

- Не вопрос. Всё мальчики, люблю, целую, вы молодцы, идите спать.

- Ловлю на слове, - Шайба внимательно посмотрел на Люду. – Надеюсь, ты никуда не дернёшь ночью?

- А смысл? Здесь пока самое безопасное место.

- Разумно. Давай, твори свои чёрные дела, - и Шайба с Кощеем отправились спать.

- А ты, Серёжа? Иди, отдохни.

- Издеваешься? Какой сейчас сон и отдых? Ты должна мне многое объяснить, да и нервничаю я, это у моих друзей иммунитет к таким делам.

- А кстати, расскажи, откуда они взялись? Ты, что ли, их с собой в чемодане привёз? – Люда с улыбкой смотрела на Серёжу.

- Да нет, это они сами, по собственному хотению, - и Серёга поведал краткое изложение истории возникновения своих друзей, рассказанное ему Шайбой во время бегства по подземному ходу.

- Да, хорошие у тебя друзья, несмотря на то, что бандиты.

- Да это они раньше были бандиты, а сейчас депутаты.

- В нашей стране одно другого не исключает, а, наоборот, дополняет. Но слушай, у твоего Шайбы действительно какой-то дар. Как их, кстати, по именам, а то неудобно как-то?

- Да зови их Шайба и Кощей, они привыкли и даже обижаются, когда их друзья вдруг по именам называют. А теперь, пожалуйста, поведай мне, кто ты на самом деле такая, что это было за колдовство там, в гостинице, что ты собираешься делать с «Нимбом» и, вообще, что, чёрт возьми, происходит?

- Ого. Только, пожалуйста, не чертыхайся, накличешь. Всё я тебе рассказать не смогу, поскольку большая часть информации мне не принадлежит, да и тебе её лучше не знать, сам понимаешь - «многие знания рождают много печалей». Да, собственно, к таким знаниям ты, как бы, ещё не готов. Постараюсь максимально удовлетворить твоё любопытство в пределах разумного. Итак, первое. Что происходит, я сама пока не знаю толком. Похоже на переворот, вот только кто это всё устроил, я без понятия. Что с Президентом? Тот мужик, который перед вами вечером выступал, - это полковник Штаевский, опаснейший индивид, между прочим, так вот он сказал правду – Президент стал жертвой собственной неосторожности, и повлиял на него так «Нимб». Только вот на сам «Нимб» тоже кто-то повлиял, но кто? Может быть, тот, кто устроил вам ночной сеанс ужасов, а может быть… Ну, да ладно, попробую разобраться, - Люда встала с места и в задумчивости прошлась по комнате.

- Людочка, солнышко, ты мне не всё сказала, - начал Сергей.

- Сейчас, не торопись. Ты уверен, что хочешь это знать?

- Да, уверен.

- Ну, смотри, не разочаруйся. Итак, я секретный агент службы охраны Президента, выполняла функцию наблюдения и прикрытия на объекте «Т». Сразу предвосхищаю твой вопрос: моё отношение к тебе и моя работа – вещи разные, но взаимосвязанные. Я обладаю некими способностями так называемого биополевого воздействия на людей и окружающую среду. Могу рассеивать человеческое внимание, на некоторое время вводить людей в полубессознательное состояние, воздействую, но не всегда удачно, на следящую аппаратуру, могу предчувствовать будущее с некоторой долей вероятности, снимаю определённые сигналы деятельности интеллекта, умею лечить раны и незапущенные болезни. Самородок, никто меня не учил, сама дошла. Потому и в органах. Что касается «Нимба», то все сведения о нём у нас есть давно, ведь это мы нашли Александра и он сам передал нам обеспечивающую программу и принцип действия. Программа и инструкция у меня с собой. Ну и ещё. У меня было задание – в случае опасности для проекта нейтрализовать «Нимб» и, - тут Люда вздохнула, - Сашу тоже. А вот задания вытаскивать тебя у меня не было, - и она обезоруживающе улыбнулась.

- Так ты что, ведьма? Колдунья? Сверхчеловек? Ты умеешь читать мысли? – Серёга был искренне удивлён, хотя что-то такое и подозревал. Кроме того, последние слова Люды пролили бальзам на его душу. – Так, а Саша, ты его…?

- Нет, я не посчитала это нужным. Да и не смогла бы, наверное, - это за пределами моих возможностей (и убеждений). Да и те, что есть, далеко не безграничны. Кроме того, я много сил потеряла с утра, когда мы с Русланом, - тут Люда замялась, но потом, тряхнув головой, продолжила, - снимали воздействие инфернально развёрнутого на вас эгрегора.

- Чего делали? – не совсем понял Сергей.

- Ну, ты помнишь, как чувствовал себя с утра? А потом отпустило? Так вот, кто-то сознательно воздействовал на созданный вами, учёными, эгрегор инверсионно-инфернальным способом, чтобы вам стало плохо, - с целью срыва проекта. В эгрегор принудительно внесли разрушающий вирус, если говорить более доступным языком. А мы с Русланом это нейтрализовали.

- Ничего не понял, ну да ладно. А кто такой Руслан? Тоже агент?

- А вот этого я не знаю. Тут для меня самой загадка. Ладно, сейчас нужно разобраться с «Нимбом», понять, что подействовало на Президента. Помоги мне, пожалуйста, - Люда взяла руку Сергея и нежно сжала её. Серёжа притянул Люду к себе и поцеловал. Она ответила, но потом отстранилась и сказала: – Прости, Серёженька, дело…

- Ладно, давай делать дело, - согласился Серёжа, хотя сердце его отчаянно билось. Он всё больше увлекался загадочной красавицей-шпионкой…

Глава 22. Кулуары

Встреча состоялась на нейтральной территории, в одном из московских элитных клубов, где была организована возможность незаметного подъезда и входа так, чтобы никто посторонний не смог догадаться, кто приехал и зачем. Сначала прибыл Андреев, а через десять минут подъехал Мамаладзе. Как всегда, охрану осуществляли смешанно, а руководство клуба обеспечивало неприкосновенность внешнего периметра и полную конфиденциальность.

- Эдик, времени мало, да? Давай, говори, что придумал? –на этот раз Мамаладзе вовсе не был спокоен и, не успев присесть в кресло, вскочил из него и стал расхаживать по большой комнате, выполненной в точном соответствии с гламурными веяниями позднего рококо.

- Пока ничего, Коте Ревазович, очень мало данных, - Андреев, как всегда, был бесстрастен. – Я, как и вы, знаю, что президент в коме. Знаю, что существенно повысил свою активность Майоров. Каганович и Эпштейн были за границей, оба только летят в Москву, - он посмотрел на часы, - через несколько часов сядут.

- Слюшай, дарагой, это я и так знаю! Ты скажи, что делать будем, да? Завтра обвал на нашей бирже будет, да? А я ведь не успел ничего по бирже предпринять, чтобы на Венесуэлу хватило! Да и Луцкой теперь будет готов, сам начнёт акции продавать, - Мамаладзе на самом деле не столько боялся потерять какие-то деньги, сколько проиграть на бирже. За всё время его участия в биржевых спекуляциях он только выигрывал и теперь боялся потерять власть над этим столь увлекательным процессом.

- Успокойтесь, Коте Ревазович. Сейчас дадим задание нашей прессе, пусть запустят тему, что президент вот-вот поправится, а сами завтра будем играть на повышение, я вас поддержу. Если что, воспользуюсь деньгами моих американцев. Нам сейчас важно другое – как остановить Майорова? Он же уже взял под контроль все важные объекты, Колышев куда-то пропал, премьера вот-вот сместят. Ладно, премьера не очень жалко, но Майоров… Вы ведь помните, как год назад он чуть не взял власть. Хорошо, что легитимно хотел всё сделать, при поддержке Думы, а то неизвестно, где бы мы сейчас с вами сидели, может быть, в Лондоне, а может, где-нибудь в местах с более холодным климатом, - Андреев налил себе вина и начал пить его маленькими глотками.

- Короче, Эдик, я думаю, что надо опять встречаться вшестером, и делать это утром. А пока надо притормозить все шевеления в Думе, и ты правильно сказал, пресса! – Мамаладзе хлопнул ладонью по подвернувшемуся под руку маленькому изящному столику.

- И ещё нам срочно нужен Колышев. Только он реально сможет нейтрализовать Майорова. А где его искать? - Андреев вопросительно посмотрел на Мамаладзе.

- Эдик, я ведь не этот, как его, Кашпировский, да? Откуда я знаю?

- Ладно, есть один шанс. Попробуем через одного его человечка, майора с такой фамилией какой-то зверячьей…то ли Волков, то ли Выдрин. Думаю, майора я до утра найду, у меня начальник охраны его бывший сослуживец. А майор поможет нам выйти на Колышева. И с утра свяжемся с нашими друзьями, чтобы назначить на завтра большой кагал. С Богом!

 

Генерал Майоров, сидя за рулём своего «Лексуса», очень быстро двигался в сторону аэропорта, где должны были приземлиться Каганович и Эпштейн. Самое главное было–встретиться с ними сейчас и не дать организовать встречу с четырьмя другими олигархами. Иначе они опять договорятся и выберут какую-нибудь всех их устраивающую фигуру, и тогда ему, Майорову, ничего светить не будет, слишком одиозной личностью он был для них всех. На всякий случай Майоров взял с собой копии кое-каких файлов, которые могли бы несколько подтолкнуть его богатых друзей (тьфу, даже думать о них, как о друзьях, не хочется) к принятию нужного ему решения. Сегодняшний день был, безусловно, за ним, главное - удалось взбудоражить народ. Но ведь завтра-то клуб «богатеньких буратин» опомнится, и тогда всё повернётся вспять, ведь все масс-медиа в их руках. «Быстрее, быстрее!» - генерал давил на газ, несмотря на скользкую от дождя дорогу. И ведь не позвонишь, а самолёты вот-вот сядут. Тут только личный фактор сработает, пёс с ней, с конспирацией. Если он перехватит олигархов и сумеет их убедить, то тогда уже будет наплевать на все предъявы. Власть списывает многое. Единственное, что сильно беспокоило, так это вопрос, куда подевался Колышев? Вот от кого надо было ждать сюрпризов...

Раздался звонок по служебному телефону. Звонить на этот номер могли только заместители и адъютант, тем более в такое время. «Зигфрид? Что ещё случилось?».

- Да, - ответил генерал, - слушаю. Но услышав то, что говорил Зигфрид, генерал резко затормозил и остановился у обочины. – Ты понимаешь, Штаевский, что это значит? Ты в своём уме – колдовство? Ты что, напился с горя? Вот что, полковник, даю тебе времени до двенадцати ноль-ноль сегодняшнего дня. Не найдёшь «Нимб» и изобретателя – тебе п….ц. Всё. Действуй.

Сообщённое могло разрушить все планы, поскольку, узнав о потере «Нимба» и о бардаке, который сейчас творился на объекте «Т», Каганович и Эпштейн могли потерять всё доверие к генералу, и тогда… А что тогда? Ну, например, отстранение от должности, ведь генерал начал уже игру против всех. Или, если они сделают ставку на Колышева, то получалось совсем кисло - Женя не простит сегодняшнего демарша. В общем, куда ни кинь, всюду клин. Так… что же нужно сделать? Во-первых, встретиться с олигархами, будем блефовать. Во-вторых, найти «Нимб» и изобретателя, а там, опять-таки, ниточка может потянуться к Колышеву. В-третьих, Женю придётся устранять - игра пошла всерьёз. А как всё это сделать? Ну, допустим, Штаевский исправится и найдёт злодеев. А если нет? А Колышева как искать? Пока ведь в открытую не сыграешь, санкцию на арест и, значит, на официальный розыск не получишь. Или? Получишь, если доказать, что Колышев и есть главный злоумышленник. Подло? А что делать? Либо ты их, либо они тебя, выбор небольшой. Ага, тогда исчезновение «Нимба» можно списать на заметание следов. Но всё равно, его сначала нужно найти, а потом и играть, имея тузы в рукавах. Майоров опять тронулся в путь, всё добавляя скорость, благо дорога была почти свободна - ночь всё-таки.

Успел генерал впритык. Ему пришлось побороться с охраной, которая никак не хотела его пускать, несмотря на его удостоверение и грозный вид вкупе с обещаниями показать им всем «кузькину мать». Пропустили только тогда, когда распорядился лично Каганович, который прилетел раньше и теперь ждал приземления самолёта Эпштейна.

Каганович с интересом посмотрел на Майорова:

– Что такое, господин генерал? Вы ведь всегда сами избегали гласности наших встреч, а тут чуть мою охрану не расстреляли? Что, президент уже умер?

- Не шутите так, Михаил Аркадьевич. Я уже не буду ждать приземления Эпштейна, скажу всё вам, а вы передадите. Итак, объект «Т» под нашим контролем. И есть основания, серьёзные основания, думать, что неприятность с президентом устроил Колышев по прямому указанию Андреева и Мамаладзе.

- Э, Константин Константинович, вы в своём уме? – Каганович пытливо уставился на генерала, ожидая найти признаки сумасшествия в его глазах.

- Вы не понимаете, кажется, что я вам говорю. Если вы сумеете организовать парламентские слушания и поддержку в прессе, то я сумею это доказать, - генерал пошёл ва-банк. – Только мне нужно время до завтрашнего вечера и карт-бланш на поиск тех, кто всё это осуществлял.

- Так, господин генерал, это всё слишком серьёзно, мне нужно подумать, да и посоветоваться с Володей, - Каганович, как всегда, стал просчитывать в уме все возможные варианты развития событий.

- Тогда, хотя бы, уклонитесь от встречи «большой шестёрки», пока принимаете решение, иначе вас могут подставить, - генерал понял, что сумел всерьёз заинтриговать Вундеркинда.

- А… вы и об этом знаете? – с усмешкой проронил Каганович, глядя на то, как самолёт Эпштейна заходит на посадку. – Ну, да я им говорил, что всё это секрет полишинеля. Ладно, генерал, я думаю, что у вас есть время до завтрашнего вечера, чтобы предоставить нам доказательства. Но учтите, они должны быть железобетонные, только после этого мы вступим в игру. Да, и ещё. Может быть, вам будет любопытно. Тут мне позвонил один мой хороший знакомый и сказал, что может поделиться со мной очень интересной информацией касательно объекта «Т» и того, что, на его взгляд, на самом деле произошло с президентом. Я сначала не придал значения, но теперь, думаю, что, может быть, вам это как-нибудь поможет?

- Может быть. А что за знакомый, если не секрет?

- Да, в общем, для вас не секрет, учитывая сложившиеся обстоятельства. Это Кирпич, слышали о таком? Ну, вот и славно, могу связать вас с ним прямо сейчас. Да, господин генерал, отнеситесь к его словам критически, а то мне кажется, что он просто хочет свою значимость передо мной повысить.

- Всё проверим. Связывайте меня с ним, и я поехал. Эпштейну привет.

Когда генерал уехал, Каганович вызвал к себе очень неприметного субъекта с внешностью сильно пьющего интеллигента и сказал:

– Аркаша, я бы хотел, чтобы ты проверил нашего друга с погонами, что-то он не договаривает.

- Как всегда? – сильно сутулившийся Аркаша шмыгнул носом.

- Ну да, как всегда, - Каганович бросил на своего визави презрительный взгляд. – Ты же не собирался установить за ним слежку? В оперативных делах мы ему в подмётки не годимся.

- К утру выдам информацию, - Аркаша украдкой вытер нос рукой.

- Замечательно, - Каганович отвернулся. - Найдёшь что-то интересное – получишь премию. Хорошую.

Глава 23. «И опять-таки, машина ваша подозрительная…»

Отец Евпатий подъехал к комплексу зданий монастыря, куда десятью минутами раньше влетел украденный монахами бронированный внедорожник. «Вот ведь, теперь ещё и от этого хлама придётся избавляться», - несколько рассеянно подумал он, но совсем не это его сейчас беспокоило. Кто-то не пустил его к сканированию событий, произошедших в Томилино, можно сказать, грубо выбросил его из энергетического пространства, создав над комплексом почти железобетонный купол защитного поля. Такому и Гитлер позавидовал бы… Этот купол наглухо перекрыл доступ ко всем полям, витавшим над комплексом, в том числе, и к полевым формам людей.

Жаль, конечно, многое можно было бы считать из эмоциональных всплесков произошедших событий. Но, ладно, пёс с ними, сейчас и это уже не важно, это ещё успеется. Волновало другое – появился вполне адекватный враг, равный по Силе, а может быть, и превосходящий, умный и хитрый. Ведь этот таинственный враг успел закрыть поле раньше, чем в него проник Евпатий, как будто знал, что тот будет делать. Кроме того, у этого кого-то очень хорошо работала защита, поскольку по нему самому ничего епископ понять не смог. Ну, совсем ничего, как будто его и не было, этого мистера Икс. Зато Евпатий смог уловить следы другого, точнее, другой. Та действовала на ментальные поля грубо и не очень уверенно - сразу было видно, что самоучка. Евпатий даже успел увидеть, как она радуется захвату «Нимба», но потом и она отключилась - видимо выдохлась. Ещё епископ почувствовал присутствие на объекте нескольких человек, не подверженных прямому полевому влиянию, но такие регулярно попадаются. Потом Евпатию пришлось отключиться от своих исследований, чтобы прикрыть отход своих монахов.

Епископ спустился в подвал, где отец Сергий и отец Савватий приводили в чувство мало что понимающего изобретателя.

- Оставьте нас, отцы. И загоните эту машину в гараж, решим, что с ним делать.

Александр обалдело уставился на епископа:

- Я что, уже умер? – вяло спросил Саша.

- Слава Богу, пока нет, рано вам ещё, Александр.

- А вы, святой отец, простите, откуда меня знаете? Я, вроде бы, к вам на исповедь не приходил?

Епископ поморщился от обращения «святой отец». Сразу видно, что к числу православных прихожан этот изобретатель не относится и про отношения священников со своими чадами черпает информацию из голливудских фильмов. Что ж, может быть, это и на руку… Впрочем, что-то странное было в полевой форме Александра, как будто она подключена напрямую к Высшему полю, минуя все промежуточные. Действие «Нимба»? Ну, сейчас мы как раз и проверим, так ли страшен этот чёрт, как мы его себе уже намалевали…

- Мне, смиренному слуге Господа нашего Иисуса Христа, - епископ воздел очи вверх, как будто ожидал именно там увидеть Бога, - многое открыто. Зовут тебя, сын мой, Александр, и ты с помощью дьявола изобрёл очень опасный прибор, - епископ добавил эффекта своему прекрасно поставленному голосу, сделав так, чтобы все горящие в помещении свечи запылали в два раза ярче, а над его головой возникло сияние.

- И что, меня теперь сожгут за это? – позволил себе пошутить Александр, на которого сияние над епископом не произвело никакого впечатления. – Я что-то не понял, меня что, инквизиция похитила? Я свободный человек и требую к себе уважения. По какому праву вы притащили меня сюда, и где, чёрт возьми, я нахожусь?!

- Ты находишься в монастыре, храме Божьем, сын мой, а потому не упоминай лукавого. А сейчас давай поговорим, как нормальные люди, - епископ перешёл на деловой тон, поняв, что примитивными фокусами этого парня не проймёшь.

Саша скептически взглянул на странного священника, но, поскольку тот разговаривал с ним вежливо, решил особенно не грубить. Тем не менее, он решил сразу расставить всё по своим местам:







Последнее изменение этой страницы: 2016-06-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.227.233.78 (0.031 с.)