ТОП 10:

Глава 33. Что такое родная вера?



После того как, поговорив с Колышевым, Руслан вернулся в автобус, он нашёл там настороженную тишину и очень заинтересованные глаза всех, там находившихся. Даже Кощей, который, хоть и обрёл сознание, но всё ещё был слаб, вперил в Руслана любопытный взгляд, будто тот объявил, что является живым воплощением Будды на Земле. Особенно Руслана смущал интерес девушки Оли, но тут уж ничего нельзя было поделать, разве что пристрелить эту Олю окончательно. Но тогда бы пришлось сильно огорчить Сашу, а это в планы Руслана не входило.

- Руслан, вы извините, - наконец решилась Люда, - но нам всем кажется, что вам пора объясниться.

- Да, братан, давай рассказывай, какой ты там колдун, - можно было подумать, что Шайба шутит, но говорил он вполне серьёзно, и лицо у него было настороженное.

- В натуре, - прохрипел Кощей, пытаясь поддержать друга.

Остальные хранили красноречивое молчание, которое говорило: «Мы уже поняли, что человек ты необычный, но насколько?»

- Ладно, я думаю, вы имеете право знать. К сожалению, для пространной лекции времени у нас немного, поэтому я постараюсь коротко, в общих чертах, так сказать, – Руслан внимательно оглядел пейзаж, открывавшийся из окон автобуса. Увиденное его, похоже, удовлетворило, и он продолжил:

- Скажите, друзья, кто из вас знает, что такое Веды?

- Веды? – в недоумении сморщил лоб Сергей. – А какое отношение Веды имеют к происходящему?

- Веды – это древние индийские источники знаний, - решил блеснуть своей осведомлённостью Саша.

- Кто-нибудь может ещё что-то добавить? – Руслан с интересом оглядел всю компанию. Никто ничего не ответил, все продолжали с недоумением смотреть на Руслана.

- Так вот, друзья мои, Веды – это действительно древние знания, частично записанные, но больше сохранённые в устной форме. Но к Индии они имеют такое же отношение, как Эрмитаж – к саркофагам фараонов. То есть, Веды в Индии только хранились. На самом деле, изначально, Веды – это очень стройная и очень мудрая система знаний о Мироздании, об отношении Бога и людей, и создана она нашими предками, а точнее, была получена ими как Откровение.

- Это какими предками – славянами, что ли? – с недоверием спросил Сергей. Он не очень-то верил раздутой в последнее время шумихе вокруг особых знаний славянских народов, считая её искусной пропагандой.

- Ариями, Сергей. Предки славян, а значит, и ваши предки тоже, назывались ариями, - коротко ответил Руслан.

- Э, минутку, уважаемый… - вмешался в разговор Миша. – Я добавлю для тех, кто не знает. Предки таджиков – тоже арии. Мы, таджики, - потомки персов, нынешних иранцев. А персы – это и были настоящие арии.

- И они тоже, - одобрительно кивнул Руслан. – Но не только они…

- Ага, - подхватила Люда, - и немцы, то есть германцы, и франки, и галлы, и …

- Я рад, что вы все хорошо знаете историю, - прервал девушку Саша, - но нельзя ли ближе к теме? Кто вы такой, Руслан? Какой волхв? Какого круга?

- Вы не дали мне продолжить, - терпеливо сказал Руслан, - я ведь заговорил про Веды не случайно. Дело в том, что у наших предков была, как я уже сказал, очень стройная система взаимоотношений с Миром, опиравшаяся, с одной стороны, на знания, то есть, Веды, и, с другой стороны, на веру. Веру в то, что весь Мир – это единое целое, единый огромный организм, в котором всё между собой взаимосвязано. Арии, а за ними славяне, называли этот организм Родом и почитали его Всевышним Богом, Творцом всего сущего.

- Постойте, постойте, - перебил его Сергей, - ведь славяне были язычниками, многобожниками?

- Язычниками – в смысле того, что общались с Родом и природой (то есть, с тем, что при Роде, или при Боге) языком, понятным всем сторонам. То есть наши предки ощущали Бога и природу как часть себя, были с ними неотделимым целым. Да, у ариев и славян были, да и остаются, свои боги – Сварог и Лада, Велес и Макоша, Дана и Перун, и много других… Но эти боги для наших предков были проявлениями сущности Рода, его отдельными ипостасями, отвечающими каждый за своё. Бог един, но многопроявен, и его проявления – во всём вокруг. В вас, во мне, вон в той птичке за окном, в траве… Во всём есть Бог. Всё есть Бог. Я – один из хранителей древних знаний и Родной Православной Веры, волхв, ведающий…

- Эй, не понял, - воскликнул Кощей, закашлявшись от напряжения, - какой такой волхв в православной церкви?

- Не в церкви, друг мой, - покачал головой Руслан. – Я сказал – Родная Православная Вера. Вера Роду Единому и миру Богов, высших сущностей, в которых и мы с вами когда-нибудь превратимся. Мир богов называется Правь, отсюда и ПРАВление –то, что угодно богам, Роду. Наш с вами, как мы говорим, материальный мир – это Явь, то, что мы, находясь в человеческом теле, явно видим и ощущаем. Навь – это мир низких энергий, мир хаоса и тьмы. А вот такая штука, как «православная христианская церковь» – это просто мистификация, к которой вынуждены были прибегнуть церковные иерархи в пятнадцатом веке на Руси, когда поняли, что не получается у них выжечь народную память и народную совесть. Они поступили очень хитро, заменив прежнее название своей церкви «правоверная» на «православная» и тем самым сумев сгладить нараставшую напряжённость и непонимание. Оттуда возникли слияния понятий, принесённых из Библии и из сущности Православия – Коляда и Рождество Христово, Пасха и Великдень, Купала и день Иоанна Крестителя… Короче, исторический миф, который стал реальностью…

- Так вы что, против церкви? – насупившись, спросил Шайба, не пропускавший ни одного большого церковного праздника.

- Мы? – Руслан улыбнулся. – Мы не против Веры. Мы не против истинного учения Иисуса, названного евреями Христом. Мы не против буддизма, мы не против откровений Мухаммеда, собранных в Коране. Мы, вообще, не против любви и справедливости, не против Бога в людях. Но мы против лжи, подлости, жадности и неуёмной жажды власти. К сожалению, именно этому и служит почти две тысячи лет Церковь, называющая себя именем Христа.

- А каково же тогда истинное учение Христа? – поинтересовалась Люда.

- Иисус обучался у наших предков, он получил от них, а потом сам проповедовал Ведическое мировоззрение. Он умел то, что, на самом деле, умели многие из наших предков, но там, куда он эти умения принёс, их восприняли, как чудеса. К сожалению, ни в одном из текстов канонических евангелий, то есть официальных писаний о деятельности Иисуса, после того как он пришёл в Иудею, почти ничего об этом не говорится. Зато многое можно почерпнуть из текста апокрифического, то есть тайного, скрываемого евангелия, написанного одним из учеников Иисуса, Иоанном.

- Интересные вещи вы рассказываете, Руслан, - сказал Саша. – Я так и думал, что Христос – никакой не Бог, а обычный человек.

- Нет, Саша, Иисус не был обычным человеком, он был Спасом. Он был послан, чтобы спасти, наставить на путь Истины народ, при помощи которого кое-кто собирался покорить мир. И ещё. Каждый из нас, в том числе и Иисус, – Бог, его неотделимая часть. Просто нас заставили об этом забыть.

- Не понимаю, Руслан. Кто мог заставить и как? – скепсис Сергея был неистребим. – И если наши предки, как вы говорите, были такими крутыми, а их знания и вера такими правильными, то почему они захотели всё это изменить?

- Почему наступает ночь, Сергей? – нахмурился Руслан. – И что лучше – ночь или день?

- Для меня лучше день, хотя многие любят ночь. Одно без другого не бывает. Это закон природы. То есть, - Сергей оживился, - вы хотите сказать, что это было неотвратимо – поменять веру. Так же, как для дня наступление ночи?

- Ночь неотвратима, вы правы. А измена вере – это всего лишь следствие ночи, свойство слабых людей. Тогда, тысячу лет назад, одержали верх люди ночи - они сумели соблазнить наших витязей и часть волхвов. Вот и пришло на Русь псевдохристианство. Но нашей верой каноническое христианство, в том виде, в какой его преобразили властители, так и не стало. Мы всё равно изменили его, подстроили под себя, под своё мироощущение. Потому неискренним попам мы так и не поверили, вон их образ очень хорошо отражён в наших сказках – ни одного положительного персонажа. Но из-за этого противоречия между официальной религией и народной верой, в отличие от Европы, у нас происходили самые большие потрясения в истории. Теперь пришло время вернуть своё…

- Что-то пока никто об этом с экранов не кричит в полный голос, - недоверчиво заметил Саша. – А ведь в таких делах важна поддержка всего народа.

- Теперь переходим к самому главному, - с удовлетворением подчеркнул Руслан. - Если вы внимательно следите за жизнью нашей страны, то, наверное, обратили внимание, как резко за последний год сократилось количество рекламы алкоголя и табака, в том числе, кстати, и пива. Также резко сократилось количество магазинов, где всё это можно купить. И наоборот, существенно активизировалась пропаганда здорового образа жизни. Вон, перед въездом сюда огромный плакат про, кажется, самбо, висит. Не видели? А я заметил. А знаете, насколько строгими стали взыскания за употребление алкоголя и курение в государственных учреждениях? Вплоть до увольнения, а для руководителей - до жёсткой административной ответственности.

На этих словах все закивали головами, поскольку описываемые Русланом тенденции стали очень заметными в последний год. А он продолжал:

- В кинотеатрах почти пропали фильмы со сценами насилия, по телевизору перестали показывать мыльные сериалы про бандитов и ненастоящую любовь. С концертных сцен исчезли явные сексменьшинства. Много стали говорить о нравственности, о правильном воспитании. Существенно увеличилась помощь от государства семьям при рождении детей. Так же серьёзно взялись за образование, сейчас готовится просто революция в этой области. Кроме того – это не оглашается пока в явном виде, но уже вводится – работающие на государство чиновники не могут сейчас продвинуться по карьерной лестнице, если не сдадут экзамены на знание материалов некой Концепции. Какой, Люда, вы-то должны знать?

- Концепции общественной безопасности, - ответила Люда, - сокращённо КОБ. Мы начали изучать её полгода назад. Сложновато, конечно, но, на мой взгляд, безусловно полезно. Лично я для себя много нового узнала и во многом с Концепцией согласна, хотя иногда и бывают сомнения.

- Это хорошо, что сомнения есть, значит, вы думаете над смыслом. Но, как вы сами понимаете, есть те, кто со всеми этими изменениями не согласен, причём категорически, - Руслан вскинул палец вверх, сделав паузу.

- И кто же? – спросил Сергей, в общем-то, понимая, что Руслан умело подвёл к этому вопросу. Да всё равно, кто-то же должен был это спросить.

- Таких много. Во-первых, это наднациональные руководители глобального проекта по внедрению на планете их безраздельной власти. Они мешают больше всего. Во-вторых, в нашей стране это те, кто боятся потерять неправедную власть и наворованные деньги, им эта Концепция, как говорится, поперёк горла. И хотя Президент и Премьер пока, по крайней мере на законодательном уровне, старались не афишировать свою заинтересованность во внедрении её положений в государственное устройство страны, но и держать это в тайне тоже уже невозможно. Кстати, Президент именно тогда и назначил Суворова премьером, когда ознакомился с КОБ и проникся её идеями. Ведь Олег Сергеевич - самый активный сторонник КОБ, но при этом ещё и очень деятельный и успешный человек. Кстати, твой шеф, Людочка, генерал Колышев, тоже её самый активный сторонник.

- Слышь, Руслан, я чё-то не догоняю. Если эта теория такая правильная, то почему же о ней так мало говорят? Да, кстати! Те козлы, у монастыря, ну, не те, которые на машине приехали, а другие – это один из них тогда в Томилино так наколдовал, что я чуть пулю себе в висок не пустил, - Шайбу терзали сомнения, хотя его интуиция никаких отрицательных сигналов не подавала.

- Эти козлы – это монахи на самом деле, я их видел уже в рясах, - неприязненно заметил Саша. – Что, всё-таки, церкви-то во всём этом надо, я не понимаю? Да и епископ этот запредельный, всё мне парил что-то про бога…

- О, о роли церкви в жизни общества можно говорить нескончаемо, это мой любимый конёк, - Руслан многозначительно улыбнулся. – К сожалению, сейчас на это нет времени, а то бы я много мог вам рассказать удивительного. Скажу лишь, что смысловая составляющая КОБ и Вед очень похожи, они во многом друг друга дополняют. Можно сказать, что КОБ пересказывает Веды современным языком, языком науки. Но, конечно, есть и различия, впрочем, несущественные. Так вот, и то, и другое - и Веды, и КОБ - настолько сильно расходятся с основными положениями псевдохристианской религии, что церковь сейчас будет вынуждена применить все свои возможности, лишь бы опорочить всё, что связано и с КОБ, и с Ведами. Если, конечно, сама не захочет признать ошибочность многих своих постулатов. Но это вряд ли, – линия рта Руслана стала жёсткой, лицо приобрело решительное, даже злое выражение. - Впрочем, я думаю, что участие этих, конкретных монахов в произошедшем в Томилино и там, у монастыря ,– это больше самодеятельность одного из иерархов РПЦ, чем её официальная реакция. Патриарх пока ещё не решился ни на какие активные действия - он человек осторожный, думает. У Церкви есть гораздо более мощные инструменты для борьбы со всевозможной, на их взгляд, ересью, чем простое насилие. Впрочем, и оно им, как метод, не чуждо. В средние века, например, меня бы обязательно сожгли на костре (если бы сумели поймать, конечно), - последние слова Руслан произнес тихо, с явной иронией.

Все - и Саша, и Сергей, и Люда, и Миша, и Кощей с Шайбой молчали, пытаясь переварить услышанное, слишком уж новым и необычным всё это для них оказалось. Руслан, поняв состояние своих новых знакомых, мягко заговорил:

- Я сейчас не жду, чтоб вы вот так, с ходу, мне поверили. Для веры нужны знания, а знания требуют времени. Даст Бог, успеете ещё осмыслить и переварить. Просто я хочу, чтобы вы понимали одно: Бог – это не что-то застывшее навек, погрязшее в догмах и обрядах. Такой образ ему создали неумные и недалёкие люди. Бог – это всегда меняющаяся, всегда развивающаяся Вселенная. И предназначение человека состоит как раз в умении изменяться, развиваться и в желании постоянно совершенствоваться, чтобы, в результате, самому стать Творцом, помощником Всевышнего. Для реализации этого есть масса возможностей – от молитв и медитаций до серьёзного овладения всеми своими ещё нераскрытыми возможностями. Главное - делать это в русле Божьего предопределения, быть с Богом в одном потоке. Люди бы давно, наверное, сами, все вместе, вышли на понимание этого простого факта, если бы не одно очень существенное «но». На Земле есть те, чьё могущество во стократ сильнее, чем у Патриарха или Папы, или у любого миллиардера-олигарха. Именно эти таинственные личности и придумали, как заставить людей поверить в созданные ими миражи и химеры, как совратить человечество с пути Истины. Чего они добиваются? Они строят мир, основанный на их понимании добра и справедливости. Такой мир, где все-все бы их беспрекословно слушались. Может быть, это был бы и неплохой мир - без войн, без убийств, без голода и без проблем. Вот только места в нём человеку как Божьему подобию нет, ибо никто не вправе будет самостоятельно решать, что ему делать в этом мире, как развивать себя. Это очень тонкая грань - между свободой божественного выбора и выбором комфорта - и не всем она доступна. Но мы не хотим, чтобы человечество превратилось в стадо животных или в сообщество биороботов, мы твёрдо уверены, что у людей иная задача.

- Слушайте, а где вы были всё это время, почему раньше не давали о себе знать, почему ничему не учили людей сто, двести лет назад? – сурово спросила Люда. – Может быть, тогда бы и таких войн не было бы, и революций, и войны гражданской?

Руслан покачал головой:

- Я понимаю, Люда, ваше негодование, оно оправданно. Но и сто, и пятьдесят лет назад было не время для нашего открытого появления - тогда бы нас никто не стал слушать. Часть ведающих попыталась что-то высказать в Германии, сразу после Первой мировой, и что? Их быстренько убили, а их информацию использовали для того, чтобы завести на ложный путь весь немецкий народ, наших арийских братьев. Просто стравили нас между собой, поднявшись сразу на несколько ступеней по лестнице, ведущей к мировому могуществу. Нет, тогда было не время. Но в конце двадцатого века ситуация поменялась, пришла иная эпоха, в действие вступили другие, более созидательные энергии. Человечество сейчас стоит на пороге Большого Перехода, настало наше время. Да, Люда, до времени и мы, волхвы, и создатели КОБ, были в тени, терпеливо ждали, пока новые знания и Родная Вера овладеют умами и сердцами людей, в первую очередь тех, кто призван руководить. Наконец, это свершилось, к власти пришли готовые к переменам люди. Проект в Томилино стал нашей контрольной точкой. Если он удастся, то Русь, а за ней и весь мир, смогут сделать правильный и очень важный шаг навстречу своему новому будущему, навстречу Богу. И в этом, не в последнюю очередь, может помочь ваш «Нимб», Саша.

- Слушайте, Руслан, а вот епископ мне говорил, что мой «Нимб» может привести к краху человеческой цивилизации. Он утверждал, что если каждый сможет использовать «Нимб», то злодеи станут ещё более могущественными и тогда без проблем смогут вершить свои злодейства. Как быть с этим? – Саша в напряжении ждал ответа от Руслана.

- А епископ вас просто банально обманул. У вашего изобретения есть одна особенность – тот, кто вынашивает злые мысли или неискренен в своём добром (я подчеркиваю, именно добром) отношении к людям и к Богу, просто не сможет пользоваться вашим прибором. Либо умрёт, либо сойдёт с ума. Но, конечно, к использованию «Нимба» людей надо, в первую очередь, готовить нравственно. Так получилось, что технические параметры вашего «Нимба» помогают человеку перепрыгнуть сразу через несколько ступеней его естественного совершенствования. Такой прыжок для неподготовленных может быть чреват всякими неприятностями . Ваше изобретение - это техническое «эхо» грядущей эпохи, скажем пока так. Но это отдельный разговор…

- Подождите, Руслан, так, значит, Президент, он, это, не…ну, как бы это сказать… - Сергей смутился от того, что хотел высказать.

- Не думаю. Я уверен, что на него так подействовали полевые возмущения, ведь тогда и монахи, и мы поработали. Одно могу сказать: если Президент живет в ладу с Богом, если его помыслы чисты и нелицемерны, он выживет, и мы все вместе выберемся из этой истории и победим. Если нет – значит, и мы в чём-то ошибаемся. Я уверен, что его поражаемость подобными возмущениями - это свидетельство некоторых нравственных изъянов, но не более. К сожалению, мы – не святые, идеальных людей нет.

- А ещё чё-нибудь расскажи, а? - подал голос Кощей, которого настолько задели за живое слова Руслана, что он даже сумел присесть.

- Простите ребята, больше нет времени. Когда всё закончится, я с удовольствием побеседую с вами, да и не раз. Хотите – сами находите информацию, её сейчас навалом, тем более что есть такая штука, как интернет.

- Руслан, ну а почему, всё-таки, вы были в тени всё это время и генерал Колышев ничего не знал о вашей второй ипостаси? - Люда хотела рассеять все свои сомнения.

- Видите ли, Людочка, люди есть люди. Мы должны были убедиться, что те, кто поддерживал нас и КОБ, не просто болтали. Мы должны были быть уверены, что нас не предадут. Кроме того, как я уже говорил, мы ждали, пока достаточное количество людей сами воспримут распространяемую нами информацию не только умом, но и сердцем. Ситуация должна была созреть. В какой-то момент возникла критическая масса, но кто-то должен был сдвинуть процесс с места. Тогда-то я и подкинул генералу Колышеву идею создания проекта в Томилино, анонимно, само собой, и стал одним из его участников. Поэтому для меня очень важен исход этого эксперимента. Сейчас всё на кону, вы это уже слышали. Если мы исправим ситуацию, тогда выходит, что Бог, пусть и с «оговорками», поддерживает нас, а если нет… Значит, примем и это, будет нам урок. Есть ещё один, очень важный момент, касающийся грядущего Перехода, но об этом давайте поговорим потом, хорошо?

На некоторое время в автобусе воцарилось молчание. Каждый пытался осмыслить произнесённые слова.

Вдруг Шайба подскочил как ужаленный, скорчив яростную гримасу:

- Понял, факин шит, понял! Ах, он, сука! Кранты ему настали! - Шайба вытащил из-за пазухи свой телефон и начал набирать какой-то номер. – Кирпич? Ну, падла! Всё, готовься, пиши завещание! – и Шайба, со злостью сплюнув, отключился.

- Шайба, вы кому звонили? – напряжённо спросил Руслан.

- Как кому? Кирпичу, гниде этому! Я ведь только сейчас понял, что это он нас сдал в Томилино. Подумал, сука, что это мы президента минусанули, и очканул, урод. Ну, я ему устрою, пидору. А я ведь ему два раза жизнь спасал, козлу! - Шайба горестно замолчал, не в силах поверить в вероломство дважды спасённого им кореша.

- Скажите, друзья, - звенящим от напряжения голосом проговорил Руслан - у кого ещё включены телефоны?

– У меня, - сконфуженно произнес Кощей, - так я и не мог выключить.

- Ага. Тогда вот что, немедленно уходим. Телефоны выключить, старые симки выбросить. Вот вам две симкарты на всех, больше у меня нет. Номера этих я помню. Захотите позвонить – звоните только из едущих машин на свободных улицах, но сразу после разговора телефоны вместе с симкартами придётся выбросить. Шайба, и вы, Кощей, не обессудьте, но ваши аппараты надо оставить здесь. И ваш, Серёжа, наверное, тоже. Только перед уходом включите свой аппарат.

Все упомянутые без слов выполнили указания Руслана. Тот, что-то обдумав, предложил:

- Разделимся - так нас будет тяжелее найти. Я беру «Нимб» и Сашу, попытаемся попасть к Президенту, нам должны помочь. Люда и Сергей, вы помогите доволочь Кощея и Олю до дороги, там поймаете такси. Миша, вы вместе с Олей, Кощеем и Шайбой спрячетесь у ваших земляков на какой-нибудь стройке. Есть что-нибудь на примете?

Миша утвердительно кивнул.

- Вот и хорошо, - Руслан ещё раз оглядел свою разношёрстную команду. - Люда и Сергей, после того как отправите Мишу с компанией, отделяетесь и ждёте моего сигнала. В последние пять минут каждого часа включайте телефон и ждите моего звонка. Шайба, вам понятно? Хорошо. Деньги есть? Вот и славно. Люда, куда спрятаться, найдёте? Замечательно. Ждите моего сигнала. Шайба, вас это тоже касается. Кажется, всё, Саша, пойдёмте. Да вы не бойтесь, сберегут они вашу девушку. Оля, я надеюсь, вы не будете глупить? Ладно, я вам верю. Всё, пять минут, время пошло. Серёжа, не забудьте включить телефон перед уходом. С Богом!

Глава 34. Всё идёт как надо!

Майоров сидел в своём рабочем кресле «очень большого начальника», как он сам его называл, и делал вид, что изучает какие-то бумаги. То есть, он просто раздумывал, а глаза невидяще смотрели на листы, которые уже более получаса он держал в руках. Так бывает, когда человек захвачен своими мыслями: кажется, что он пристально куда-то смотрит, но глаза его при этом ничего вокруг не видят – человек погружён в себя и в обдумываемую проблему.

«Что же решить? С одной стороны - до противного известные олигархи и их ходы, предсказуемые с небольшой погрешностью. С другой – абсолютно непонятный отец Евпатий. Допустим, я сумею обмануть олигархов или, нет, правильнее сказать, заставлю их сделать вид, что они мне верят. Пусть даже и не добуду «Нимб», сейчас это уже не важно. Лишь бы президент в себя не пришёл, что, кстати, маловероятно. Или вероятно? Ага, надо уточнить».

- Адольф, - нажал кнопку на спикерфоне генерал, - срочно сообщи мне новости о состоянии президента и уточни, кто там ещё из светил прибыл.

«Нет, из такой комы обычно не выбираются. Разве что чудом, но… Ведь Патриарх наверняка не давал распоряжений относительно молебнов о здравии раба Божьего Игоря, Президента Всея Руси, у них ведь отношения в последний год натянутые. И чего, спрашивается? Был же наш супермен, как все - ходил в церковь, свечки держал на большие праздники и сам, и с семьёй. Но год уже, как отрезало. И никакой помощи от государства Церковь не получает, и от школы её стараются отвадить. Никто об этом, понятно, не кричит на всех углах, помалкивают обе стороны. Так, пока всё, неявно, будто ничего не происходит, но как же народ-то удивился, когда ни на Рождество, ни на Пасху, ни президента, ни премьера на службе не было… Тут, видимо, всё-таки, премьер со своей концепцией дурацкой виноват. Вот ведь, медузы, и что в ней, в концепции этой, такого? Может, почитать? Да некогда, не до умствований сейчас, дело надо делать. Я, вроде бы, давал задание Гитлеру, чтобы подготовили аналитическую записку по этой концепции, если правильно помню. Давно дело было. Сейчас мы его потревожим».

- Адольф! Мать твою, что там президент? Выясняешь? Давай быстрее! Да, я, помнится, поручал тебе напрячь аналитиков по поводу этой концепции, этой, общественной безопасности. Готово? Ну-ка, давай, зови, кто там, пусть отчитывается. Майор Свиланс? Этот может. Ну, давай, не тяни.

«Ладно, так что же мы имеем? Ну, эти, которые олигархи, с ними всё более-менее ясно. К пятнадцати ноль-ноль подготовим материалы об этом «Нимбе», о том, что именно Колышев его притащил, потом о похищении, об исчезновении Колышева и его связи с премьером, а потом подкинем идею с выходом на Андреева и Мамаладзе, заодно и Луцкого помоями польём. А Эпоса с Каганом выставим ангелами, которые предупреждали и не пущали, да только их не послушали, запудрили злодеи президенту мозги. Это стандартный путь. Тут самое главное, чтобы президент не выжил, пусть земля ему будет пухом. Найдём «Нимб» - хорошо, изобретателя - ещё лучше, тогда он и будет главным свидетелем, а перед дачей показаний мы его бах, как Ли Освальда когда-то. Патриот какой-нибудь его пристрелит, от души. А… нет, лучше пусть будет не патриот, а агент Колышева. Точно. Он и даст показания. Только найдём безнадёгу какого-нибудь, которому вышка светит, накачаем психотропами - и вперёд. А остальных – отследить и ликвидировать к чертям собачьим, нечего им по свету шляться. И изобретателей этих, и бандитов залётных, и Женю. И Женю, м-да… Жаль старого друга, а что делать? Армейцы премьера прикрывают под Женину дудку, не будь я генерал. А так… не станет Колышева, и те пятками взад сыграют. Премьер сам от власти откажется. А потом, когда Дума соберётся и скандал разрастётся, пусть и Вундеркинд с Эпосом поработают. И после всего этого организуем им Бонапарта, героя в белых штанах. А чё, люди давно ждут. А после можно будет с этим епископом и против олигархов поработать. Чувствую я, большая сила за ним. Про эти байки с засадой я не верю, тут епископ стопроцентно замазан - это именно его монахи в Томилино работали, Рыбка, похоже, совсем не лгала. Ладно, её, может,и пощадим. Если она до сих пор жива, пусть воздействует на этого своего изобретателя. Ну а если тот будет себя хорошо вести, мы его, может быть, и не будем ликвидировать, а подарим епископу вместе с его железякой, мне лично эта хрень ни к чему». Тут размышления генерала прервал пискнувший селектор.

- Товарищ генерал, разрешите? – попросился зайти Адольф.

- Да входи уже, я тут изнемогаю, - Майоров очень любил разговаривать шутливым тоном, когда у него всё складывалось, а сейчас, похоже, складывалось.

Гитлер зашёл и, верноподданно выкатив глаза, принялся докладывать.

- Состояние президента стабильно тяжёлое. Светилы ничего сказать не могут, разводят руками. Говорят, что если сегодня-завтра в себя не придёт, то можно ставить крест, всё остальное – пустые хлопоты. Хотя бывают и исключения. Далее – нашли все номера телефонов наших беглецов, сейчас пеленгуют, может быть, кто и проявится. Штаевский утверждает, что в схватке у монастыря он узнал изобретателя Буссе, он его видел в Томилино, и, - тут Адольф сделал паузу, - уверяет, что майора Боброва из ведомства Колышева. А с другой стороны, как ему показалось, были те люди, монахи. Зигфрид уверяет, что это они выкрали изобретателя Астафьева, и упорно зовёт их колдунами. Против них и заказывал И-шлемы. Майор Свиланс готов к докладу, ждёт за дверью. Вызвать?

- Ха! Бобров, говоришь, и Буссе? Очень хорошо, просто великолепно, - у генерала стремительно улучшалось настроение, всё складывалось как нельзя лучше. – А что с перехватом, ментам ориентировки послали?

- Так точно, товарищ генерал. Метро, вокзалы, все автодороги. Фотографии розданы. Так что, Свиланса вызывать?

- Ну, давай, - махнул рукой Майоров. – И распорядись насчёт завтрака, да поплотнее. Сделай кофе. И пусть мне пару таблеток спецсредства принесут, а то мне ещё пару суток не спать. Выполняй.

Адъютант вышел из кабинета, но через двадцать секунд влетел обратно:

- Товарищ генерал, засекли сразу несколько телефонов наших фигурантов. Все в районе Лосиного острова, где-то в парке. Через пять минут выдадут локализацию.

- Ах ты, чтоб тебя, как же не вовремя Зигфрида свалили. Ладно, тут я сам. Давай вертолёт туда, пусть менты оцепят всё, только не ближе пятисот метров. Пусть Зудина готовит три машины, двенадцать бойцов на выезд. Без спецкостюмов, но с оружием. И-шлемы Зудина ещё не сдала? Дас ист фантастиш. Я поеду с ней. Свиланс пусть меня ждёт в полной боевой готовности, как вернусь - выслушаю. Всё, по коням!

Когда-то, очень давно…

 

Яркое пламя костра весело трещало, изредка выбрасывая искры в безоглядную темень ночи. Отблески пламени отражались в тихой воде бежавшей рядом реки, местное название которой Руслан не знал. Он сидел так, чтобы костёр его согревал, но не освещал, и расслабленно слушал шёпот медленно текущей воды. Бесподобное сочетание – огонь и вода, ярость и мудрость…

Сознание тронуло лёгкое прикосновение раскинувшегося вокруг полевого щупальца – кто-то приближался. Руслан сосредоточился – интересно, он? Не он? Да, судя по тому, как напряглись все поля вокруг, приближающийся был тем человеком, которого Руслан ждал. Ещё несколько Лун назад Волхвы полян передали, что к ним явился очень необычный путешественник. Само по себе появление одинокого пришельца не русина было не таким уж и странным - много разных людей приходило на Русь отовсюду, но личность этого чужеземца оказалась до крайности любопытной. Он пришёл с Востока, оттуда, куда когда-то ушла часть народа под руководством Спаса Рамы. Но пришёл не оборотистый весь-купец или ищущий славы витязь, не одинокий бродяга без рода и племени - к полянам, судя по уровню Силы и Знаний, явился Ведающий высокого уровня, настоящий духовный проводник. И ещё одна особенность была у странника. Его сущность не получалось разглядеть обычными способами, доступными Волхвам. Оказалось, что ни один из Богов не оказывает на него никакого воздействия, никакая чужая энергия на него не влияет. Более того, первый раз в своей практике Волхвы так и не смогли понять, что за человек к ним явился, откуда он родом и зачем ходит по свету. Он пришёл, излучая доброжелательность и великодушие, и смиренно попросил Ведающих научить его. Ведающие, как водится, подвергли его испытаниям, чтобы проверить, насколько готов проситель для учёбы, и очень изумились, выяснив, что этот странный человек обладает Силой и Мудростью зрелого Волхва, а некоторые его умения недоступны даже им самим. Тем не менее, чтобы сохранить лицо, Волхвы занялись обучением пришедшего. Тот же легко, с жадностью, впитывал все знания, без труда овладевая самыми сложными практиками. Наконец, после двух Лун такого странного обучения, Волхвы вынуждены были сказать чужаку, что больше ничему научить его не смогут. Тот не расстроился, искренне поблагодарил и спросил о Руслане. Волхвы, немного посовещавшись, указали страннику путь, и он ушёл, радостно улыбаясь доброй, беззаботной улыбкой.

Интересным было и то, что за время его путешествия по земле Русов система оповещения «свой-чужой», отработанная ещё Ариями и никогда прежде не дававшая сбоев, не улавливала идущего. Когда-то, в позапрошлой жизни, когда Руслан имел другое имя и был лучшим Неосязаемым Атлантов, он умел обманывать эту систему, притворяясь своим. То же умели делать и Волхвы Ариев по отношению к подобной системе Атлантов. Но чтобы сеть полей-ловушек вообще не видела человека – такого ещё не было. Этот случай взволновал Руслана до крайности и насторожил, он понял - должно случиться нечто необычное. И теперь сидел на пути чужеземца, который, кстати сказать, шёл по территории Русов открыто, не скрываясь и не прячась, проявляя редкостное даже для местных жителей дружелюбие по отношению к окружающим. Несколько попыток остановить чужестранца, задержать его, ни к чему не привели – там, где его поджидали, он никогда не оказывался, легко обходя засады и избегая погони. Ещё он был очень любопытен и, куда бы ни приходил, долго расспрашивал местных жителей обо всём на свете. Так передавали встречавшие его люди, так доносила молва.

Обычный ночной шум почти не изменился, никаких тревожных звуков не издавали ни птицы, ни ночные звери, но, в то же время, путник приближался и очень уверенно шёл именно в его, Руслана, сторону, спокойно позволяя себя прощупывать. Ничего нового из этого прощупывания Руслан так и не смог почерпнуть – просто ему давали понять, что идёт тот, кого он хотел увидеть. Шорох шагов чужестранца и треск подламываемых сучьев раздались совсем недалеко - на том берегу реки. И в этот миг Руслан оторопел – вместо ожидаемого плеска воды от плывущего тела он услышал только обычный ночной шум леса, но, при этом, незнакомец явно приближался. Левитация? На такое были способны только очень сильные Маги и Волхвы, и то, в основном, в прошлом. Может быть, незнакомец был одним из выживших после устроенной Соломоном, сыном Давида, облаве на джинни? Но что могло привести его сюда? Передавали, что те джинни, кому удалось спастись от этой охоты, ушли к Детям Посейдона, оставив, по их примеру, мир новых людей.

В свете горящего костра Руслан, всё-таки, сумел увидеть, как передвигается этот странный человек – тот не летел над водой, он по ней просто шагал, аккуратно переставляя босые ноги. А его белая, хорошо различимая в темноте одежда оставалась совсем сухой. «Забери меня, Мара, если я понимаю, кто это», - успел подумать Волхв перед тем, как удивительный гость ступил на твёрдую землю.

- Мир тебе, Волхв, - абсолютно искренне улыбаясь, произнёс пришедший на древнем языке Атлантов.

- Мир и тебе, странник, - Руслан оторопел, но, не подавая виду, ответил, пристально вглядываясь в незнакомца. Гость был слегка смуглым, как любой южанин, но его аккуратные усы и борода были достаточно светлыми, что указывало на присутствие арийских кровей. Лицо гостя имело открытое, очень располагающее выражение. Форма носа и подбородок носили римские черты, а глаза были карими. Он точно не был одним из соотечественников Руслана - ни пробуждённым джинни, ни Владыкой океанов, ни, уж тем более, кем-то из бывших Руслановых подчинённых. Тем сейчас некогда слоняться по свету - они делают историю в районе Благодатного треугольника. Да и, Сетх с ними, то, что происходило прямо здесь, было гораздо любопытнее. Откуда же гость знает древний язык, у кого он мог научиться?

- Позволь присесть к твоему костру, Волхв? – вежливо спросил озадачивший Руслана путник.

- Садись, конечно. Прости, но не мог бы ты сказать, как тебя следует называть? Я - Руслан, - Волхв знал о возникшем среди жителей Полудня поверье, что никому нельзя открывать своё настоящее имя. Руслан связывал это с теми кровавыми расправами, которые устроили некоторые пробуждённые джинни, когда любопытные, находившие их контейнеры, простодушно открывали им своё имя. Для мага знание истинного имени даёт возможность подчинить себе человека, а для привязанного к меди – возможность освобождения. Вот только, не понимал Руслан, зачем платить такой чёрной неблагодарностью своим освободителям. Может быть, за тысячи лет добровольного заточения мозги у джинни совсем съехали набекрень? В любом случае, Руслан постарался задать вопрос как можно дипломатичнее.

- Моё имя… - смущённо улыбнулся собеседник, - э… в общем, Иссу...

- Угощайся, Иссу, - Руслан не подал виду, что знает это египетское слово, означавшее: «Сын богини Исиды, или избранный». Он указал гостю на нехитрую еду, разложенную у костра.







Последнее изменение этой страницы: 2016-06-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.85.245.126 (0.025 с.)