ТОП 10:

Глава 24. Методы ведения тайной войны



Бобров сидел в кустарнике напротив выслеженного им дома уже несколько часов. Сначала было терпимо, но потом дождь начал доставать, холодные струйки постоянно норовили проникнуть под капюшон и уже насквозь вымочили брюки и ботинки. Пока не всё ещё было понятно, но, по крайней мере, хоть начинало приобретать какие-то контуры. Когда майор, на следующий день после беседы с Колышевым, прибыл на объект «Т», он первым делом начал выяснять, не было ли каких-нибудь кадровых перестановок в ближайшие несколько дней. Может быть, кто-то заболел, проштрафился, загулял? И был неприятно удовлетворён своей проницательностью, когда управляющий, Василий Иванович, нисколько не смущаясь, сказал: «А как же, двоих заменили, с отдела кадров администрации Президента присоветовали. Настоящих монахов прислали, от самого Патриарха, сказали, что с вашего одобрения. Ну, не знаю, может, не с вашего лично, но ведь кто-то там одобрил». Это был самый натуральный бред, чистейшей воды. То, что говорил управляющий, никак не могло быть - все отправленные на объект «Т» кадровые единицы лично согласовывались самим Бобровым, и он прекрасно знал, сколько его людей, людей Майорова и просто посторонних работников находится сейчас на объекте. Что было делать, сам Президент настоял на том, чтобы на объекте присутствовали сотрудники разных контор, до конца не доверяя никому. Пусть проект этот был по большей части детищем Премьера и Колышева, а Президент просто увлёкся им, как и всем, что в последнее время предлагал этот тандем: премьер - генерал.

И тут на тебе, какие-то абсолютно посторонние на объекте люди, да ещё и монахи, от самого Патриарха! Ну, насчёт участия в этом деле Патриарха сомнения возникли сразу, но Бобров принялся проверять всё по цепочке. Сначала связался с отделом кадров и сразу же получил обескураживающий ответ: «За последние две недели никаких новых сотрудников в Томилино мы не посылали и никто к нам не обращался. Патриарх? Вы шутите? Сам зашёл и предложил? А кто это утверждает? Администратор? Слушайте, майор, мы Иваныча давно знаем, он уже пятнадцать лет, как не пьёт. Что-то странное вы говорите, вы сами-то как, в норме?» – и на том конце положили трубку. Так, интересненько. Ничего не говоря управляющему, майор пошёл посмотреть на монахов сам. Один из них, который садовник, показался майору знакомым, но из какого-то давнего прошлого, из молодости. Ладно, разберёмся. Дальше последовал звонок в службу Патриарха: «Мы очень благодарны вам за помощь, ваши монахи - просто чудо какое-то. Его святейшество нам очень помог. А сколько мы могли бы ещё пользоваться добротой Патриарха? О каких монахах идёт речь? Ну, как же, об отцах Савватии и Сергии. Вы не в курсе? Так может быть, сам Патриарх лично это устроил, когда заезжал несколько дней назад в администрацию Президента? Да нет, я нисколечко не издеваюсь, не посмел бы. Ах, что вы говорите, Его Святейшество, оказывается, уже две недели в поездке по Сибири? Простите меня великодушно, видимо произошла какая-то путаница, может быть, это кто-то другой прислал монахов. Да, извините, но я ваш устав плохо знаю, больше свой. Всего доброго».

Ну, так, либо Василий Иванович - сошедший с ума злой шпион, либо его как-то охмурили. Версия со злым шпионом маловероятна, значит, верно второе. Майор Бобров несколько раз уже сталкивался с непонятным с точки зрения логики поведением людей и течением событий, и каждый раз это попахивало колдовством либо работой серьёзных экстрасенсов, впрочем, хрен редьки не слаще. Более того, агент «Сокол» была как раз из этих, со сдвигом, и могла пролить свет на ситуацию. Майор уже достал телефон, чтобы связаться с агентом, но, посмотрев на дисплей, выругался. Каждый раз он забывал, что вся мобильная связь здесь блокирована. Тогда он решил направить стопы в корпус, чтобы дать увидеть себя агенту, как вдруг у здания, к которому он направлялся, началась какая-то суета. Все забегали, как ужаленные, а потом резко подкатила машина с медицинским обеспечением, специально предназначенная для моментов, когда что-то случается с Президентом. Последнее время, слава Богу, работы у них было немного - уже достаточно долго российские президенты отличались крепким здоровьем. Вот ведь, похоже было, что бяка, о которой предупреждал неведомый доброжелатель, состоялась. Бобров ещё не знал точно, что происходит, но уже был уверен в злонамеренном ходе событий - вся недавняя информация позволяла сделать такой вывод. Тут из здания вынесли носилки, а вместе с ними в машину сел Колышев, и она мгновенно сорвалась с места, окружённая воющими автомобилями эскорта.

Новости, полученные Бобровым от сотрудников охраны, его не сильно удивили. Несколько часов он потратил на опрос свидетелей, но так до конца и не разобрался, что же, всё-таки, послужило причиной удара у Президента, ведь о «Нимбе» были собраны самые положительные данные. Тогда он решил, что теперь архиважно встретиться с «Соколом», и майор, уже не скрываясь, проследовал в номер агента. Придётся засветиться, но иначе не получалось. Он постучал, и через какое-то время дверь ему открыла Люда, она же агент «Сокол».

- Вы? – Люда на редкость плохо выглядела, как будто пила запоем несколько суток подряд. – Проходите.

- Так, давай докладывай, что здесь происходит, - майор присел в кресло и включил телевизор, выставив максимальную громкость.

Когда Люда рассказала ему об утренних событиях по борьбе с чужим полевым воздействием, у Анатолия в голове сложилось ясное понимание – это сработали пресловутые псевдомонахи. Но кто они такие точно? Кто их прислал и каким образом? И почему они ещё здесь? Какую-то ещё пакость решили учинить? И тут же вылезла другая непонятка – кто такой Руслан? То есть, кто он такой в обычной жизни, майор знал достаточно хорошо, сам, как-никак, проверял его кандидатуру. Но вот что у него за двойное дно оказалось?

- Люда, ты сможешь сейчас проверить местного управляющего, ну, своим способом? - Бобров понимал, что в этом уже нет необходимости, всё было более-менее ясно, но надо поставить точку с ним, а уже дальше заниматься монахами. Нет, монахами нужно заниматься параллельно. Тут в дверь номера постучали:

– Товарищ майор, разрешите? - обратился один из сотрудников. - Вас генерал Колышев по спутниковой связи вызывает, срочно.

Бобров мгновенно сориентировался и быстро добежал до аппарата спутниковой связи, находившегося в одной из машин охраны.

- Да, товарищ генерал, слушаю, - схватил Бобров трубку, ожидая услышать самые плохие вести.

- Так, Бобров, слушай внимательно. Президент в коме. Сейчас было заседание Совбеза, объект «Т» отдают Майорову. Тебе нужно разобраться, что произошло, вычислить, кто там всё это устроил. Майорову на глаза не лезь, «Сокола» удали с объекта и убери оттуда «Нимб» с изобретателем - все ниточки от него тянутся. Я пока исчезну, но завтра с тобой свяжусь. Держи этот телефон при себе. Всё, отбой.

Бобров решил, что надо прямо сейчас брать «Нимб» с его изобретателем и под охраной везти на запасную базу, в Карелию, а Люду оставить здесь - пусть смотрит за монахами. Но, выглянув в окно, понял, что не успевает, поскольку в открытые ворота въезжало несколько броневиков отряда «Тайфун», подчинённого Штаевскому. «Ах, ты, не успеваем, есть буквально несколько минут, пока Снегирь их придержит». Капитан Снегирёв был оставлен командовать здесь охраной и сейчас рьяно препирался со Штаевским, требуя подтверждения полномочий.

Бобров опять влетел в Людину комнату, на этот раз уже без стука.

- Анатолий Николаевич, я сейчас не смогу просмотреть управляющего, очень много сил утром потеряла, - жалобно протянула Люда, видя входящего в дверь Боброва.

- Ладно, Люда, сейчас это не важно. Слушай, что требуется сделать… - и майор изложил Люде план действий, а заодно рассказал ей о подземном ходе.

Уже вечером Бобров по поднявшемуся шуму понял, что у Люды вроде как всё получилось. Правда, не совсем понятно было, почему вся суета сместилась к воротам, а не на склад, но, видимо, Люде удалось хорошо запутать следы. После того как Бобров убедился, что никого поймать людям Штаевского не удалось и сейчас они заняты поисками следов, майор вылез из укромного убежища на чердаке, перебрался на крышу и по тонко натянутому тросику съехал вниз, за территорию базы, ещё раз мысленно себя похвалив за то, что когда-то предусмотрел несколько путей отхода. Оказавшись в лесу, он направился к тому месту, откуда Люда должна была выйти, благо по поверхности идти туда было от силы минут двадцать, а под землёй пробираться часа полтора.

Дойдя до нужного места, Бобров притаился в кустах напротив трансформаторной подстанции и стал ждать, когда оттуда выйдет Люда. Каково же было его удивление, когда из домика вышел не один, максимум два человека, а целых четыре, причём явно готовых стрелять на каждый шорох. Бобров подумал, что будет неразумно выскочить сейчас с радостным криком «а вот и я!» и решил, что лучше подержаться на дистанции. Хотя бы ещё и для того, чтобы понять, какую роль должны играть новые действующие лица и где их Люда подцепила.

Майор аккуратно проследовал за ними к дому, подождал ещё некоторое время, пока всё успокоится, и уже решил проникнуть внутрь, как вдруг, буквально в трёх шагах за своей спиной, услышал шёпот:

-Товарищ майор, спокойно, только не стреляйте, свои…

 

Зигфрид сидел один в комнате видеонаблюдения и, тупо уставившись в экраны, просматривал записи уже третий раз подряд. Но ничего нового на них не появлялось – каждый раз гаснет свет, и камера, которая должна без проблем снимать в темноте, фиксирует только еле различимое движение теней. Ну ладно, пусть не видно кто там, но почему, всё-таки, наблюдатели не зафиксировали этих ниндзей на экранах? Почему никто не среагировал, когда машина выезжала за ворота? Почему это увидел только он? Сначала Зигфрид решил, что наблюдатели бессовестно спали, и даже несколько раз, не сдержавшись, двинул им в рыло. Но те стали кричать и божиться, что ничего такого не было, пусть товарищ полковник посмотрит камеру, которая снимает саму комнату наблюдения. Полковник просмотрел камеру – да, действительно, не спали. Но сигнал тревоги подала электроника, которая среагировала на каскадные отключения света. Да и на воротах спать уж точно никак не могли. Тогда что получается? Что все его люди одномоментно ослепли или выпали из реальности, и только он один что-то соображал? Что это – новый вид какого-то газа? Психотропное оружие? Массовый гипноз? Следом вылезла вторая странность: злоумышленники зачем-то разделились, одни ушли на броневике, а другие - через подземный ход, обнаруженный его орлами на складе, когда уже всерьёз принялись прочёсывать всю территорию. К сожалению, посланная в этот самый таинственный ход группа нарвалась на мину - двое тяжело ранены, замыкающий отделался контузией. Слава Богу, ребята сейчас в современных боекомплектах работают, те прекрасно защищают. Иначе сплошь двухсотые были бы. Полковник хотел послать вторую группу, но потом передумал, тем более, что ход завалило. Днём выясним, куда он вёл, а сейчас нужно думать, что делать дальше.

Итак. В результате дерзкой ночной вылазки исчезли: изобретатели Сергей Буссе и Александр Астафьев, прибор «Нимб», а также два сотрудника из обслуживающего персонала - садовник и повар, о которых, почему-то, никто ничего не мог толком сказать. Никто не помнил их имён, не мог их описать, а управляющий вообще отрицал, что у него такие люди работали. Ещё одно массовое помешательство. Кроме того, днём пропали Руслан Дадоев и Людмила Савельева. И ещё одно, самое неприятное – нигде на территории не было агента Рыбки. Тут уже попахивало предательством и сливом информации или, что было хоть и циничнее, но всё-таки лучше для дела, она была убита либо захвачена в плен. Лучше бы, конечно, убита… Полковник заставил себя оторваться от экранов и вызвал обоих злополучных наблюдателей.

- Вот что, ребята, я вынужден извиниться перед вами, вспылил, - полковник всегда был справедливым со своими подчинёнными. – Простите.

- Ничего, товарищ полковник, - сказал один из них, потирая разбитый нос, - мы понимаем.

- Ладно. Теперь слушайте задачу – всё заснятое на камерах зафиксировать и записать поминутно, где и что происходило, а потом подать мне в виде аналитической записки. Приказ ясен?

- Так точно.

- И ещё, скажите мне, где здесь компьютер с файлами на изобретателей?

- У нас можно войти, только код доступа нужен. Его, кажется, администратор корпуса знает.

- Ага, замечательно. Тащите её сюда.

Раз погоня не дала никаких результатов, Зигфрид решил действовать при помощи анализа информации. Надо же, броневик как в воздухе растворился. А ведь менты сработали очень оперативно, поскольку почти весь их личный состав был на боевом дежурстве. Впрочем, операция «Перехват» продолжалась до сих пор, хотя сам Штаевский уже не верил в её эффективность - время безнадёжно упущено. Итак, надо понять, что за люди все пропавшие, какие имели связи, куда могли податься, где могли спрятаться? Полковник не верил в то, что изобретатели были подготовленными суперагентами, скорее всего, их похитили. Но кто тут главный гад? Рыбка, эти таинственные работники, повар и садовник, или Руслан и эта Людмила (надо же, прямо Пушкин какой-то)? До двенадцати оставалось всего семь часов, а ведь надо что-то генералу докладывать. Штаевский был очень зол, и если бы ему удалось сейчас вычислить, кто тут накуролесил, то, наверное, он сначала разорвал бы его на части, а потом у этих частей спрашивал по отдельности, какого рожна они тут натворили.

Вдруг раздался голос бойца:

– Полковника Штаевского по спутнику генерал Майоров, срочно!

- Не терпится ему, - Штаевский проследовал в комнату, где был аппарат спутниковой связи. – Да, товарищ генерал, слушаю.

- Ну что, Зигфрид, нашёл злодеев? – голос генерала был до невозможности ехиден.

- Пока нет, товарищ генерал, ищем.

- А я вот, вместо тебя, уже кое-что раскопал. Записывай адрес, бери десятку бойцов и сам, слышишь, лично, поезжай и бери там всех, разбираться потом будем.

- Записываю…

- Это рядом: Томилино, …

Когда-то, очень и очень, давно…

 

Нежной рукой опытной гетеры вода легко ласкала погружённые в неё ноги Эвниара. Очень приятно, до ноющего сладостного чувства экстаза, отпустить от себя ощущение гранитной незыблемости и сливаться с озёрной водой в одно целое. Она была тёплой, эта воплощённая в жидкость мудрость мира, тёплым был камень, на котором он сидел, и необыкновенно тёплой была полоска отражённого в воде солнечного луча, протянувшегося красной тропинкой за горы, туда, куда уходил уставший за день Ра. Тихий плеск волн умиротворял, но Эвниар решил не останавливаться, и по телу потёк поток огня, обжигающий и обновляющий, захватывающий своей страстью и напором. Когда уже всё его тело окончательно растворилось в пылающем факеле и каждая его частичка раскалилась до обжигающих искр, Эвниар позволил себе переключиться, сделал четыре глубоких вдоха и попытался уловить дуновение ветра. Это было самым сложным - стихия воздуха плохо подчинялась бывшему Неосязаемому. Но он упорно шёл к своей цели, заставляя тело стать невесомым, как лёгкий ветерок, как пушистое белое облачко, превратиться в восходящие потоки воздушной оболочки Эола (Астра Яр упорно называл родную планету Макошей). Ещё мгновение…- и вот оно, наконец-то! Доселе недостижимая грань была преодолена, и Эвниар почувствовал, что может прямо сейчас взлететь, настолько он слился с обволакивающим его воздухом. Но он сознательно остановился - надо было направить полученную Силу на другое. В его сознании чётко возник образ птицы, легко скользящей над водой со стороны уходящего светила. Заканчивая полёт, птица, притормозив крыльями, цепко ухватилась когтями за опускающуюся в воду ветку растущего рядом с озером дерева. С круглой подвижной головы, увенчанной ушами с кисточками, на Эвниара уставились большие глаза. Птица щёлкнула коротким кривым клювом, внимательно посмотрела на Эвниара и громко произнесла:

- Ух-ух-угу-ух-угу…

Звук был настолько чётким и реальным, что Эвниар, вздрогнув, не выдержал и открыл глаза. Перед ним, в лучах заходящего Ра, сидела самая настоящая птица, точь-в-точь такая, как созданная медитацией, и, как явно увидел Эвниар, улыбалась ему. Не успел он обрадоваться столь удачному течению событий, как его мозг будто взорвался изнутри, мгновенно переполнившись хлынувшей туда энергией. Безумный всплеск образов и эмоций настолько захватил его, что Эвниар испугался, что не сможет справиться с овладевшей им энергией и будет растворён в её мощной волне. Но, хвала Богам, ничего страшного не случилось. Прошло какое-то время, и атлант сумел справиться с пришедшей к нему Силой и даже робко попробовал выйти за пределы своего такого развитого и такого ограниченного тела. Поначалу получалось плохо, с трудом, как у человека, сразу решившегося нырнуть в бурную реку после очень долгого перерыва в тренировках. Но затем, постепенно, непослушное и ещё очень неумелое тонкое тело стало обретать более-менее строгие контуры и даже позволило собой управлять. Эвниар сделал попытку оторваться, взлететь над озером, поймать эфирную волну, оседлать её, как Сын Посейдона дельфина, но сразу почувствовал, что его довольно грубо вернули назад. Открыв глаза, он увидел перед собой встревоженное лицо Астра Яра.

- Ты повредился рассудком, Неосязаемый? – Волхв был заметно взволнован. – Да ты сейчас полностью беззащитен, как птенец в гнезде. Твои друзья мигом тебя вычислят и сотрут в пыль, даже не поморщившись, если, конечно, меня рядом не будет. Мы ведь с тобой обсуждали, что прежде, чем переходить в полевую форму, тебе необходимо заново научиться быть незаметным для врагов. Ты же, всё-таки, Неосязаемый, а не отрок безусый.

- Прости, Верховный, не сдержался, - смущённо отвернувшись, начал оправдываться Эвниар. – Ты же сам понимаешь, как это тяжело – быть отрезанным от энергии Мироздания.

- Сколько раз тебе говорить, что ты отрезан не от энергии Мироздания, а от луча вашего Ускорителя? – строго спросил Волхв.

- Прости, Астра Яр, но я никак не могу понять, в чём разница? Объясни, - смиренно склонив голову, попросил Эвниар.

- Ой, не хитри, атлант, а то я подумаю, что ты замышляешь недоброе. Мне кажется, ты уже понял давно, а надо мной просто издеваешься, - осуждающе посмотрел на него Астра Яр.

- Может быть да, а может, и нет. Я понял, что та энергия, которой пользовались мы, была нами же и создана, то есть была ограниченной, а энергия Мироздания –безгранична. И вечна. Но в чём разница? Где граница, определяющая отличие, ведь и то, и другое - энергия?

- Хорошо. Давай окунёмся в историю, - терпеливо, как маленькому ребёнку, предложил Волхв.

- А что там? Разве я чего-то не знаю? – Эвниар был удивлён.

- Вы, атланты, стали слишком самонадеянны, слишком поверили в собственное могущество и неуязвимость и потому потеряли связь с Богом. Ваша магия застила вам глаза, вы ослепли и перестали видеть мир таким, какой он есть на самом деле. А своими безумными экспериментами вы настолько раскачали равновесие Эола, что он не выдержал и перевернулся, – Ра уже совсем погас, но лицо Астра Яра было хорошо видно, как будто оно освещалось изнутри. «Как он это делает?» - с любопытством подумал Эвниар.

- Так ты хочешь сказать, что это мы, атланты, виноваты в случившемся? – обиженно спросил он.

- К сожалению, не вы одни, - с горечью в голосе ответил Волхв. – Но чтобы понять, что произошло на самом деле, ты должен узнать настоящую историю, а не ту, которой учили вас в Школе Магов. Когда-то, очень давно, после Лемурийской Катастрофы, мы, атланты и арии, были одним народом. Молодым, смелым, напористым и грубым. Каким-то образом мы сумели уцелеть в том пожаре, который устроили безумные лемурийцы, и даже завладели частью их знаний. Лемурийцы почти не использовали магию, но зато были очень хорошими технологами. Они вознамерились поменять «пространственно-временной континуум» - так это называлось в их книгах, для чего построили огромную, просто чудовищную установку, спрятанную в недрах их континента. Они думали, что сумеют с помощью этой штуки проникнуть в дальний космос и повернуть вспять время, хотели стать могущественнее Бога. И получили адекватный ответ. После выхода на полную мощность эта установка проработала всего один цикл Луны, а потом взорвалась. Их материк взорвался следом, раскололся на части, и это повлекло за собой грандиозную мировую Катастрофу. Проснулось множество вулканов, всё вокруг пылало и плавилось, воздух полностью сменился дымом и гарью. Нашим предкам удалось спастись потому, что они были работниками одного из очень хорошо оборудованных заводов лемурийцев, находившегося очень далеко от их континента глубоко под землёй. И знаешь, что самое интересное? Предания говорят, что в живых не осталось ни одного лемурийца, погибли все, даже те, кто были с нашими предками на том заводе. Они просто все умерли. В один момент. Все вместе, – Астра Яр перевёл дух. В лесу слышался леденящий душу вой волков, беспокойные вскрики и визги. Какой-то ночной хищник шумно нырял в озере, охотясь на заснувших рыб. Злобно, насмешливо заухала продолжавшая сидеть на ветке вызванная Эвниаром птица. Волхв, не обращая внимания на эту жизнеутверждающую разноголосицу, продолжил:

- Мы, я имею в виду наш народ, были одними из самых развитых рабов лемурийцев. Хотя, может быть, мы вовсе и не были рабами, точно уже никто не знает, но мы не были лемурийцами, а потому остались живы. Сначала наши предки использовали для выживания ту технику, которая им досталась в наследство от лемурийцев, но постепенно, без должных знаний, техника пришла в негодность, а люди начали деградировать, превращаться в дикарей. И тогда нашему народу было дано первое Откровение - один из юношей вдруг начал рассказывать странные и тревожащие разум вещи. Но к тому времени нравы наших предков стали настолько дикими, что его попросту съели, решив, что он опасен. Однако на этом поток информации не остановился, наоборот, начал буквально литься рекой, причём через самых сильных людей нашего народа. Этих уже не могли так просто сожрать, их стали слушать. И вот оказалось, что Бог говорил нам: «Живите в мире, любите друг друга, любите то, что я для вас создал, пользуйтесь этим, разумно развивайте и развивайтесь сами, но только не пытайтесь идти мне наперекор, не ломайте то, чего сами не строили». Тогда же выяснилось, что мир вокруг наполнен энергией и она легко подчиняется человеку, если не пытаться её использовать во вред Мирозданию. Так, постепенно, люди овладели искусством управления энергией, или, как мы её стали называть, Магией. Опытные Маги сумели настолько отточить своё мастерство, что для них не осталось почти никаких границ и препятствий по использованию энергии, они смогли подчинить себе почти всё Мироздание. И тут стало происходить самое неприятное, начались противоречия, - Астра Яр глубоко вздохнул, свет его лица приобрёл тревожные оттенки. С горечью в голосе он продолжил: - Те, кто были поосторожнее, постоянно напоминали, что человек не должен пытаться переделать мир в угоду своей безумной фантазии, он должен помнить, что мир - это Бог, а с Богом нужно жить в гармонии и любви. Они призывали помнить, что человек – это только часть Мироздания, его слепок, и что для удобной и безопасной жизни человеку не нужно слишком многого, - Астра Яр в подтверждение своих слов кинул взгляд в темноту, видимо, пытаясь без слов сообщить Эвниару: «Видишь, нам же для жизни хватает совсем немногого!». Эвниар почтительно слушал, не смея перебить старого Волхва, ибо сейчас его слова были для атланта откровением. Волхв, переведя дух, медленно ронял слова:

- Но появились и другие. Из народа выделились Маги, которым всегда чего-то не хватало, всегда было мало полученного от Бога. И они отринули последнюю часть Откровений, где говорилось о воздержании от попыток переделать мир под свою больную нравственность, забыли о ней. Мир, считали они, несовершенен, и человек обязан постоянно его улучшать, так чтобы впоследствии пришлось как можно меньше шевелиться. Начался раскол. Чтобы не мучиться в сомнениях, раскольники приняли для себя решение, что Единого творца вовсе не существует, и назначили ответственными за всё происходящее в Мироздании тех, кого ранее считали только разнообразными воплощениями Всевышнего. Они отринули веру Роду Всевышнему, поломали стройную, сложившуюся за много-много кругов Ярила картину Мироздания. Сверх того, чтобы как можно больше оправдать свою гордыню, они наделили своих новых богов всеми своими чертами. Их боги, вместо светлой сущности высокоразвитых личностей, какими они на самом деле должны быть, приобрели черты своих создателей - стали очень похожими на человека в самом худшем его проявлении. Эти боги стали вздорными, завистливыми, жадными, мелочными и мстительными, ведь так было удобнее всего оправдывать свои собственные недостатки: мол, если уж боги такие, то что уж нам-то… И свою Силу эти боги стали черпать из энергий верящих в них людей. Так возникли эгрегоры, из которых Маги Атлантов (так мы все первоначально назывались) уже и брали свою силу. На её основе ваши Технологи создали Ускоритель, который представляет собой просто резонатор, усилитель направляемых в него энергий. Он питается энергией, перерабатывает её и, переработанную, отдаёт вам обратно. Видишь, как всё интересно устроено? – Астра Яр усмехнулся, его седые усы забавно приподнялись. –Такой вот, вторичной, нет, даже третичной производной от Божественной энергии вы и пользовались на самом деле. Но ты прав, это тоже энергия. Однако энергия куда более низшего порядка, чем созидательная энергия Творца, Рода Всевышнего. Те, кто остались во времена раскола верны Роду, отделились, ушли на другой материк, унеся свою веру и убеждённость с собой. Так возникли Арии, – Астра Яр остановился. Свет его лица почти погас, в темноте горели пронзительным огнём только глаза.

- Ты знаешь, Астра Яр, про Единого Бога мне говорил и Архитектор. Он уже тогда думал, что мы создали искусственных богов, - прервал возникшее молчание Эвниар.

- Твой учитель был очень умным человеком, хотя и без Бога в душе, - тихо произнёс арий. – Он не сердцем, а разумом открыл для себя Единого Творца, но так и не смог ему поверить. Я делаю такой вывод, исходя из того, что ты мне рассказывал о его теории построения нового мира. Теперь ты понимаешь, что энергия Мироздания, то есть всё вокруг нас, да и мы сами – это и есть Бог, Род Всевышний. И каждый из нас – его отражение, его часть. Просто есть более важные части, более значимые, например, такие боги, как Сварог и Лада, Ярило и Макоша, Велес и Перун, а есть и менее развитые, но, наверное, не менее важные. Это мы с тобой, волки в этом лесу, рыбы в озере, камни на дороге и улитки на склонах тех камней. Все мы части одного целого, всех нас создал Бог, и Он всесилен и бесконечен. А вот созданные людьми эгрегориальные поля постоянно теряют силу. Я потому и учу тебя слушать окружающий мир, сливаться с ним в единое целое. Сегодня у тебя получилось объединить стихии, ты сумел призвать сову. Молодец.

- А… вот как называется эта птица, - с гордостью за себя сказал Эвниар. – Но всё-таки, Волхв, кто виноват в этой Катастрофе?

- К сожалению, все. И атланты, и арии. Мои соплеменники, другие волхвы, поддались искушению, особенно после того, как вы, атланты, сумели выйти на полевые перемещения. Не справились волхвы с собой и пошли по пути отступников. А когда они начали перенимать ваши обычаи и ваши правила жизни, я от них ушёл. Вместе со мной ушла ещё часть волхвов. Мы сумели спрятать Кладезь Силы, но остановить падение уже не смогли. Третья война Магов сместила равновесие, и Эол пошёл в разнос. Видимо Род Всевышний решил, что люди превысили свои полномочия, исчерпав его попущение.

- Подожди, Астра Яр, но ведь атланты почти все сумели уйти, оставив за собой возможность вернуться, - Эвниар нашёл достойное возражение Волхву.

- Ну и что? Многие арии тоже сумели уйти, причём целыми поселениями. Бог не мелочен и не станет добивать свои творения, если они в состоянии погубить себя сами. А что касается следа атлантов – ты сам сможешь со временем решить, правильный ли вы, точнее твои друзья, решили создать мир? Ведь ты-то, кажется, уже мёртв для своих бывших друзей?

- Ты всё-таки уверен, что эту экскурсию в один конец устроил мне Антахиол? – Эвниар напрягся, эта тема была ему крайне неприятна.

- А ты нет? Ты ведь сам отдал ему все ключи к Силе - и перестал быть нужным. Но оставался опасным. Вот он и задействовал Ускоритель, блокировал твои возможности и заманил тебя в ловушку сказками об оставшихся городах Ариев.

- Прости, Астра Яр, но я тебе не верю! Он не мог! - на грани истерики выкрикнул Эвниар.

- Ты сам сможешь проверить, Неосязаемый, только надо заново научиться скрывать себя, - спокойно ответил старый Арий.

Эвниар некоторое время помолчал, а потом тяжело спросил:

- Почему ты стал помогать мне, Волхв?

- Потому что ты избран Всевышним для важной миссии, Ученик…

Глава 25. Бежим!

Сергей сидел на столе и смотрел на Люду. Просто сидел и смотрел. После всех произошедших событий приятно было вот так сидеть, пить крепкий, очень сладкий чай и смотреть на девушку, которую, кажется, он по-настоящему полюбил. «Как интересно складывается у меня жизнь, - думал Серёжа, с удовольствием глядя на возившуюся с ноутбуком Людмилу. - Жил себе спокойно, жил, и на тебе – Президент, спецслужбы, борьба, интриги, погони, драки, перестрелки…Фу, вот этого, последнего, слава Богу, ещё не было. Но самое главное – это, конечно, Людочка! До чего же необычная девушка, сколько в ней тайн ещё скрывается? Надо же, самая настоящая ведьма и агент спецслужбы, притом такая красивая – и всё в одном лице. Я думал, такое только в книжках бывает да ещё в кино. До сих пор не могу поверить в реальность происходящего…».

- Серёжа, теперь самое важное, - отвлекла его от размышлений Люда. - Я, вроде бы, загрузила программу, сейчас буду пытаться активировать «Нимб». Смотри, если что пойдёт не так, сразу срывай его у меня с головы!

- А как я узнаю, что что-то не так?

- Я постараюсь удержаться в сознании. Вот, правую руку подниму и буду держать. Если вдруг она упадёт или я начну дёргаться, в общем, при любом изменении положения моего тела сразу срывай аппарат - я не хочу стать идиоткой.

- Слушай, Люд, может быть, лучше это сделаю я? Я ведь уже один раз его надевал, использовал, знаю, как что должно быть.

- Ты? А когда ты успел? Ладно, на самом деле это неважно. Я просто пойму, если что-то пойдёт не так, и сумею быстро отгородиться, моих способностей ещё хватит, а ты не сможешь. Не бойся, но будь начеку, - с этими словами Люда надела «Нимб» на голову. – Помоги закрепить. Ага, чуть-чуть плотнее. Да, вот так. Ну, всё: три, два, один, поехали…

«Нимб» начал работать. Сначала загорелись зелёные светодиоды, потом жёлтые, синие… «Как рождественская ёлка! Наверняка, не нужно было всего этого, Саша просто так прикололся», - Сергей смотрел на экран ноутбука. Там начали мелькать картинки, пошли какие-то буквы, цифры. Они всё быстрее бежали по экрану. «Матрица…», - ещё раз вспомнил свои ощущения Сергей, внимательно наблюдая за Людой. И вдруг мельтешение на экране остановилось и высветилась надпись: «Пожалуйста, для продолжения работы введите коды доступа. Спасибо».

- Ах, ты, зараза! - Люда снимала «Нимб», огорчённо глядя на экран. – Обманул, всё-таки, изобретатель хренов.

- А у тебя что, нет кодов?

- Откуда? Этот Саша, нехороший человек, ничего о них не сказал. А когда он показывал на нашем компьютере, как этим пользоваться, то ничего такого не вылезало, - Люда непонимающе смотрела на ноутбук.

- А Саша сам надевал на себя «Нимб»?

- Да.

- А программу на компьютер тоже он устанавливал?

- Да нет, в том-то и дело, что программу ставила я, он к ней даже не притрагивался.

- Тогда, зная Сашу, могу предположить, что он предусмотрел какой-нибудь фокус, вроде того, чтобы «Нимб» распознавал его параметры и автоматически разрешал работу программе на любом компьютере. А нет Саши – вводи коды. А ты не можешь, ну, это, угадать их, в смысле считать с компьютера? Ведь ты же мысли различаешь? Вот, например, что я сейчас думаю?

- Серёжа, оставь пока свои мечты, на это сейчас нет времени, пошляк. А компьютер - не человек, у него нет подсознания и биополя. Хотя какое-то поле он создаёт, электромагнитное, но в нём не хватает чего-то…- Люда сказала это так, что было видно -она не раз пыталась воздействовать на компьютер.

- Может быть, души? – Серёжа не обиделся на пошляка. Он абсолютно честно хотел Люду, так что же в этом пошлого? А она как сказала?... «Сейчас нет времени». Значит, потом будет? Да, но это не очень хорошо, когда девушка знает все твои мысли…

- Да не все я знаю, только самые явные. Гораздо больше, чем сознание, информацию выдает подсознание, а это передаётся образами, а не словами, - Люда грустно посмотрела на Сергея. – На самом деле, Серёженька, тяжело жить на свете с таким - сам понимаешь, иногда просто противно узнавать, что люди думают на самом деле. Слава Богу, я умею блокировать свои умения и тогда живу, как обычный человек.

- А… ну, тогда ладно. Слушай, так что делать-то будем?

- Придется выкрасть Сашу с объекта. Только сделать это будет сейчас тяжело. Скорее всего, перевезут его в какой-нибудь бункер, а охране выдадут И-шлемы.

- А что это за штука такая?

- А это специальная разработка советской науки, выполненная ещё в тридцатые годы, во времена Барченко и Блюмкина, когда всерьёз занялись эзотерикой и оккультизмом в НКВД. Причём, сначала такие шлемы сделали немцы, а мы у них идею стащили. Ну, сейчас они, эти шлемы, конечно, посовременнее будут, потехнологичнее. Сейчас они похожи на шлемы от боевых костюмов, например, такие, как у людей Штаевского. Но их, вроде как, ограниченное количество - штук десять всего на всю державу. Никто не хотел деньги на их производство тратить, а может быть, по каким другим причинам их не стали делать. Я только знаю, что они есть и что реально помогают.

- Слушай, я, кажется, что-то такое в какой-то фантастике читал…- Серёжа напряг память, пытаясь вспомнить, в какой именно.

- Не напрягайся. Фантасты – особые люди. Они черпают свои идеи из общечеловеческого информационного поля, хотя сами об этом и не догадываются, лишь немногие, наверное. А там всё есть о прошлом, о настоящем и о наиболее вероятном будущем. Чем больше, полнее у писателя доступ к полю, тем луч… - Люда вдруг замолчала, уставившись в одну точку.

- Э, Люда, ты чего? - обеспокоенно спросил Сергей, тряся её за руку.

- Серёжа, срочно буди своих друзей, - встревоженно очнулась Люда. - Нам грозит опасность. Времени пять минут, не больше, нужно срочно уходить. Я соберу «Нимб». Быстро! – Люде пришлось заорать на Сергея, чтобы тот понял серьёзность ситуации.

Серёга счёл за лучшее подчиниться и пулей полетел наверх, туда, где отдыхали братья-разбойники.

- Шайба, Кощей, атас, подъём, срочно уходим! Подъём, мать вашу!!! – Серёге пришлось пинками сгонять друзей с кроватей. Те, хоть и сильно устали за последнее время, проснулись почти мгновенно.

- Что такое? – спросил Шайба, рассовывая по карманам всевозможные смертоносные игрушки. – Чего икру мечешь?

- Братва, валить надо, - Сергей верил Люде безоговорочно.

Тут и Шайба напрягся, сам уже почувствовав какую-то отдалённо надвигающуюся опасность.

– А и в натуре, валить надо! Кощей, давай быстрее! Серый, бери свою чудо-тёлку и дуй во двор, там есть погреб, из него - ход на улицу с другой стороны. Кощей, звони Мишане, пусть к выходу тачку подгонит. Давай, Серый, не стой, мы прикроем.

И Серёга побежал вниз, к Люде. Та уже стояла в холле и была готова к бегству.

- Давай через выход на веранде - во двор, к погребу. Братва говорит, там ход есть! Прямо Монте-Кристо какой-то, столько ходов накопали, - это Сергей сказал уже на бегу.

Они с Людой быстро подбежали к погребу и легко открыли, в общем-то, не запертую дверь. В погребе, как и положено, стояли всякие банки, ящики с овощами и иными продуктами.

- А, чёрт, где же дверь? – Серёга бессильно уставился на стеллажи.







Последнее изменение этой страницы: 2016-06-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.191.31 (0.027 с.)