Тактика действий ОВД по освобождению заложников



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Тактика действий ОВД по освобождению заложников



 

Контртеррористические операции по освобождению заложников сходны с теми, что проводятся по захвату вооруженных преступников, так как чаще всего безопасному освобождению заложников предшествует обезвреживание террористов. Однако имеется ряд существенных особенностей, вытекающих из тактики действий преступников, а также то обстоятельство, что в подавляющем числе случаев они не заинтересованы в причинении вреда заложникам и идут на подобный шаг лишь в исключительных случаях, рассматривая свои жертвы лишь как средство достижения целей или предмет переговоров (торга) с правоохранительными органами относительно выдвинутых ими требований и условий.

Заложник - физическое лицо, захваченное и (или) удерживаемое в целях понуждения государства, организации или отдельных лиц совершить какое-либо действие или воздержаться от совершения какого-либо действия как условия освобождения удерживаемого лица.

Проведение контртеррористической операции по освобождению заложников осуществляется органами ФСБ и МВД России. Операции проводятся ими самостоятельно или совместно - в зависимости от их компетенции, определяющейся спецификой складывающейся оперативной обстановки, объекта посягательств, наличия сил и средств, возможности разрешить ситуацию с наименьшими потерями для заложников и личного состава, без угрозы для окружающих лиц.

Варианты освобождения заложников, удерживаемых террористами, могут быть без применения силы - в результате переговоров, при добровольном отказе преступников от дальнейшего совершения преступления, при полном или частичном удовлетворении требований террористов и силовыми - в ходе проведения контртеррористической операции по обезвреживанию террористов. Последний требует специальной подготовки и планирования, опасен для жизни и здоровья заложника. Возможен также смешанный вариант в результате совокупности всех отмеченных обстоятельств.

На проведение контртеррористической операции влияют многие факторы, в первую очередь:

- место проведения операции - жилой дом, административное здание, транспортное средство, специальные укрытия и т.д.;

- личность преступника - пол, возраст, психическое состояние, вооруженность;

- количество террористов и заложников;

- требования, выдвигаемые террористами, - приемлемые или нет;

- личность и состояние заложников;

- фактор времени и объем информации о местонахождении заложника и террориста;

- время действий, погодные условия;

- подготовленность личного состава к действиям в сложившейся ситуации, их достаточность, наличие спецсредств, вооружения;

- наличие плана проведения операции и другие.

Анализ практики позволяет выделить два варианта захвата заложников, оказывающих существенное влияние на подготовку и проведение специальной операции. Первый - когда происходит захват одного или нескольких заложников, содержатся они в известном месте, преступники, добиваясь удовлетворения выдвинутых требований, открыто ждут реагирования на их действия правоохранительных органов.

Второй - когда неизвестно место содержания заложников (имеется лишь информация о потерпевших и требованиях террористов, самих их не видно).

 


Организация и тактика ведения переговоров с террористами

При освобождении заложников

 

Не исключая предусмотренные законом возможности пресечения преступных действий силой, переговоры значительно расширяют арсенал мер борьбы с террористами, помогают избежать возможных жертв и других нежелательных последствий противоправных акций.

Среди факторов, которые необходимо учитывать при проведении переговоров с преступниками, можно выделить следующие:

- этническую, субкультурную группу или клан, к которым принадлежат террористы и заложники;

- тип взаимоотношений преступников с заложниками;

- готовность террористов идти на постепенное освобождение заложников (раненых, больных, престарелых, детей);

- проявление кем-либо из них реального стремления убивать при обнаружении преступного замысла, издеваться над жертвами;

- тактические приемы, аргументы в переговорах, технические средства и вооружение, используемые террористами;

- наличие требований, заявлений или угроз, предшествующих преступным действиям;

- требования террористов, аргументы, с помощью которых они их отстаивают.

Для успешного ведения переговоров, оперативной игры с террористами, а при необходимости и силовой контртеррористической операции важно выяснить следующие обстоятельства:

- определить вид чрезвычайной ситуации и возможные варианты ее развития;

- установить численность, замыслы и тип террористов;

- определить способы проведения операции, а также конкретные тактические приемы, направленные на реализацию поставленной задачи;

- выяснить потребности сил и средств, необходимых для проведения специальной операции;

- организовать управление специальной операцией.

Важное практическое значение имеет соотношение численности заложников и террористов, вооруженность последних.

1. Один преступник захватывает одного заложника. В этом случае шансы на освобождение заложника переговорным путем относительно невелики, однако наиболее вероятно его безопасное освобождение путем спланированной силовой операции (особенно если террорист не является самоубийцей, психически больным или фанатиком того или иного толка). Даже профессиональный террорист редко идет на уничтожение заложника, отчетливо понимая уголовно-правовые последствия подобной акции и возможные ответные меры правоохранительных органов.

2. Несколько преступников захватывают одного заложника.Подобные ситуации возникают, как правило, в тех случаях, когда целью противоправных действий является получение выкупа. Здесь помимо перечисленных выше первоочередных действий (установление личности преступников, их численности, вооруженности, принадлежности к той или иной структуре общества) необходимо установить наличие сообщников вне места укрытия заложника, возможные способы связи террористов с внешним миром. В том случае, если руководители, организаторы либо иные участники террористической группы находятся вне укрытия заложника, необходимо действовать максимально скрытно и быстро в т.ч. и при решении вопросов о перекрытии каналов связи, исключая любые возможности утечки информации, любых возможностей связи террористов, непосредственно удерживающих заложника, с внешним миром, получения ими любой поддержки со стороны.

3. Один преступник удерживает несколько заложников. Подобная ситуация достаточно характерна и может возникнуть в силу стечения целого ряда неблагоприятных для террориста обстоятельств либо, если действует профессиональный террорист. Здесь помимо перечислявшейся ранее информации для планирования действий сил ОВД, а также для того, чтобы правильно разобраться в возникшей ситуации, требуется установить обстоятельства совершенного преступления, избранный террористом способ охраны заложников, а также наблюдения за действиями сил ОВД (если они носят открытый характер), либо за окружающей обстановкой. Помимо прочего эти сведения позволят установить, как долго преступник сможет обходиться без сна и отдыха, еды и т.д.

Наиболее важно в данной ситуации с максимальной степенью достоверности установить, как может повести себя террорист по отношению к заложникам, почувствовав, что его силы на пределе, и нет возможности безопасно скрыться с места события, а также то, как могут повести себя сами заложники.

Здесь психологическое воздействие можно строить:

- на сочетание эмоционального раскрытия тяжелого морального и физического состояния заложников, в первую очередь детей, женщин, больных и престарелых;

- на одобрении любых проявлений со стороны террориста мужской чести и достоинства, верности слову;

- на создании обстановки, в которой преступники будут вынуждены учитывать возможность пресечения их действий силой.

В данной ситуации наиболее важным становится сбор информации о заложниках. Выяснив, кто именно из жертв представляет наибольший интерес для террористов, можно определить основные направления планирования контртеррористической операции.

Эти же сведения смогут подсказать, может ли идти речь о затягивании переговоров или об активизации действий на проведение силовой контртеррористической операции.

Показателен пример проведения переговоров с террористом Индиевым, захватившим ранним утром 31 июля 2001 года рейсовый автобус Невиномыск-Ставрополь с 35 пассажирами.

Террорист был вооружен автоматом Калашникова и гранатой Ф-1. Он сообщил, что автобус меняет маршрут и следует в аэропорт Кавказские Минеральные Воды. Никаких требований террорист не выдвигал.

Примерно в 8.30, недалеко от Минеральных Вод, автобус остановили сотрудники поста ДПС. Для ведения переговоров террорист отправил одного из пассажиров, который сказал милиционерам, что террорист вооружен, настроен решительно и требует немедленно пропустить автобус. По мнению террориста, переговоры проходили слишком долго. Предполагая, что заложник успел вступить в сговор с милиционерами и может представлять для него опасность, террорист выстрелил ему в ногу, когда тот шел обратно. Продемонстрировав свою решительность, террорист добился того, что автобус немедленно был отпущен. В дальнейшем, до самых Минвод, автобус на значительном удалении сопровождала милицейская машина. По радиостанции милиционеры оповещали посты ДПС о приближении автобуса с заложниками, обеспечивая ему "зеленую улицу".

Все действия террориста были четко спланированы и продуманы. К 9.30 автобус выехал на эстакаду и остановился в верхней ее точке, в шестистах метрах от аэропорта Кавказские Минеральные Воды. Место это террорист выбрал не случайно. Такое расположение автобуса максимально осложняло наблюдение за ним и проведение штурма. Террорист же, наоборот, имел прекрасную возможность заранее обнаружить подготовительные действия правоохранительных сил. Эстакаду перекрыли, поставив по два КамАЗа на обоих концах. От них до автобуса с заложниками было около двухсот метров.

К этому времени сотрудниками правоохранительных органов и спецслужб по описанию внешности террориста удалось установить его личность. Им оказался Султан Саид Идиев, 1967 года рождения, ранее осужденный за аналогичный захват автобуса с пассажирами в 1994 году. Было также установлено, что 29 июля 2001 года он со своим братом совершил нападение на пост ДПС. А еще раньше ими был застрелен водитель автомобиля, занимавшийся частным извозом. Сотрудники ГИБДД бросились в погоню за бандитами, но из машины по ним открыли огонь. Один из милиционеров был ранен. Ответный огонь сотрудников милиции вынудил преступников бросить автомобиль и уйти пешком. В результате брат Идиева был задержан и теперь находился под стражей.

Когда автобус остановился на эстакаде, террорист освободил пятерых заложников - пожилых женщин и детей, которым стало плохо. Через них он передал свои первые требования. Террорист потребовал радиоприемник, с помощью которого он мог следить за тем, как развиваются события. Террорист прекрасно понимал, что захват автобуса будут широко освещать российские СМИ. Впоследствии именно так он узнал о прибытии в Минеральные Воды контртеррористической группы "Альфа" ФСБ России. Террорист требовал, чтобы освободили из-под стражи его брата и доставили к нему. Также он хотел, чтобы были освобождены и четверо его подельников, отбывающих наказание за захват автобуса в 1994 году.

Первым в переговоры с террористом вступил начальник Управления ФСБ по Ставропольскому краю генерал-лейтенант П. Кондратов. Вначале террорист не впускал его в автобус, разговаривал из салона, внимательно наблюдая за Кондратовым и сжимая в руках автомат и гранату Ф-1. Генерал представился. Сказав, что он руководит операцией, Кондратов пообещал удовлетворить все требования террориста и попросил освободить часть заложников.

В автобусе среди пассажиров находилась чеченка лет тридцати, которая с появлением Кондратова сразу начала комментировать его действия. Речи ее носили явно провокационный характер. Также в салоне находился молодой кавказец, способный контролировать ситуацию. Это позволило предположить, что террорист действует не один.

В последующем Кондратов еще несколько раз ходил на переговоры с террористом. Ему удалось уговорить его освободить еще десятерых заложников.

К полудню автобус, стоявший на солнцепеке, накалился до такой степени, что находиться в нем было невозможно. Кондратов уговорил террориста разрешить выбить два окна по правому и два по левому борту. Также Кондратов сообщил террористу, что в полном объеме выполнить его требования не удастся, поскольку двое из тех, кого он требовал освободить, отбывали наказание в Якутии. Оперативно доставить их было физически невозможно. Однако террорист настаивал на их освобождении.

Террорист заявил, что на его теле закреплено самодельное взрывное устройство (СВУ), которое он может привести в действие немедленно нажатием кнопки. Видимо, устав держать в руках гранату, он засунул ее в стеклянный стакан запалом вниз. Во время переговоров он держал стакан в руке на случай, если на него будет совершено нападение. Закончив переговоры с Кондратовым, которого теперь он уже впускал в автобус, террорист убирал стакан с гранатой в карман импровизированного разгрузочного жилета.

К 17.00 были доставлены двое из тех, кого требовал освободить террорист: его брат и один из подельников. Их планировали обменять в случае ухудшения ситуации. Когда Кондратов предложил террористу обменять брата на несколько человек, тот ответил, что человеческая жизнь для него одинаково ценна, поэтому обменять одного своего брата на несколько заложников он не может. Стало понятно, что даже после передачи ему тех, кого он потребовал освободить, часть заложников останется в автобусе в качестве живого щита. Вскоре террорист затребовал, чтобы ему передали шесть пулеметов Калашникова и один "цинк" с патронами к ним, а также шесть маскхалатов, черные вязаные шапочки и кроссовки.

Вскоре террорист занервничал, заявив, что переговоры затягиваются, а ни одно из его серьезных требований до сих пор не выполнено. Высунувшись из двери автобуса, он дал несколько очередей из автомата. После этого крикнул, что прекращает выпускать заложников для того, чтобы они подышали свежим воздухом. В этот момент снайперы доложили, что наблюдают объект.

Террорист был человеком с неустойчивой психикой. Это было весьма опасно. Вдобавок вскоре он заявил, что руководители операции намеренно затягивают время, чтобы с наступлением темноты провести штурм, то им это не удастся. По словам террориста, у него в запасе для руководителя операции есть такие сюрпризы, о которых они даже не догадываются. К ночи он обещал их продемонстрировать.

Становилось очевидным, что больше ждать нельзя. Опасения вызывали взрывное устройство и граната. Террорист утверждал, что на нем два килограмма тротила. Взрыв такой мощности мог разнести весь автобус. Однако специалисты, наблюдая за террористом, пришли к выводу, что СВУ, размещенное на его теле, не может быть мгновенно приведено в действие. Оставалась граната, при взрыве которой также могли пострадать люди. Но, попробовав экспериментальным путем вставить аналогичную гранату без предохранительного рычага в стакан, сотрудники Центра специального назначения ФСБ сделать этого не смогли - рычаг в стакане не удерживался. Стало очевидно, что террорист еще каким-то образом зафиксировал гранату в стакане.

Вторым сдерживающим фактором было возможное наличие сообщников террориста среди пассажиров автобуса. Однако визуальный осмотр пассажиров говорил о том, что даже если сообщники и были, то быстро воспользоваться где-то спрятанным в автобусе оружием они не смогут. Штурм же обычно длится до десяти секунд.

Было принято решение проводить штурм как можно скорее, пока не стемнело, потому что именно с наступлением темноты террорист и ожидал штурма. Основную роль в операции предстояло сыграть снайперам. Поскольку абсолютно исключить возможность наличия сообщников среди заложников было нельзя, то решено было вслед за снайперским залпом проводить штурм автобуса.

Около 19.45 террорист спустился на подножку двери автобуса. Снайперской паре, находившейся под КамАЗом, были видны только его ноги. Но и этого было вполне достаточно. Пуля патрона "Супер Магнум-338" калибра 8,9-мм в такой ситуации способна нанести тяжелое ранение и вызвать болевой шок, который как минимум не позволит террористу оказать сопротивление или привести в действие СВУ. Пара отработала четко, всадив две пули в левую ногу террориста. В результате попадания ее почти оторвало. Террорист вывалился из автобуса, и тут же отработала вторая снайперская пара, которая находилась на возвышенности напротив двери автобуса. Стрелять им было сложнее, поскольку располагались они на дальности более 500 метров. Тем не менее снайперы этой пары отработали четко - две пули попали в грудь террориста. Они были вооружены английской винтовкой Куппера AW калибра 7,62 мм, которая считается одной из лучших снайперских винтовок мира. Третья пара находилась с противоположной стороны эстакады в заброшенном строении, также на расстоянии примерно 500 метров от автобуса, но огонь она не открывала, поскольку с их стороны террорист не был виден.

Вслед за выстрелами снайперов на штурм выдвинулись четыре группы захвата. Каждая из них находилась в своей машине. Для скорейшей доставки штурмовых групп к объекту были задействованы два бортовых УАЗа, а также по одному микроавтобусу РАФ и "Газель". Преодолев за несколько секунд 225 метров от КамАЗа, за которым они укрывались, до автобуса, группы приступили к штурму. Две из них работали по правому борту - через окно и дверь, а две по левому - через окна. Те, кто действовал через дверь, сразу накрыли тело террориста бронеодеялом, для уменьшения последствий в случае срабатывания СВУ. С момента первого выстрела снайпера до окончания действий штурмовых групп прошло всего пятнадцать секунд.

После этого начали выводить из автобуса людей, которых доставляли к машине "скорой помощи". Тут же подъехали представители Генеральной и местной прокуратуры, а также взрывотехник, который преступил к обезвреживанию СВУ. В итоге заряд был разрушен гидравлической пушкой. По предварительным оценкам это был сосредоточенный заряд общим весом 1400-1600 граммов, изготовленный из стандартных двухсот- и четырехсотграммовых тротиловых шашек.

4. Наиболее типичная ситуация возникает в случаях, когда несколько террористов удерживают несколько заложников. Здесь тактика действий может варьироваться в зависимости оттого, что:

- место нахождения части террористической группы не установлено или террористы продолжают получать инструкции извне или слепо следуют какому-то заранее разработанному и мало прогнозируемому представителями правоохранительных органов плану;

- террористы и их жертвы находятся в разных частях укрытия (за исключением группы, непосредственно охраняющей заложников) пусть даже в пределах одного дома, жилого или иного массива и т.д.

Переговоры с террористами должны быть организованы в кратчайшие сроки, но лишь после того, как будет завершено блокирование объекта. Кроме того, во избежание необдуманных действий с любой стороны (включая заложников) следует дать людям какое-то время на то, чтобы оценить ситуацию, осмотреться, принять правильное решение. В первую очередь это относится к участникам контртеррористической операции, которые, используя имеющееся психологическое преимущество, получают возможность обратиться к преступникам через средства связи и, оказывая на них психологическое воздействие, добиться добровольной сдачи или по крайней мере разложения преступной группировки, учитывая различную степень участия каждого участника акции в совершенных действиях, так как групповой интерес может не всегда совпадать с индивидуальным.

Любые контакты представителей ОВД с террористами должны отвечать требованиям безопасности. Так, например, если на первоначальном этапе контртеррористической операции переговоры ведутся, как правило, через средства громкоговорящей связи, то их необходимо вести из укрытий и на расстоянии, обеспечивающим безопасность переговорщика от огня террористов и возможных попыток его захвата и т.д.

На первоначальном этапе ведения переговоров с террористами необходимо обеспечить индивидуальный подход к лицам, входящим в террористическую группу. Выявление возникающих в среде террористов противоречий и разногласий позволяет ускорить успешное разрешение чрезвычайной ситуации.

В сложившейся обстановке важно использовать любую возможность для контактов с заложниками (предлогами для этого может быть желание убедиться, что все они живы, ни в чем не нуждаются, стремление узнать из первых рук о том, как с ними обращаются и т.п.), которые, находясь в неизвестности, могут от отчаяния решиться на необдуманные поступки.

Можно выделить следующие общие черты в поведении заложников, которые необходимо учитывать при проведении переговоров. Если судьбе заложников не будет уделено должного внимания, возможно, что:

- заложники проникнутся симпатией к террористам. Особенно это вероятно в тех случаях, когда они не подвергаются насилию, угрозам, шантажу, а сами террористы излагают заложникам достаточно логичную и правдивую версию обстоятельств, вынудивших их пойти на эти действия;

- заложники проникнутся ненавистью к властям, особенно, если остаются в неведении о мерах, предпринимаемых к их освобождению;

- террористы проникнутся симпатией к заложникам (подобные психологические парадоксы известны мировой практике под названием "стокгольмский синдром" и должны в обязательном порядке учитываться при планировании действий переговорщиков).

Как показывает практика, наиболее сложным является первоначальный этап переговоров. Он характеризуется внезапностью действий террористов, их стремлением подавить волю представителей правоохранительных органов, навязать удобные для себя формы диалога. В ход идут разного рода оскорбления, угрозы, подчеркивается реальность их осуществления, ведется откровенное запугивание, шантаж, предъявляются ультимативные требования о выполнении в кратчайшие сроки выдвигаемых террористами условий.

На первоначальном этапе переговоры целесообразно затягивать, чтобы выиграть время для всестороннего уточнения обстоятельств совершенного преступления, осуществления разведывательных (диагностических) мероприятий, заключающихся в выяснении личности террористов, их численности, наличии судимостей, возрастных, физических, психических и других особенностей, а также сведений о намерениях, связях, видах и количестве оружия, которым они располагают. Одновременно требуется выяснить число заложников, их установочные данные, местонахождение, отношение к ним террористов, состояние их здоровья. Проводится рекогносцировка для выбора наиболее целесообразной формы ведения переговоров.

В обстановке дефицита времени, при затруднении общения с террористами, которое особенно ощущается на первоначальном этапе переговоров, основное внимание следует уделить установлению и развитию контактов с лицами, захватившими заложников, внушению им чувства доверия к представителям правоохранительных органов, ведущих переговоры, терпеливому и спокойному обсуждению возникшей чрезвычайной ситуации. Однако следует иметь в виду, что это – не способ разрешения конфликта, а всего лишь оперативная игра, одной из задач которой является демонстрация террористам психологической устойчивости личного состава ОВД, нежелание идти на поспешное выполнение любых выдвинутых террористами требований без предварительного обсуждения, поиска компромиссных решений, гарантий безопасности заложников.

Другой, не менее важной задачей становится осуществление диагностических, включая разведывательные мероприятия, в ходе которых следует установить личности террористов, выяснить их индивидуальные особенности: наличие у них прежних судимостей, принадлежности к "субкультурной касте", возрастные, физические, психические характеристики и иные значимые сведения, а также криминальные и иные связи, которые могут оказать на террористов положительное или отрицательное влияние. Важно уточнить цели, конкретные требования, место и характер укрытия террористов и содержания заложников, способы организованной террористами охраны и обеспечения безопасности.

Целесообразно обсудить с террористами порядок и способы проведения переговоров (устно, письменно, с использованием средств связи, усиления звука, через посредников, заложников или третьих лиц. При этом способ и порядок ведения переговоров должны исключать возможность их прослушивания (при использовании, например, радиостанции, телефона) в т.ч. вероятными сообщниками террористов, провокационных обращений к населению, а также средствам массовой информации и т.д. Громкоговорящие средства могут оказаться полезными на первоначальном этапе для оказания психологического давления на террористов. Вместе с тем, следует учитывать, что использование средств усиления речи несет в себе элемент безличности и может повредить установлению климата доверия и хороших отношений. Напротив, личный визуальный контакт позволяет лучше судить о психологическом состоянии террориста. То, что он может видеть своего оппонента, также облегчает ведение переговоров. Главный недостаток личного контакта - риск для здоровья и жизни переговорщика, а следовательно они могут вестись данным способом только тогда, когда установлен психологический контакт. Однако желательно, чтобы переговоры, если нет полной уверенности в безопасности переговорщика, велись через какие-либо защитные заграждения, либо с использованием бронежилета скрытого ношения.

При личном (визуальном) ведении переговоров переговорщику со стороны правоохранительных органов рекомендуется:

- не вести переговоры под прицелом оружия;

- переходить к личным (визуальным) переговорам следует лишь спустя определенное время, когда установились относительно доверительные отношения;

- не вести переговоры лицом к лицу одновременно с несколькими преступниками;

- во время переговоров не поворачиваться к террористу спиной, смотреть ему прямо в глаза, а на случай резкого изменения ситуации или конфликта предусмотреть возможность отступления;

- перед началом переговоров оценить "периметр безопасности" для себя и террориста (с его точки зрения), не переходить его, чтобы не рисковать самому и не давать лишнего повода террористу для беспокойства и проявлений агрессивности.

Связь с террористами должна отвечать следующим требованиям:

- исключать возможность несанкционированного прослушивания переговоров ОШ с чьей бы то ни было стороны (террористов, их сообщников, средств массовой информации и т.д.). В обязательном порядке ведется аудиозапись всех переговоров;

- сотрудники, ведущие переговоры, должны иметь связь с руководителем группы по отдельной телефонной линии (радиоканалу), гарантирующей связь с ним даже во время проведения бесед с террористами. Это особенно важно тогда, когда в ходе беседы выявляются ранее неизвестные обстоятельства, которые необходимо срочно передать в ОШ;

- руководитель группы переговоров должен иметь постоянную возможность слышать ход переговоров, а также доводить отдельные его этапы до членов ОШ;

- руководитель группы переговорщиков, а также иные члены этой группы, с помощью спецтехники, должны постоянно иметь возможность слышать все, о чем говорят между собой террористы.

При необходимости следует вести и видеозапись переговоров и действий террористов, для определения в дальнейшем степени участия каждого из них в противоправных действиях (например, требования кого-либо из них прекратить переговоры или расправиться с заложниками и т.д.).

Руководитель контртеррористической операции должен постоянно извещать о своих намерениях руководителя группы ведения переговоров. Если какая-либо акция силового характера начнется без его ведома, окажется под угрозой жизнь переговорщиков, поскольку будет трудно дать удовлетворительное объяснение происходящему террористам.

Если переговоры зашли в тупик, и планируется проведение силовой операции, переговорщиков может помочь уточнить место пребывания хотя бы части террористов и отвлечь внимание части из них.

Во время ведения переговоров один из членов группы (помимо непосредственно переговорщика) должен:

- вести учет инцидентов, угроз и соглашений;

- вести протокол диалога с террористами, текущих обсуждений и стратегических решений группы;

- быть готовым заменить переговорщика в случае затяжных переговоров на любом их этапе.

В обязанности психолога входит:

- оценивать психологическое состояние преступника, а также лица, ведущего переговоры;

- не вмешиваться непосредственно в переговоры, чтобы сохранить максимум объективности;

- рекомендовать стратегию, тактику, и формы ведения переговоров, которые могут способствовать успешному разрешению ситуации.

Руководитель группы ведения переговоров должен:

- обеспечить выполнение решений (распоряжений) руководителя ОШ о стратегии воздействия на террористов;

- доводить решения руководителя ОШ до членов группы, организовывать исполнение поставленных задач с учетом особенностей ситуации и личности террористов;

- постоянно информировать ОШ о результатах работы группы;

- вносить предложения, направленные на повышение эффективности психологического воздействия;

- организовать работу группы, распределить роли и контролировать ход ведения переговоров;

- немедленно сообщать в ОШ полученные в ходе переговоров данные, имеющие важное значение для принятия управленческих решений, возможных новых оперативно-розыскных мероприятий;

- выбирать наиболее целесообразные и безопасные для личного состава группы формы общения с террористами;

- распределять обязанности между членами группы;

- устанавливать последовательность участия переговорщиков в диалоге, инструктировать их;

- вносить коррективы в тактическую линию переговоров;

- фиксировать наиболее значимые обстоятельства и результаты психологического воздействия;

- организовывать через оперативных работников взаимодействие с другими подразделениями, задействованными в проведении контртеррористической операции;

- истребовать дополнительную информацию;

- вносить предложения в ОШ о целесообразности подключения к психологическому воздействию лиц, способных оказать положительное влияние на террористов;

- координировать взаимодействие переговорщиков, психолога, консультантов других профилей, а также переводчиков, учитывать их рекомендации и оценки в работе группы;

- осуществлять контроль за деятельностью служб, обеспечивающих видео- и аудиозапись хода переговоров;

- проверять устойчивость работы линий связи и других технических средств, находящихся в распоряжении группы;

- принимать меры к созданию нормальных условий для работы членов группы, оказанию им психологической помощи и поддержки, предоставлению возможностей отдыха, питания, медицинского обслуживания, своевременной подмены уставших сотрудников из резерва группы, соблюдению требований конспирации;

- давать рекомендации при рассмотрении вопроса о целесообразности применения физической силы, специальных средств, огнестрельного оружия в случаях, когда возможности психологического воздействия на террористов оказываются исчерпанными, принимать участие в реализации достигнутых в ходе переговоров с террористами договоренностей.

Следует придерживаться практики обращения за консультациями к профессиональным психологам и иным специалистам по вопросам, которые затрагиваются и возникают в процессе переговоров.

Следует избегать использования непроверенных данных, которые могут быть опровергнуты. Это создает дополнительные трудности в общении с лицами, захватившими заложников, может стать причиной срыва ранее достигнутых договоренностей.

В ходе переговоров важно хоть на короткое время суметь связаться с заложниками, выяснить их психическое, физическое и моральное состояние, что также поможет последним сохранить психологическую устойчивость, удержаться от необдуманных действий, а оперативному штабу - получить дополнительную информацию от заложников и террористах и их укрытии, способах наблюдения за действиями правоохранительных органов. Обговаривать возможности разрешения ситуации путем различного рода компромиссов следует таким образом, чтобы у террористов не возникла мысль о слабости позиций сил правопорядка, ее неуверенности в собственных силах и возможностях. В противном случае требования террористов станут более жесткими, что затруднит ведение переговоров, создаст опасность жизни и здоровью заложников, к которым террористы могут применить меры психологического либо физического воздействия,

чтобы ускорить принятие желательного для них решения.

Недопустима и иная крайность - демонстрация силы. Это может натолкнуть террористов на ответную "демонстрацию" с целью заставить ОШ отказаться от намерений освободить заложников силовыми методами.

Таким образом, первоначальный этап ведения переговоров следует рассматривать лишь как подготовительный, имеющий задачу установления контакта с террористами, формирования у них чувства доверия к ведущим переговоры, получения гарантий безопасности заложников. Это вовсе не означает отказа от подготовки к проведению силовой операции по освобождению заложников, а лишь создает предпосылки для уточнения оперативных планов, сосредоточения и развертывания необходимых сил и средств.

После проведения подготовительного этапа, сбора всей необходимой информации возникает возможность перейти ко второму этапу переговоров, который позволяет рассчитывать на освобождение заложников - рассмотрению требований преступников. Для успешного начала и проведения переговоров главным становится создание условий для взвешенного обсуждения требований террористов и возможных альтернативных решений, недопущения традиционных попыток террористов навязать на переговорах тактику "митингового" обсуждения и "психологической" атаки. В данной ситуации оправдавшим себя тактическим контрприемом является предложение лицам, захватившим заложников, выделить своего представителя (посредника) таким образом, чтобы они сами могли определить, где и когда может быть установлен контакт, как планируется информировать о ходе переговоров остальных участников террористической группы.

Нередко возникает предложение использовать в качестве "переговорщиков" либо посредников одного из заложников, как аргумент доброй воли и свидетельство лояльного отношения террористов к своим жертвам.

Более перспективным считается направление для ведения переговоров представителя правоохранительных органов. При этом выдвигаются следующие аргументы: прежде всего он является должностным лицом и может быть из различных источников хорошо известен террористам и ему легче завоевать доверие, а следовательно, добиться больших уступок. Кроме того, переговорщик-сотрудник сможет не только лично убедиться в безопасности заложников (что может являться основным аргументом в пользу ведения им переговоров вблизи места укрытия террористов), но и выяснить, как с ними обращаются, в чем люди испытывают нужду, есть ли какие-либо просьбы и т.д.

Одновременно он получает возможнос



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-19; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.175.15 (0.02 с.)