Ценностные ориентации осужденных




ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Ценностные ориентации осужденных



В отечественной юридической психологии преобладает так называемая ценностно-нормативная концепция личности преступника[28]. В соответствии с ней, в качестве криминально значимого свойства личности выделено такое свойство, как ценностность, которое выражает «пристрастное» отношение к предметам, людям и себе. «Оно определяет первоисточник социальной активности человека, того ядра личности, которое обусловливает определенное видение действительности и избирательность поведения»[29].

Мы разделяем данную позицию и полагаем, что именно жизненные ценности, нравственные качества, отношение к правовым нормам, совестливость осужденных должны, в первую очередь, быть объектом диагностики пенитенциарных психологов. На основе изучения изменений, которые происходят в ценностно-нормативной сфере осужденных, можно прогнозировать и поведение осужденных после освобождения.

Особую значимость имеют такие ценности, как собственность, деньги, человеческая жизнь, семья, чувство гражданского (национального) долга, порядочность, честность, ответственность за данное слово и другие нравственные и жизненно важные ценности. Изучая ценности осужденных, важно обращать внимание на изменение в их ценностных ориентациях. Если в дореформенный (советский) период большинство криминальных авторитетов придерживалось определенных правил: «не заниматься бизнесом», «не носить холодного оружия», «не совершать убийств» и т.п., то в настоящее время главная жизненная ценность – материальные блага, собственность, для преумножения которых хороши все средства, в том числе и лишение жизни других людей. Человеческая жизнь, как социальная ценность, резко девальвировала. Прежние авторитетные преступники не имели права связывать себя семейными узами, а современные воры считают своим долгом не просто создать семью, но и обеспечить ей достойное существование.

Важно обратить внимание, что ряд социальных ценностей (особенно инструментальных – «честность», «свобода», «ответственность за данное слово») в криминальной среде приобретают особый смысловой оттенок. Так, ценность свободы для осужденных характеризует клятвенное высказывание «век свободы не видать». Однако авторитетные осужденные не имеют права освобождаться досрочно, сотрудничать с администрацией. Достаточно высока ответственность преступников друг перед другом за данное слово, за высказанную оценку (обвинение) в адрес другого. И главная причина в том, что для реализации социальных ценностей, их поддержки в преступной среде вырабатываются криминальные нормы (правила) поведения, а также соответствующие санкции для наказания виновных.

Именно усвоение тюремных норм, степень солидарности с ними и является важнейшей характеристикой осужденных, определяющей степень криминальной зараженности, авторитет в преступной среде, особенности поведения в местах лишения свободы и после освобождения. Известно, что по данному признаку можно выделить ряд типичных категорий (стратов) осужденных[30].

Первая страта – лидеры отрицательной направленности. Это признанные авторитеты в преступном мире, так называемые «воры в законе» или их ставленники – бывшие организаторы крупных преступных сообществ на свободе. Обычно в исправительной колонии их не более двух-семи человек. Не нарушая явно режим отбывания наказания, они фактически осуществляют «надзор» за соблюдением криминальных норм и выступают в роли арбитров при разрешении различных конфликтов.

Вторая страта - последователи криминальных авторитетов, явные нарушители режима, «борцы за соблюдение тюремных норм». На жаргоне осужденных именуются «блатными», «шерстяными», «гладиаторами» и др. Большинство из них содержится в штрафных изоляторах, помещениях камерного типа, находится на строгих условиях содержания, но продолжает отстаивать криминальные нормы.

Третья страта – нейтральные, или «мужики». Принятые ими нормы имеют двойственный характер, а их поведение в ИУ отличается непоследовательностью. Они ориентируются на официальные нормы, выполняют требования администрации, как правило, не нарушают режим отбывания наказания, добросовестно относятся к труду на производстве, стремятся к условно-досрочному освобождению.

Вместе с тем, они избегают участия в самодеятельных организациях, открыто не осуждают поведение нарушителей режима, уклоняются от поддержки администрации, актива, считаются со многими неофициальными нормами, действующими в среде осужденных. В отношениях между администрацией и активом, с одной стороны, и нарушителями режима отбывания наказания – с другой, они пытаются занять нейтральную позицию. Категория «нейтралов» является наиболее многочисленной и, в зависимости от состояния оперативной обстановки, они ориентируются либо на официальные нормы и поддержку администрации, либо на неофициальные нормы и выражают солидарность нарушителям режима.

Четвертая страта – это актив осужденных. Они ориентируются на официальные нормы, оказывают помощь администрации в организации самоуправления, принимают участие в работе самодеятельных организаций, добросовестно относятся к труду, отрицательно – к злостным нарушителям режима, стремятся к условно-досрочному освобождению.

При изучении данной категории осужденных следует иметь в виду, что они далеко не всегда согласны с официальными социальными нормами, мотивом их участия в самодеятельных организациях нередко является стремление приспособиться к условиям жизни в местах лишения свободы, получить льготы и освободиться условно-досрочно. А по отбытии наказания они могут вернуться к прежнему преступному образу жизни.

Пятая страта – «пренебрегаемые». Их поведение противоречит как официальным, так и неофициальным нормам и обычаям. Во многих учреждениях они подвергаются остракизму, постоянному гонению из общественных мест (клуб, столовая, общая жилая секция и др.), им дают презрительные клички, устанавливают символические знаки на личные вещи (на миске, ложке и т.п.). Это выступает в качестве неофициальной дополнительной меры их наказания, порождает сложные психические состояния. Данная категория осужденных неоднородна: в нее входят осужденные, допустившие нарушения обязательных криминальных норм (например, совершившие воровство продуктов питания у других осужденных); не прошедшие «прописку» при поступлении в следственный изолятор или колонию; неряшливые; заподозренные в доносительстве администрации; склонные к мужеложству в пассивной форме; осужденные за сексуальные преступления и т.д.

За последние 20 лет численность данной категории осужденных существенно увеличилась, что свидетельствует, с одной стороны, о нахождении в местах лишения свободы большого количества трудно адаптируемых осужденных («беспредельщиков»), с другой стороны, об усилении криминальных норм и неофициальных санкций по отношению к их нарушителям.

Наличие стратов, исходя из ориентации осужденных на социальные нормы, не только детерминирует их поведение, но и является индикатором общего состояния оперативной обстановки в учреждении. Изменение баланса сил (численности, пропорции осужденных в стратах) позволяет прогнозировать и предотвращать групповые эксцессы в отрядах и учреждении в целом.

5. Индивидуально-психологические свойства осужденных

Многочисленные исследования отечественных и зарубежных ученых[31] показывают, что значительное количество преступников обладают однородными психологическими свойствами, среди которых ведущими являются: импульсивность, агрессивность, гиперчувствительность в межличностных взаимоотношениях, отчужденность и плохая социальная приспособленность.

Сочетание этих свойств с негативным содержанием ценностно-нормативной системы «имеет криминогенное значение и специфично именно для преступников»[32], а, следовательно, для осужденных. Эти свойства достаточно четко диагностируются с помощью Миннесотского многофакторного личностного опросника (MMPI) в модификации Ф.Б. Березина[33] или Л.Н. Собчик[34]. Достаточно широкое распространение получила методика изучения акцентуаций характера Шмишека в русле концепции К. Леонгарда[35]. Отчетливое доминирование определенных личностных свойств позволяет объяснить особенности поведения осужденных и разрабатывать программы их психологической коррекции.

Многие пенитенциарные психологи ориентируются на теорию криминальности известного английского психолога Г. Айзенка, используя его личностные опросники EPI и EPQ. Сочетание высокого уровня экстраверсии, нейротизма и психопатии (враждебность, равнодушие к чувствам других, жестокость) существенно коррелирует с поведением насильственных преступников. Поэтому выявление данных свойств позволяет прогнозировать поведение осужденных и осуществлять индивидуальный подход в воспитательной работе.

Вместе с тем, необходимо еще раз оговорить, что отмеченные индивидуально-психологические свойства выступают лишь в роли «ускорителя» (предпосылки) преступного поведения, но не являются фатальными признаками личности преступника. Доказательством этого служит, во-первых, наличие насильственных преступников, у которых не выявляются криминально значимые личностные свойства (высокий уровень экстраверсии, нейротизма и т.п.), во-вторых, наличие данных свойств у значительного числа законопослушных граждан. Имеются даже парадоксальные, на первый взгляд, факты: усредненный личностный профиль сотрудников спецподразделений (отрядов милиции особого назначения, отрядов специального назначения) имеют одинаковую конфигурацию (одни и те же повышенные показатели) с осужденными за насильственные преступления. Это говорит о том, что особенности их поведения, агрессивность, эмоциональные реакции, стремление к риску, доминированию, самоутверждению, успеху относительно одинаковы. Но сотрудники правоохранительных органов ориентированы на общественно значимые ценности и реализуют свою активность в социально приемлемых формах, а осужденные (преступники) находят применение своих задатков в противоправной деятельности.

Поэтому в каждом случае требуется углубленный психологический анализ сочетания индивидуальных свойств личности и ценностных ориентаций осужденных.

Необходимо учитывать, что в процессе формирования личности отдельные индивидуально-психологические свойства могут затруднять процесс социализации (например, экстраверсия, нейротизм) и требовать более тщательных усилий в воспитании человека.

Влияние социальных факторов также не всегда однозначно сказывается на развитии личности. Так, неблагоприятные факторы в семье (злоупотребление родителей спиртными напитками, антиобщественные поступки и др.), вопреки общей закономерности – усвоению навыков антисоциального поведения, могут сформировать устойчивую установку «жить по-другому, стать иным, чем родители».

Это происходит потому, что у человека формируется самосознание, представление о себе и окружающем мире, своя Я-концепция. Это важные механизмы в регуляции поведения человека. Обследование осужденных показывает, что большинство из них неадекватно и нереалистично оценивают действительность и свои возможности. «Не видят», не осознают причинно-следственной связи межу своим образом жизни, личностными качествами и совершенным преступлением. Пытаясь уйти от уголовной ответственности, искажая и утаивая факты во время предварительного следствия (в СИЗО) и во время судебного заседания, многие осужденные выстраивают целую систему психологической защиты[36], вытесняя из сознания реальные обстоятельства совершенного преступления и чувство вины.

Углубленное изучение личности осужденных в карантине и на начальном этапе отбывания наказания позволяет психологу, совместно с начальником отряда, составить перспективный план (программу) индивидуально-воспитательной работы с конкретными осужденными, а также определить цикл групповых мероприятий для определенных (типовых) категорий. Сведения о личности вновь прибывших осужденных – это психологический портрет, с которым можно сравнивать все изменения, происходящие с внутренним миром осужденного за период отбывания наказания и делать впоследствии выводы о степени его исправления или дальнейшей криминализации личности.

Необходимо отметить, что качество, глубина изучения личности осужденных зависят не только от компетентности психолога, но и от организационных вопросов (количества сотрудников в психологической лаборатории исправительного учреждения, четкости распределения функций между специалистами и их взаимозаменяемости; наличия современной материально-технической базы, компьютеров; привлечения психологов к выполнению только тех мероприятий, которые относятся к сфере их компетенции). Поэтому данные вопросы также должны быть в поле зрения руководителей территориальных органов и подразделений УИС.

Дебольский М.Г., начальник отдела психологической службы ГУИН Минюста России, кандидат психологических наук, доцент

Кокурин А.В., начальник отдела психологического обеспечения деятельности УИС НИИ УИС Минюста России, кандидат психологических наук

 





Последнее изменение этой страницы: 2016-06-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.238.70.175 (0.011 с.)