Анализ личностных особенностей осужденных за разные виды преступлений и методы работы с ними



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Анализ личностных особенностей осужденных за разные виды преступлений и методы работы с ними



 

Одна из важнейших задач пенитенциарных психологов – психологическое сопровождение осужденных во время отбывания наказания.

В данном случае актуальными становятся слова немецкого исследователя Р. Халлера1: «Раньше… предлагаемые психологические взгляды ограничивались вниманием на помешательстве, болезни и отклонении от нормы. Однако, рассматривая вопросы о мотивах преступления и при анализе личности преступника становится ясно, что только при определенных обстоятельствах большинство людей могут стать преступниками. Преступление не всегда должно быть связано с психосоциальным вмешательством или психопатическим характером. Каждый преступник имеет очень много и положительных сторон. Не существует преступника и мотива».

Т.е. личность правонарушителя – это мегакомплекс взаимосвязанных, взаимодополняющих и индивидуальных психологических, психических и психофизиологических компонентов. Из этого следует, что психологическому воздействию на осужденных, в первую очередь, должно предшествовать изучение личности правонарушителя. Знание степени деформации свойств и качеств, социальных источников криминогенности осужденного позволит эффективно воздействовать на личность, добиться позитивных изменений в его внутреннем мире. В тоже время, воздействие на осужденных без учета их социально-психологических и индивидуальных различий может привести к возникновению конфликтных ситуаций, способствовать круговой поруке.

С целью индивидуализации средств и методов пенитенциарного воздействия и воспитательной работы с осужденными, нами было проведено исследование на базе исправительных колоний строго режима ГУИН Минюста России по Самарской области, посвященное изучению личностных особенностей трех групп осужденных: убийцы (осужденные по ст. 105 УКРФ); насильники (осужденные по ст. 131 УКРФ); воры (осужденные по ст. 158 УКРФ).

Для определения личностных особенностей осужденных был использован 16-ти факторный личностный опросник Кэттелла.

По полученным результатам можно говорить о существовании ряда общих особенностей. Для трех изучаемых нами категорий преступников характерны пики по следующим шкалам (рис. 1): L+ (подозрительность – доверчивость), М (мечтательность – практичность), N (дипломатичность – прямолинейность), Q2+ (самостоятельность – зависимость от группы), Q3+ (высокий самоконтроль – низкий самоконтроль), Q4+ (напряженность – расслабленность), Поэтому в целом преступников можно охарактеризовать как эмоционально лабильных, хорошо адаптирующихся в определенных ситуациях (криминогенная среда), и испытывающих затруднениях в адаптации к социуму. В основном охотно сотрудничают с людьми, но их межличностные контакты


Рис. 1. Средние результаты по 16-ти факторному личностному опроснику Р.Кеттелла трех групп осужденных (стены)

 

 


носят избирательный характер: хорошо сходятся с одними людьми и хуже с другими.

У осужденных всех трех групп наблюдается тенденция к неуверенности в своих силах, возможностях, необоснованному терзанию чувством собственной неполноценности. Отличаются повышенной чувствительностью к угрозе, склонны быстро реагировать на опасность. В некоторых ситуациях они могут проявлять самоуверенность, суровость и черствость по отношению к окружающим. То есть, они могут подчинять чувства рассудку. Но при определенных обстоятельствах бывают мягкими, чувствительными по отношению к окружающим, проявляют сочувствие, сопереживание, понимание других людей

Для всех категорий осужденных характерна излишняя подозрительность, недоверчивость, тревожность. Они относятся к людям с предубеждением, настороженно, никому не доверяют, неоткровенны, держатся обособленно. Им присущипрактичность, приземленность стремлений, быстрое решение специфических практических вопросов. Они заняты удовлетворением своих интересов, им свойственна некоторая ограниченность, внимательность к мелочам. Стремятся выглядеть прямолинейными, откровенными, хотя, на самом деле, им приходится постоянно скрывать свои мысли, чувства. Осужденные всех трех изучаемых категорий, склонны принимать некоторые устоявшиеся принципы, взгляды, традиции, но, в тоже время, способны следовать за новыми идеями, нередко носящими специфический асоциальный характер.

Осужденные за воровство стремятся выглядеть независимыми от группы, самостоятельно принимать решения, для них характерен высокий самоконтроль поведения. Они хорошо осознают требования криминальной среды, заботятся о своем статусе. Действуют по собственному осознанному плану, стремятся довести начатое дело до конца.

Им свойственно сильное внутреннее напряжение, фрустрированность, возбужденность, раздражительность, слабое чувство порядка.

Практически все осужденные обычно не видят связи между своими действиями и значимыми для них событиями жизни, не считают себя способными контролировать эту связь и полагают, что большинство событий и поступков являются результатом случая или других людей. Свои успехи и неудачи эти люди приписывают внешним обстоятельствам. Они считают себя способными влиять в некоторой степени на свои отношения с семьей и другими людьми.

Рассмотрим психологические отличия осужденных изучаемых категорий.

Пофактору А (общительность – замкнутость) теста Кэттелла мы получили (рис. 2) похожие процентные соотношения высоких (28%) и низких (12%) значений у убийц и воров (30% и 15% соответственно) при преобладании средних. У насильников обнаружено отсутствие низких значений, у 70% – средние значения. Это можно объяснить специфичностью преступного деяния. Так как при совершении изнасилования необходим относительно длительный

Рис. 2. Процентное соотношение результатов осужденных за убийство, кражу и изнасилование по фактору А опросника Кеттелла

Рис.3. Процентное соотношение результатов осужденных за убийство, кражу и изнасилование по фактору В опросника Кеттелла

 

контакт с жертвой и оказание определенного давления на нее со стороны преступника, это предполагает некоторую гибкость, эмоциональную лабильность, приспособляемость человека в сфере коммуникации.

При совершении кражи общения с предполагаемой жертвой не происходит или контакт сведен до минимума и поэтому наличие такой черты личности преступника как общительность или необщительность не является значимым для успешности в данном виде преступной деятельности.

В силу полимотивированности убийства, которое может совершаться в различных ситуациях, степень общительности может быть различной: от глубокой замкнутости до сверхобщительности.

Исследуя фактор В (низкий интеллект - высокий интеллект) можно сказать, что воры в большей степени, чем остальные исследуемые категории преступников склонны к абстрактному мышлению (у 50% – высокие значения), имеют более высокое интеллектуальное развитие. Можно предположить, когнитивная сложность воров является следствием неограниченности степеней свободы при данном виде деятельности (рис. 3)

Самый низкий интеллектуальный уровень наблюдается у насильников, и как следствие, отсутствие конструктивных способов удовлетворения потребностей.

Исследуя фактор С (эмоциональная устойчивость – эмоциональная неустойчивость) (рис. 4) мы получили следующие результаты: наиболее высокая эмоциональная устойчивость была выявлена у преступников, осужденных за изнасилование (у 20% – высокие значения). У 55% осужденных по ст. 105 УК РФ (убийство) преобладают средние значения по сравнению с остальными двумя категориями. У преступников осужденных за кражу (75%) – самые низкие показатели по данному фактору.

Данные результаты могут иметь как личностную, так и ситуационную обусловленность. Так, например, относительно высокий уровень эмоциональной устойчивости у насильников может иметь прямую связь со специфическими условиями пребывания в местах лишения свободы данной категории преступников. То есть, лица, осужденные по ст. 131, 132 УКРФ, в исправительных учреждениях находятся в самом низу иерархической лестницы среди всех категорий осужденных.

Рис.4. Процентное соотношение результатов осужденных за убийство, кражу и изнасилование по фактору С опросника Кеттелла

В силу этого обстоятельства, насильники в целях «выживания» в колонии просто не могут себе позволить проявления таких качеств как: импульсивность, неуравновешенность. По этим же причинам

насильники имеют самый высокий уровень самоконтроля поведения относительно преступников двух других изучаемых групп.

С другой стороны низкие показатели по фактору С у преступников осужденных за кражу могут быть обусловлены именно их личностными характеристиками. Мы предполагаем, что наличие у преступников таких личностных черт, как эмоциональная неустойчивость, неуравновешенность, повышенная тревожность и др., мешает успешности их деятельности и способствует их попаданию в поле зрения правоохранительных органов, с последующим арестом и лишением свободы.

Средние, относительно вышеперечисленных категорий, результаты по данному фактору у убийц мы объясняем полидетерминированностью и многофакторностью этого вида преступления.

Исследуя фактор Е (доминантность – покорность) (рис. 5), мы получили следующие результаты: насильники показали средние результаты с тенденцией к доминированию (50%). Это объясняется, по нашему мнению, спецификой совершенного ими преступления.

Высокий уровень покорности у убийц связан, по нашему мнению, с необходимостью удовлетворения потребности в самоутверждении, власти у неуверенных в себе, закомплексованных людей.

При относительных средних показателях по фактору Е у лиц, осужденных за кражу, наблюдается самый высокий (среди трех групп преступников) процент испытуемых с высоким уровнем доминантности (30%). Мы объясняем это тем, что воровская деятельность индивидуализирована, то есть воры в большинстве своем одиночки, или действуют в маленьких группах по 2-3 человека с высокой степенью специализации «труда». Это предполагает высокий уровень ответственности в данном виде деятельности, что формирует такие качества личности как самостоятельность, смелость, самоуверенность.

По фактору F (сдержанность – экспрессивность) (рис.6) 25% осужденных за кражу имеют высокие значения, доля крайне низких значений примерно одинакова во всех трех выборках. В группе насильников – наибольший процент средних значений (50%).

Мы считаем, что высокая экспрессия является важной чертой личности преступника, осужденного за кражу. Данная личностная особенность обеспечивает успешное выполнение преступной деятельности. Для осужденных по ст. 158 характерны такие качества как импульсивность, подвижность, энергичность, откровенность, эмоциональность, динамичность.

По фактору G (подверженность чувствам – высокая нормативность поведения) (рис.7) наиболее высокие значения у 13% осужденных за убийство, тогда как в двух других группах осужденных примерно одинаковая картина: преобладание низких результатов над средними. Таким образом, для этих категорий преступников свойственны следующие качества: подверженность

Рис.5. Процентное соотношение результатов осужденных за убийство, кражу и изнасилование по фактору Е опросника Кеттелла

Рис.6. Процентное соотношение результатов осужденных за убийство, кражу и изнасилование по фактору F опросника Кеттелла

 

чувствам, несогласие с общепринятыми нормами, стандартами, непостоянство, переменчивость, подверженность влиянию случая и обстоятельств.

По фактору Н (робость–смелость) (рис. 8) во всех трех группах наблюдается похожая картина, преобладание низких значений.

По фактору I (суровость–мягкосердечие) (рис.9) в среде насильников выражена яркая дифференциация значений, то есть, люди с очень высокой (40%) и с очень низкой чувствительностью (30%), в других выборках

Рис.7. Процентное соотношение результатов осужденных за убийство, кражу и изнасилование по фактору G опросника Кеттелла

Рис.8. Процентное соотношение результатов осужденных за убийство, кражу и изнасилование по фактору Н опросника Кеттелла

 

преобладают средние значения. Черствость, присущая всем насильникам, у одних проявляется как всеобъемлющая личностная черта, а у других как следствие психотравмирующей ситуации.

По фактору L (доверчивость–подозрительность) (рис. 10) во всех трех группах выявились высокие показатели. Из них самые высокие – в группе убийц (66%). Они подозрительны, внутренне напряжены, задерживают внимание на неудачах, раздражительны, требуют от окружающих нести ответственность за ошибки, эгоцентричны. Хотя во всех трех группах средние показатели в процентном отношении выражены одинаково. Убийцы воспринимают мир как враждебный себе и поступают наиболее агрессивно по отношению к окружающим. И как следствие этому – высокая подозрительность.

Рис. 9. Процентное соотношение результатов осужденных за убийство, кражу и изнасилование по фактору I опросника Кеттелла

Рис. 10. Процентное соотношение результатов осужденных за убийство, кражу и изнасилование по фактору L опросника Кеттелла

Рассматривая фактор М (практичность–мечтательность) видно, что все три категории осужденных в основном отличаются практичностью, приземленностью стремлений. Приземленность стремлений можно объяснить спецификой криминальной среды, ориентацией на гедонистические потребности (рис. 11).

Рис. 11. Процентное соотношение результатов осужденных за убийство, кражу и изнасилование по фактору М опросника Кеттелла

 

Рис. 12. Процентное соотношение результатов осужденных за убийство, кражу и изнасилование по фактору N опросника Кеттелла


По фактору N (прямолинейность–дипломатичность) (рис. 12) все осужденные отличаются прямолинейностью, бестактностью в обращении, отсутствием проницательности. Это может говорить о существовании «профессионалов» в среде убийц. Преступники всех трех категорий стремятся показаться откровенными, чтобы скрыть истинную мотивацию своих поступков.

Рис. 13. Процентное соотношение результатов осужденных за убийство, кражу и изнасилование по фактору О опросника Кеттелла

Рис. 14. Процентное соотношение результатов осужденных за убийство, кражу и изнасилование по фактору Q1 опросника Кеттелла

По фактору О (уверенность в себе – тревожность) (рис. 13) можно сказать, что насильники беспечны, бездумны, нечувствительны к одобрению и порицанию других. Не склонны раскаиваться в совершенном преступлении. У 46% убийц, 50% воров выражены крайне высокие значения. Это характеризует их как чувствующих вину, тревожных, неуверенных в себе, в результате чего они ранимы и впечатлительны.

По фактору Q1 (радикализм–консерватизм) (рис. 14) мы получили следующие результаты: наиболее редко «консерваторы» встречаются среди лиц осужденных за кражу (15%) и это объясняется, по нашему мнению, тем, что воровство – это самый «творческий» вид преступной деятельности. Занимаясь кражами, даже с высоким уровнем специализации (домушник, карманник и т.д.) преступнику приходится сталкиваться с постоянно изменяющимися условиями окружающей среды, что предполагает выработку у него таких качеств как гибкость мышления, относительно высокий интеллект, стремление к информированности, критичность.

По фактору Q2 (самостоятельность – зависимость от группы) (рис.15) у испытуемых всех трех категорий (убийц, воров, насильников) одинаковый процент зависимых от группы. Это связано с тем, что какими бы характеристиками по этому фактору не отличался человек на «свободе» – на «зоне» его существование поставлено так, что культивируется осторожность, недоверие к окружающим, что автоматически

 

Рис.15. Процентное соотношение результатов осужденных за убийство, кражу и изнасилование по фактору Q2 опросника Кеттелла


Рис. 16. Процентное соотношение результатов осужденных за убийство, кражу и изнасилование по фактору Q3 опросника Кеттелла

 

Рис. 17. Процентное соотношение результатов осужденных за убийство, кражу и изнасилование по фактору Q4 опросника Кеттелла

 

формирует у человека вынужденную экзистенциальную изоляцию. Насильники, ввиду их специфического положения в исправительном учреждении, независимо от их личностных черт имеют определенную зависимость от других осужденных, особенно тех, кто находится на высших ступенях иерархической лестницы.

У осужденных всех групп по фактору Q3 (высокий – низкий самоконтроль поведения) (рис.16) отмечается высокий уровень самоконтроля, что связано со специфическим положением человека, пребывающего в местах лишения свободы, где неосторожное действие со стороны осужденного может существенно ухудшить его социальный престиж. Наиболее высокие значения у осужденных за изнасилование (90%).

По фактору Q4 (расслабленность – напряженность) (рис.17) у всех групп испытуемых были получены средние результаты с тенденцией к повышению уровня внутренней напряженности. Самый высокий уровень показателей фрустрированности, напряженности наблюдается у лиц, осужденных за убийство - это также можно объяснить специфичностью места пребывания испытуемых.

Таким образом, мы видим, что личностные профили убийц, воров и насильников по ряду факторов имеют определенное сходство, а по большинству факторов отличаются друг от друга.

1. Осужденные за убийство и кражу в большей степени эмоционально устойчивы, чем осужденные за изнасилование.

2. Осужденные за изнасилование менее интеллектуальны, чем осужденные за убийство и кражу.

3. Осужденные за убийство в большей степени, чем осужденные за кражу и изнасилование склонны к доминированию над другими людьми.

4. Осужденные за кражу менее серьезно относятся к своей жизни, чем осужденные за убийство и изнасилование.

5. Осужденные за убийство в большей степени спонтанны и эмоциональны, чем осужденные за кражу и изнасилование.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-07; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.239.160.86 (0.011 с.)