Рецепция римско-византийского права в Древней Руси: различные редакции Кормчей книги, Мерило Праведное.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Рецепция римско-византийского права в Древней Руси: различные редакции Кормчей книги, Мерило Праведное.



Влияние на Руси римского права следует связывать с принятием в 988 г. христианства. Это влияние осуществлялась через посредничество Византии и особенно Византийской православной церкви и «практически совпадало с пространством распространения христианства». Многие судебники древней Руси прямо ссылаются на греческие переводы законодательства Юстиниана, заимствуя порой как систему, так и отдельные юридические нормы. Известны также древнейшие (XI-XII вв.) переводы на русский язык Новелл Юстиниана, выдержек из его Кодекса и Дигест, собранных, в частности, в знаменитом своде церковного права, так называемой “Кормчей книге” XI-XVI веков. Поэтому, если княжеские своды хотя и ссылались на греческие, т.е. византийские законы, но часто опирались на местное, обычное право и довольно редко давали прямые цитаты из Свода Юстиниана, то православная церковь была наиболее последовательным проводником римско-византийского права. Наиболее древние пласты брачного, наследственного, обязательственного, уголовного и налогового права именно в этот период активно заимствовались из Номоканона, Новелл, Дигест и Кодекса Юстиниана. Об этом, в частности, свидетельствует содержание русской редакции Кормчей книги, которая включает в себя древнейшие русские переводы из законодательства Юстиниана. Вообще известно, что церковные суды, напрямую руководствовавшиеся нормами римско-византийского права, имели довольно обширную юрисдикцию, распространявшуюся и на лиц, не принадлежавших церкви, активно участвуя таким образом в гражданском судопроизводстве. Важно отметить, что под юрисдикцией Церкви отчасти было и торговое право, по крайней мере, именно в церквях и под надзором священников хранились торговые меры весов, длины и т.п. Римско-византийское право через посредничество Русской Православной Церкви оказывало огромное влияние не только на само церковное, но и на светское судопроизводство. В этом плане особенно важен такой незаслуженно остающийся без внимания отечественных историков права судебный сборник конца XIII в. как Мерило Праведное, вобравшее в себя самые разнообразные цитаты из Свода Юстиниана и других римско-византийских сборников. Мерило Праведное призвано было воспитать мирских судей, начиная с самих князей, в духе служения Правде, Праведного суда.

Самой важной сферой римско-византийского влияния является восприятие в Древней Руси основополагающих идей римского права, методов и целей римской юриспруденции. Следует отметить, что на Руси XIII-XVII вв. были весьма популярны такие римско-византийские юридические компиляции Дигест Юстиниана как Эклога, Прохирон, Синагога в 50 титулах, Синтагма и др. В качестве примера такого влияния приведем из знаменитого на Руси XV-XVII в. римско-византийского юридического словаря XIV в. Синтагмы Властаря лишь две наиболее яркие выдержки, определяющие понятие «право» и «закон»:

«Правда есть твердая и постоянная воля, воздающая каждому свое – справедливое. Свойства правды: честно жить, другому не вредить, воздавать каждому свое. Мудрость правды заключается в познании вещей божеских и человеческих, справедливого и несправедливого».

В приведенной цитате нетрудно узнать определение права у Ульпиана, открывающее первую книгу Дигест (D.1.1.1 pr.; D.1.1.10). Отличие состоит лишь в том, что в допетровской России не делали различия между правом, справедливостью и правдой, это были синонимы. Не менее любопытно и определение закона в Синтагме:

«Закон есть общее повеление, - мудрых мужей установление, вольных и невольных грехов исправление или пресечение, общее уложение города; он есть также божественное изобретение. Благодеяние закона в том, что он повелевает, запрещает, дозволяет и наказывает».

Очевидно, что этот текст заимствован из той же первой книги Дигест и принадлежит Папиниану, Марциану и Модестину (D.1.3.1; D.1.3.2; D.1.3.7). Синтагма содержит в себе немало определений из области брачного, семейного, наследственного, вещного и обязательственного права, а также уголовного права и судопроизводства, содержание которых явно указывает на их происхождение из Базилик, т.е. Дигест в греческом переводе X в. В Синтагме можно найти статьи, посвященные аренде, браку, владению, дарению, договору, краже, завещанию, займу, залогу, кодициллам, купле-продаже, наказаниям, наследству, найму, опекунам, попечителям, поручительству, приданому, процентам, свидетелям в суде, избранным судьям, усыновлению и т.д. Почти все эти статьи можно найти и в различных редакциях древнерусской Кормчей и Мерила Праведного.

Восприятие РП началось с принятия христианства. Рецепция принималась через церковь.

Номо-канон – собрание светского церковного права

Кормчая книга-перевод византийских номо-канонов

Мерило праведное – судебник для светского праведного суда

49. Школа глоссаторов и школа постглоссаторов (комментаторов): основные деятели и произведения.

Глоссаторы, или экзегеты (толкователи), творчество которых приходится на XI—XII вв., были заняты объяснением смысла отдельных законов, логически-связным из­ложением целых учений о назначении тех или иных правовых институтов с опорой на знание и пользование источниками права (элемент собственно догматический). Римское право из­лагалось в целом, без увязки с расположением титулов и книг в Своде Юстиниана: здесь уже имел место элемент систе­матический с более самостоятельной и творческой формой все той же догматической обработки позитивного римского права. (1088)

Особую проблему для глоссаторов составило расхождение между нормой права и соображениями справедливости. В доглоссаторский период исходили из того, что несправедливая норма может быть отвергнута в процессе применения и заменена пра­вилом, сообразующимся с требованием справедливости. Позднее Ирнерий, глава школы глоссаторов, и Болонская школа требова­ли отказа от "субъективных представлений о справедливости" и возлагали разрешение конфликта между нор­мой закона и справедливостью на усмотрение законодательной власти.

Болонская школа глоссаторов превратилась из городской в общую для всех народов, в Общую школу (так поначалу назы­вали университеты). Начиналось это обучение с богословия и юриспруденции. В XI в. здесь возникло объединение учащихся, прибывших из разных мест для изучения юриспруденции. Болон­ская школа была создана на пожертвования знатного семейства и при поддержке папы римского.

Слушатели получили право на то, чтобы иски и обвинения против них разбирались местным епископом или тем преподавате­лем, у которого каждый из них занимался. У папы университет имел защиту от городских властей. Клирикам поступление в школу было облегчено папой. За счет церковной казны обеспечивались общежития для бедных студентов (их именовали коллегиями и бур­сами): преподавателям, плохо обеспеченным взносами студентов, часто предлагались бенефиции, т.е. определенные доходы с церков­ного имущества.

В университете присуждались различные ученые степени в зависимости от уровня освоения школьной науки. Ректор считал­ся основным духовным наставником. Присуждение ученых степеней производилось по образцу цеховых ремесленников — только после предваритель­ного испытания их познаний. Высшим было звание "доктор" (ученый), оно соответствовало званию "мастер" у ремесленников и давало право преподавать вполне самостоятельно и в свою очередь брать в учение других. Кроме одобрения от товарищей требовалось еще одобрение от духовных властей.

С начала XIII в. папы предоставляют большим ученым возможность преподавать в других высших школах. Лучшие универси­теты Запада стали привлекать еще больше слушателей. Суще­ствовал даже обычай посещать несколько университетов в раз­ных странах.

К концу XIV в. в европейских странах насчитывалось до 50 университетов. Самыми самостоятельными были университеты в Кембридже и Оксфорде.

Постглоссаторы

Постглоссаторы стали в XII—XIV вв. раз­работчиками всеохватывающего критическо-догматического под­хода к праву в двух вариантах:

1. право выводилось из ра­зума и сводилось затем к некой максиме наподобие древнерим­ского принципа "воздавай каждому свое, причитающееся ему по праву";

2. сводилось к писаному праву, действующему в суде или в управляющей деятельности государственных учреж­дений.

Задача юриста, согласно Раймонду Луллию (1234—1315 гг.), заключается в том, чтобы "позитивное право редуцировать к пра­ву естественному и согласовать с ним". На практике это свелось к выработке умения укреплять престиж и властный авторитет права писаного при помощи указания на его близость и согласованность с правом естественным. Для этого приходилось "немало изощрить ум юриста и само профессиональное искусство толкования права" (А. Стоянов).

Некоторые постглоссаторы рассматривали естественное пра­во как одну из "лучших частей римского права" (наряду с пра­вом народов), которая имеет универсальный характер и потому подходит для всех времен и народов. Однако такому восторжен­ному практицизму мешали сами факты реального усвоения рим­ского права. Полной рецепции римского права нигде никогда не было и не могло быть по той причине, что и сам Свод Юсти­ниана не был ни полным, ни полностью адекватным собранием римских узаконений всех времен. Некоторые важнейшие положения римского права были восприняты в сильно искаженном или заново перетолкованном виде. Например, первыми наслед­никами и перетолкователями стали христианская церковь и xpистианские общины, хотя сами они были сообществами, основан­ными не на праве, а скорее на известных моральных заповедях и, кроме того, идеях аскетизма, религиозно-общинной солидар­ности и т.д.

К началу XVI столетия схоластические приемы изучения рим­ского права утрачивают общественные симпатии и возвышаются приемы гуманистического направления — источники права начи­нают изучать в их связи с живой действительностью, а также с античной литературой, историей, искусством. В отличие от глос­саторов и постглоссаторов гуманисты рассматривали право с фи­лологической и исторической сторон и вместо комментирования фрагмента за фрагментом приступали к систематическому изложе­нию права.

Ирнерий-основатель школы глоссаторов , Аккурсий

Метод-комментирование текстов дигестов + их обобщение, установление связей, распространение РП по всей Европе.

Постглоссаторы: Бартол, Бальд

50. Рецепция римского права на Западе: mos italicus и mos gallicus.

д. Кризис mos italicus. Гуманизм в праве. Mos gallicus: Куяций и Донелл. Идеи естественного права и пандектистика. Немецкая «историческая школа права»

Система преподавания и изучения римского права, сложившаяся под влиянием Болонской школы глоссаторов и итальянских комментаторов, получила название «итальянский обычай» (mos italicus). Однако к началу XVI в. нагромождение глосс и глосс к этим глоссам привело к большой путанице, а вполне разумное провозглашение приоритета естественного права над позитивным на деле привело к злостному судейскому субъективизму. Это вызвало общую критику деятельности юристов, которых в насмешку стали называть не «знатоками права» (iuris periti), а «извратителями права» (iuris perditi). Кризис был преодолен созданием нового направления в праве – гуманизма. Так как наиболее талантливыми его представителями стали французские юристы, то гуманизм получил название «галльский обычай» (mos gallicus). Наиболее видным гуманистом считается Якоб Куяций (1522-1590), родом из Тулузы. Он предложил отказаться от многочисленных и нередко ложных комментариев глоссаторов и вернуться к «чистому» римскому праву, то есть к самим Дигестам, Институциям и Кодексу Юстиниана. Куяций прежде всего стремился к ясному пониманию и изложению духа и смысла римского права, вместо буквального и казуистического толкования его глоссаторами. Другой французский юрист этого направления – ГюгДонелл (1527-1591), был профессором права в Бурже, Бордо, Орлеане, а после Варфоломеевской ночи, как гугенот, бежал в Германию и преподавал в Гейдельберге, Лейдене и Альтдорфе. Он известен своей оппозицией Куяцию, впервые ввел синтетическую методу, стараясь не объяснять тексты, а извлекать из них принципы и логичекие следствия последних и поэтому признается отцом современной догматики римского права. Главное его сочинение «Комментарии к цивильному праву» в 28 книгах.

Однако, французский гуманизм, сильный своей теоретической основой историзма, утверждающего, что всякое право есть живой организм, действующий в конкретной исторической среде, был все же далек от практического применения римского права в реальной жизни, поэтому в XVII-XVIII вв. получает распространение идея прямого применения Пандектов Юстиниана в действующем праве, сторонники которой стали называться пандектистами. Вместе с тем, размышление об изначальном источнике всякого права привели в XVII-XVIII вв. к возрождению идей естественного права. Вдохновителем этого направления и создателем современной теории международного права, основанной на римском понятии ius gentium, был голландский юрист Гуго Гроций (1583-1645), главным произведением которого является трактат «О праве войны и мира», написанный на латыни и изобилующий цитатами и ссылками на латинских и древнегреческих авторов. Это направление дало ряд блестящих имен в Германии (Пуффендорф, Лейбниц), Франции (Руссо) и Англии (Гоббс, Локк).



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 44.192.21.182 (0.011 с.)