Вербальные договоры. Литеральные договоры.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Вербальные договоры. Литеральные договоры.



Определение: Вербальным (то есть словесным, устным) контрактом называется договор, устанавливающий обязательство словами (verbis), то есть договор, приобретающий обязывающую силу посредством и с момента произнесения известных формул и фраз.

1). Стипуляция (Sponsio-stipulatio).

Стипуляцией называется устный договор, заключенный посредством устного вопроса кредитора и совпадающего с ним ответа должника.

Ответственность из стипуляции в случае гибели вещи наступала только когда должник допускал culpa in faciendo, т.е. намеренные действия на уничтожение вещи (D.45.1.91).

Литтеральный контракт (contractae litteres) – договор, который заключался в письменной форме.

Виды литтеральных контрактов: – древнеримские литтеральные контракты.

Возникали посредством внесения записи в приходно-расходную книгу, которая велась римскими гражданами. У кредитора запись велась в графе доходов, а у должника – в графе расходов. В конце периода подводился общий итог. То есть это договор, заключавшийся посредством записи в приходно-расходную книгу либо уже существовавшего долга данного должника, либо долга другого должника, переводимого на данного. Записи в книге кредитора известной суммы как уплаченной должнику соответствовала запись в книге должника той же суммы как полученной от кредитора – в этом выражалось их соглашение. Это все делалось на основании соответствующего соглашения сторон. Запись в расходной книге становилась доказательством долга только в том случае, если ей соответствовала запись в приходной книге должника. Иное основание имели те записи требований, которые назывались кассовыми, при которых обязательство было основано на передаче вещи, а не на письме, они имели силу, не иначе как если отсчитаны деньги; уплата же денег создавала реальное обязательство. Запись сама по себе не устанавливала долг, а лишь регистрировала его. Но если по какому-нибудь соглашению с должником долг регистрировался кредитором как уплаченный, а затем заносился в книгу расходов как денежный заем, то из этого вытекал литтеральный контракт. Обязательство посредством перезаписи долга происходило также и с переменной стороны в обязательстве. «Обязательство устанавливается в письменной форме, например посредством перезаписанных требований. Перезаписанное же требование возникает двумя способами: или от дела к лицу, или от лица к лицу. От дела к лицу перезапись производится, если, например, то, что ты будешь должен мне на основании купли, или найма, или договора товарищества, я запишу тебе в долг. От лица к лицу перезапись производится, если, например, то, что мне должен Тиций, я запишу в долг тебе, т. е. если Тиций делегирует тебя мне» (Гай). Обязательство по литтеральному контракту погашалось записью получения долга. Эта форма литтерального контракта уже не упоминалась в кодификации Юстиниана;

– литтеральные контракты императорской эпохи появились в связи с возникновением более простых и удобных форм записи долгов. В классический период литтеральный договор стал оформляться долговой распиской, что значительно облегчило порядок заключения такого договора. Если расписка излагалась от имени третьего лица (должника), то она именовалась синграфом (syngrapha). Синграф составлялся в присутствии свидетелей, которые подписывали его, в чью пользу он составлялся. Если расписка излагалась в первом лице и была подписана самим должником, то хирографом (chirographa). Расписка могла быть оспорена в течение 2 лет со дня ее выдачи. Не оспоренная в течение этого срока по безденежности долговая расписка получала безусловную доказательственную силу. Литтеральные контракты вышли из употребления к концу классической эпохи, когда они постепенно слились с письменной стипуляцией.

35. Реальные договоры: заем (mutuum), ссуда (commodatum), хранение (depositum).

К реальным договорам относились договоры хранения, займа ссуды. Договор займа (mutuum) Заем (mutuum) представляет собой договор, по которо­му одна сторона (заимодавец) передает в собственность дру­гой стороне (заемщику) денежную сумму или известное коли­чество иных вещей, определенных родовыми признаками (зер­но, масло, вино), с обязательством заемщика вернуть по исте­чении указанного в договоре срока либо по востребованию тaкую же денежную сумму или такое же количество вещей того же рода, какие были получены (D.44.7.1.2). Заем является одним из реальных договоров, т. е. обяза­тельство в этом случае устанавливается не простым соглашени­ем (consensus), но и передачей вещи (res); нельзя требовать возврата от того, кто ничего не получал. Реальный характер договора займа не означает, однако, что в этой категории договоров consensus, соглашение сторон, не имеет существенного значения: соглашение сторон не является достаточным для возникновения заемного обязательства, однако (как и при всяком договоре) соглашение и при займе является необходимым моментом. Нет consensus, нет и договора. В текстах римских юристов встречаются примеры того, что, несмотря на передачу вещей, обязательство не возникает, потому что меж­ду сторонами не consensus, a dissensus (разногласие, недоразу­мение); так, передана денежная сумма, причем передающий деньги делает это с намерением дать взаймы, а получающий деньги думает, что ему дают их в дар или на сохранение: зай­ма нет за отсутствием согласованной воли двух сторон. Mutuum является не первоначальной формой договора займа. В древнейшем римском праве для этой цели пользова­лись формальной сделкой nexum (совершавшейся per aes et libram, с помощью меди и весов), а также стипуляцией. По мере развития хозяйственной жизни, расширения торговли, ремесленной промышленности совершение не только такой громоздкой сделки, как nexum, но даже и более простой, однако все-таки формальной — стипуляции, стало затруднительным. Тре­бования хозяйственной жизни привели к тому, что стали давать судебную защиту к неформальным договорам займа; так появи­лась; новая форма займа — реальный договор займа, для юри­дической силы которого не требовалось облекать согласие сто­рон в какие-либо торжественные формы, а достаточно было лишь передать на основании соглашения сторон так называемую валюту займа, т. е. деньги, зерно, вино и тому подобные вещи, определенные родовыми признаками. Характерные признаки договора mutuum можно определить следующим образом:

а) mutuum — реальный договор, т. е. получающий юриди­ческую силу лишь с того момента, когда на основании соглашения сторон последовала передача res, вещи;

б) предмет договора — денежная сумма или известное ко­личество других вещей, определенных родовыми признаками (весом, числом, мерой);

в) эти вещи передаются заимодавцем в собственность заемщика;

г) вещи передаются с обязательством для заемщика вер­нуть заимодавцу такую же денежную сумму или такое же количество вещей такого же рода, как были получены.

Если заем не денежный, заемщик обязан вернуть не только такое же количество вещей, какое было получено, но и по каче­ству не хуже полученных взаймы вещей.

Поскольку предметом займа служили вещи, определенные весом, числом, мерой (а не индивидуально, причем они поступа­ют в собственность заемщика, на нем лежал и риск случайной гибели полученных вещей: если в силу случайной причины взя­тые взаймы вещи погибали и заемщик не имел возможности ими воспользоваться, он не освобождался от обязанности вер­нуть полученную сумму (количество).

Обязательство, возникающее из займа, строго одностороннее: заимодавец имел право требовать от заемщика возврата такого же количества вещей, такого же рода и качества, какое было получено; на заемщике же лежала соответствующая обя­занность. Заимодавец уже при самом заключении договора, так сказать, сделал свое дело, передав в собственность заемщика денежную сумму или вещи, определенные родовыми признаками; поэтому из договора для него возникало только право требования, никакой обязанности на заимодавце не лежало. Для осу­ществления права требования (о возврате взятой взаймы суммы денег или других вещей, определенных родовыми признаками) заимодавцу давались иски строгого права (actio certae creditae pecuniae и кондиция). Наоборот, заемщик при заключении договора уже получил деньги, зерно, вино и т. п. и потому не получает из договора права требовать чего-либо; для него возникала из договора только обязанность возврата такой же денежной суммы или того же количества иных вещей, какое было получено от заимодавца.

Из договора займа не вытекала обязанность заемщика пла­тить проценты с занятой суммы. Однако широко применялось в практике заключение особого соглашения о процентах. Макси­мальный размер процентов в разное время определялся различ­но: в классическом праве — 1 процент в месяц, в праве Юсти­ниана — 6 процентов в год (для торговцев — 8 процентов в год); начисление процентов на проценты было воспрещено.

Соглашение относительно срока платежа по займу было несущественным: договор можно было заключить и на точно определенный срок и без срока (в последнем случае кредитор имел право потребовать возврата занятой суммы когда угодно).

Договор ссуды (commodatum)

Договором ссуды называется такой договор, по которому одна сторона (ссудодатель) передает другой стороне (ссудополучателю) индивидуально определенную вещь во временное безвозмездное пользование с обязательством второй стороны вернуть по окончании пользования ту же самую вещь в цело­сти и сохранности. Подобно займу договор ссуды также был реальным кон­трактом, т. е. обязательство из этого договора возникло лишь тогда, когда состоялась передача вещи ссудополучателю (поль­зователю).

В то время как предметом договора займа являются день­ги или другие вещи, определенные родовыми признаками (ме­рой, числом, весом), предметом договора ссуды может служить только индивидуальная вещь, ибо только такую вещь можно вернуть по окончании пользования без замены другой; если, например, предметом договора является охапка дров на топку печи, то, как только дрова сгорят, возврат тех самых дров, ка­кие были получены, станет невозможным, и речь может идти только о возврате такого же количества того же рода вещей (т. е. это будет договор займа). Договор ссуды имеет целью предоставление вещи в без­возмездное пользование, т. е. из договора ссуды получает хозяй­ственную выгоду (utilitas) только ссудополучатель. Это обстоя­тельство учитывалось в римском праве при решении вопроса о пределах ответственности ссудополучателя за сохранность вещи: поскольку договор заключался в его интересах, на него возлагалась строгая ответственность, а именно, ссудополучатель отвечал за omnis culpa (ea всякую вину), т. е. не только за наме­ренное причинение вреда ссудодателю (dolus) и не только за грубую небрежность (culpa lata), но даже и за незначительную небрежность (culpa levis). Ссудополучатель был обязан хранить данную ему в пользо­вание вещь, пользоваться ею надлежащим образом, т. е. в соот­ветствии с хозяйственным назначением вещи и указаниями до­говора, и проявлять при этом заботливость (diligentia) хорошего хозяина, т. е. не допускать невнимательности; непредусмотри­тельности, беззаботности, какие не свойственны хорошему хозя­ину. Только тогда, когда ссудополучатель проявил полную внима­тельность, предусмотрительность, заботу, так что вред для ссу­додателя возник вследствие простой случайности (casus), ссудо­получатель не нес ответственности перед ссудодателем; случайно возникший вред для вещи относился на счет ее собственника.

Договор ссуды заключался в интересах только одной сто­роны — ссудополучателя. Однако договор ссуды не являлся та­ким строго односторонним договором, как договор займа. По этому поводу до нас дошли от юриста Павла следующие соображения. Ссудодатель заключает договор ссуды не в силу хозяйственной необходимости, а по доброй воле, осуществляя лишь моральный долг и любезность в отношении другой стороны. Поэтому он сам, оказывая такую любезность, определяет ее форму и пределы. Но как только ссудодатель предоставил другому свою вещь в безвозмездное пользование, он себя связал: ему не принадлежит право по своему произволу прекратить потом договорное отношение, истребовать раньше установлен­ного срока предоставленную в пользование вещь и т. д. Договор ссуды, по словам того же классического юриста, есть сделка обоюдная, и из нее возникают и иски для обеих сторон. Конечно, обязательство ссудополучателя — основное: во-первых, оно возникает всегда и, безусловно, ибо раз получена во временное пользование чужая вещь, возникает непременно обя­зательство ее вернуть; во-вторых, это обязательство — основ­ное и по хозяйственному его значению: возврат вещи является одним из существенных признаков данного рода отношения. Обязательство на стороне ее ссудодателя может возникнуть, а может и не возникнуть: если ссудодатель предоставляет вещь в исправном состоянии и за время пользования ссудополу­чателю не пришлось нести необходимых расходов на содержание и поддержание вещи, то на ссудодателе не лежит никаких обязанностей; в его лице возникает только право требовать воз­врата по окончании договора данной в ссуду вещи в исправном состоянии. Но если ссудодатель неосмотрительно передал в пользование вещь в таком состоянии, что она причинила ссудо­получателю убытки, он обязан возместить ссудополучателю эти убытки (D.13.6.17.3; разумеется, при условии вины ссудодателя он не несет ответственности, если сам не знал о пороках данной в ссуду вещи).

Так, если ссудодатель дал в пользование больное животное, которое заразило имеющийся у ссудополучателя собственный скот; ссудодатель ссудил худые или вообще негодные сосуды, а ссудополучатель, который не мог заметить неисправности сосу­дов, пролил или испортил вино либо масло (D.13.6.18.3 — Гай) — во всех таких случаях для ссудополучателя открывается воз­можность искать возмещения убытков со ссудодателя. Равным образом, если предоставленная в пользование вещь потребовала от ссудополучателя расходов по содержанию или поддержанию ее, ссудодатель в известных случаях обязан их возместить.

Договор хранения или поклажи (depositum)

Договором depositum называется реальный контракт, по которому лицо, получившее от другого лица индивидуально определенную вещь (поклажеприниматель, депозитарий), обязуется безвозмездно хранить ее в течение определенного срока или до востребования и по окончании хранения возвра­тить в целости и сохранности лицу, передавшему вещь на хранение (поклажедателю, депоненту).Характерные признаки этого договора сводятся к следу­ющим. Во-первых, depositum — контракт реальный: обязательство из этого договора возникало посредством передачи вещи; одно соглашение о том, что известное лицо обещает принять на хра­нение вещь другого лица, еще не устанавливало обязательство из договора хранения. Во-вторых, как правило, предметом договора хранения (как и предметом ссуды) являлась вещь индивидуально определен­ная. Однако в римском праве был допущен также и договор о хранении вещей, определенных родовыми признаками; но пере­дачу на хранение таких вещей нельзя признать соответствую­щей характеру данного договора; недаром депозитум вещей, определенных родовыми признаками, называют depositum irregulare, т. е. не обычный, не нормальный вид договора, а особый, исключительный. Не требуется, чтобы поклажедатель был собственником отдаваемой в поклажу вещи; можно отдать на хранение и чу­жую вещь (например, находящуюся у поклажедателя в пользо­вании, в закладе и т. п.). Но не может быть предметом договора хранения вещь, принадлежащая поклажепринимателю.

В-третьих, цель передачи вещи — хранение ее поклажепринимателем. Поклажеприниматель не только не становился собственником вещи, он даже не являлся ее владельцем; он только держатель вещи на имя поклажедателя, не имеющий также и права пользоваться вещью.

В-четвертых, существенным признаком договора depositum (отличающим этот договор от договора найма) являлась безвоз­мездность договора.

В-пятых, вещь могла быть передана по этому договору на определенный срок или до востребования; следовательно, вклю­чение в договор срока хранения — несущественно.

В-шестых, по окончании срока хранения (а при бессрочном договоре — по заявлению поклажедателя) вещь в соответствии с целью договора должна быть возвращена поклажедателю, притом (в случае обычного, нормального depositum) именно та индивидуальная вещь, которая была принята на хранение.

Договор хранения (подобно договору ссуды) не устанав­ливал равноценных, эквивалентных прав и обязанностей для той и другой стороны (как-то имеет место, например, при договорах купли-продажи, найма имущества и т. д.). Поскольку depositum характеризовался признаком бесплатности хранения, поклажеприниматель не имел такого же основного права требования к поклажедателю, каким являлось требование поклажедателя о возврате переданной на хранение вещи в целости. Но depositum не являлся и таким последовательно односторонним договором как заем, из которого иск получала только одна сторона — заи­модавец.

Как и при договоре ссуды, из depositurn вытекало основное требование поклажедателя о возврате вещи, защищаемое пря­мым иском – аctio depositi directa; и только в качестве случай­ного, возникающего при известных обстоятельствах, давался иск поклажепринимателю, именуемый actio depositi contraria, с по­мощью которого поклажеприниматель мог взыскивать с поклажедателя убытки, если тот, давая вещь на хранение, виновным образом причинил убытки поклажепринимателю, не знавшему о пороках переданной вещи.

Права и обязанности сторон. На поклажепринимателе лежала обязанность хранить вещь в течение определенного вре­мени, после чего — вернуть поклажедателю; это — главное, ос­новное обязательство из договора depositum. Безвозмездный ха­рактер хранения ослаблял требования, предъявляемые к храни­телю: про него говорят, что он «custodiam non praestat». Это выражение нельзя понимать в том смысле, что хранитель не от­вечает за то, будет ли принятая вещь в сохранности или нет: поскольку хранитель вещи был обязан ее вернуть, и это его обя­зательство являлось юридическим, защищенным с помощью иска, очевидно, он не мог не отвечать за целость и сохранность вещи.

36. Договор купли-продажи (emptio-venditio).

Согласно Павлу, купля-продажа произошла от мены, когда обменивался товар на товар. Но отличие от мены -наличие денежной цены.

Уже в эпоху законов XII таблиц существовала купля-продажа, но тогда она включала в себя самый широкий спектр сделок: сбор налогов, срочная аренда общественной и частной земли и т.д. Но лишь в классическом праве сложился более узкий консенсуальный контракт emptio-venditio.

Определение: Купля-продажа - это договор, посредством которого продавец (venditor) обязуется предоставить покупателю (emptor) вещь, товар (merx), а покупатель - уплатить продавцу цену (pretium).

Этот договор носил консенсуальный, точнее - неформальный характер, так как не требовалось никаких формальностей, кроме соглашения (consensus) о цене. Как отмечает Гай (Gai.3.136), при консенсуальных контрактах обязательство возникает “...в силу соглашения сторон, потому что нет никакой нужды ни в словах, ни в письме, но достаточно, чтобы те, которые заключают юридический акт, пришли к соглашению. Вот почему такие сделки заключаются и между отсутствующими, например, посредством письма, посредника, между тем как словесное обязательство не может вообще совершаться между от-сутствующими.”

Юстиниан еще более суживает сферу консенсуальных контрактов, говоря, что они не предполагают даже и передачи вещи, а основаны на одном только соглашении (I.3.22.1).

Цена, согласно Гаю должна быть договорена, и тогда договор считался заключенным, даже если цена еще не уплачена (Gai.3.139). Цена в купле-продаже в отличие от мены должна выражаться в определенной денежной сумме, хотя в некоторых случаях Гай допускает и выражение цены в другой вещи. Она должна быть определенной, но степень определенности могла быть разной.

Моменты принудительного регулирования цен были известны римскому праву уже в архаическую эпоху. Древнейшего спекулянта Гнея Марция Кориолана за попытку превышения цен на государственный хлеб народ приговорил к смертной казни. Контроль за ценами на рынках форума осуществлялся народными трибунами и эдилами. Знаменитый лозунг "хлеба и зрелищ!" имел своей целью если не бесплатную раздачу того и другого, то по крайней мере фиксированно низких цен. За превышение цены продавец рисковал не только возвращением чрезмерно уплаченного по суду, но и клеймом бесчестия. В императорскую эпоху эта тенденция отчасти сохранялась. Так ре-скриптом Диоклетиана 285 г. н.э. было допущено право расторжения сделки купли-продажи вследствие laesio enormis - чрезмерной убыточности договора для продавца. В 301 г. он ввел и реестр фиксированных цен на целый ряд товаров.

Обязательство продавца:

1) предоставить вещь покупателю,

2) в случае эвикции вещи (то есть при отсуждении ее третьим лицом, как украденной или неправомерно изъятой у него как законного собственника) покупатель имел право требовать с продавца возмещения убытков,

Ответственность продавца:

- за надлежащее качество;

- за умолчание о недостатках вещи (D.21.1.1.1)

Но риск от случайной (то есть, без вины продавца) гибели проданной вещи лежит на покупателе (periculum est emptoris)

Договор купли-продажи мог сопровождаться добавочными соглашениями, то есть носить условный характер (определенный срок уплаты, право обратной покупки, право продать на более выгодных условиях).

37. Договоры найма (locatio-conductio).

Разграничение найма и купли-продажи не всегда просто было сделать и самим римским юристам. Так Гай (Gai.3.145) пишет, что “...купля-продажа и наем находятся, по-видимому, между собою в столь тесной связи, что в некоторых случаях обыкновенно представляется вопрос, заключена ли купля и продажа, или наем?”

Эти договоры обеспечивались исками bonae fidei (actio locati и actio conducti).

Римские юристы выделяли три вида найма:

а). Наем вещей (locatio-conductio rerum)

Определение: Наем вещей (locatio-conductio rerum) - это договор, по которому наймодатель (locator) обязуется представить нанимателю (conductor) одну или несколько определенных вещей для временного пользования, а другая сторона (наниматель) обязуется уплатить за пользование этими вещами определенное вознаграждение (merces, pensio) и по окончании пользования возвратить вещи в сохранности наймодателю.

Предмет договора - вещи движимые и недвижимые, но обязательно непотребляемые. Можно отдать в наем и чужую вещь.

Наемная плата - обычно в денежном выражении; при аренде земли допускалась плата натурой (доля урожая).

Обязанности наймодателя.

а) предоставить пользование вещью (uti frui licere praestare)

б) сделать это своевременно

в) в течении всего срока найма обеспечит возможность спокойного и соответствующего договору пользования вещью

В противном случае наниматель имел против него actio conducti.

- Наймодатель отвечал за всякую вину (omnis culpa)

Обязанности нанимателя

а) платить по истечении определенного времени (по договоренности могла совершаться и плата вперед) Неиспользование вещи без уважительных причин не давало права нанимателю требовать воз-вращения платы.

Но риск гибели урожая (стихийное бедствие) лежал на наймодателе, в случае же неурожая допускалось remissio mercedis - уменьшение арендной платы, которая, однако, могла быть востребована в следующем урожайном году.

- Все повреждения и ухудшения вещи по вине (даже легкой) нанимателя накладывали на него ответственность по actio locati (D.19.2.19.2).

б) по окончании найма вещь должна быть возвращена без задержки

Поднаем - возможен лишь с согласия наймодателя, но наниматель все равно отвечал от своего имени.

б). Наем услуг (locatio-conductio operarum)

Определение: Наем услуг (locatio-conductio operarum) - это договор, по которому нанявшийся (locator) обязывался исполнить для нанимателя (conductor) определенные услуги, а наниматель обязывался оплатить эти услуги за условленное вознаграждение

Правоотношения сторон: Нанявшийся обязан исполнять в срок и лично

- оплата производится по выполнении услуг, либо по истечении условленной единицы времени.

При готовности нанявшегося к исполнению и неиспользовании нанимателем его услуг первый сохраняет право на вознаграждение (D.19.2.38 pr.).

38. Договор товарищества (societas).

Договор товарищества (societas)

Гай пишет (Gai.3.148): “Товарищество мы обыкновенно заключаем или с тем, чтобы вступить в общение всем своим имуществом, или ради совершения какой-либо сделки, например, для покупки и продажи рабов.

Итак это это объединение лиц для достижения хозяйственных (обязательно дозволенных) целей.

Вклады могут быть неравными, отдельный товарищ при исключительной ценности его участия вообще может участвовать только в прибылях а не в убытках.

Определение: товарищество (societas) - это договор, по которому двое или несколько лиц объединяются для осуществления общей дозволенной хозяйственной цели, участвуя в общем деле имущественным вкладом или личной деятельностью, либо сочетанием того и другого, с тем чтобы прибыли и убытки от общего дела распределялись между всеми товарищами в предусмотренных договором долях, а при отсутствии в договоре указаний - поровну

Отношения внутри товарищества: 1). Каждый товарищ должен представить вклад; 2) относиться к общему делу заботливо и внимательно; 3). получае-мые им суммы не присваивать, а вносить на общий счет.

Прекращение товарищества наступает при выходе одного из товарищей, т.к. нет общего согласия. Однако он не может выйти с целью удержать часть прибыли. Так Гай пишет (Gai.3. 151): “Очевидно, если кто из членов заявит о своем выходе из товарищества с целью, чтобы одному получить какую-либо представляющуюся прибыль - если, на-пример, товарищ всего имущества для того, чтобы одному воспользоваться наследством, то он принуждается сделать эту прибыль общею.”

Известны 2 основных вида товарищества: 1) Societas totorum bonorum - товарищество по объединению всего имущества: 2). Societas unius negotii - товарищество по объединению отдельного капитала ради одного дела.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.227.117 (0.013 с.)