Формирование образа результата



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Формирование образа результата



В результате всех описанных выше шагов человек обычно знает, чего он не хочет. От чего хочет отказаться, чего хочет, чтобы не было.

· Иногда наряду с этим есть туманное представление о лучшей жизни, но и то не всегда. Часто клиент так зацикливается на проблеме, что «избавиться» от нее — предел мечтаний. И одновременно ошибка. Потому что «природа не терпит пустоты», и пока человек не решит, что будет ВМЕСТО ушедшей проблемы, она — останется.

Клиент знает, от чего ему плохо. Но прежде, чем мы пойдем дальше, нам нужно знать, что он хочет как свое «хорошо». Пока же клиент не знает, чего хочет или не знает, хочет ли он того, чего хочет.

· После «разобраться в себе» логично «понять, чего хочешь». Правда, знакомо?

Причем, разобраться в том, чего теперь, после выявления сути проблемы хочет клиент — важно не только ему, но и нам. Потому что желание его может совсем не совпадать с нашими ожиданиями. И если мы потащим его в результат свой, то результат этот человек в конце концов нам и оставит.

· Или честно сделает, а с ним получит еще проблемы.

Да, мы предполагаем про себя возможные варианты: чего клиент может хотеть. Но во-первых, нашей фантазии может не хватить, а во-вторых, даже если и хватило, мы вряд ли можем точно предположить, чего именно из всего этого хочет клиент прямо сейчас.

· То есть ради чего он согласен напрягаться и работать над собой.

Наконец, даже если мы угадали цель в общем, клиенту важны именно его в этой цели особенности.

· «Рюшечки» обязательно розовые.

Да, клиент проплакался о недостатке тепла и близости и теперь хочет — секса. Он говорил о недостатке самоуважения, и теперь его интересует — заработок. Или поступить в институт. Или подсидеть начальника. Или он хочет семью, но не вообще, а с такими-то конкретными особенностями.

· И именно в достижении своего собственного результата он просит у нас помощи.

Коллеги, внимание! Даже разобравшись, что его гнетет, клиент может хотеть себе (точнее, «на свою голову») по сути, еще больших неприятностей. Разумеется, не специально. То есть мы будем работать не на любой результат клиента.

· Если только мы не хотим потом разгребать последствия своей собственной работы.

Но мы будем работать и не на свой результат у клиента. Потому что последствия могут оказаться еще хлеще.

Так на какой результат мы будем работать? На тот, который клиент с нашей помощью сформирует, опираясь на определенные правила и технику безопасности.

Вот эти правила:

Так чего же он хочет

Во-первых, и это надо постоянно помнить, мы с вами должны добиться, чтобы человек высказывался именно о том, чего он хочет, а не чего он не хочет.

· Уже здесь многие клиенты сильно задумываются. И возникает соблазн подсказать. А не надо. Надо еще спросить. Вопросы делу не повредят, как масло — каше.

И следить за этим — за позитивностью формулировок — мы будем на протяжении всего разговора о будущем результате. Пусть клиент привыкает к тому, что у него — будет. В идеале нужно, чтобы он не просто этого захотел, а захотел сильно. Чтобы у него появилась — перспектива.

· И опять-таки для многих клиентов этого достаточно. Дальше они справятся сами. Многие «проблемы» решаются еще до того, как мы готовы приступить к собственно коррекции. Кому-то нужно душевное тепло и поддержка, кому-то разобраться в причинах своих трудностей, кому-то — понять, «что дальше?».

Словом, мы не идем дальше, пока клиент не расскажет нам, что у него «будет», «станет», «появится», «получится» и т.д. Мы отсекаем все попытки вернуться к противопоставлению из разряда «чтобы не было проблемы».

· «Все, что угодно, лишь бы не как сейчас» — «Не как сейчас, а как?»… «Чтобы голова не болела об этом больше» — «А о чем Вы хотите тогда думать?»… «Бросить эту работу» — «И чем Вы тогда займетесь»… И т.д.

И вот, наконец, человек, рассказывая нам, сам увидел (услышал и почувствовал) свое «хорошо», то, что он хочет. И не в варианте «хотя бы» или «и так сойдет», а именно так, как действительно хочется. Пусть он полюбуется на то, что получилось, привыкнет, погордится своим будущим результатом. И мы порадуемся вместе с ним. И разделим его энтузиазм.

· Потому что будущий результат — это награда, за которую человек еще должен заплатить силами, нервами, временем и зачастую болезненными переменами. Так пусть награда того стоит.

Идем дальше. Поскольку мы не волшебники (в прямом смысле этого слова), сотворить чудо из ничего мы обычно не можем. Клиент обычно не волшебник тем более. Поэтому нам очень важно, чтобы в формулировке результата отчетливо прослеживалась — активная позиция. То есть это должен быть результат, который клиент сделает сам. Сделает, а не просто получит. Заработает.

· Есть зарплата, а есть получка. У нас получек не будет.

Клиент может видеть весьма радужные картины, но игнорировать необходимость приложения собственных усилий. И в этом надо помочь. Результат должен относиться к клиенту лично и зависеть от него.

· Я не люблю, когда пасмурно и сыро. — Хорошо, а чего ты хочешь? — Чтобы всегда светило солнце. — А что тебе это даст? — Хорошее настроение. — Ты хочешь быть в хорошем настроении? — Да. — Ты хочешь научиться создавать и поддерживать в себе хорошее настроение? — Ну, да. — А как это будет? Что ты для этого сделаешь?.. И если клиент спрашивает у нас, что для этого ему делать, мы уточняем: «Я могу подсказать «что», но ты — будешь это делать?».

Результат должен зависеть от инициативы самого клиента. И весь путь к его достижению должен опираться на действия самого клиента. Случайности и везение мы не закладываем. Важно, чтобы уже самый первый шаг на пути к результату зависел лично от нашего клиента.

· Не «как только, так сразу», а «знаю с чего начать, и только от меня зависит когда и как я начну».

Здесь для многих клиентов наступает «момент истины»: не будет мановения волшебной палочки. Будет работа. Хотел результат? Подтвердил, что готов для этого напрягаться? Вот и пришла пора.

· «Работаем, страус, машем крыльями…»

С четкого описания самых первых шагов к цели начинается разговор о конкретике. Мы, занудно спрашивая о подробностях, помогаем клиенту четко, в деталях и подробностях, в красках и звуках (и прочих ощущениях) представить себе каждый последующий шаг, все промежуточные цели, точные сроки и, наконец, весь результат целиком. И, кстати, это единственный способ или есть и другие? А какие?

Здесь результат — уже не яркое пятно на горизонте, не сияющее нечто, что манит к себе неотвязно. Это отчетливый образ будущего: кто, где, как, с кем, в каком настроении, какого цвета и т.д.

· Не вообще «возможность отдыха на природе», а «Ока» светло-бежевая (можно белая) со стереосистемой «Pioneer», двумя запасными колесами и «ракушкой» под окнами. Денег нужно столько-то (скопить, к примеру, за год, экономя здесь, здесь и здесь), продается там-то. Заправляться на автостанции в двух километрах от дома, масло такое-то и продается там-то, а жена будет ездить на заднем сидении, чтобы не указывала, куда рулить.

Наконец, когда клиент описывает все это уже довольно бойко, мы просим дать четкие критерии, которые послужат подтверждением: да, результат получен.

· Машина под окном? Или «мы сженой едем на реку»? Или положить руку на капот и ощутить дрожь мотора? Что-то еще? Как ты узнаешь, что уже счастлив?

Отлично. Теперь самое время поговорить о своем потенциале: «Кто, что и как именно мне поможет?» Еще это называют ресурсами человека. Учитываем все: свои способности и нынешний социальный статус, возможности друзей и близких, доступность образовательных учреждений и возможность консультироваться у психолога, хорошее здоровье и свободный график, денежные сбережения и будущие поступления, богатую эрудицию и артистические способности, наличие-отсутствие детей и супруга, время года и вообще время, материальную базу и варианты разной экономии, силу воли и хорошую репутацию — все, что может хоть как-то помочь.

· Потому что часто проблема лишь в том, что человек не учитывает своих возможностей. «Я некрасив, и тут ничего не поделаешь…» Поделаешь! Есть еще обаяние и прочая психотехника, хороший голос, тренированное тело и чарующие стихи…

Все? Не все.

Теперь нам вместе с клиентом надо уяснить границы его будущего счастья. Размеры. И дело даже не в том, что «все время хорошо — тоже нехорошо». А в том, что безграничное счастье требует безграничных же ресурсов, то есть может показаться совсем недостижимым.

· И снизить общую мотивацию к работе.

А вот на понятный и определенный размер ресурсы набрать вполне можно. Где и как — это, конечно, придется попотеть, но — это возможно. Так что вопрос о границах: «где, когда, с кем» — это вопрос о достижимости. Если цель глобальна, давайте поможем клиенту разбить ее на последовательность более мелких, поставим временные и прочие рамки, чтобы весь поход к цели состоял из пусть и маленьких, но успехов, достижений и удач.

· Фридрих II учил кусать столько, сколько можешь прожевать за раз.

Успехи усиливают веру в себя. И наоборот. Зачем нам вести клиента к большой фрустрации, если можно организовать череду успехов. Пусть и рангом поменьше? Есть такое правило: ближайшую цель надо ставить близко к пределу возможностей, но все-таки в этих пределах. А потом — следующую. И каждое достижение увеличивает возможности, и граница возможного — раздвигается. Вот уже цели можно ставить поглобальнее. Потому что они — достижимы.

И, наконец, когда результат обрисован «весомо, грубо, зримо», когда клиент знает про него все, нам еще нужно проверить долгосрочную приемлемость такого результата для самого клиента. И мы просим его максимально подробно представить свою жизнь тогда, когда описанный результат в его жизни — уже есть. Представить разные области, а не только те, на которые результат влияет прямо. (Окружающие? Близкие? Сексуальная жизнь? Работа? Карьера? Самооценка? Отношения с детьми и родителями?) Что тут изменится? Если изменится, то эти изменения — устраивают?

· Если не устраивают, уточняем на предыдущих шагах, исправляем, добавляем.

Все в порядке? Это — именно то, что нужно? Уверен? Точно? А если подумать?

Часто в своей практике мы здесь консультацию заканчиваем и предлагаем подумать до следующего раза: может, что-то придет в голову, что сейчас упускается. Здесь важна пауза. Фактически, клиент именно сейчас начинает основную работу, пускается в путь. Важно, чтобы маршрут был максимально точен.

· Все равно будут поправки на ходу, но не хотелось бы разворачиваться на 180 градусов, когда «казалось, мы у цели».

По сути, именно сейчас звучит едва ли не окончательный запрос. Клиент отвлекается от своего «плохо» и начинает ориентироваться на «хорошо». Если, случись такое, он все сделает, а в итоге получит что-то не свое или неприемлемое, то все его «плохо» может накрыть человека снова.

· А в психологов он верить уже не будет.

Резюме

Поддерживая контакт и опираясь на выявленную суть, на третьем этапе мы помогаем клиенту сформировать цель — тот результат, который он хочет получить по итогам своей работы с психологом.

На этом этапе нужно:

Сформулировать цель позитивно: «чего хочу», а не «чего не хочу».

Убедиться, что на достижение цели влияет прямо и непосредственно сам клиент.

Выяснить всю конкретику: шаги, этапы плана реализации, детали, подробности.

Узнать, как клиент собирается убедиться, что цель достигнута.

Помочь очертить круг тех личных качеств, людей и материальных ресурсов, которые помогут достичь цели.

Установить границы (минимальные и оптимальные), в которых результат уже будет приемлемым. Если нужно, разукрупнить «громадье планов» до уровня реально достижимых.

Проверить, не испортит ли предстоящий результат жизнь клиента в других областях.

Кроме того, перед переходом к следующему этапу часто заключают так называемый «контракт»: клиент получает обязательства, которые берется выполнять, чтобы психолог помогал ему достигнуть желаемого результата. В контракте обычно указывается, как часто должны проходить встречи, должен ли клиент делать домашние задания и выполнять другие указания психолога и другие условия.

· Например, финансовые.

Контракт не обязательно записывать, хотя если клиенту так «ответственнее», то можно и оформить красивую бумагу. Важно в любом случае, чтобы человек четко и ясно представлял себе, по сути — цену, которую он должен заплатить (себе, миру, специалисту) за свой результат.

Сделано? Тогда идем дальше.

Коррекционная работа

Для начала повторим: все может быть закончено еще до того, как мы подойдем к коррекционной работе. Клиенту может быть достаточно того, что он получил на этапах предыдущих.

· Или нам все никак не удается установить контакт, выявить суть и сформировать результат.

По сути, коррекционная работа — это инструментальная стадия, этап, когда мы разобрались «что делать?» и теперь просто делаем. И если клиент разбирающийся, он часто может сделать все сам, опираясь на наши подсказки и/или свой жизненный опыт. Словом, не обязательно стремиться провести коррекционную работу «во что бы то ни стало». Это — не главное. Тут, что называется, «дело техники». И, кстати, тут все в эту самую технику упирается. Поэтому, коллеги, мы тем спокойнее и свободнее на этой стадии себя чувствуем, чем большим арсеналом техник владеем.

· Для опытного профессионала на этом этапе все уже просто и предсказуемо. А вот для новичка все еще только начинается.

Вся суть практически любой коррекционной работы сводится к одному: клиент получает собственный значимый успешный опыт. Это своего рода концентрат опыта, опираясь на который клиент изменяет свою жизнь. Соответственно, техники и подходы, сориентированные на формирование у клиента такого опыта, срабатывают.

· А нет — так нет.

Опыт бывает разный. Разноуровневый. И на разных уровнях работают техники разные. Поэтому не стоит удивляться, если хорошая и рабочая техника начала давать сбой: видимо ее применили не по назначению. Видимо, она придумана для другой разновидности опыта, для другого его уровня.

· Человеку нужен опыт позитивного мышления, а ему предлагают переживание близости. Человеку нужен опыт доверия, а его учат правильно двигаться. Клиенту нужен опыт принятия себя и любви к себе, а ему объясняют основы безопасного секса. Неувязочки!

Поэтому прежде, чем выбрать технику, надо разобраться с тем, на каком уровне находятся проблема и желаемый результат. Работать мы будем, вероятно, на том же уровне или — на уровень выше. Тут возможны исключения, но все-таки общее правило заключается в том, что уровень коррекционного вмешательства должен совпадать с уровнем задачи или располагаться выше.

И тут возникает вопрос: если есть уровни «выше» и «ниже», значит, существует их иерархия? Да, существует. И сейчас мы вместе подымемся от уровня к уровню, а потом рассмотрим их по отдельности.

Схема уровней работы

Все начинается с уровня «мира вокруг», с Других. Это и близкие, и друзья, и знакомые, и коллеги по работе и вовсе незнакомые люди. Это вообще весь мир, точнее, те его проявления, которые нашего клиента непосредственно затрагивают.

· Кстати, и мы с вами в этот уровень опыта клиента входим.

Это — все то, что вне и вокруг. В НэЛПе так и говорят: «уровень окружения». Мир вокруг влияет на человека, человек влияет на мир. В конечном счете огромное большинство проблем проявляются именно на этом уровне, во взаимодействии человека с миром. Но в качестве проблем «на уровне окружения» мы рассматриваем только те, которые порождаются этим окружением практически независимо от личных усилий одного человека. Это культура, традиции, быт, правила приличия, порядки, законы, ритуалы, ожидания других людей, их воспитание, их собственный, не связанный с нами личный жизненный опыт.

· Понятно, что взаимодействие одного и того же человека с миром театральной богемы, с миром чиновников и с уголовным миром, к примеру, вызовет разную реакцию у человека и разные результаты на практике.

Если говорить о нашей работе — работе психолога, то на этом уровне мы можем повлиять постольку-поскольку. И если можем, то преимущественно в рамках социальной психологии. Включая социально-психологический тренинг.

· Отправить клиента на тренинг — тоже коррекционный подход.

Потому что для разрешения проблем на этом уровне человек может либо изменить мир вокруг себя (что вряд ли, хотя история знает такие примеры), либо сменить свое окружение на другое. Либо совместить оба подхода.

Впрочем, там, где в расчет начинает приниматься собственная активность клиента, мы говорим уже об уровне поведения.

· И работают здесь — логично! — техники поведенческие. Научение. Бихевиоризм.

На уровне поведения (именно поведения) проблемы-трудности связаны обычно с тем, что человек буквально «плохо себя ведет». Зажимается, стесняется, сутулится, неопрятен, развязан, хамит, грубит (грубо работает), не умеет знакомиться, не знает, как подойти, что делать с девушкой, когда «уже пора целоваться» или как вести себя с родителями или с хулиганами на улице и т.д. По сути, это вопросы — технические. И наша задача (если дело действительно только в этом) — дать знание, оттренировать навык, добиться устойчивого использования нужного шаблона поведения. Тогда –результат — достигнут.

· Часто вся глубина психологии здесь сводится к тому, чтобы отправить человека на танцы и/или у-шу, подсказать хороший драмкружок для развития артистизма и раскованности или порекомендовать нужный курс у коллег-групповиков.

А вот дальше идут уже уровни, что называется, внутриличностные. Своего рода водоразделом служит так называемый уровень представлений о своих способностях и возможностях. Проблемой здесь может являться несоответствие того, что человек думает о своих возможностях и — реальности. Человек может не знать того, что он может. Или, напротив, «слишком хорошо о себе думать». Или — и то, и другое одновременно.

· Он думает, что он хорошо поет и плохо выглядит. А на деле — наоборот.

Соответственно человек либо отказывается от своих желаний, считая их недостижимыми, либо имеет завышенные претензии и, как следствие, фрустрацию.

· Или облом. После чего оценка своих возможностей падает, и все сводится к первому варианту.

На деле такие проблемы — это проблемы из серии «Я боюсь делать то-то и то-то». Потому что «не умею», «не получится», «а что подумают?» и «а вдруг она откажет?». Ну и, как следствие, человек — не делает. И того, что хочет — не получает. И мировоззрение его постепенно сводится к старому-доброму «знать, судьба такая».

· Или не судьба.

От чисто поведенческих проблем все это отличается тем, что там человек говорит: «Вы скажите как, а уж я сделаю». А здесь: «Я знаю как, но делать не буду, потому что все равно ничего хорошего из этого не выйдет». Обычно в таких случаях срабатывает комбинированный эмотивно-бихевиоральный подход.

· И плохо работает подход рациональный. Убеждение то есть.

Зато рациональный подход хорошо работает на следующем уровне: на уровне убеждений и ценностей. Возможная проблематика этого уровня охватывает и то, что мы говорили про дезадаптивные установки, и то, что описывали, когда касались ценностей. Если обобщить, то проблемные переживания на этом уровне порождает несоответствие реальности окружающего мира (как он воспринимается, а не какой он есть на самом деле) своим к этому миру претензиям-ожиданиям.

· Верованиям.

Я знаю, что должно быть так, ан нет — оно оборачивается иначе. Это расстраивает. Я верю, что ко мне отнесутся хорошо, а получается не совсем так. (То есть отнеслись по факту все равно хорошо, но не так хорошо, как я ожидал. Отнеслись вежливо, а я, например, надеялся на бурные проявления любви и благодарности. Отсюда — тяжесть на душе.) Или — еще хуже — кто-то посягнул на мои ценности. Напал. Я, конечно, отреагировал, отстрелялся прямой наводкой. Но опять-таки неприятно. А чего он — на мои Ценности?

· Совсем плохо, если на ценности нападает не какой-то враг, а сама жизнь. Ну разрушает она мои Ценности — и все тут. Это уже не просто проблема. Это — трагедия. Рушится мир. Этого можно и не пережить. В прямом смысле слова.

Там, где речь идет об убеждениях (это поменьше, чем Ценности, и поддерживает их Знание, а не Вера), проблемы искрят обычно при обнаружении несоответствия убеждений друг другу, логике или фактам внешнего мира.

· «Я труп». — «Но трупы не живут». — «Я живой труп». — «Скажи, у трупов течет кровь?» — «Конечно, нет». — «Посмотри, у тебя течет кровь!» — (пауза) — «Да, я ошибался. У трупов течет кровь».

То есть картина мира нестройная, убеждения навалены-нахватаны вразнобой, и от столкновения их спасает только то, что человек хронически не задумывается над ними всерьез. Но вот он задумался… И пришел к психологу.

· А куда деваться: жизнь заставила.

Сложнее с ценностями. Если убеждения — это «как правильно», то ценности — это внутренние ответы человека на извечный вопрос «зачем?»: зачем он делает то, что он делает и именно так, как он делает. Зачем он терпит неприятности, зачем работает, любит близких, растит детей. Зачем он вообще — живет именно так.

Бывают, конечно, ценности игрушечные, невсерьез, для фасада. Вот, вроде и стоит «честность» у человека в ценностях, но как-то так, все больше для посетителей. И если и рухнет под давлением обстоятельств, то — фасад, конечно, щербатый, но дом-то цел и невредим. А вот если та же «честность» — несущая стена, то и дрогнет она вместе со всем домом. И если рухнет, то и остальному — не стоять.

· И либо останутся развалины, либо несущую стену в другой раз человек выберет понадежнее — со своей уже «битой жизнью» точки зрения. Например — пользу. Выгоду. «Эта не обманет».

Если ценности оказываются случайно задеты — это проблема. Нужно ликвидировать последствия и успокоить. Привести жизнь в порядок. Мало ли какие случаи бывают. А вот если ценности начинают разваливаться (или доводят человека до такой жизни, что лучше бы они развалились), то это уже — беда. И косметическим ремонтом здесь не обойтись.

Убеждениями занимаются все больше конгнитивный и рационально-эмотивный подходы. А вот ценности — область экзистенциальная. И подход к ним соответствующий. (Включая сюда «терапию смыслом жизни» В. Франкла).

Но и для убеждений-ценностей есть «уровень выше». Называют его по-разному: уровень «Я», уровень самоидентефикации, уровень эго-идентичности, уровень самости, уровень сущности и т.д. Суть одна. Здесь на глубинном, в обычной жизни практически неосознаваемом уровне отложено самое основное, самое главное знание-представление человека о себе самом.

· И серьезные изменения на этом уровне меняют человека настолько, что можно говорить о смерти одного и рождении другого.

Уровень «Я» можно, наверное, сравнить с генотипом в биологии. Множество конкретных проявлений зависит от факторов более низкого уровня. Но границы развития задаются именно здесь — в ядре психики человека. Здесь свиваются клубками самые мощные мотивы, самые потаенные страхи, самые заветные желания, самые масштабные цели, самые сокровенные ожидания, здесь зарождается самооценка, сюда уходит корнями гордость и чувство собственного достоинства, здесь кроется любовь или нелюбовь к себе, здесь начинается и заканчивается самоуважение. Человек начинается здесь.

· Именно об этом говорит человек, когда утверждает: «Я такой, какой я есть».

Сюда обращаются люди в поисках ответа на вопрос «Кто я?», «Какой я?», здесь начинается знание о том, «как мне — быть». Наконец, уровень «Я» характеризуется тем, что здесь отступает разум и сознание, и чувствуется океанское дыхание бессознательного.

Соответственно, и работают здесь техники суггестивные: трансовые или околотрансовые. Не обязательно это клинический гипноз. Измененное состояние сознание используют многие подходы.

· Начиная с психоанализа с его затемненной кушеткой и свободным полетом ассоциаций.

Используете вы техники расслабления, направленной визуализации, аутотренинг по Шульцу, ведете человека «по линии времени» в НЛП или предлагаете «увидеть» своего обидчика «на втором стуле» в гештальттерапии, погрузиться в роль в психодраме или — конечно — используете рассеивание в эриксоновском гипнозе, даже если вы просто установили хороший контакт «с погружением» в проблему — наши поздравления, коллеги, вы используете измененные состояния сознания.

· Транс.

Разговоры о допустимости-недопустимости мы оставим теоретикам. Хорошие практики, даже относящие себя к сугубо рационально ориентированным, внушением занимаются и хотя бы в легкий транс клиента погружают.

· Если это хорошие практики. Потому что легкий транс — это сама атмосфера работы в кабинете психолога.

Сейчас речь о том, что на уровне «Я» именно суггестивные техники (или суггестивная составляющая других техник) имеют наибольшие шансы на успех. Если, конечно, мы вообще имеем дерзость затрагивать этот уровень — «влезать в душу».

Наконец, есть (точнее, о нем говорят) и самый высокий уровень. Иногда его называют уровнем «сверх-Я», или еще — «трансцедентного Я», «транс-Миссии», уровнем духовности или уровнем Идеала. С этим уровнем далеко не все ясно. Разве что то, что психология в обычном ее понимании этого уровня практически не касается.

· Или смыкается здесь с философией и теологией.

Если уровень ценностей отвечает человеку «зачем он делает то, что он делает и живет так, как живет», то уровень духовности берет еще выше — здесь кроется ответ на вопрос «зачем он вообще живет?». И не только он сам — зачем этот мир, зачем вообще — все?

· А сам человек — лишь как частное проявление этой вселенской истины, закона, порядка, Бога, наконец.

Те из нас, коллеги, кто начинает работать на этом уровне всерьез, становятся либо мыслителями, либо Учителями жизни, либо — священниками.

· Или «просветленными отшельниками» и «духовными гуру». И священники разной направленности единодушно начинают на них гонения. Потому мало кто любит лишних конкурентов.

Честно говоря, на наш взгляд, у психологов хватает работы и без претензий на уровень «транс-Миссии». Хотя бывают случаи, когда для конкретного клиента приходится быть и «гуру».

· Правда, идти на это лучше очень и очень неохотно. И сворачивать свое «мессианство» так быстро, как только позволяет ситуация. А то и вовсе обойтись возможностями уровней предыдущих.

Итого структура уровней:

— Окружение

— Поведение

— Представления о возможностях

— Убеждения и Ценности

— «Я»

— Духовность (выше, чем «Я»)

 

Надо сказать, что при всей «крутизне» работы на трех последних уровнях, больше половины заявляемых проблем решается на трех первых. И вряд ли можно считать профессиональной удачей, если мы беремся за рычаг уровня «Я» там, где можно было обойтись простым бихевиоризмом. В нашей работе, как и в любой другой, имеет смысл придерживаться принципа разумной достаточности.

· Ничего сверх меры.

Наше вмешательство практически в любой из уровней организации жизненного опыта человека — это все-таки вмешательство. То есть, занимаясь сложностями клиента, мы и сами можем оказаться травмирующим фактором. И чем глубже мы лезем, тем такая сопутствующая травма — сильнее.

· И дольше будет заживать.

Отсюда два вывода: при прочих равных надо пользоваться наименее сильнодействующими средствами из применимых — это раз. И нужно выбирать наиболее щадящее средство из всех одинаковой мощности — это два. Да, все решают конкретные обстоятельства. Но часто ныне встречающаяся привычка встряхивать (вытряхивать?) всю душу в надежде, что «само наладится, а нет — так появятся другие проблемы» — вряд ли может считаться качественной работой.

· От перетряхивания бардака порядка не прибавляется — первый закон Мишина.

 

Прежде чем перейти к разбору техник на каждом из уровней, обратим внимание еще на один нюанс: важно правильно выбрать уровень работы. При внешней одинаковости заявки, относиться затруднения клиента могут к уровням разным.

«Меня никто не любит» — что это? Представление о мире (в нем не может быть любви)? Знание о себе (меня и нельзя полюбить, такой уж уродился)? Убеждение-ценности (Любят только добрых, а я злой, злых никто не любит, поэтому и меня никто не любит)? Способности-возможности (я в принципе не могу вести себя так, чтобы меня любили)? Поведение (я не умею быть таким, каким хотят меня видеть окружающие)? Окружение (вокруг крайне агрессивные и забитые жизнью люди, им не до любви, им лишь бы урвать свой кусок)?

Каждый раз это бывает по-разному. И прежде чем сказать себе: «А! Я знаю, откуда ноги растут!», надо — хорошо выявить суть.

· Тише едешь…

Работа на уровне окружения

Итак, основных подходов здесь три.

Первый прямого отношения к психологии не имеет: если окружение создает проблемы, его надо сменить. Переехать. Поменять школу, вуз, работу, круг друзей, клуб, хобби, кружок и т.д.

· Или развестись. Нет человека — нет проблемы?

Второй подход используется в психологии организаций. Если в первом случае речь идет о замене окружения, то тут мы занимаемся его формированием. Мы проводим тренинги для руководства, для персонала, решаем кадровые проблемы, добиваясь наилучшего взаимодействия сотрудников между собой, обучаем работать в команде и т.д. То есть — формируем ту самую среду, которая будет влиять на каждого из составляющих ее людей.

· Иногда это называют объединяющей идеей, иногда — командным духом. Суть в том, чтобы сподвигнуть людей работать и напрягать силы за что-то большее, чем просто деньги. Потому что для действительно эффективной, динамичной работы организации нужно общее для всех ее сотрудников устремление. Общая цель. А деньги — это как раз то, что в конечном счете разъединяет.

Годится второй подход не только для коммерческих структур, а и вообще для организаций, то есть групп людей, занятых решением какой-либо задачей или достижением цели (разово или на постоянной основе): для политический партий и туристических клубов, для образовательных учреждений и исследовательских лабораторий, для фабрик-заводов и военных гарнизонов, для церковных общин и научных обществ.

· Потому что все это — организации. И закономерности их функционирования в своей сути — одни. Просто проявления разные.

Третий подход ближе всего к традиционной групповой работе (включая тренинговую) — будь то психологической или, скажем, социально-педагогической. Он, по сути, объединяет на частном уровне два предыдущих подхода. Клуб, кружок, тренинговая среда — все это дает не только интересное времяпровождение и новые знания и навыки, но и — новую среду, новый круг общения, где доброжелательность и безопасность обычно повышены, а условия для завязывания благоприятных контактов — облегчены. Здесь и смена окружения и — организационное на него влияние. Это не просто другая среда, это среда осознанно формируемая.

· Обо всем этом подробнее — в главе о работе с группой.

Допустим, мы с вами убеждены, что у человека проблемы именно на уровне окружения (только окружения: может быть, оно предельно деструктивно и препятствует любым изменениям в самом человеке — будь то криминальная группа или — не дай Бог — такая семья). Тогда мы или настоятельно порекомендуем сменить это окружение, или предложим (и поможем) войти в круг другой, обеспечивающий альтернативный круг общения, дополнительное окружение. Обычно психологи рекомендуют тренинговые или коррекционные группы. Но это могут быть и спортивные секции, и кружки танцев и — кстати — рекомендация устроиться на работу (другую или дополнительную).

· Когда человек занят делом, он на все смотрит иначе.

Работа на уровне поведения

Напомним, что речь идет именно об уровне поведения (как мы это оценили в результате всех предыдущих шагов). Либо на этом уровне лежит сама проблема, либо ее решение (а проблема ниже — на уровне окружения).

· Человек хочет нравиться людям, но не может — не умеет. Можно менять людей, пока не найдутся такие, которым он все-таки понравятся (и которые при этом еще и устроят его самого). Это решение на уровне окружения. Или (а может, «и») можно развивать навык «нравиться»: быть подвижным, энергичным, жизнерадостным, доброжелательным, обаятельным, синтонным-неконфликтным, заботливым и дружелюбным и т.д. И это уже поведенческий уровень.

Основная суть бихевиоризма в идее научения. Есть поведение правильное-адаптивное, которое жить помогает — и неправильное-деструктивное, которое все портит и вообще наперекосяк. И тому, и другому человек как-то научился.

· Жизнь научила.

И если научился он чему-то не тому или не научился тому, что нужно, то мы в этом ему поможем. По сути, мы берем на себя роль этакого дрессировщика. Мы объясняем, какое поведение — не приводит к нужному результату. И «наказываем», когда такое поведение проявляется.

· Наказываем, естественно не сами. Поскольку все это нужно клиенту, то и наказывает он себя сам, а мы — контролируем. Съел булочку — пробежка три километра. Или штраф 100 рублей. Или прочесть «Очарованную душу» Ромена Роллана. Всю.

Сразу нужно четко признаться самим себе: мы не можем клиента заставить. Желание должно быть — его. Если он сам результата — хочет, то на наши условия согласится. А если результат нужен маме или инспектору по делам несовершеннолетних, то все наши «наказания» и упреки — …

· Что в лоб, что по лбу.

Обычно, впрочем, вопрос о желании-мотивации в бихевиоризме решается просто. Есть два основных стимула — кнут и пряник. Разные люди ориентируются в большей степени на то или на другое, и в поведенческой психологии для надежности обычно используются оба: будешь делать, тебе будет хорошо. (Лучше). Не будешь — ой, плохо тебе будет. (Так же, как было и еще хуже).

· Пистолет и доброе слово могут больше, чем доброе слово. — говорят, так высказывался Аль Капоне.

И мы, помимо «наказаний»-штрафов, объясняем, какое поведение адаптивно, и за его проявления — награждаем. Ну и жизнь, естественно, награждает, преподнося ожидаемый результат.

· Клиент сдал экзамен, воспользовавшись мнемотехникой, и мы «разрешаем» ему прочесть любимую им «Очарованную душу» Ромена Роллана. Но главное наше поощрение в том, что мы — рады. Мы в восторге от успеха клиента. Мы переживаем триумф вместе с ним! Клиент делится с нами радостью, и мы его — понимаем! И это — очень много.

Именно к уровню поведения относится большинство наших домашних заданий из цикла «до следующей консультации нужно сделать следующее…» Именно на этом уровне происходит обучение техникам по принципу «делай раз, делай два, делай три». Уровень поведения предлагает нам навык — навык что-то делать, будь то вовремя улыбаться, задерживать эякуляцию, вести переговоры или регулировать свой собственный эмоциональный фон.

И при всей простоте и примитивности такого подхода, он срабатывает очень и очень часто.

· И именно пренебрежение к уровню поведения зачастуют вызывает у наших посетителей разочарование: ну, поговорили, а что делать-то? Что делать, решает клиент. И то с нашей помощью. А вот «натаскать» его на то, «как» это делается — зачастую наша забота.

В литературе о Милтоне Эриксоне есть описание замечательного случая об излечении бессонницы. Клиенту — хозяину большого дома — Эриксон, не вдаваясь в глубокую психотерапию, велел всякий раз, когда полчаса спустя после укладывания в кровать клиент еще не спал, вставать и мыть полы во всем доме. Во всем! Каждый раз! Независимо от того, мыл ли он их полчаса назад. Бессонница прошла в считанные дни.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-21; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.223.5 (0.027 с.)